Неправильная война

Дней пять назад в Снежное заехала колона техники – грады с КАМАЗами, с тактическими знаками белый круг в белом квадрате. Как оказалось на Химмаш. В тот же вечер через пару часов был обстрел, ну или была попытка обстрела Химмаша. Когда мне сказали, куда они переехали, решил воспользоваться случаем и, по крайней мере, попытаться поговорить с теми, кто приехал.

Тем более территория, на которую переехали, хотя и была условно ограждена, на самом деле была не охраняемой и, по сути, проходным двором. И мое движение там, абсолютно не было подозрительным. Не знаю, что двигало мною в тот момент, не любопытство точно. Может желание все высказать, просто надоело быть сторонним наблюдателем. Что из этого получилось, не могу не описать.

 

Russian military in Ukraine

Попасть в заданное место, как и предполагал, не составило ни какого труда. Территория, на которой расположились вояки, оказалась оцепленной по периметру, скрытые дозоры сидели по кустам, часть бойцов, там же спала, расположившись прямо на земле на ковриках. Но меня никто не остановил и не спросил, куда я иду. В руках у меня ничего не было.

Пройдя к технике, увидел следующую картину. Все были заняты какими-то делами. Кто-то возился рядом с разбитым Градом, у которого была битая «морда», как после удара в столб, часть занимались с пусковой установкой на другом Урале. На меня особо внимание никто не обращал, тем более на территории есть несколько маленьких предприятий.

По национальному составу, как мне показалось в начале процентов 95 – лица восточной внешности, несколько было представителей северных народов (типа якутов). Понял, что будет трудновато найти общий язык. Но ошибся.
Найдя пару относительно свободных бойцов славянской наружности, решил начать с них.
Сразу скажу, у меня не было конкретной цели, что то выведать. Просто, решил, строить разговор по обстановке, как получится и по возможности узнать, что ими движет и что «в голове».
По возрасту эти двое были лет около 35-40 не больше. На разговор пошли. Не скажу, что были очень разговорчивы, но, тем не менее, разговор состоялся. Больше говорили о моем городе, о предприятиях, людях, не много о войне. Интересовали их заводы. Как оказалось эти двое были из Новосибирска. На мой вопрос: «Когда домой?», ответили: «Не знаем, но очень хотим». И отошли в сторону. Я бы сказал так, чувствовали они со мной, как-то не в «своей тарелке», с каким то, чувством вины что ли. Хотя никаких провокационных вопросов я и не задавал.

Контакт, явно не устанавливался. Но я решил не отступать, хотя и не стоял на месте, но далеко не уходил. Тем более время от времени, ко мне подходили мои знакомые. И вот, докуривая вторую или третью сигарету ко мне целенаправленно подошел боец, по виду, лет сорока, с небольшим, коренастый, загорелый. По национальности, сразу и не определить. Что-то восточное в его чертах лица было. Протянул руку, попросил подкурить и задал, очень странный вопрос: «Где в Снежном можно перебить номера на … автомате??» Вопрос, довольно странный.

Все что дальше буду рассказывать от лица того кто подошел. Разговор у нас получился минут на 40-50.
« Один из бойцов из моего подразделения потерял автомат. Вернее, украли, причем на базе в России во время очередного отпуска после боевых выходов. Какая-то своя же крыса украла, а теперь ходит и улыбается. А оружие надо сдавать в Грозном. За утерю автомата – 8 лет тюрьмы. Жаль парня. Ему только 24 года. Молодой совсем. Я вообще то, ГСМщик, просто жаль парня. Автомат ему я нашел. Готов был отдать 5 тонн солярки. Притянули ополченцы. Бесплатно. Но, я так не могу. Сказал, подгоняйте любую технику. Заправлю по самые края. Автомат теперь есть, но номера будут тоже проверять»
Здесь я уже не выдержал и спросил на прямую: «Ты из какого подразделения?» и получил такой же ответ: « Министерство обороны РФ. Чеченская бригада».

Дальше был практически монолог.
Я не понимаю, зачем я здесь. Я не понимаю, зачем мы все здесь. Начал он разговор. Вы не представляете, сколько нас здесь в Украине. Три чеченские бригады, практически полным составом. Столько техники нагнали. Я не понимаю приказов, которые поступают от МО. Я военный и привык исполнять приказы. Зацепил Карабах, две чеченские войны, Грузию. Но такого не было. Зачем столько техники? А команды нет. То окружаем, то выпускаем. Недавно 50 пленных просто так отпустили. Позвонили и все. Дали бы команду, за 36 часов все зачистили.

И по виду и разговору вижу, не всегда был «ГСМщиком».
Он оказался из Нальчика.
Дальше говорили обо всем. Свои вопросы и ответы писать не буду. Сразу скажу, это не был день вопросов и ответов. Иначе ничего бы не получилось. Это был просто разговор двух людей с определенным жизненным опытом. При этом, свою позицию я не скрывал ни в разговоре с ним, ни со следующими собеседниками. Но при этом с «пеной у рта» не отстаивал своих убеждений. Пишу только его ответы, по затронутым темам от первого лица собеседника.

Об обстрелах.

«Клянусь, ни одного выстрела, ни по одному населенному пункту (кто мы не знаю, его часть или все регулярные части МО РФ) ни по Степановке, ни по Дмитриевке или Дубровке мы не сделали. Только в поля по блокпостам и колонам.

Я в Снежном почти каждый год бываю. Родители в Севастополе жили. Еще в советское время переехали в Снежное. Здесь было лучше. Жили на 104-й и родственники жили на Бродской. Только недавно к себе забрал. На Бродской отец похоронен (Не знал, что на Бродской есть кладбище. Знающие люди, говорят действительно, есть). Сейчас приехал на могилу, а ее нет. Прямо в могилу снаряд попал. Приезжая, в Снежное ездил на Саур-Могилу. У меня Гелендваген. Давал сторожу 100 грн. и заезжал, если ни кого не было, я не наглый, прямо на смотровую площадку. Смотрел, пил пиво. Сейчас поехал не узнал. А Дубок (кафе) есть. Только подойти не возможно. Вонь. Забито трупами внутри. Никто не забирает и не убирает. Чьи? Не знаю. Посадка рядом тоже вся в трупах.

Город не узнал. Когда заходили первый раз, напомнило землетрясение в Армении. Не разрушениями, а отсутствием людей. Гнетущее зрелище.

Об украинской армии и национальной гвардии.

Не могут воевать. Не могут стрелять. Вооружены плохо. Снабжение плохое. Одеты плохо.

Об ополченцах местных.

Если кратко. Отношение негативное. Больше всего его поражает (если с таки послужным списком это может), отношение к военнопленным. И даже не издевательства, а желание сразу расстрелять. Сказал мне, что и сейчас на Химмаше есть военнопленные. Работают на разборке завалов на разбитых домах и других работах. А часть военнопленных, местные, таки расстреляли, в балке между Снежным и Торезом. Еще поразило его то, что отбирают они машины. Не скрывают, что если понравиться, то ничего не удержит забрать. С киевскими номерами и номерами с Западной Украины, если хозяин оттуда же, забирают все. С Российскими номерами, вообще не трогают. Боятся. Говорят нам это потом втрое дороже получиться. А у своих можно. Жаловаться все равно не куда.

Об отношении к добровольцам из России и добробатальонах украинских.

Отношение в целом не однозначное.
Есть отморозки и с той и другой стороны. Чеченцы в особенности. Базируются они в Русском. Туда же привозят после плена или общения с добробатами чеченцев. Часто поломанных, то без глаза, то без уха, то без пальцев. Но после того когда он узнал, как ополченцы и добровольцы из Чечни обращаются с украинскими пленными, ему это стало совсем не удивительно. Вообще, я понял, что между рядовыми бойцами МО РФ и ополченцами контактов практически нет.

На мой вопрос, знает ли он что, что в батальонах много местных, и он воюют за свою землю и на своей земле и для них он враг и оккупант. Ответил, что в принципе, да. И ему совсем не удивительно, что когда последний раз колона зашла на Химмаш, ее сразу обстреляли. По его наблюдениям ситуация с поддержкой ополченцев в городе 50/50 и это с учетом у кого сейчас власть в регионе. Но мне говорит проще, я не из МВД и не ФСБ. Мне не надо анализировать и делать выводы. Я из МО и привык выполнять приказ и привел пример. У них в дивизии у командира разведбата, не последнего человека в дивизии, и он на постоянной основе сейчас в Украине, родной брат живет во Львове. У брата там дом и семья и каждый год они встречались в Украине или России. А сейчас, брат, ушел добровольцем в украинскую армию. А что будет, если они встретятся?
«Вот поэтому я и говорю. Я не понимаю, зачем я здесь. Я не понимаю, зачем мы все здесь» — подвел итог он.

Много подходило солдат, со многими говорил. Из разговоров узнал, что стоят они в Алексеевке (российской). В принципе, я это знал и говорил, в том числе и здесь на форуме. Заезжают, уже «заряженные», отстреливаются и назад. Неделю — полторы здесь, неделю — полторы отдых там. Все без исключения контрактники. Стреляют по разведанным заранее целям. Говорили, что на границе развернуты комплексы противовоздушной обороны. Говорили, что когда хотели последнюю Точку или предпоследнюю сбивать, пока собирались, ее толи с места сбили, толи сама ликвидировалась. Они так и не поняли. Но колоны прикрывают точно.

Рассказывали, как первый раз «улепетывали» с Украины. Ночью, без света. Сейчас, дорога «накатана». Потерь много, не скрывают. Пересказывать, все нет смысла. Останавливаюсь на самых «колоритных».

Буквально поразил своим откровением парень из Дагестана лет 25-27-ми. Обращался ко мне на Вы, хотя, по сути, он мне в сыновья и годится

Не правильная война. Деньги, большие деньги. И политика. Нет в Украине ни какого правого сектора. Никто русских не обижает. А фашистов в России намного больше. Особенно в Питере и Москве. Пока не было войны в Украине, каждый день по российскому телевидению, говорили о боевиках в Дагестане. Когда началась война в Украине за Дагестан, вообще забыли. А у нас что, нет боевиков? У нас КТО не прекращается ни на один день. Каждый день взрывы и гибнут мирные граждане. А в России ничего не знают о войне в Украине. По телевизору врут. Показывают старые кадры из Грузии и Дагестана, а сами говорят, что это в Украине. А в Дагестане бунт. Гробы же везут только на Кавказ и в Дагестан. Много 200-х. Много моих знакомых и друзей я уже не когда не увижу. В Россию только начинают везти. А президент Дагестана (назвал фамилию, не запомнил) – «марионетка Кремля». Он о своем народе вообще не думает и делает все, что ему говорят в Кремле. А мы когда погибаем, нас задним числом увольняют из рядов ВС РФ. Для того что бы забрать тело из трупохранилища Ростова, надо заплатить 50 или 60 000 рублей и написать расписку, что претензий нет и сын погиб в автомобильной катастрофе. Без расписки тело не отдают. Когда — ни будь, когда все рассекретят, я не удивлюсь, если доживу, что «подстрекателем» войны окажется Россия. Но и без Ваших не обошлось. Вы передайте своим, кто хочет присоединиться к России, что это самый плохой вариант для Донбасса. И те Ваши богатые, кто, думает, что им будет лучше, у них все заберут. Там уже очередь стоит. Будет как в Крыму. И простым будет хуже. Налоги поднимут, и жить будете беднее. Вам лучше всего оставаться в Украине.
И Крым зря забрали. Русские и так, как к себе домой ездили. А в Крыму, могло быть намного хуже, чем в Донбассе сейчас. Только татар «грамотно» успокоили. А уже начиналось. Мусульмане уже начинали подниматься.
А если бы у аварца, даргинец автомобиль забрал или наоборот (это он русских «ополченцах» и украинцах на примере Дагестана), то в Дагестане война бы гражданская началась. Не правильно это все.

Ну что я мог ему на это возразить?
Из вариантов ответа, почему началась война, никто не назвал причину «защита русскоязычного населения» или «федерализация». Варианты разные от денег (самое распространенное) до гипотетических баз НАТО в Украине.

Пока говорил с этими людьми, вернулся мой первый собеседник из Нальчика. Вопрос с номерами я таки ему решил. Ни когда не ожидал это от себя. И он ездил перебивать номера. Того паренька, я не видел. Но может и правда его от тюрьмы спас, и он о чем то задумается.

На прощание, протянул мне руку.
Говорит: «Не прощаемся».
На что я ответил «Только при одном условии, встречаемся без вот этих Градов. А хочешь, я прям сейчас этот вопрос, решу как с перебивкой номеров? Срежем, к едреней фене вот эти штуковины» Так и разошлись.

На выходе был снайпер из Будённовска. Он меня видел, когда я общался с бойцами. Был он из другого подразделения, скорее всего из сопровождения или прикрытия. Сказал на прощание: « На войне с 96 –го года, но такой бессмысленной не видел. Ночью уезжаю домой. В Украину больше не вернусь»

Вот такой вышел разговор. Шел как к врагам. Хотел хоть в чем-то убедить, хоть одного. А вышло особо убеждать не в чем. Они все знают.

Двоякое чувство и в голове до сих пор слова «ГСМщика» из Нальчика «Что я здесь делаю?» и особенно этого паренька из Дагестана «НЕПРАВИЛЬНАЯ ВОЙНА».

Автор — sneg1784    http://kramatorsk2.info/forum

 

Запись опубликована в рубрике Восток Украины, События в Украине, Украина - Россия с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий