Местный Сайт Интересные Новости с планеты Земля

29Апр/150

Будущее России

Soldiers - Ghosts

Soldiers - Ghosts

Недавно пресс-секретарь Путина Песков заявил, что Россия готова обсудить вопрос смягчения положения на Украине, но западные страны, поскольку они были первыми в объявлении санкций должны проявить инициативу.
Ничего кроме насмешливого молчания в ответ он не получил.
Тогда на следующий день уже министр иностранных дел Лавров почти умоляюще заявил, что Россия готова к прямым переговорам с США о положении на Украине.

Ничего, кроме презрительного невнимания в ответ не было.
Наконец, из небытия возникла идея пригласить США, в качестве пятого члена в минскую группу по Украине. Какая замечательная перемена — то настаивали на присутствии там бандитов из ДНР и ЛНР, а теперь зовут Барака Обаму. Американский президент снисходительно заметил, что примет участие в переговорах, но если его позовут европейцы, а не Путин.
Но за Обаму внятно ответил Майкл Макфол, точно знающий, что такое Путин. Он сказал, что Украина не должна рассчитывать на то, что Соединенные Штаты помогут ей вернуть Донбасс. Но это вернуть Донбасс вооруженным путем. США не будут воевать за Украину, как они не воевали за Афганистан, но не выпустили Советский Союз из афганской войны. Но на самом деле это сказано вовсе не Порошенко, который и не хочет сегодня возврата Донбасса, а Владимиру Путину – он надеялся, что развязанная им война в Европе это Карибский кризис — ну не вышло, а теперь обо всем еще можно договориться, но со дня появления первого же отряда спецназа в Крыму для Путина и России это был второй Афганистан. Путин увяз по уши на Украине и никто вытягивать его не собирается и ему уже никто и нигде не поверит и ничего не даст.

Режиму Путина остро нужны кредиты. Все в России рушится, никакого импортозамещения ни в одной области хозяйства и быть не может, потому что для любых перемен нужны деньги, капиталовложения, а российских золотовалютных запасов, хотя бы для смягчение катастрофы хватит только на один год. А потом начнутся очереди за молоком и мясом похуже, чем при советской власти — там хоть что-то убогое было налажено, нынешний миллион безработных возрастет втрое, то есть в условиях нынешней России это верные голодные бунты и никакой рейтинг Путину не поможет. Но спасать агрессора и его режим ни США, ни Европа не будут. Конечно, санкции могут быть не усилены, что пока бесспорно будет происходить под любым предлогом, а даже смягчены, но только после того, как Россия не просто выведет из Донбасса все танки и «Грады» с пятью тысячами десантников-добровольцев, но еще и вернет Украине Крым, выведя, как до этого ввела его из числа «своих» регионов. Об этом пока еще речь не идет, но бесспорно возникнет, тем более, что санкции в отношении России являются законом принятым конгрессом, и отменены полностью могут быть тоже только решением конгресса, с которым никак нельзя «договориться».

Вероятно, все помнят, что в общих чертах мы уже знаем подобную попытку агрессивного кремлевского руководства «договорится» и получить остро необходимые для спасения деньги.
В завершении этой истории я сам принимал довольно активное участие и потому хорошо ее помню, да, впрочем, и в ее начале, как редактор информационного подпольного Бюллетеня «В» довольно много писал об этом, а еще больше к нам доносилось не для печати, а потому я напомню некоторые детали.

Андропов развязавший афганскую войну (с зависимым от него вором Громыко и, очевидно, сталинским маньяком Устиновм) уже к середине 1982 года понял, что все им затеянное — катастрофа и успев дать распоряжение застрелить Цвигуна , отравить Суслова (иначе после внятного рассказа Цвигуном Брежневу ему грозило бы немедленное удаление и из КГБ и из Политбюро) и устроив неудачное падение балки на Брежнева в Ташкенте (была сломана только ключица), и уже выдавленный для начала из КГБ, пытался уговорить руководителей ГДР, Венгрии, Чехословакии передать европейским лидерам, что СССР готов вывести войска из Афганистана, но, конечно, если они проявят инициативу к переговорам, и на «достойных» условиях.
Никто на его просьбы не откликнулся. Не правда ли знакомая ситуация. СССР по горло увяз в Афганистане и никто и не думал его вытаскивать. Но прямые и косвенные санкции все росли. «Ни один банк не дает нам денег» – вздыхал в дневнике Черняев. Может быть, Андропов бы и надеялся «договориться» как сегодня Путин, но тут советский истребитель сбил пассажирский южно-корейский лайнер («как не во время», – вспоминал кто-то из секретарей Путина его реплику), официальная советская пропаганда сперва пыталась скрыть эту трагедию, потом началось безудержное и взаимо противоречивое вранье в вполне очевидной ситуации и Андропов понял, что с ним уже разговаривать никто не будет, конечно, убийцами и агрессорами, как и сегодня, были американцы:
– США страна с невиданным милитаристским психозом, – писал он 28 сентября в «Правде». – Рейгановская администрация в своих имперских амбициях заходит столь далеко, что поневоле начинаешь сомневаться, есть ли у Вашингтона тормоза, которые не дадут ему переступить черту…».
А потом были безнадежные попытки убедить европейцев, что США, которые далеко, хотят воевать с СССР на территории Европы и за ее счет. Неправда ли знакомо.

А Соединенные Штаты не нападали на Афганистан, не убивали его президента, не сбивали корейский «Боинг» с почти четырехстами ни в чем не повинными людьми, а всего лишь не продавали в СССР пшеницу, не давали кредитов, не посылали спортсменов на Олимпиаду в страну-агрессор.
Но у умирающего Андропова (я надеюсь, что его уморил Чазов для своего спасения, помня как недолго прожил врач Кумачев, отравивший Суслова: бесспорных доказательств нет, но это было бы и естественно и справедливо) в рукаве был фальшивый джокер — загримированный по плану Шелепина Горбачев. Еще при жизни Черненко он приехал с визитом в Лондон и выложил перед ошеломленной Тэтчер, как вспоминает присутствовавший при этом Александр Яковлев, совершенно секретную, со всеми печатями, карту советского генерального штаба, где были обозначены и все места расположения советских ракет и их цели в Великобритании. Из этого становилось ясно, во-первых, что обладатель этой карты и будет новым руководителем СССР (а не Гришин или Романов) и во-вторых, что показывая ее Горбачев начинает новую политику.

Ко времени моего освобождения из тюрьмы и вынужденного (из-за «Золотого пера свободы» и правительственных приглашений) разрешения выезжать заграницу, я стал свидетелем и довольно деятельным участником процесса — со стороны Горбачева вымаливания денег заграницей (под необычайно миролюбивые разговоры, «горбоманию» во всем мире, но как сам потом признался — сохранения темпов роста советских вооружений), вежливого недоверия к нему западных политиков и моих — как голоса из советской тюрьмы и России — постоянных выступлений и встреч на тему о том, что ни Горбачеву, ни КГБ (а то, что «перестройка» и КГБ это одно и тоже я уже знал твердо) ни в чем верить нельзя. В Council on Foreign Relations я говорил через неделю после Шеварднадзе о погроме с отравляющими газами и саперными лопатками в Тбилиси, в Уолдорф-Астория — об убийствах в Вильнюсе, в Белом доме и Сенате (с вице-президентом Квеилом и Эдвардом Кеннеди) — об очевидном росте советских вооружений. В Страсбурге на круглом столе о «Европе от Атлантики до Урала» я спрашивал дойдет Атлантика до Урала, или Урал до Атлантики и это при том, что один Советский Союз строит атомных подводных лодок больше, чем все страны НАТО вместе взятые. А были еще встречи на Даунинг-стрит, в Париже — с Шираком и Миттераном, выступления на съезде в Брайтоне (по просьбе Тетчер) и в Чикаго на съезде АФТ-КПП с живым еще Лейном Кэрклендом. Но в католическом монастыре в Тулузе настоятельница убеждала меня, что нельзя ругать Горбачева — она точно знает, что он тайный католик. В этом же меня безуспешно убеждал Лех Валенса, а я с тоской думал — КГБ довольно активно работает. То есть я приложил руку к тому, чтобы Горбачев не получил в мире ни копейки денег. Мне передавали, что у Горбачева тряслись руки, когда он слышал мою фамилию.
Я вовсе не хотел распада СССР, но у меня была «Ежедневная гласность» – сотни корреспондентов по всей стране и было очевидно к чему все идет. Не только я, но и другие понимали, что СССР идет к распаду, но, кажется, никто, что к власти идет КГБ.

Может быть некоторые сочтут, что зря я помог свержению Горбачева, что при нем было лучше и так бы осталось. Но это неправда. Горбачев изначально был временной декоративной фигурой, выбранной для того, чтобы рассеять недоверие Запада к агрессивному коммунистическому лагерю и СССР. Да он еще и сам, возможно, поверил в то, что говорил, забыл для чего был поставлен, юлил, пытался избегать хотя бы большой крови. Его бы все равно сменили и Советский Союз остался еще более агрессивным и опасным для окружающего мира и та малая европейская война, которую теперь затеял бесспорный и мелкий потомок Андропова Путин, началась бы гораздо раньше и была бы гораздо страшнее.
Но убедить американцев в том, что Ельцин со своими Собчакоми, Поповыми, Афанасьевыми — всего лишь второе издание Горбачева — я не смог и наивный Тэлбот открыто тогда заявлял:
– Коммунисты хорошие ребята, с ними можно иметь дело.

А всякие НТВ, «Эхо Москвы» и наивные не готовые к «своей победе» (как им объяснили и даже дали жалкие декоративные посты) демократы только убеждали Запад в победе демократии. У Венедиктова и сегодня бесспорное чувство юмора, но может быть даже излишняя откровенность — он объединил в одной передаче лицо либерального НТВ Светлану Сорокину с генералом КГБ Каболадзе. Но тогда и Шендеровича следовало бы объединить, если нельзя с Филипом Бобковым, то хотя бы с генералом Леоновым, но вот с кем в порыве откровенности хотел бы объединиться сам лукавый Венедиктов?

Меня часто бранят — почему я многих ругаю, вспоминаю о прошлом тех, Немцова, Шендеровича, Новодворскую, «Мемориал», Алексееву, кто сейчас якобы все осознал, исправился, делает и говорит (если жив) относительно приличные вещи. Но это рассуждение — игра, попытка опять найти себе эффектных и прославленных с помощью КГБ союзников. Это попытка приписать себе функции Господа Бога, который всегда прощает раскаявшихся грешников. Но мы простые люди, граждане искалеченной страны, жертвы и приспособленцы, современники и историки должны помнить, кто в жизни был разбойником и кому мы обязаны нашими наступившими и грядущими бедами, хотя бы для того, чтобы не обманываться вновь. А сейчас повторяется время, когда были сделаны кардинальные преступления и ошибки и очень жаль, если результат будет тот же.
В результате реформ Ельцина, Гайдара и Путина все вернулось на пути своя, демократическое движение не только уничтожено, но потеряло здравый смысл, а Российская империя потеряла почти все, что могла потерять.

Сегодня все повторяется. Путин уже разваливает Россию, чтобы удержаться хоть где-нибудь. При Ельцине было не совсем просто — он сам хотел править, а не отдавать власть Лубянке. Но при Путине все еще хуже, его заботит уже не КГБ — его личная безопасность зависит от того сохранит ли он хоть где-нибудь, хоть в какой-то изолированной и вооруженной части России верховную власть. Горбачев и Ельцин боролись за власть, Путин борется за жизнь. А потому Путина просто так не уберешь, чтобы Россия, наконец, смогла вернуться в нормальное состояние и нормальные отношения с миром.

Где-то идет напряженная борьба: закрываются банки, где у Путина работает племянница («Ганзакомбанк») и двоюродный брат, Андрей Пионтковский насчитал 22 отправленных в отставку генералов МЧС, а главное — те, кто хочет сохранить за собой власть ясно понимают — от Путина пора избавляться. После всего, что им сделано и сказано никто ему уже не поверит и спасительных денег больше не будет. А потому как сменял Крючков (с помощью запасенных Афанасьевых и Поповых) Горбачева, то ли на Ельцина, то ли на Собчака — все равно на кого, лишь бы сохранить за КГБ то, что есть и проложить дорогу к абсолютной власти, так и теперь перебирают Кудрина, Касьянова, Ходорковского (до этого Немцова) — кто вызовет на Западе большее доверие, больше понравится, чтобы можно было бы свою реальную власть сохранить.

Началась борьба за власть, Немцов оказался ее не случайной жертвой — ведь есть еще и Рамзан Кадыров, который готов показать, что надо делать с недовольными, но постом вице-премьера, конечно, не соблазнился (как Андропов четыре месяца не переезжал из Лубянки в Кремль в кабинет убитого по его приказу Суслова). Кадырова устроит только верховная власть в России, но и Путину кем быть при нем, да и остальным в Кремле, на Лубянке как подчиняться чеченским бандитам. Пока Путин разваливает Россию, создает новый закон о регионах (Горбачев тоже «расширял права» союзных республик), но зачем им Москва, если у нее нет денег и выживать надо самим. Забавно, что СССР первыми начали разваливать управляемый КГБ Гамсахурдия в Грузии и Ельцин в России (уж об убийстве Чаушеску и смещении покорного Живкова в Болгарии, как обо всем развале Варшавского договора руками КГБ я и не говорю). Итак, нас ожидает очень трудная жизнь: сперва несколько лет голода, пока Путин сможет держаться у власти, потом — смута и кровавая борьба за ее остатки — желающих «поднять с земли власть» в России всегда немало. Будет масса новой лжи о наступившей демократии и очередная, скорей всего грустная, проверка того, чего на самом деле стоит искалеченный русский народ.

А что касается Запада, то ошибаются там в отношении России, как при Ельцине и десять лет при Путине или нет— какое нам дело до их ошибок. Хотя они уже, вероятно, поняли, кто мы такие и что на самом деле у нас не только в наследстве, но в крови у подавляющего большинства — ведь у бандитов всегда больше детей, чем у тех, кого они терзают и убивают. Это мы, а не они должны быть способны устанавливать приличный образ правления в своей стране. Это мы почти сто лет назад допустили к власти бандитов (Господи, сколько я наслышался в тюрьме рассказов о подлинной уголовной справедливости и свободе — на Ленина было очень похоже), это мы пытались вывести под корень или искалечить множество других народов и то, что русских теперь презирают и ненавидят — вполне нами заслужено. Можем ли мы перестать быть бандитами, покаяться не только перед смертью, перед гибелью России — не знаю…

Сергей Григорьянц http://linkis.com/grigoryants.ru/sovre/0qlc0

23Апр/150

20 вопросов для ватников

Quilted jackets at the TV

Quilted jackets at the TV

1. Почему Донецк и Луганск — это "Новороссия", но когда над нею падает пассажирский самолет — эта территория вмиг превращается в Украину?

2. Наемничество — уголовное преступление в России. Почему "ополченцы", приехавшие из России ради выплаты кредита, не попадают под эту статью?

3. Война обходится Украине в несколько миллионов долларов за день. Логично предположить, что противнику она стоит не меньше. Вы действительно считаете, что Россия не оказывает так называемой Новороссии военную и финансовую помощь? Все танки, грады, минометы,
были куплены, конечно же, в обычном бутике? Откуда у "ополчения" снаряды? Где взяли денежные средства на войну? За счет чего они воюют? Как так получилось, что армия "Новороссии" на данный момент способна конкурировать с армиями некоторых европейских стран?

4. Почему везде, где освободители ополченцы – война. Везде же, куда ополченцы "со светлыми лицами" не добрались — мир? Почему так называемые карательные операции только там, где "ополчения"? Почему на территориях, которые контролирует Украина, нет ни смертей, ни разрушений, ни "фашистов"?

5. Почему Украина должна сдавать бандформированиям свои законные территории, юридически принадлежащие ей? Если украинские военные этого сделать не захотят – получается, они каратели? С какой радости?

6. Когда российские военные присутствовали в Крыму, поддерживая проведение псевдо–референдума, Путин сказал, что это были не наши военнослужащие, а местные жители, купившие камуфляж в магазине. Спустя месяц Путин заявил, что за спинами местных сил самообороны стояли наши военнослужащие. Спустя еще какое–то время Путин признался, что российские военные в Крыму (когда он был еще украинским) блокировали украинские воинские части. Совсем недавно российский государь подробно рассказал, как все спланировал заранее и тайно отправил десант в Крым. Сейчас Путин утверждает, что российских войск на Донбассе нет. Можно ли ему верить? Если да, то почему?

7. Как вы можете объяснить тот факт, что на нескольких граждан России, воюющих в официальных формированиях армии Украины, были заведены уголовные дела, в то время как на несколько тысяч россиян, воюющих на стороне незаконных бандформирований, до сих пор уголовных дел нет? Почему российская власть так предвзято разбрасывается уголовными делами? Разве закон не должен быть единым для всех?

8. Считаете ли вы достойным тот факт, что "ополченцы" прячутся за спинами мирных жителей, ставят их живым щитом, когда размещают в жилых кварталах свои установки и ведут оттуда огонь по украинским военным? Вправе ли адепты "Новороссии" обвинять украинскую армию в бомбежке мирных граждан, если ответка летит как раз туда, откуда ополченцы отшмалялись?

9. Москвич Игорь Стрелков взял на себя ответственность за военные действия в Украине, сказав: "Спусковой крючок войны все–таки нажал я. Если бы наш отряд не перешел границу, в итоге все бы кончилось, как в Харькове, как в Одессе. Было бы несколько десятков убитых, обожженных, арестованных. И на этом бы кончилось. А практически маховик войны, которая до сих пор идет, запустил наш отряд. Мы смешали все карты на столе. Все! И с самого начала мы начали воевать всерьез: уничтожать диверсионные группы правосеков". Как вы относитесь к такому заявлению бывшего министра обороны "Новороссии"? Если бы кто–то из американцев позволил бы сказать нечто подобное, какова была бы ваша реакция на такие слова?

10. Минобороны РФ пообещало обеспечить семьи погибших у границ Украины. Семьи смогут рассчитывать на 2 млн страховой суммы и 3 млн – единовременное пособие. Вы даже не допускаете мысли, где и при каких обстоятельствах могли погибнуть российские военнослужащие? Вам не интересно, почему от вас это скрывают?

11. В России часто разгоняют оппозиционные митинги. Многие скажут, что эти митинги бывают незаконными и несогласованными, поэтому их и разгоняют. Теперь скажите: Захватывать администрации, ходить с автоматами по городу и ездить на Градах — это законно? Срывать с административных зданий флаги своей страны и вешать вместо них другой — не нарушение закона? Как долго российская власть позволила бы происходить подобному? Стал бы Путин применять меры или, быть может, сел бы с террористами за стол переговоров? Если бы вооруженные формирования в каком–нибудь российском городе захватили органы власти, их лидеры самопровозгласили себя народными мэрами, после чего захотели бы отделиться о России, топча при этом российский флаг, думаете, Путин позволил бы незаконным бандформированиям с оружием в руках делить земли своей страны?

12. Почему каждый патриот Украины, который носит Украинскую символику, поет гимн Украины, поддерживает единость своей страны и выступает против сепаратизма, автоматически становится бандеровцем, карателем и фашистом? С какой стати?

13. Российский солдат–срочник Вадим Григорьев летом выложил в интернет ряд снимков, косвенно подтверждающих агрессию России против Украины. Под одной из фотографий со снарядами он написал: "всю ночь долбили по Украине". Это Обама или Порошенко принудили его слить провокационную информацию в сеть? Это Меркель заставила его нелепо отмазываться за содеянное на телеканале "Россия"?

14. Товарищ Путин не раз заявлял, что Россия не является стороной конфликта, а лично он уважает и поддерживает территориальную целостность Украины. Если это действительно так, тогда почему Россия не перекроет границу со своей стороны, дабы добровольцы (и не только) из РФ не имели возможности пересекать ее, чтобы воевать против территориальной целостности Украины? Почему российская таможенная служба закрывает глаза на людей, едущих воевать в Украину?

15. В августе на территории Украины были взяты в плен десантники из Костромы. Министерство обороны РФ и президент Путин заявили, что солдаты на бронетехнике и с оружием случайно заблудились, не заметив, как пересекли границу. Скажите, вы действительно в это верите? Какова была бы ваша реакция, если бы солдаты НАТО "случайно заблудились" где–нибудь под Владивостоком?

16. Почему Россия ни разу не осудила боевиков "Новороссии" и ни разу не призвала их первыми сложить оружие? В то же время официальные лица РФ ни раз призывали украинских военных сложить оружие и уйти с украинского Донбасса, оставив его бандитам. Почему во всех федеральных СМИ освещается только одна сторона? Почему многочисленные преступления боевиков в российских СМИ умышленно замалчиваются, в то время как для разжигания ненависти по отношению к украинским военным придумываются сказки о распятых мальчиках и рабах?

17. Как так могло получиться, что окружаемые и добиваемые силы ДНР и ЛНР вдруг в конце августа открыли новый фронт в направлении Мариуполя и захватили Новоазовск, загнали украинских военных в котел под Иловайском? Кто это сделал на самом деле: Силы "ополчения", которых украинская армия успешно прижимала, или российские военные без знаков отличия, которых там якобы не было?

18. Почему даже пока еще близкая России Белоруссия поддерживает территориальную целостность Украины и не согласна с имперскими планами Путина? Почему союзник Путина по "ТС" Лукашенко считает, что фашизма, как массового явления, в Украине нет, и говорит, что боевиков, воюющих против Украины, надо уничтожать? Также президент Белоруссии не признал Крым за Россией. Белоруссия — не чужая страна ни для России, ни для Украины, однако в вопросах украинского кризиса она поддерживает не российскую сторону. Бульбофашисты, я правильно понимаю?

19. Еще летом СМИ, блогеры и другие источники писали о возможном участии псковских десантников в войне на Донбассе. Спустя некоторое время стало известно о двух похороненных в Выбутах (Псковская область) десантниках: Леониде Кичаткине и Александре Осипове. На следующий день таблички с именами похороненных были сняты. На депутата Льва Шлосберга, который первым опубликовал информацию о возможно погибших в Украине псковских десантников, неизвестными было совершено нападение, в результате чего Шлосберг получил травму головы. Журналисты Дождя, которые пытались подъехать к могилам, также подверглись нападению со стороны людей в масках, поэтому журналисты были вынуждены уехать. Осенью главная военная прокуратура России официально признала, что обстоятельства гибели 12–ти псковских десантников — государственная тайна. Из официального ответа Шлосбергу следует, что десантники погибли не в местах постоянной дислокации своих воинских подразделений. Как вы думаете, аж 12 псковских десантников погибли исключительно по–случайности: От инсультов, инфарктов, суицидов и несчастных случаев на учениях?

20. За что воюют боевики "Новороссии" и что полезного они могут дать?

Виктор Кадочников. https://politota.d3.ru/comments/719546/

2Апр/150

Одесса, добрый Антимайдан

Odessa antimaydan

Российские СМИ и сепаратисты очень любят раздувать тему 2 мая: мол, "обезумевшие биндеры-фошисты зверски сожгли мирных беременных ветеранов". А "Мирный палаточный городок" стоял и никому не мешал"... Давайте, не касаясь темы 2 мая посмотрим небольшую ретроспективу: чем же в 2014 г. занимался в Одессе "Антимайдан", "Куликово поле", и на столько они были "безобидными"

1Апр/150

Виктор Астафьев — Цена победы

Victor Astafev. Photo: Anatoly Belonogov

Письма Виктора Астафьева — о войне, правде о ней и цене Победы.

Весной 2009 года увидел свет том писем Виктора Астафьева (1924—2001) «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник. 1952—2001 годы». Перед этим составитель и издатель — иркутянин Геннадий Сапронов (1952—2009) — дал «Новой газете» верстку книги и право первой публикации выбранных редакцией писем (см. № 42, 46 за 2009-й). Через три недели на одном из организованных «Единой Россией» собраний Сапронова и журналистов «Новой», представивших аудитории книгу, предложили за нее расстрелять; Геннадий написал мне: «Всё! Ухожу в партизаны». А через месяц, успев подготовить второе, дополненное издание писем Астафьева, он умер.

Продолжаем публиковать письма, отобранные нами для газеты.

Алексей Тарасов, «Новая», Красноярск

Victor Astafev. Photo: Anatoly Belonogov

Виктор Астафьев. Фото: Анатолий Белоногов

1973 г.

(И. Соколовой)

[…] У Вас, да и в любой вещи, где есть «я» — оно, это «я», ко многому обязывает, прежде всего к сдержанности, осторожности в обращении с этим самым «я» и, главное, необходимо изображать, а не пересказывать. У Вас поначалу семнадцатая артдивизия находилась на марше… Но это именно наша бригада, вооружённая гаубицами образца 1908 года системы Шнейдера, выплавляемыми на Тульском заводе (гаубицами, у которых для первого выстрела ствол накатывался руками и снаряд досылался в ствол банником), оказалась на острие атаки немцев. Сначала нас смяли наши отступающие в панике части и не дали нам как следует закопаться. Потом хлынули танки — мы продержались несколько часов, ибо у старушек-гаубиц стояли сибиряки, которых не так-то просто напугать, сшибить и раздавить. Конечно, в итоге нас разбили в прах, от бригады осталось полтора орудия — одно без колеса и что-то около трёхсот человек из двух с лишним тысяч. Но тем временем прорвавшиеся через нас танки встретила развернувшаяся в боевые порядки артиллерия и добила вся остальная наша дивизия. Контрудар не получился. Немцы были разбиты. Товарищ Трофименко стал генералом армии, получил ещё один орден, а мои однополчане давно запаханы и засеяны пшеницей под Ахтыркой…

<…>

Очень часто совпадали наши пути на войне: весь путь к Днепру почти совместный. Я был под Ахтыркой. Наша бригада оказалась той несчастной частью, которой иногда выпадала доля оказаться в момент удара на самом горячем месте и погибнуть, сдерживая этот удар. Ахтырку, по-моему, заняла 27-я армия и устремилась вперёд, оголив фланги. Немцы немедленно этим воспользовались и нанесли контрудар с двух сторон — от Богодухова и Краснокутска, чтобы отрезать армию, которую так безголово вёл генерал Трофименко вперёд.

<…>

Днепровские плацдармы! Я был южнее Киева, на тех самых Букринских плацдармах (на двух из трёх). Ранен был там и утверждаю, до смерти буду утверждать, что так могли нас заставить переправляться и воевать только те, кому совершенно наплевать на чужую человеческую жизнь. Те, кто оставался на левом берегу и, «не щадя жизни», восславлял наши «подвиги». А мы на другой стороне Днепра, на клочке земли, голодные, холодные, без табаку, патроны со счёта, гранат нету, лопат нету, подыхали, съедаемые вшами, крысами, откуда-то массой хлынувшими в окопы.

Ох, не задевали бы Вы нашей боли, нашего горя походя, пока мы ещё живы. Я пробовал написать роман о Днепровском плацдарме — не могу: страшно, даже сейчас страшно, и сердце останавливается, и головные боли мучают. Может, я не обладаю тем мужеством, которое необходимо, чтоб писать обо всём, как иные закалённые, несгибаемые воины! […]

13 декабря 1987 г.

(Адресат не установлен)

[…] Вот до чего мы дожили, изолгались, одубели! И кто это всё охранял, глаза закрывал народу, стращал, сажал, учинял расправы? Кто такие эти цепные кобели? Какие у них погоны? Где они и у кого учились? И доучились, что не замечают, что кушают, отдыхают, живут отдельно от народа и считают это нормальным делом. Вы на фронте, будучи генералом, кушали, конечно, из солдатских кухонь, а вот я видел, что даже Ванька-взводный и тот норовил и жрать, и жить от солдата отдельно, но, увы, быстро понимал, что у него не получится, хотя он и «генерал» на передовой, да не «из тех», и быстро с голоду загнётся или попросту погибнет — от усталости и задёрганности.

Не надо лгать себе, Илья Григорьевич! Хотя бы себе! Трудно Вам согласиться со мной, но советская военщина — самая оголтелая, самая трусливая, самая подлая, самая тупая из всех, какие были до неё на свете. Это она «победила» 1:10! Это она сбросала наш народ, как солому, в огонь — и России не стало, нет и русского народа. То, что было Россией, именуется ныне Нечерноземьем, и всё это заросло бурьяном, а остатки нашего народа убежали в город и превратились в шпану, из деревни ушедшую и в город не пришедшую.

Сколько потеряли народа в войну-то? Знаете ведь и помните. Страшно называть истинную цифру, правда? Если назвать, то вместо парадного картуза надо надевать схиму, становиться в День Победы на колени посреди России и просить у своего народа прощение за бездарно «выигранную» войну, в которой врага завалили трупами, утопили в русской крови. Не случайно ведь в Подольске, в архиве, один из главных пунктов «правил» гласит: «Не выписывать компрометирующих сведений о командирах Совармии».

В самом деле: начни выписывать — и обнаружится, что после разгрома 6-й армии противника (двумя фронтами!) немцы устроили «Харьковский котёл», в котором Ватутин и иже с ним сварили шесть (!!!) армий, и немцы взяли только пленными более миллиона доблестных наших воинов вместе с генералами (а их взяли целый пучок, как редиску красную из гряды вытащили). <…> Может, Вам рассказать, как товарищ Кирпонос, бросив на юге пять армий, стрельнулся, открыв «дыру» на Ростов и далее? Может, Вы не слышали о том, что Манштейн силами одной одиннадцатой армии при поддержке части второй воздушной армии прошёл героический Сиваш и на глазах доблестного Черноморского флота смёл всё, что было у нас в Крыму? И более того, оставив на короткое время осаждённый Севастополь, «сбегал» под Керчь и «танковым кулаком», основу которого составляли два танковых корпуса, показал политруку Мехлису, что издавать газету, пусть и «Правду», где от первой до последней страницы возносил он Великого вождя, — одно дело, а воевать и войсками руководить — дело совсем иное, и дал ему так, что (две) три (!) армии заплавали и перетонули в Керченском проливе.

Ну ладно, Мехлис, подхалим придворный, болтун и лизоблюд, а как мы в 44-м под командованием товарища Жукова уничтожали 1-ю танковую армию противника, и она не дала себя уничтожить двум основным нашим фронтам и, более того, преградила дорогу в Карпаты 4-му Украинскому фронту с доблестной 18-й армией во главе и всему левому флангу 1-го Украинского фронта, после Жукова попавшего под руководство Конева в совершенно расстроенном состоянии. <…>

Если Вы не совсем ослепли, посмотрите карты в хорошо отредактированной «Истории Отечественной войны», обратите внимание, что везде, начиная с карт 1941 года, семь-восемь красных стрел упираются в две, от силы в три синих. Только не говорите мне о моей «безграмотности»: мол, у немцев армии, корпусы, дивизии по составу своему численно крупнее наших. Я не думаю, что 1-я танковая армия, которую всю зиму и весну били двумя фронтами, была численно больше наших двух фронтов, тем более Вы, как военный специалист, знаете, что во время боевых действий это всё весьма и весьма условно. Но если даже не условно, значит, немцы умели сокращать управленческий аппарат и «малым аппаратом», честно и умело работающими специалистами, управляли армиями без бардака, который нас преследовал до конца войны.

Чего только стоит одна наша связь?! Господи! До сих пор она мне снится в кошмарных снах.

Все мы уже стары, седы, больны. Скоро умирать. Хотим мы этого или нет. Пора Богу молиться, Илья Григорьевич! Все наши грехи нам не замолить: слишком их много, и слишком они чудовищны, но Господь милостив и поможет хоть сколько-нибудь очистить и облегчить наши заплёванные, униженные и оскорблённые души. Чего Вам от души и желаю.

Виктор АСТАФЬЕВ.

<…>

1 марта 1995 г.

Красноярск

(Г. Вершинину)

[…] Что же касается неоднозначного отношения к роману, я и по письмам знаю: от отставного комиссарства и военных чинов — ругань, а от солдат-окопников и офицеров идут письма одобрительные, многие со словами: «Слава богу, дожили до правды о войне!..»

Но правда о войне и сама неоднозначная. С одной стороны — Победа. Пусть и громадной, надсадной, огромной кровью давшаяся и с такими огромными потерями, что нам стесняются их оглашать до сих пор. Вероятно, 47 миллионов — самая правдивая и страшная цифра. Да и как иначе могло быть? Когда у лётчиков-немцев спрашивали, как это они, герои рейха, сумели сбить по 400—600 самолётов, а советский герой Покрышкин — два, и тоже герой… Немцы, учившиеся в наших авиашколах, скромно отвечали, что в ту пору, когда советские лётчики сидели в классах, изучая историю партии, они летали — готовились к боям.

Три миллиона, вся почти кадровая армия наша попала в плен в 1941 году, и 250 тысяч голодных, беспризорных вояк-военных целую зиму бродили по Украине, их, чтобы не кормить и не охранять, даже в плен не брали, и они начали объединяться в банды, потом ушли в леса, объявив себя партизанами…

Ох уж эта «правда» войны! Мы, шестеро человек из одного взвода управления артдивизиона, — осталось уже только трое, — собирались вместе и не раз спорили, ругались, вспоминая войну, — даже один бой, один случай, переход — все помнили по-разному. А вот если свести эту «правду» шестерых с «правдой» сотен, тысяч, миллионов — получится уже более полная картина.

«Всю правду знает только народ», — сказал незадолго до смерти Константин Симонов, услышавший эту великую фразу от солдат-фронтовиков.

Я-то, вникнув в материал войны, не только с нашей, но и с противной стороны, знаю теперь, что нас спасло чудо, народ и Бог, который не раз уж спасал Россию — и от монголов, и в смутные времена, и в 1812 году, и в последней войне, и сейчас надежда только на него, на милостивца. Сильно мы Господа прогневили, много и страшно нагрешили, надо всем молиться, а это значит — вести себя достойно на земле, и, может быть, Он простит нас и не отвернёт своего милосердного лика от нас, расхристанных, злобных, неспособных к покаянию.

Вот третья книга и будет о народе нашем, великом и многотерпеливом, который, жертвуя собой и даже будущим своим, слезами, кровью, костьми своими и муками спас всю землю от поругания, а себя и Россию надсадил, обескровил. И одичала русская святая деревня, устал, озлобился, кусочником сделался и сам народ, так и не восполнивший потерь нации, так и не перемогший страшных потрясений, военных, послевоенных гонений, лагерей, тюрем и подневольных новостроек, и в конвульсиях уже бившегося нашего доблестного сельского хозяйства, без воскресения которого, как и без возвращения к духовному началу во всей жизни, — нам не выжить. […]

1995 г.

(Кожевникову)

Дорогой мой собрат по войне!

Увы, Ваше горькое письмо — не единственное на моём письменном столе. Их пачки, и в редакциях газет, и у меня на столе, и ничем я Вам помочь не могу, кроме как советом.

Соберите все свои документы в карман, всю переписку, наденьте все награды, напишите плакат: «Сограждане! Соотечественники! Я четырежды ранен на войне, но меня унижают — мне отказали в инвалидности! Я получаю пенсию 5,5 тысячи рублей. Помогите мне! Я помог вам своей кровью!» Этот плакат прибейте к палке и с утра пораньше, пока нет оцепления, встаньте с ним на центральной плошали Томска 9-го Мая, в День Победы.

Вас попробует застращать и даже скрутить милиция, не сдавайтесь, говорите, что всё снимается на плёнку — для кино. Требуйте, чтоб за Вами лично приехал председатель облисполкома или военком облвоенкомата. И пока они лично не приедут — не сходите с места.

Это Вам сразу же поможет. Через три дня, уверяю Вас, везде и всюду дадут ход Вашему пенсионному делу. Но будьте мужественны, как на фронте. Держитесь до конца!

Если же Вас начнут преследовать, оскорблять — дайте мне короткую телеграмму об этом, и я этим землякам-сибирякам такой устрою скандал, что иные из них полетят со своих тёплых мест.

Сделайте ещё один подвиг, сибиряк! Во имя таких же униженных и обиженных, во имя своей спокойной старости. Желаю Вам мужества!

Ваш В. Астафьев, инвалид войны, писатель, лауреат Государственных премий

Копию письма Кожевникова вместе с моим — в Томский облисполком. Копия письма остаётся у меня.

26 июля 2000 г.

(С. Новиковой)

Дорогая Светлана Александровна!

Уже давно получил Вашу книжку, но прочесть её никак не удавалось: суета, болезни, слабеющее зрение и графоманы, ломящиеся в дверь, не оставляют времени на чтение.

Книжку-документ, пусть и тысячным тиражом, Вы бросили в будущие времена, как увесистый булыжник, как ещё одно яркое свидетельство наших бед и побед, не совпадающее с той демагогией, что царила, да и до се царит в нашем одряхлевшем обществе, одряхлевшем и грудью, и духовно, и нравственно. Нужная, важная книга. Конечно, те, кто бегает или уже ковыляет с портретиками Сталина по площадям и улицам, никаких книжков не читают и читать уже не будут, но через два-три поколения потребуется духовное воскресение, иначе России гибель, и тогда будет востребована правда и о солдатах, и о маршалах. Кстати, солдатик, даже трижды раненный, как я, на Руси ещё реденько, но водится, а командиры, маршалы, и главные, и неглавные, давно вымерли, такова была их «лёгкая» жизнь, да ещё этот сатана, за что-то в наказание России посланный, выпил из них кровь, укоротил век.

Я был рядовым солдатиком, генералов видел издали, но судьбе было угодно, чтоб и издали я увидел командующего 1-м Украинским фронтом Конева, и однажды — во судьба! — совсем близко под городом Проскуровом видел и слышал Жукова. Лучше б мне его никогда не видеть и ещё лучше — не слышать. И с авиацией мне не везло. Я начинал на Брянском фронте, и первый самолёт сбитый увидел, увы, не немецкий, а нашего «лавочкина», упал он неподалёку от нашей кухни в весенний березняк, и как-то так неловко упал, что кишки лётчика, вывалившегося из кабины, растянуло по всей белой берёзе, ещё жидко окроплённой листом. И после я почему-то видел, как чаще сбивали наших, и дело доходило до того, что мы по очертаниям крыльев хорошо различали наши и немецкие самолеты, так свято врали друг другу: «Вот опять херакнулся фриц!»

История с Горовцом не так хорошо выглядит, как в Вашей книге, он действительно сбил 9 самолётов, но не только Ю-873, но и других, и на земле были те, кто не сбил и единого, и они его послали в воздух тогда, когда предел его сил кончился, и к вечеру он был сбит и обвинён в том, что, упав в расположении врага, сдался в плен. Справедливость восторжествовала спустя много лет, восторжествовала по нелепой случайности, и, когда на Курской дуге ставили памятник-бюст Горовцу, приехала одна мать, а отец сказал: «Они его продали, нехай они его и хоронять».

«Балладу о расстрелянном сердце» написал мой давний приятель Николай Панченко, он живет в Тарусе, под Москвой, почти уже ослеп. «Сталинград на Днепре» — документальную повесть — написал Сергей Сергеевич Смирнов, она печаталась в «Новом мире», а отдельного издания я и не видел.

О-ох как много мне хотелось бы Вам сказать, но на большое письмо меня уже не хватает, и я просто целую Ваши руки и прикладываю ладошку к тому месту, где сердце Ваше, столь вынесшее невзгод и выдержавшее такую работу.

Да, конечно, все войны на земле заканчивались смутой, и победителей наказывали. Как было не бояться сатане, восседающему на русском троне, объединения таких людей и умов, как Жуков, Новиков, Воронов, Рокоссовский, за которыми был обобранный, обнищавший народ и вояки, явившиеся из Европы и увидевшие, что живём мы не лучше, а хуже всех. Негодование копилось, и кто-то подсказал сатане, что это может плохо кончиться для него, и он загнал в лагеря спасителей его шкуры, и не только маршалов и генералов, но тучи солдат, офицеров, и они полегли в этом беспощадном сражении. Но никуда не делись, все они лежат в вечной мерзлоте с бирками на ноге, и многие с вырезанными ягодицами, пущенными на еду, ели даже и свежемороженые, когда нельзя было развести огонь.

О-ох, мамочки мои, и ещё хотят, требуют, чтоб наш народ умел жить свободно, распоряжаться собой и своим умом. Да всё забито, заглушено, и истреблено, и унижено. Нет в народе уже прежней силы, какая была, допустим, в 30-х годах, чтоб он разом поднялся с колен, поумнел, взматерел, научился управлять собой и Россией своей, большой и обескровленной.

Почитайте книгу, которую я Вам посылаю, и увидите, каково-то было и рядовым. Моя Марья, комсомолка-доброволка, и я, Бог миловал, ни в пионерах, ни в комсомоле, ни в партии не состоявший, хватили лиха через край. Баба моя из девятидетной рабочей семьи, маленькая, характером твёрдая, и все тяжести пали в основном на неё. Умерло у нас две дочери — одна — восьми месяцев, другая 39 лет, вырастили мы её детей, двух внуков, но всё остальное Вы узнаете из книжки. И простите за почерк, пишу из родной деревни, а Марья с машинкой в городе, я и печатать-то не умею.

Низко Вам кланяюсь. Ваш В. Астафьев.

http://www.novayagazeta.ru/society/67787.html

Сходите по ссылке на первисточник, почитайте комменты.

Немного комментариев приведу здесь:

Юрий Кентов, 26 марта 2015
хребет правде Астафева или Никулина
был сломан в ! 1965году
я помню первый, простеньк ий и не без приключений , парад 9 мая.,
в нашем городишке с маршируюшие спереди сплошь фронтовики умудрились потерять под ноги колоны козырно-ношенные фуражки,
а с алютеры, то те вообще , пуляя в такт марша с сигнальных ракетниц, запустили одну ракету да прямо в облисполком , чем вызвали поворот трибуны к параду задом. . .. . .
я помню первые юбилейные мендали, ну первые , еще очень скромные -
вне очереди. . .
к 70 году, уже ничего в очереди приобрести толкового было нельзя, только посредством героев. . .

и как ни странно, до 65 года , страна пыхтела , и не хило -вверх. . .
и не только в космосе. . .
После начала празднования, мы начали покупать пшеницу, продавать нефть и газ,
и катить в пропасть. . .

вот тема для докторской. . . .

кто осилит!?

Владимир Смирнов, 26 марта 2015
Я родился в 49. Меня окружало множество фронтовиков - мой отец, мои учителя, соседи. И НИКТО и НИКОГДА НИЧЕГО не рассказывал о войне.

А потом появились штатные воспоминатели,
заучивавшие до дыр мемуары полководцев победы.

ежи войтек, 27 марта 2015
Я родился в 50. Мой отец воевал с 41 по 46-й. Я с ним прожил 37 лет. О войне от него я услышал ДВА ДЕСЯТКА ФРАЗ. Фильмов о войне он не смотрел, книг не читал. Приглашали на выступления в школы - не ходил. У всех моих друзей детства отцы воевали. О войне не рассказывал НИКТО.

Алексей Мельников, 29 марта 2015
Тоже самое - с моим дедом. Я видел его Красную звезду, медали За боевые заслуги и другие, но о войне рассказы из него вытягивал щипцами. Для этого на целый день увязывался с ним пастушить - дело было летом в деревне. "В награду" мне - лишь пара дедовских отговорок: "Да, что же в ней, войне-то, хорошего? Было бы об чём..." И замолкал, грустно глядя куда-то в даль: мол, будь она проклята... Только от бабушки узнал, что всю войну он катал пушки по передовой, а закончил их катать где-то в Австрии. Но от него об этом - ни слова....

Андрей Беляев, 28 марта 2015
Мой дед тоже почти никогда не вспоминал о войне. Но когда иногда проговаривался, от его воспоминаний слушателей охватывал ужас...Фронтовики не любили вспоминать о войне. Это для настоящего фронтовика все равно, что добровольно пережить ужасы войны в очередной раз! Их фронтовой правде все равно мало кто бы поверил.И не только из за того, что фронтовые воспоминания раскрывали непарадную сторону войны, далекую от советских идеологических и исторических мифов о войне.Понять фронтовую правду может только тот, кто сам побывал на войне...

chip munk, 28 марта 2015
у Никулина и Шумилина ("Ванька-ротный") - та же правда о войне.

VASIL SINAK , 26 марта 2015
БОЛЬНО, СТЫДНО, СТРАШНО. Мой отец ушел на фронт ОПОЛЧЕНЦЕМ из Ленинграда в 1942, довоевал до Гданьска в Польше. Не говорил о войне практически НИЧЕГО. И на вопрос: почему? Молчал и становился лицом серый. Но и тогда, и ныне куча людишек с удовольствием и с великой гордостью говорят о войне, смакуют ВЕЛИКУЮ ПОБЕДУ, "МЫ ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ". И не постояли. Слава нам.
В Астафьеву СПАСИБО за мужество. Это очень смелая правда, которая, конечно, востребована не будет. 86% посчитают его нацпредателем и агентом госдепа. А для меня - он жил и умер БОЛЬШИМ ПАТРИОТОМ. Не страны, но человеков.

Гаянэ Ананян, 27 марта 2015
Самое дурацкое, что из войны сделали культ: любое упоминание о военной победе сейчас - это исключительно повод любить свое славное государство еще больше, и никаких вопросов. Будь то Куликовская битва или война с Наполеоном - все это лишь укрепляет величие ныне живущих и не подлежит критике или обсуждению. Война - это идеология сегодняшней России. Жалко, что людей, погибших за мир, вспоминают сейчас те, которые окутывают себя ореолом вечной памяти о кровавых бойнях, и живут, ведя и себя и других в никуда, в очередные войны и очередные кровопролития. Ибо если бы произошло какое-то переосмысление прошлого, такой жуткой ситуации с Украиной адекватное население не допустило бы ни за что. Но, черт возьми, нет.

Постоянный читатель: В ОККУПАЦИИ , 27 марта 2015
да не нужны вообще никакие парады! как на Пасху, каждая семья должна сесть и помянуть погибших, как делал мой дед 9 мая в одиночестве. ну не праздник это и понты эти никому не нужны, вся эта показная забота о ветеранах один день в году.

Vladimir korevitskiy, 27 марта 2015
В. Астафьев дал ответ на простой и одновременно сложный вопрос. В чем причина наших бед? Почему мы все время наступаем на одни и те же грабли? Мы - народ, который не привык Каяться! Даже пришедшие на исповедь в церковь, покаявшись опять совершают те же самые грехи. Так и несем груз своих ошибок и преступлений из прошлого, в настоящее и далее - в будущее! Отсюда - и Сталин, и партии - бледные копии КПСС, а теперь уже и лучшие друзья России и Европы - националисты и нацисты (недавние события в Санкт - Петербурге). ЧТО ЭТО?

Постоянный читатель: В ОККУПАЦИИ , 27 марта 2015 в 14:48
Да о каком покаянии речь? Гляньте что в Украине творится, а почти все россияне радостно это приветствуют! Ведь Сталин делал то же самое в прошлом веке, но никто не помнит, а история перекручена. Откуда возьмется покаяние, если не осуждения истории. Немцы прошли денацификацию, а совок не прошел декоммунизацию.

Постоянный читатель: NELENA NELENA , 27 марта 2015 в 13:04
А каково потом было тому, кто "под немца" попал? Меня до глубины души пронял вот такой рассказ сейчас сильно пожилого человека 1930г.р. Деревня на месяц попала "под немца", повезло, бой шел в стороне, избы уцелели. И часть немецкая вошла строевая, безобразий не было. Немецкий командир согнал оставшееся население (баб и детей), спросил, кто в деревне главный, вышел бывш.председатель сельсовета, непьющий одноногий мужик, будешь старостой, завтра организуй бригаду с подводой на поле, собирать трупы красноармейцев, своих немецкая команда сами вывозили. Кое-как собирали, возили в бывшую силосную яму на краю деревни, присыпали. Где труп в окопе или вмерз, присыпали на месте. Через месяц часть так же тихо ушла, пришли наши. Первым делом расстреляли "старосту" - за "пособничество". Погибшими никто не интересовался, только в 60-х на месте ямы появилась фанерная пирамидка со звездой. На поле же окопы сами обвалились, похоронив павших, но кое-где наоборот размыло и деревенские ребятишки долго туда бегали "мертвяков смотреть"... Когда на одном из форумов обсуждали судьбы пропавших без вести, у меня дед так сгинул, до сих пор найти ничего про него не удалось, один из "патриотов" мне написал про "старосту" - "правильно расстреляли, что медаль ему что ли за это давать?" я поняла, что я совсем не патриотка, ... ....
9 мая - у никак не ПРАЗДНИК, а в крайнем случае скорбные ПОМИНКИ...

Постоянный читатель: В ОККУПАЦИИ , 27 марта 2015 в 14:59
А каково нам сейчас "под русскими" в этом ЛНРе! Когда ВСУ в сентябре отошли тоже ведь расстреливали за "пособничество". Минимум 5 семей расстреляно в нашем районе. Так что за 70 лет ничего не поменялось, все те же освободители, только теперь внуки и правнуки бывших НКВДистов.

Постоянный читатель: ОСИП УКРАИНСКИЙ , 27 марта 2015 в 13:53
Люди дорогие -оказывается я на РУССКОМ форуме. Где очень много ЛЮДЕЙ.
Которые признают что войну не выиграли, а завалили врага своими трупами. И русских, и украинцев( теперь фашистов- бандеровцев) и чуваше и многих других наций. Низкий поклон всем павшим в той проклятой войне. И дай бог разума русским людям прекратить кровопролитие сейчас в Украине.
P.S. Для упоротых - украинцы - это люди всех национальностей и языков живущие на территории Украины и которые ее зовут своей Родиной. Ненькою Ураїною -что в переводе означает -мать Украина.

Andrey Nikopolos, 28 марта 2015 в 11:32
Если бы немцы заполнили наши штабы шпионами, а войска диверсантами, если бы было массовое предательство и враги разработали бы детальный план развала нашей армии, они не достигли бы того эффекта, который был результатом идиотизма, тупости, безответственности начальства и беспомощной покорности солдат.

Бедные, бедные русские мужики! Они оказались между жерновами исторической мельницы, между двумя геноцидами. С одной стороны их уничтожал Сталин, загоняя пулями в социализм, а теперь, в 1941-1945, Гитлер убивал мириады ни в чем не повинных людей. Так ковалась Победа, так уничтожалась русская нация, прежде всего душа ее. Смогут ли жить потомки тех кто остался? И вообще, что будет с Россией? Надо думать, эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных.

Те, кто на передовой — не жильцы. Они обречены. Спасение им — лишь ранение. Те, кто в тылу, останутся живы, если их не переведут вперед, когда иссякнут ряды наступающих. Они останутся живы, вернутся домой и со временем составят основу организаций ветеранов. Отрастят животы, обзаведутся лысинами, украсят грудь памятными медалями, орденами и будут рассказывать, как геройски они воевали, как разгромили Гитлера. И сами в это уверуют! Они-то и похоронят светлую память о тех, кто погиб и кто действительно воевал! Они представят войну, о которой сами мало что знают, в романтическом ореоле. Как все было хорошо, как прекрасно! Какие мы герои! И то, что война — ужас, смерть, голод, подлость, подлость и подлость, отойдет на второй план.

Николай Николевич Никулин - Воспоминания о войне