Местный Сайт Интересные Новости с планеты Земля

29Май/150

Жизнь в оккупации

Донбасс, дом разбитый миной

Донбасс, дом разбитый миной

Люди, оставшиеся на территории «ДНР» И «ЛНР», рассказывают в своих письмах о том, как выживают и что, вопреки всему, дает им силы сохранять человеческое достоинство

«Освободители» лишили этих людей всего: спокойной жизни, бытового комфорта, работы, еды, лекарств. «Там» сейчас выживают, а не живут. И радуются самой малой малости — если удается поспать, поесть, помыться. Это уже сродни празднику. Жители привыкли к тому, что в «республиках» нет воды, света, связи, к отсутствию, казалось бы, простых желаний (поездка на море, ремонт квартиры, новая одежда) и даже к стрельбе (у многих чувство страха давно трансформировалось в обреченное «будь что будет»).

А вот голод — совсем иная категория. К голоду не привыкнешь и не приспособишься. Безусловно, можно меньше есть (большинство давно урезало «паек» себе и домочадцам) и без прежних разносолов обходиться, и «суп из топора» научиться варить. Но если запасы кончились, «гуманитарка» не досталась, денег нет (и непонятно, когда будут — завтра, на следующей неделе или через два месяца), что делать тогда? Если нет ни-че-го, выехать на «большую землю» невозможно, а сил бороться нет?

Как остаться человеком в аду? Как не опуститься, не начать работать локтями, расталкивая других? Как брать на себя чужую боль, когда свою терпеть невмоготу?

«Не уехала только потому, что у меня восемь кошек. Как я их оставлю?»

«Хочу рассказать не о людях, к которым пришла война, — пишет Елена из небольшого городка в самом тылу „республики“, которую она называет не иначе, как „ды-ны-ры“. — Тут все понятно, даже не хочу сотрясать воздух — я о домашних любимцах, оставленных хозяевами.

„Эмигрантов“ две категории — одни договорились с друзьями, соседями, чтобы те кормили мурзиков и рексов и присматривали за ними, другие просто выбросили животных на улицу. Часто расстаются с питомцами и те, кто никуда не выехал, — самим есть нечего.

Заботиться о животных, когда вокруг столько горя, нелегко. Если люди такое творят по отношению к себе подобным, как-то не до четвероногих.

А брошенные коты и собаки преданно ждут возвращения хозяев. На остановке возле одного магазина несколько месяцев сидел тощий грязный алабай. Сколько ни пытались сердобольные люди забрать породистую овчарку, бесполезно. Потом алабай куда-то исчез. Умер, наверное, от тоски.

Я давно говорила, что городу нужен приют для животных. Готова была даже деньги пожертвовать на это. Как сейчас пригодилось бы такое заведение!

И раньше у нас полно было бездомных кошек и собак. Теперь их количество просто запредельное — к мусорным контейнерам во дворе не подойдешь, в посадках, балках, возле столовых бродят целые стаи. Одичавшие, голодные, они готовы броситься на тебя в любую минуту.

„Ополченцы“ в начале весны взялись их расстреливать. Нелюди.

Знаете, почему я не выехала? У меня восемь кошек. Куда их дену? Как брошу? Кроме них, меня в этом городе ничего не держит. Разговоры о грядущем счастье выводят из равновесия. Единственная отрада — мои пушистики. Когда начинаются обстрелы, „обкладываюсь“ ими и сижу в коридоре. Получается, спасаем друг друга.

Кстати, заметила, что многие стараются как-то помочь брошенным животным. Часто вижу, как очень скромно одетая молодая женщина с двумя детьми разносит по „точкам“ какую-то кашу. Несколько пенсионерок тоже регулярно курсируют по поселку с нехитрой едой. Это поразительно, правда».

«Дожили: морковь и капуста стали роскошью»

«Недавно захожу в овощной, — пишет Анна, которая живет в одном из оккупированных „ДНР“ городов. — Цены просто зашкаливают. Прошли времена, когда покупала все, что хочется, когда детвору баловала ананасами, не говоря уж о яблоках-клубнике-малине. Сейчас беру только самое дешевое. Дожили: морковь и капуста стали роскошью.

У прилавка стоит сгорбленная старушка. Еле узнала в ней бывшую учительницу младшей дочери. Нет ни былой осанки, ни уверенного взгляда. Худющая, неопрятная, да и пахнет от нее, мягко говоря, не очень. Выбираю свеклу, а краем глаза слежу за ней. До чего дошла! Почему-то подумалось: может, бабулька пьет?

А она все по сторонам оглядывается, мнется, заискивающе смотрит на продавщицу.

Та не выдержала:

— Елена Михайловна, берете что-нибудь?

— Ирочка, мне неудобно. Могу попросить вас об одолжении?

— Господи, да просите уже. Что нужно?

— Мне бы картошинку… одну.

И уже на выдохе, очень тихо:

— Бесплатно.

Она не заплакала, и это поразило больше всего. Только руки заметно задрожали и, казалось, ссутулилась еще больше.

Не знаю как, но я поняла, что старушка безропотно примет отказ. Просто развернется и побредет домой. Молча.

Однако разбитная Ира, муж которой, кстати, верой и правдой служит „ДНР“, не произнося ни слова, протянула две крупные картофелины.

„Ого, сколько побрякушек на ней надето“, — машинально отметила я. Жены „ополченцев“ нынче и приоделись, и „озолотились“, и собачками породистыми обзавелись. Но это так, к слову.

„Спасибо“, произнесенное едва различимым шепотом, показалось криком. Догнала, всучила Елене Михайловне последнюю пятерку — больше не было, сами перебиваемся кое-как. Никакой реакции. Сухие выцветшие глаза, полное безразличие, обреченность, покорность.

Я не знаю и не хочу знать, ходила ли она на „референдум“, „ватница“ она или патриотка. Знаю только, что человек должен есть каждый день. Хоть что-то.

Еще один случай. Недавно на одной улице соседи вынуждены были взломать дверь дома, где проживали пожилые супруги. Те давно никуда не выходили, вот люди и забеспокоились. Нашли два изможденных тела. В доме не было даже соли.

Смерть от голода уже никого не удивляет. В основном умирают одинокие старики.

Обычный разговор:

— От чего умер?

— Есть нечего было…»

«На моих глазах соседу снесло полголовы»

«Калаш» — аргумент сильный, — пишет Анатолий, который раньше был владельцем довольно успешной, хоть и небольшой фирмы. Ее в первые месяцы оккупации «отжали» боевики. — Я даже не сопротивлялся. Причем эти твари даже моих пожилых родителей не пощадили. Вломились ночью и давай орать, что предприятие «национализировано», а «вашего сына щас к стенке поставим». Маму потом еле откачали.

Кстати, ни один из моих рабочих не стал сотрудничать с «новой властью». Все взяли расчет. Честно говоря, не ожидал. Не могу сказать, что они такие уж патриоты, но «этих» ненавидят люто.

В общем, остался я ни с чем. Жена с дочерью в Россию укатили, им мил Путин со своими скрепами. А мы со стариками решили, что страну не предадим.

Мама всю зиму вязала носки, потом их «тайными тропами» ребятам на блокпосты передавали. Отец фиксировал передвижение техники. Я другими полезными делами занимался.

Заметил, что народ на нашей улице сплотился. То кто-то дрова наколет одинокой старушке, то ребятишек чужих угостит, то вещи какие-то предложит — мол, «есть лишние». Так и живем.

Хотя, не скрою, взгляды у всех разные. К Украине после ее отказа платить пенсии, безобразий на блокпостах и так далее отношение плохое. Ну, а к «ополченцам» — еще хуже.

Люди смертельно устали. От жутких звуков, безысходности, нищеты.

Наш поселок до поры до времени всякие ЧП обходили стороной. «Прилетало» в другие районы. Правда, все прошлое лето мы просидели в погребах, потом зимой пришлось там мерзнуть. Но это мелочи. Главное, что жилье цело и с близкими ничего не случилось.

Не так давно, когда «перемирие» уже было в разгаре, мы стояли с соседом у забора, который разделяет наши участки. Говорили о том о сем.
Он симпатизировал «республике» с самого начала. В ответ на все мои аргументы — пересказ российских телепередач. Его любимая фраза: «Все наладится, надо только потерпеть».

Знаю, он что-то постоянно ремонтировал этим бандитам, жена какие-то тормозки им носила. Захарченко для них — вождь всех вождей. И ведь не старые еще люди, и Интернет у них есть, могли бы почитать хоть что-то. Но вот затмило им разум, хоть тресни.

Однако, так как мы бок о бок жили не один десяток лет, наши дебаты не доходили до высокого градуса. Он был одним из немногих, кто хотя бы слушал оппонента. Это редкость в наших краях. Единственное, от чего я злился, это когда он произносил «укры», «нацики», «бЭндеровцы», «хунта».

Сколько ни пытался доказать соседу, что все обстрелы идут из точек, где стоит российская техника, — бесполезно. «Не может такого быть, это ж наши!» — отвечал он.

И вот разговариваем, курим. Он опять заводит свою бодягу о том, что «ДНР» скоро признает весь мир, что все восстановим, что работы «будет валом»…

Я махнул рукой, жди, мол, и побрел к дому.

И вдруг как засвистело, как задрожало! Меня отбросило куда-то к сараю. Дым, осколки, комья земли.

И тут, как в замедленной съемке, рядом шлепнулся фрагмент чего-то красного.

Я плохо соображал в тот момент. Такое ощущение, что видел себя со стороны. Поковылял в дом. Двери настежь, мебель какая-то упала, трещины в стенах. Армагеддон.

Слава Богу, мои в порядке. Но глядеть на них страшно — даже не бледные, а зеленые какие-то.

Оглохший, очумевший, злой, вышел во двор. А там возле поваленного забора тело Ивана. Полголовы как бритвой срезало. Словом, тот окровавленный кусок — вторая половина его головы.

Я не кисейная барышня, но мне стало плохо. Выворачивало наизнанку так, что чуть концы не отдал.

Знаю точно, что «прилетело» от боевиков. Все соседи могут это подтвердить. Вокруг нет ни заводов, ни мостов, ни других объектов. Лупили сюда «просто так», это мы потом услышали от местных «ополченцев».

Может, не стоит об этом говорить, но на похоронах Ивана я рыдал. Ничего не мог с собой поделать. Так мне его жалко, хороший мужик был.

И еще. Хочу, чтобы меня услышали отцы-командиры. Говорю не только от себя. В общем, бомбите нас, обстреливайте, «утюжьте», только освободите быстрее. Сил нет ждать".

«Я орала этим бурятам: «Что вы здесь забыли?»

«До сих пор не могу без содрогания вспоминать о своей выходке, — пишет дончанка Татьяна. — Я трусиха, каких поискать. Никогда не перечила ни начальству, ни хамам в очередях, ни пьяным жэковским сантехникам. Просто отмалчивалась или уходила в сторонку.

Конфликты, разборки, шумные ссоры — это не мое. Даже разговаривать громко не умею. Может, поэтому с карьерой не заладилось. Организовать не могу никого, даже детей и мужа. Помните, как в «Иронии судьбы»: «Мама говорит, что на мне все ездят»? Это про меня.

Короче, иду я на днях утром в магазин. Вижу, как в соседнем дворе какие-то буряты чинят САУ (самоходную артиллерийскую установку. — Ред.). Что-то сломалось, видимо. Сытые, довольные, смеются. Хозяева!

Что щелкнуло в моей головушке в тот момент, понятия не имею, но такое зло меня взяло, аж до дрожи. Подхожу:

— Вы что здесь делаете?

— Мать, ты чё? Иди своей дорогой!

Но я уже не могла остановиться — «Остапа несло»! Выдала им все по полной. И про «братскую» страну, и про «русский мир», и про «трактористов» с «шахтерами». Кричала, что не надо нас защищать, что пусть убираются, даже сказала (первый раз в жизни) куда. Еле сдержалась, чтобы не вцепиться в их наглые рожи.

Думала ли о том, что могут шмальнуть, что заберут в подвалы СБУ, что семья даже не узнает, что со мной и где я? Нет! Все чувства отключились вообще. Точнее, остались только брезгливость и омерзение. И никакого страха.

Потом, когда вечером рассказывала об этом мужу, меня трясло. От обиды, бессилия, злости.

Он, разумеется, не похвалил за «бенефис»: «Ты бы хоть о детях подумала».

Поймите, я спокойный и мирный человек, не экстремал. Но на донецкий Майдан, самый последний, мы с мужем пошли. Стояли вместе со всеми. Пели гимн, кричали «Слава Украине!». Нас было много.

Я выросла в этом городе. Люблю его парки, скверы, аллеи, люблю работу, друзей, соседей. Люблю свою страну. Она моя, понимаете?!

И если такую тихоню вдруг (или не вдруг?) прорвало, это что-то да значит. Кстати, эти буряты-якуты молчали — вообще ни слова не проронили! Вот в чем парадокс.

Может, надо не бояться и чаще «выступать»? Тогда места мало будет всем этим «заблудившимся туристам», а заодно и пушилиным-пургиным-захарченко».

Подготовила Маргарита ЛИВАНОВА,
специально для «ФАКТОВ»

http://fakty.ua/200472-smert-ot-goloda-zdes-uzhe-nikogo-ne-udivlyaet-v-osnovnom-umirayut-odinokie-stariki

28Май/150

Антология трусости

Последний год довольно часто встречаю тех, что претендует на то, чтобы быть «над схваткой». Обычно их логика сводится к тому, что Украина мало чем отличается от России. Мол, в одной стране славят Сталина, а в другой – УПА. Мол, люди гибнут не только от российских снарядов, но и от украинских. Мол, в России бьют за желто-голубой флаг, а в Украине – за георгиевскую ленту. И рефреном идет тезис о том, что всем нужен мир.

Подобная логика очень удобна. Она позволяет носить белые одежды, заниматься абстрактным «толстовством» и претендовать на универсальное миролюбие. И у меня к этим людям только один простой проверочный вопрос.

Украинская армия находится на территории России, или российская армия находится на территории Украины?

Ответ на этот вопрос расставляет все по местам. Потому что бессмысленно сравнивать СМИ страны-агрессора и страны-жертвы и находить пропаганду по обе стороны границы. Война имеет свою жестокую логику – в ней невозможно участвовать, не снимая белых перчаток. В любом конфликте всегда есть потери от «дружественного огня», снаряды падают не только на вражеские позиции, но и в жилые кварталы, от мародерства и взяток на блокпостах не застрахована ни одна армия в мире. И единственный этический маркер сосредоточен в том, кто первый вывел свою армию из казарм и посадил на броню.

В том же Сталинграде мирное население погибало не только от немецких бомбардировок, но и от советских артподготовок. Потому что килограммы железа не всегда летят туда, куда предполагалось. Но общий консенсус состоит в том, что жертвы среди мирного населения лежат на совести вермахта. Потому что именно немецкие солдаты пересекли государственную границу 22 июня.

Можно сколько угодно критиковать информационную политику Киева, но это не уравнивает ее с информполитикой Москвы. Можно сколько угодно писать про абсурдность принимаемых Верховной Радой законопроектов, но ни один из них не позволял Киеву ввести войска на территорию соседней страны. Зато я прекрасно помню, как год назад обе палаты российского парламента предоставили такое право российскому президенту.

И нет смысла обсуждать, что затем это разрешение отозвали. Потому что война началась даже не в тот момент, когда прозвучал первый выстрел на Донбассе, а в тот, когда российская армия вышла на крымские улицы. Те, кто любят говорить о том, что присутствие российских солдат на Донбассе не подтверждено официально, забывают о том, что они есть на полуострове. Даже если бы этим все и ограничилось – сама по себе «крымская весна» дает четкий ответ на вопрос о том, кто в нынешней войне агрессор, а кто жертва.

Рассказывать про «взаимную атмосферу ненависти», которой надо «положить конец», конечно, удобно. Не надо нырять в пыльные словари в поисках значений слов «контрибуция», «репарации», «трибунал». Можно безадресно рассуждать о том, что «все плохие». Что ж, вполне возможно, что в мирное время «все» очень даже «плохие», но война – это слишком тяжелая гиря на чаше моральных весов, чтобы ее можно было уравновесить абстрактными разговорами о «геополитике».

Если какая-то страна становится агрессором, то все издержки и жертвы войны ложатся преимущественно на нее – вне зависимости от маркировки конкретных снарядов и мин. Если страна становится агрессором, то коллективная моральная ответственность ложится на каждого ее гражданина. Статус агрессора – это вообще та история, которая тянет за собой сильный логический ряд, от которого уже не удастся отмахнуться. И отсидеться в ментальном бомбоубежище, публикуя фото с котятами, уже не получится.

И поэтому я прекрасно понимаю тех, кто сводит весь пафос своей позиции к фразам «все виноваты» или «никто не виноват». Им всего лишь страшно. Страшно брать ответственность, страшно делать выбор, страшно назвать вещи своими именами. Но только почему они решили, что трусость – это позиция?

Павел Казарин. http://ru.krymr.com/content/article/27036882.html

27Май/150

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

В сети интернет выложили видео обстрела города Горловка, якобы украинскими войсками:

Через короткое время появляется сюжет на российском канале Россия 24.

https://www.youtube.com/watch?v=Mj2D66-W2Hc

Для неместных ничего странного - война. Для знакомых с окрестностями понятно, что не всё так как нам пытаются рассказать россми.

Небольшое расследование местных жителей:

Произвёл привязку к местности и... удалось точно установить точку съёмки. По видео по ссылкам выше не был уверен на все 100%, но есть ещё это же видео полное. На первых кадрах "оператор" настраивает свою камеру и в кадр попадают необходимые для привязки к местности ориентиры, в частности "Площадка для отстоя автобусов" и своеобразная ступенчатая архитектура дома за которым в сторону съёмки только частный сектор. Точка съёмки находилась по адресу ул. Герцена, 44 (4 или 5 этаж).
Полное видео:

https://youtu.be/0SKEUvqz0CY

Место и направление съёмки:

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Благодаря особой архитектуре здания, отсекается большая часть сектора съёмки (справа перекрывает корпус многоэтажки тем самым ещё уточняет направление съёмки.

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

По сообщению жителе город известно, что обстрелу подверглись н.п. Озеряновка, район Горловки - Короленко, Трикотажная фабрика. Эти данные прекрасно согласуются с направлением съёмки, и попадают в поле зрения "оператора", но противоречит его комментариям, в которых он говорит, что обстреливают центр Горловки. Центр г. Горловка находится за спиной "оператора" немного восточнее. Т.е. "оператор" умышленно искажает факты.
Кроме того, он постоянно подчёркивает тот факт, что он слышит залпы и свист пролетающих мин (звук выстрела на видео соответствует 120 мм миномёту) у себя над головой по направлению из-за спины, и подчёркивает, что злые ВСУ плохо ложат мины - не кучно. Всё бы хорошо, но у него на самом деле за спиной центр Горловки, т.е. ВСУ умудрились из 120 мм миномёта с н.п. Майорск накидать мин аж до н.п. Озеряновка через всю Горловку.
Известен адрес по которому было одно из попаданий: ул. Планерная 16. Красная окружность описывает максимальную дальность выстрела 120 мм миномёта 8000м. в центре пострадавший дом:

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Думаю комментарии излишни.
Вывод: "оператор" - Гавнюк
P.S. всё указывает на то, что стреляли терры, и основная цель их была скорее всего ветка водовода Северский Донец-Донбасс, она как раз находится между точками обстрела. Продолжают таким образом нагнетать злость к "Хунте", которяю решила летом в жару засушить весь Донбасс. Российские СМИ по поводу повреждения трубопровода молчат, а было выпущено по последним данным около 35 мин.

airman http://kramatorsk2.info/forum/index.php?topic=948.msg104052#msg104052

27Май/150

Как стать Гражданином

Виктор Трегубов

Недавно спорил с одним молодым, но перспективным народным избранником. При всем сходстве наших позиций, споткнулись на вопросе «курица или яйцо».

Если вкратце, он был уверен, что достаточно в стране наладить парламентскую республику с рабочими механизмами отбора (вроде открытых списков) — и политическая жизнь пойдет на лад. Не будет конфликта ветвей власти, народ будет честно выбирать партии, а партии смогут наладить нормальное взаимодействие.

Я, в свою очередь, утверждал, что инициатива должна идти снизу. Чтобы без нормальных партий (нормальные — это существующие на членские взносы, а не на на подачки крупного бизнеса) и без нормальных медиа (то же самое, существующих с продаж и рекламы, а не в качестве пиар-приложений к бизнес-холдингам) любая парламентская республика превратится в ту еще порнократию, законсервируются худшие традиции популизма, а олигархия зацементируется на века, превратив страну в нечто глубоко латиноамериканское. Короче, и страну разобьют, и руки порежут.

Не договорились, естественно. Он меня послал в парламент, а мне не с руки было ответить «сам туда иди». Он уже там. Один-ноль, муахаха.

Дело не в них. Дело в нас

Это так, превью. Чтобы вы понимали мою позицию.

А моя позиция — в простом утверждении: в демократиях судьба страны зависит, в первую очередь, от умения ее населения пользоваться политическими механизмами. А лишь во вторую — от самих механизмов.

«Вы, друзья, как не садитесь». Если в Буркина-Фасо перенести шведское законодательство, там не будет Швеции. И если в Швецию перенести законодательство Буркина-Фасо, там не наступит сплошное Буркина-Фасо. Потому что не дадут.

Дело — не в государстве, а в народе. В его ценностях. В его умении работать с информацией. В его умении оценивать политиков и политики. В его желании вообще разбираться в том, как работает государственная машина. В том, как он определяет, кого выбрать и кого поддержать. В его понимании роли государства и личной ответственности.

Наша проблема — не в кривом законодательстве. Наша проблема — в менталитете. И динамика превратностей Украины, кстати, отображает эти изменения в менталитете. Мы как выпали из совка, так и лежим в сторону цивилизации, иногда пытаясь тихо ползти. В 90-х мы «переживали» избавление от коммунистов в политикуме, в нулевые — от ребят, ранее таскавших малиновые пиджаки и золотые цепи. В десятых нам, похоже, суждено переваривать предыдущее поколение — первых наших либералов и националистов, страдающих (наслаждающихся?) воинствующим дилетантизмом и приспособленчеством, а заодно олигархических работодателей обеих групп.

Хорошая новость: мы эволюционируем. Доказано двумя Майданами, каждый из которых «отсекал» очередной скачок эволюции нашего осознания. Плохая: мы и сами эволюционируем слишком медленно, а политикум и вовсе отстает на десятилетие. Вторая плохая: всегда можно откатиться назад.

Значит, надо эволюционировать быстрее и бить по носу всех, кто пытается тянуть нас назад.

Тут вы мне припомните анекдот про филина и мышек, которым надо было стать ежиками. Мол, все вокруг стратеги, а вот тактиков и биологов недостает. На самом деле, понять, как мышкам стать ежиками, то есть как украинскому обществу ускорить свою эволюцию, и уже не ползти, а идти в сторону цивилизации, можно.

Пара слов за тактику

Давайте для начала определимся, что должно царить в головах у населения, чтобы государство с оным населением стало цивилизованным. Из того, с чем у нас большие проблемы. Понятно, что «нехорошо убивать людей» и «нехорошо сморкаться в скатерть» — это довольно базовые штуки, и в этом плане у нас какое-никакое понимание есть.

А вот во многом другом нет.

Для начала, для эффективного демократического государства люди должны хоть примерно понимать, как оно вообще работает и какой чиновник или политик за что отвечает. Чтобы выбрать чиновника или депутата, надо знать, на какие полномочия ты его выбираешь. Что он там сможет сделать, а чего не сможет.

У нас с этим проблемы. Наш человек не знает, кто за что отвечает, и на всякий случай требует всего со всех. От главы МВД требуют того, чего надо требовать от судьи райсуда, от депутатов — того, что положено делать Кабмину, от президента — всего сразу. Иной раз этому даже способствует наш институциональный идиотизм: например, выборы нардепов на мажоритарных округах, на которых народные депутаты обещают улучшить жизнь тому или иному району или селу. Что в общем-то не входит в их непосредственные обязанности и лежит в сфере ответственности местных властей.

Решаема ли эта проблема? Да. Конечно, мою светлую мечту о том, чтобы право голоса у нас выдавалось только по итогам краткого экзамена на знание Конституции и основ государства и права, многие считают излишне радикальной. Допустим. Но, по крайней мере, нормально преподавать правоведение в школах можно? А выпустить учебник для взрослых — хотя бы выложив его в интернете на всех правительственных сайтах, а заодно распечатав и разложив на всех избирательных участках? Не нужно много: достаточно краткого объяснения простым языком, кто за что отвечает. Минимальный политико-правовой ликбез.

Сюда же — знание базовых гражданско-правовых процедур. Дорогие читатели, поднимите руки, сколько из вас знают, как подать на кого-то в суд? Хотя бы примерно? А ведь это — в общем-то, базовое знание гражданина. У нас же многие, не зная, как подать в суд на непутевого соседа, и считая, что это сложно и дорого, идут бить ему морду. И все равно попадают в суд, но уже с других дверей. Опять-таки, лечится кратким ликбезом. Ребята, серьезно — большевики научили огромную дикую страну читать и писать, а нам сложно обучить много меньшую простейшим знаниям цивилизованного человека?

Далее. Больной момент, который я полагаю просто-таки самым уязвимым местом национальной безопасности — медиаграмотность.
Умения правильно ориентироваться в информационных потоках, отличать правду от вброса, видеть искажения, вызванные как злым умыслом, так и журналистским непрофессионализмом, постоянно задавать себе вопросы «а уверен ли я, что только что прочел правду?», «какие у меня в пользу этого объективные свидетельства?», «можно ли доверять этому источнику?» и (высший пилотаж, ага) «как эта информация могла попасть к журналисту?». Говорят, в Молдове это вводят в школьную программу. Мое великое уважение молдаванам, если так. И здесь, опять-таки, нам нужен ликбез. Вплоть до тех же школьных уроков и социальной рекламы на телевидении. И не только для того, чтобы наши граждане перестали вестись на политические манипуляции, но и для того, чтобы они были устойчивы к вранью внешнего врага.

Далее идет множество устаревших элементов менталитета. Например, отрыжка совка — «ябедничать нехорошо». Интересная такая культурная штука, у которой аж два первоисточника — с одной стороны, травматический опыт сталинских репрессий, когда наветом «в органы» освобождалась соседняя комната в коммуналке, с другой — популярная в стране тюремная этика с ее «стучать — козлячества». Вот только мы не в 30-х годах и не на зоне. А в цивилизованной современной стране жалоба на чьи-то противоправные действия — это часть гражданского долга. Не говоря уже о том, что это спасает жизни.

Наконец, главное: отношения «человек-государство». Видение государства и своей роли в нем. Это у нас одно из самых слабых мест.

Привет, советское наследие.

Те, кто давно читает ФБ вашего покорного слуги, наверное, полагает меня каким-то жестким правым консерватором и даже социал-дарвинистом: я, мол, всегда против льгот, против расширения социальных гарантий, а уж в каких словах я против инициатив вроде «кредитного майдана» — наверное, цитировать не будем. На самом деле я скромный центрист. Просто понимающий одну простую вещь: с нашим обществом нельзя обращаться, как с обычным здоровым обществом, потому что оно больно. Сейчас и здесь, вполне конкретной болячкой. Называется «социал-популизм». Надо лечить.

Великая проблема «социального государства» даже не в том, что мы не можем себе его позволить (хотя да, сейчас не можем). Она в том, что сами попытки за него уцепиться мешают нам эволюционировать, раз за разом оставляя нас на второй год там, где мир летит вперед. Это смертельно опасно.

Самое страшное преступление СССР, на мой скромный взгляд, не миллионы убитых, а сотни миллионов душевно искалеченных. Привыкших к адским постулатам:

— предприимчивость — плохо,

— богатство — аморально,

— инициатива — наказуема,

— амбиции — позорны,

— собственность — не священна, было ваше, стало наше. Можно забирать, особенно у политически неблагонадежных и слишком богатых,

— государство обязано меня обеспечивать.

Фактически, это «Протестантская этика и дух капитализма» наоборот. То, что привело современных мировых лидеров к процветанию, из советского человека выбивалось всеобъемлющей пропагандой и тщательной селекцией. Но даже там, где человек отбивался, он мог впасть в иную крайность: например, прийти к выводу, что законы — это вообще лишнее. И вот с этим суммарным грузом мы начали свою независимость.

Хотим жить в нормальной стране — необходимо обратить процесс.

Опять-таки, как? С этими штуками уже сложнее, простым ликбезом, как в предыдущих случаях, не отмашешься. Нужно менять среду. Нужно менять сами правила игры. Через боль, протест и неприятие. Через это прошли — и давно ушли вперед — страны бывшего Варшавского блока. Мы же тщательно добивали экономику раздутой социалкой, милосердно отрезая хвост собаки по частям и принося детей в жертву старикам.

И вот тут самое гадостное: слишком многие наши политики предпочитают, в рамках мнимой заботы о народе, вместо подавления этих настроений — играть на них. На безответственности, на желании переложить проблемы на чужие плечи, на безрассудстве, на классовой ненависти.

Осталось немного денег в воюющей стране с полуживой экономикой? Индексируем пенсии! Пусть бабушки за нас проголосуют.

Куча народу нахватала валютных кредитов и не может выполнить свои обязательства? Поддержим! Подмахнем! Самое веселое здесь — то, что основная масса народа уже эволюционировала достаточно, чтобы такие финты вызывали возмущение. Но не все политики успели это заметить.

Какой-то олигарх — урод, врагу симпатизирует, а вдобавок и конкурент? Конфискуем имущество плебсу на потеху! Не «отсудим», не «посадим» — о нет! Отожмем!

Если вдруг кому-то не понятно: в современном мире стране проще себе позволить убить местного бизнесмена и съесть его останки, чем что-то у него отжать. Потому что даже в таком случае меньше удар по инвестиционной привлекательности: за свою жизнь инвесторы, никогда не бывавшие в стране, не так опасаются, как за свою собственность. Именно поэтому даже покойный социал-идиот Уго Чавес американские компании ВЫКУПАЛ, а не отжимал. Выучите разницу между национализацией и конфискацией.

Это не в рамках защиты уродов. Разбираться с ними можно и нужно. Просто не надо делать это с таким размахом, что отрубая им воровитую руку, отрубишь стране неповинную ногу и еще какую-нибудь полезную часть.

То есть опять-таки, упираемся в проблемы в верхах — но лишь потому, что верхи ради сиюминутной выгоды потакают худшему в низах. Вместо того, чтобы это исправлять ради стратегической пользы.

Наше общество — излечимо. Как и любое другое. Оно излечивается само: от советской болезни мы возращаемся в естественное состояние. Проблема лишь в том, что у нас нет времени. Что верхам нужно процесс ускорять, а не тормозить. Что не производится самая важная внутренняя инвестиция — инвестиция в украинца. В человеческий капитал. В осознанного гражданина, отвечающего за свою жизнь, уважающего свою и чужую собственность, понимающего правила игры современного мира и готового по ним выигрывать.

Только такой украинец заслуживает лучшей жизни. И только такой сможет ее добиться. Главное — дать ему родиться, вырости и остаться таковым.

Victor Tregubov. https://site.ua/victor.tregubov/60-kak-nam-stat-ejikami/

25Май/150

Око за око

Корбан

Корбан

Киев. Хороший солнечный день. Случайно проезжал мимо скандального торгового центра, того, где пару лет назад тигровая акула чуть не сдохла – Ocean Plaza. Зашел, осмотрелся — ничего так. Большой, просторный, понравился мне. В последнее время его часто минируют телефонные маньяки. Как-то летом прошлого года я тоже звонил сюда, но по другому поводу. Тогда Крымские жулики объявили о масштабной национализации на полуострове. На одном из заседаний так называемого Совмина Крыма приняли решение отобрать, в том числе, и мои гостиницы в Ялте. Недолго думав, я набрал руководителя ТЦ Океан Плаза и предложил приготовить ключи и все правоустанавливающие документы на торговый центр — для передачи их моим юристам. Управляющий (имя не помню, но человек явно образованный), поинтересовался, на каком основании я выдвигаю такие требования. Я вежливо объяснил: произошла неприятность с моей собственностью в Крыму, и поэтому я решил нанести асимметричный ответ — получить в качестве компенсации торговый центр, принадлежащий гражданам Роттенбергам — ближайшим друзьям В.Путина.

— Это как? – уточнил мой собеседник.

— Мене не е...т – как ваши владельцы будут проводить зачет с так называемым руководством Крыма, — сказал я, отрезав диалог.

Прошло более чем полгода, но в мои гостиницы никто не приходил.

А после того, как я ушел в отставку с поста зам губернатора, буквально на следующий день пришли крепкие крымские парни и описали мою крымскую собственность.

Сегодня же я понял, что это – судьба, и я не случайно оказался в этом просторном торговом центре. В конце концов, Украина воюет, а российский бизнес чувствует себя комфортно и тепло в нашей стране. Пора бы власти уже с этим что-то делать. Однако, у некоторых есть активы в РФ и по этой причине, наверное, решения не принимаются.

Ну а пока наша власть в раздумьях, хотел бы обратиться к господам Роттенбергам: Должен заметить, что я буду вынужден применить весь арсенал эффективных методов смены собственников, который получил, так сказать, в прошлой жизни. Я давно обещал себе от них отказаться, но сделаю одно исключение. Отдельно хотел бы подчеркнуть, что к ущемлению прав «русских» наш с вами асимметричный зачет не имеет никакого отношения. У нас, господа Роттенберги, все будет чисто по-еврейски. Вы должны помнить, в Торе написано: око за око, зуб за зуб. Думаю, даже английское правосудие может принять это в качестве аргумента, но надо проконсультироваться.

P.S. Пишу я вам все это, стоя у аквариума. В нем – акула, даже две. На дне притихли. Хорошие, маленькие, пока живые. По итогам подарю их Демиену Херсту – пусть утопит в формалине.

Геннадий Корбан

25Май/150

Пираты ХХI века

пираты

пираты

Теперь становится ясно, кем же на самом деле являются засланные на Донбасс военнослужащие соседней страны. Это — пираты.

Только в увлекательных авантюрных романах пираты — это безбашенные морские разбойники, йо-хо-хо и бутылка рома, сорвиголовы, пустившиеся в опасное плавание на свой страх и риск. Конечно, страха и риска было немало. Но пиратские флотилии нередко использовались морскими державами в случаях, когда они не хотели идти на прямой конфликт с потенциальным противником, но стремились ослабить его экономический и военный потенциал. При этом прямого повода отвечать на пиратское нападение ударом по "настоящему" флоту враждебной страны как бы и не было — зато можно было прибегнуть к услугам собственных пиратов. И у многих командиров разбойничьих кораблей, этих самых йо-хо-хо, хранился в дальнем ящике капитанской каюты адмиральский кортик. А некоторые, как например знаменитый корсар вице-адмирал сэр Фрэнсис Дрейк, становились вполне легальными флотоводцами после нескольких десятилетий удачной разбойничьей карьеры. Так что "гибридная война" была уже тогда.

Путин ничего не придумывает. Он просто погружает современный мир в новое Средневековье и хочет, чтобы мы жили по его правилам. Цивилизованному миру действительно очень непросто приспособиться к восторжествовавшей дикости. Испанцы или османы точно знали, какое самое действенное лекарство против чужих пиратов — свои собственные, родные разбойники. Но мы не можем в ответ на пиратские действия российских военных организовывать разбойничьи действия на территории державы-агрессора — и самим будет как-то не приятно заставлять отвечать за действия пиратов ни в чем не повинных мирных граждан, зачастую таких же украинцев, только живущих по другую сторону границы, да и нашим союзникам будет непонятно, как это мы решились на нарушение международного права.

Виталий Портников

16Май/150

Народ замоченный в сортире

За 25 лет после крушения СССР русские так и не научились мыслить...

Побывав в некоторых регионах России, включая Сибирь (только в этом году - Барнаул, Алтайский край, Красноярск), я осознал весь масштаб катастрофы человеческого капитала этой убогой страны. Кроме новых поколений людей, которые сформировались за последние 20 лет - выросших с ролевыми героями не мультфильмов Диснея, а телесериала "Менты", полностью неспособных выстраивать простейшие причинно-следственные связи, существует целая армия 50-65-летних, интеллектуальный уровень которых можно откровенно и справедливо назвать слабоумием.
Тем, кому сейчас 50-65, закрашивали площадь СССР красным цветом на своих контурных картах, учась в советских школах.
Но тот, кто не научился думать, до сих пор раскрашивает весь этот регион красным в уме.

За 25 лет после крушения СССР эти люди не научились мыслить по-другому. Они продолжают думать, что "это наше". Отдельные страны, суверенитет сопредельных государств, другие народы, государственные границы, территориальная целостность - забудьте. Такие слова не посещают их головы.
Путин и его ОПГ всё правильно просчитали. Эти приматы - их электорат, они же рабы для поддержания бесконечной эксплуатации бесконечной природной ренты бесконечно богатых географических площадей во имя путинской ОПГ. А, возможно, и сама путинская ОПГ является частью этих приматов.

Я не знаю точно, где, как и когда этот последний уродливый осколок империи будет разрушен, но я знаю одно: пока он не разрушен, он вооружён и очень опасен. И он живёт в этом состоянии зомби только благодаря Путину и его ОПГ.
Все 14 стран бывшего СССР должны помнить об этой опасности день и ночь.
Что бы я делал на их месте? Закупал бы дроны в Израиле, в больших количествах. Вооружился бы дронами до зубов и больше.
И умолял бы НАТО принять мою страну в Альянс как можно скорее.

Слава Рабинович.

12Май/150

О пользе укров

Признаюсь честно: мне поначалу было неприятно слышать это словечко. Любой национальный пейоратив, любое обзывательство попахивает хамством. Даже из уст любителя макарон слово "макаронник" в отношении итальянца - ну, некрасиво как-то.

А что уж взять от слова "укр", которое наши совковые друзья - как российского, так и отечественного разлива - произносят с таким выражением лица, как будто мышь лимоном закусили.

Даже хотелось бить за него в морду. Теперь - не хочется. Надо, конечно, но не хочется. Так что если бить - то не с раздражением, а с гордостью. И вот почему.

Вообще собирательных образов украинцев и сопутствующих им обзывательств в совковой голове сразу несколько. Некоторые устарели, некоторые - нет.

Взять, например, хохла. Вот сказал - и сразу понятно. Это такой Микола, веселый, но неглубокий, скачущий рядом с размеренно идущим вдумчивым русским Иваном. Это тот украинец, которого русские любят: веселый брат-дебил без амбиций, простячок с сельским колоритом, говорящий на ядреном суржике. У него еще жена есть, Галя, которую неплохо потрахивать, пока молодая и стройная, и к которой неплохо ходить в гости на вареники, когда с возрастом растолстеет. Хохлушка-хохотушка. С точки зрения совка это - правильные украинцы. Его печалит, что ими из современных украинцев никто не хочет быть.

С падением их популярности несчастного совка окружают все более злые личности.

Например, бандеровец и его чуть более современная модификация - правосек. Тут все понятно. Он обязательно из Львова или Тернополя (хотя, как показал опыт грузинской войны, если русского журналиста заставить выдумывать бандеровцам имена, будут не ярко-галичанские Романи Стеціви и прочие Ганни-Стефанії Рудьківські, а более привычные центральноукраинские Иваны Бондаренко да Галины Тимченко). Обязательно католик (как вариант - униат). Увешан фашистской символикой, говорит только по-украински, ненавидит все русское, в свободное от кровопролития время работает гастарбайтером.

С точки зрения совка, это - худшее из воплощений украинца. Само слово "бандеровец" в его лексиконе есть ругательство, и он искренне удивляет, как человек может себя таковым называть.

Но человек может. И многие украинцы называют - как просто для того, чтобы подчеркнуть свою любовь к независимости страны, так и в силу действительного уважения к Степану Андреевичу. А иногда просто троллинга ради.

Долгое время пейоратив "бандеровец" был тем самым словом, которое украинцы-патриоты с радостью примеряли не себя. Но оно не лишено недостатков.

Во-первых, это уже анахронизм. Ну сколько можно циклиться на сороковых годах прошлого века? Ладно русские, а мы?

Во-вторых, а если человек Украину любит, но ценности интегрального национализма не разделяет? Или вообще не сторонник правых идеологий? Ну бывает же такое: бывают патриоты центристских, левоцентристских, анархистских убеждений. Или просто люди, которые Степана Бандеру героем не считают - не из-за российской пропаганды, а, например, из-за того, что ОУН-УПА с "Полесской Сечью" сделала. Раньше еще можно было сказать "я не бандеровец, я петлюровец! (вариант - махновец)", но эти слова и вовсе устарели еще при наших бабушках. А "мазепинец" и вовсе звучит, как привет из среднего палеолита.

Но вот недавно появился укр, он же укроп. Это тот самый абстрактный враг, родившийся тогда, когда даже до самых тугоумных представителей Донецкой Инородной Республики и сочувствующих им российских диванных воинов дошло, что воюют против них все-таки не исключительно "правосеки" вкупе с иностранными наемниками, но сборная солянка злобных украинских патриотов и военнослужащих. Это и правосек, и днепропетровский десантник, и вся остальная злобная рать, ополчившаяся на стрелковскую белогвардейскую хлеборезку и болотовское запойное царство. Это ребята, которые приезжают на танках на свободный Донбасс и расстреливают беременных ветеранов Беркута фосфорными бомбами в упор. Во имя Америки и еврейских олигархов уничтожают последний оплот советской чести и белогвардейского достоинства, особо тщательно охотясь за мирным населением. Короче, страшные люди.

И тут мы должны сказать: этот образ обладает массой позитивных (естественно, с нашей, а не с ватной, точки зрения) характеристик!

Во-первых, укр современен. Это уже большой бонус относительно предыдущих. У него в руках не коса и не машингевер, а ПКМ, а то и вовсе снайперская винтовка от "Зброяра". Едет он не на телеге, а на БТР-е, а то и на танке. Он убивает мирное население и героических ополченцев не саблей и пистолетом, а тяжелой самоходной артиллеристской установкой и реактивным штурмовиком.

Во-вторых, укр космополитичен и не страдает местечковостью. Он может говорить по-русски, жить в Днепропетровске и носить пейсы. Он может быть татарином и армянином, христианином (пусть раскольником или католиком), мусульманином и агностиком,

В-третьих, укр не привязан к иной идеологии, кроме, собственно, верности Украине и Западу. Ни к братству народов, ни к интегральному национализму, ни к социал-демократии или анархии разлива десятых годов двадцатого века. На его знаменах может быть и "Naціональна Ідея", и архистратиг Михаил, и герб украинского ВДВ, а одет он может быть и в зеленое, и в черное, и хоть в маскхалат "Кикимора" - последние укры особенно опасны.

В-четвертых, укр от Русских Людей не бегает. Он бегает за ними. Он не прячется в лесу, а едет по нему на танке. Он стреляет не в спину, а в лицо, в яйцо и два раза в корпус. Это русский человек спасается от него стеной, маневром и другим русским человеком. В особо сложных случаях объясняя себе, что там все же наверняка пиндосские наемники, укры не могут так воевать.

А теперь скажите мне: ну разве укр не душка?

Бытие укром открывает много перспектив. Например, укру не обязательно вступать в споры. Он же по определению фашист и каратель.

- Что вы имеете против русских?!
- Бронетехнику, артиллерию, авиацию...

- У меня дядя в Горловке вступил в ополчение и будет вас, козлов, рвать!
- Хана твоему дяде.
- Да как вы можете!
- Можем.

- Вы сбили Боинг и свалили все на русских! Вы используете фосфорные бомбы против мирного населения! Вы распяли мальчика в Славянске!
- Да, подруга, мы такие. Лучше сразу уезжай в Россию. Фосфорные бомбы - это очень больно.

Согласитесь, значительно экономит время и нервы. Вы не сможете убедить человека, считающего журналистами Киселева и Шария, в том, что вы не людоед. Вы не сможете внушить ему мысль перестать вас ненавидеть. Так не мешайте хотя бы вас бояться. В нужный момент можно даже причмокнуть.
Укр? Пусть будет укр.

Victor Tregubov