Интересные Новости с планеты Земля

Первый нах !

Тролль

— Ваши документы, пожалуйста.
Слегка насторожившись, Паша достал паспорт и вручил мордастому полицейскому. Тот заглянул в него, удовлетворенно хмыкнул и, не возвращая документ, развернулся и пошел, бросив через плечо:
— Пройдемте, Павел Евгеньевич.
— Что?.. В чем дело? — на секунду оторопевший парень в три прыжка догнал блюстителя порядка, — вы меня в чем-то подозреваете?
— Пока нет, — загадочно улыбнулся тот, — пройдемте, вам начальник все объяснит.
Идти пришлось недалеко — свернув за угол дома, полицейский спустился в подвал. С некоторой опаской последовал за ним и Паша.

Они оказались в небольшой комнате, где их уже ждали двое — молодой крепкий парень в военной форме и худощавый мужчина средних лет в гражданском костюме.
— Павел Синькин, — объявил полицейский.
— Та-ак, — гражданский полистал страницы в своей папочке, — Павел Синькин, зарегистрированный на Х-форуме под псевдонимом Одинокий Волк. Четырнадцатого апреля вы написали в теме, посвященной отстрелу бездомных собак, пользователю, зарегистрированному под псевдонимом Сталкер, цитирую: «да тебя самого пристрелить надо». Все верно?
— Н-наверное, — Паше происходящее нравилось все меньше и меньше. Во-первых, он не понимал, что происходит. А во-вторых, полицейский остался у него за спиной, и туда же ужом скользнул военный, — я точно не помню… много всего было…
— Хорошо, — гражданский захлопнул папочку и открыл дверь в смежную комнату, — сюда, пожалуйста.
Паша зашел и обомлел. Перед ним на стуле сидел связанный человек. Человек дергался, глаза бешено вращались, а из-под кляпа доносилось отчаянное мычание.
— Вот это и есть Сталкер, в миру известный как Леонид Стрижиков, — пояснил гражданский, — ну да это неважно. Дима, давай.

Паша дернулся было назад, но уперся в военного. А полицейский тем временем запер дверь на ключ, вернулся и протянул Паше пистолет. Рукоятью вперед. Маленький пистолет с большим глушителем.
— Патрон в стволе, снят с предохранителя, осталось только нажать на спуск, — пояснил он.
— Да вы что?! — взвизгнул Паша, отдергивая руки, — совсем охренели? Что здесь происходит?!!
— Ты говорил, что его надо убить, — процедил гражданский холодно, — так возьми пистолет и убей.
Связанный замычал еще громче и отчаянно замотал головой.
— Вы что? — прохрипел Паша, — вы… вы что? Это же образно… это… ме… метафорически!
— Никаких метафор не было, — отчеканил гражданский, — было прямое утверждение, что надо убить. А теперь пришло время подкрепить слова делом. Убей его! Сейчас же.
Паша услышал за спиной щелчок и обернулся. Это был второй пистолет, его держал военный и он смотрел прямо Паше в лоб.
— Сейчас же, — повторил мужчина.

Стуча зубами, Паша протянул дрожащую руку и взял пистолет полицейского. Повернулся к стулу и начал поднимать оружие. Связанный уже не дергался, а только крупно дрожал.
— Лучше в сердце стреляй, — внезапно подсказал военный, — а то в голову — больно грязно будет.
— Вова, ну что ты, — покачал головой полицейский, — ты посмотри на него — разве он в сердце попадет? Не беспокойся, парень, стреляй в голову — мы потом приберем.

Связанный сделал под собой лужу. Паше нестерпимо захотелось сделать то же самое. Он попытался прицелиться, но рука дрожала так что мушка плясала перед глазами, а палец на спусковом крючке, казалось, превратился в деревянный.
— Ну же, стреляй! — подбодрил полицейский.
— Стреляй, — приказал гражданский.
— Стреляй, — сказал и военный. Он сделал несколько шагов в сторону и теперь стоял сбоку, — стреляй… или — балабол?
На этих словах дуло его пистолета чуть опустилось.
И Паша ухватился за это слово как за соломинку.
— Я… нет! Я — балабол! Да, я балабол! Только не надо! Не надо стрелять!
— Хорошо, — сухо улыбнулся гражданский. Пистолет тут же исчез у Паши из рук, а вместо него появилась папочка с чистым листом бумаги и ручка.
— Пиши: я, Павел Синькин ака Одинокий Волк, чистосердечно признаю, что являюсь балаболом, не отвечающим за свои слова. Число. Подпись. Порядочек.

Военный взял подписанный листок из Пашиных рук и подшил в толстую папку на столе, стоявшем в углу. Полицейский тем временем развязывал Сталкера. Гражданский полистал свою папочку и нахмурился.
— Леонид Викторович, вы свободны… А к вам, Павел Евгеньевич, еще один вопрос. Одиннадцатого апреля пользователь, зарегистрированный под псевдонимом Сухое Дерево, в теме, посвященной запрету абортов, написал вам, цитирую: «таких как ты надо убивать»…

Паша почувствовал, как его хватают сильные руки и тащат к освободившемуся стулу.
— Не на-а-адо! — взвыл он.
— Да не ссы, — подмигнул полицейский, — вряд ли оно… то есть он… или она, не знаю… вряд ли, в общем, сможет тебя пристрелить.
— А-а вдруг сможет?! — проскулил Паша.
— Хм-м, в принципе может так случиться так что и сможет, — задумчиво сказал полицейский, вставляя в рот Паши кляп. Но затем просветлел лицом и хлопнул того по плечу.
— Что ж, тогда будешь — первый нах!
И ободряюще улыбнулся.

© Сцинк

Нет комментариев

Оставить комментарий

 

Вы должны войти для комментирования