Местный Сайт Интересные Новости с планеты Земля

25Сен/150

Пиндосские скрепы

Американцы, флаг

«Пиндос» («пендос», греческое слово, присутствующее в разговорном варианте русского языка, и употребляемое в России, в нескольких смыслах, основными из которых является повсеместно распространённое на постсоветском пространстве с начала XXI века инвективное наименование американцев (граждан США), а также распространённое в Северном Причерноморье и Приазовье с XIX века бытовое прозвище местных греков.
В среде русских в Африке в 1980-х — начале 1990-х годов зарегистрировано употребление слова «пиндос» в значении «негр», «чернокожий»

Если сказать коротко - чужак.

Американцы, флаг

Наткнулась на обсуждение россиянами американцев, и их образа жизни. Несчасных пиндосов россияне клеймили и так, и сяк. В связи с этим возникли мысли о духовных скрепах, которыми так гордятся некоторые россияне и об отсутствии духовности у рядовых американцев. Сравним.

Но, главное, кто и когда начал эту, активную пропаганду, что россияне все ленивые и ни к чему не способные. Это очень выгодная политика, которая везде присуствует. Всесте с разрушаюшими российское обшество ЛОЖНИМИ представлениями.

1. Что бы в России жить хорошо, надо быть каким то особенным талантливым человеком. Это откровенная ложь. Чтобы быть хорошей медсестрой и жить хорошо, надо просто получить хорошее образование, надо что б кто-то научил делать внутривенные инъекции правильно, согласно общепринятым нормам. Для этого не надо быть гением, нужно просто потренироваться. Один человек все хватает с лету, другому надо больше времени, в этом вся разница. Но важно, что получив образование, 99%, закончивших учится, могут и должны уметь делать внутривенные иньекции на отлично.

2. Легенда вторая. Нам все мешают жить хорошо (список стран прилагается), потому как мы супер духовные. А кто тогда писал анонимки Сталину, избирал Путина, и писает в подъездах? Пиндосы?

3. Путин сделал много, Россия стала жить лучше. Ослепли что ли? Не все украли Путин и его окужение, народ радуется крохам с барского стола. При таком немеряном богатстве: земля, климат, природные ресурсы - ЭТО называется жить лучше?

Посмотрите как живут люди в Саудовской Аравии или Норвегии. В США - в Майкрософте, Гугле,... работают тысячи русских программистов, талантливых и не нужных в России. Что было создано в области новых технологий или в науке за 15 лет правления Путина в России? Ответ - НИ-ЧЕ-ГО. Зато каждый второй профессор математики-физики в США- наш бывший. А в России- блат и кумовство, коррупция. Конкурс на замещение должностей в Сколково, это же анекдот был, позорище.
Почему в России уже больше 100 лет традиционно уничтожают лучших, почему этим лучшим нет никакого будущего в России?

За свое благополучие надо бороться. Например как пиндосы.
- Они работают минимум по 10 часов, в лучшем случае 5 , а то и 7 дней в неделю.
- Отпуск, если повезет - неделя, две максимум.
- Декретный отпуск - не смешите мои тапочки.
- За образование надо заплатить сначала и очень немало, потом всю жизнь кредит выплачивают.
- Всю жизнь жесточайшая конкуренция и борьба за выживание, что б быть на плаву надо быть лучшим.
- Учатся, переучиваются всю жизнь. И никто не виноват, если не получилось и не на кого надеяться, каждый сам за себя - один Бог за всех.
- Жить зачастую приходится либо в пустыне, где торнадо, либо в местностях где снег с морозом, либо болото, либо горы. Калифорния, цветущий сад, но все это рукотворное, там была пустыня, пока люди не создали этот сад в пустыне.

Об этом много можно говорить, но ложь российских СМИ о якобы бездуховности пиндосов, это... такая наглая ложь...

Кстати американцы традиционно принадлежат к общинам и помогают друг другу. Волонтерство и пресловутая десятина у них - дело обычное. Во всех университетах есть кафедры славистики, и не только. Хотите изучить попутно философию дзэн-буддистов? Тоже не проблема.
Я как то в кофейне, в глуши столкнулась с теткой, которая прилично говорила по русски, и даже одолжила мне русский фильм, который я к своему стыду не смотрела. А уж фонотеки русской классики у жителей американской провинции, который россиянам и не снились...

Взять американских студентов. Учатся 24 часа 7 дней в неделю. Они не верят пропаганде, а верят в себя. Если будешь первым на курсе - получишь рекомендации, и со временем, не сразу - хорошую работу. Будешь жить лучше чем родители, которые работают в авторемонтной мастерской на жаре и в снегу, по 12 часов в день, за 8 -10 долларов в час. Поэтому бьются за каждый экзамен, за рейтинг, сотые доли процентов по результатам экзамена. А потом доучиваются, переучиваются всю жизнь.
В России это бессмысленно, практически везде, потому как будь ты первым или тридцатым, разницы никакой Подняться с нуля очень трудно, если вообще возможно. Поэтому и ищут виноватых на стороне, или просто спиваются от безнадеги, а пропаганда подсказывает, кто виноват, чтобы не мешали воровать тем кто наверх.

Нет стран, где жить рядовому человеку легко. Например в Германии непросто найти работу. Да везде. Но рядовой пиндос при этом ищет выход, что делать спрашивает себя. А рядовой пропутинец ищет кто виноват на стороне.

Мне за рядовых россиян обидно, что они так легко идут на поводу путинской пропаганды, и дают себя оболванить.

Автор - OLA998 http://kramatorsk2.info/forum

31Июл/150

Когда я вернулся с той войны

Babchenko

Когда я вернулся с той войны - с той еще, с самой первой - мне было семьдесят лет. Ремарк это очень хорошо описал - семнадцать и семьдесят одновременно. Семнадцать - потому что тебя заморозили в этом возрасте и последующие два твоих года не имели к этому миру никакого отношения, ты вернулся все тем же ребенком, каким уходил, пока твои сверстники взрослели. А семьдесят - потому что два года прошло лишь в этой, мирной, вселенной. А в той, военной - больше, намного больше. Настолько, что многие не смогли прожить.
О жизни ты знаешь теперь несколько больше, чем другие.
Даже больше, чем твои родители. Родители перестают иметь значение. Ты им больше ничего не должен. Ту жизнь, которую они тебе дали - законичлась там, в семнадцать. Они не смогли тебя защитить. А эту ты добыл себе сам.
Быть старше своих родителей… А родителям - потерять своего ребенка. Даже если вернулся - все равно потерять. Потому что это будет все равно уже не он. Другой человек. "Они вернули мне не моего сына"…
Разрушение семей - еще одно преступление, которое приносит в дом война. Те ублюдки, которые её начинают.
Судить. Всех. Каждого. За все. И никак иначе.
Тогда, после первой войны, мне было семьдесят.
Сейчас, после пятой, после крайнего возвращения, я, кажется, начал понимать столетних.
Ну, знаете, когда они в пять утра специально просыпаются для того, чтобы вынести на улицу табуретку и весь день, улыбаясь, просидеть около крыльца, смотря на людей, машины, птичек, собачек, небо, солнце. На жизнь, в общем...
Аркадий, почему Вы перестали писать? Слушай, старик, классная тема есть, не хочешь съездить? Заждались новых репортажей, когда обратно в поля? Аркадий, англичане ждут новую книгу. И немцы тоже. И французы. И поляки вот контракт прислали. Что им сказать? Привет, ты мое письмо получил? Аркадий, хотим пригласить Вас выступить в … на тему …. Аркадий, когда Вы все-таки напишете, что там было? Привет, не хочешь написать нам колонку? Приезжай, у нас тут опять веселуха началась, сегодня всю ночь тяжелым долбили…. Ты когда за командировку отчитаешься, уже год прошел!!! НЕНАВИЖУ!!!!
А ты сидишь на табуреточке, смотришь на небо, на солнышко, на облачка, на собачек… Улыбаешься… Дождик вот пошел…
Все таки хорошо, что тебя тогда не вывели под минометы с мешком на голове, да, дружище?
Доброго всем вечера.

Аркадий Бабченко

 

12Июл/150

Новая Украина

Новая Украина

Новая Украина

Давненько у нас не было мовосрачей, правда? Я смотрю по последним постам, народ с былым энтузиазмом ринулся обсуждать тему русско-украинского языкового вопроса. А нечего здесь обсуждать.

Мы должны понимать одну простую вещь - Украина принесла миру совершенно новую идеологию, которая не базируется на штампах века ХХ. Марксистские классовые размежевания, основанные на постулате "жрать-срать-ржать", уже не работают - за сотню лет у людей появился неограниченный доступ к информации, и куском хлеба с маслом не отделаешься. Идеи этнического либо языкового превосходства уже исчерпали себя - немцы вон как старались, а ничего, кроме кровавой каши, не получилось. Деления на левых и правых уже не актуальны и даже нелепы - на Майдане плечом к плечу стояли скинхеды и анархисты, на фронте в одних окопах сидят бойцы с татуировками Че Гевары и Бандеры. А если вы о таком не слыхали, значит вы не были ни на Майдане, ни в армии.

Друзья, давайте прекратим рассуждать своими местечково- народифильскими понятиями. Хватит настаивать на этнической монолитности Украины - у нас в каждом селе свои традиции. Хватит мусолить заезженную пластинку про "мову окупанта" - многие наши бойцы и волонтёры тоже русскоязычны. Хватит прятать за неким мифическим "главенством права" свой страх перед военными - как только некоторым из вас лично приходит повестка, всё главенство права резко становится бесчеловечной выдумкой.

Поймите же. Мы с вами создали воистину уникально явление. Потрясающее. Которое уже сейчас влияет не только на геополитику восточной Европы, но и на всю мировую культуру. Украинский флаг уже перерос своё государственное значение, и стал международным символом борьбы против коррупции, цензуры, и судебно-ментовского беспредела. Современный украинский национализм, как и во времена козаччины, базируется на главенстве свободы, как основной человеческой ценности. Это нечто из области сакральных тонких материй. Ни хлебушек с маслом, ни бабло, что есть суть бумажки, ни какая-либо конституция, что тоже бумажка с буковками, не сравнится с тем, что родилось из пота и крови на Грушевского и Институтской.

И это сделали мы. Украинцы. Ты. Я. Он. Она. Вот этим стоит гордится. Вот что мы дали миру, вот что мы будем рассказывать внукам. А носить вышиванку или нет - всего лишь дело вкуса.

Виктория Резниченко

По ссылке есть отличные комментарии:

Taras Kostyuk Всім хто кричить про українську мову. А знаєте як англійська стала такою популярною? Вони створювали інтелектуальний продукт і моду на англійську. Ніхто не кричав що світ повинен говорити англійською. І подивіться на результат. То може не варто кричати а варто працювати над тим щоб були крута наука і науковці, крута музика і фільми.

Roza Luxemburgh Українська повинна стати модною, як стали модними наш прапор і вишиванка. Більшість пересічних громадян в нас - попсовики за способом мислення, тому вживатимуть те, що в тренді. А щоб мові стати модною - треба бути конкурентоспроможною, тобто українською повинні видаватись якісні книжки, зніматись фільми. А якщо українську вживати лише для того, щоб морально 3,14здити російськомовних українців, то нікого такий підхід не заохотить, а тільки роздратує. Краще за всіх українську популярізують Океан Ельзи та ентузіасти з руху "Не будь байдужим" (до речі, НББ потрібні помічники, тож можна свою українізаторську енергію спрямувати туди).
PS И чтоб два раза не вставать, повторю свой главный аргумент. Я перекладач, і мова - це моє знаряддя праці. Для мене не буває поганих чи хороших мов; люди - так, бувають, а мови - ні. Я за прагматичний підхід до всього, в тому числі і до мовного питання

Елена Карпинская Державна мова - це одно, і це не обговорюється, але є рідна мова. Російська, румунська, грузинська чи ще якась - це мова родини. Нас мішали більше двохсот років і на землі України багато національностей і цим треба пишатися, бо зараз відновлюється не національність, а НАЦІЯ - багатогранна, багатомовна, але єдина.

SMF_LOGO_zdr_sekt

SMF_LOGO_bel

12Июн/150

О войне. Как жить. Как выжить.

«НИКАКОГО ГЕРОИЗМА.

Война — это кровь, смерть, оторванные руки, ноги, головы. Война — это искалеченные судьбы. Война — это сожженные города. До тех пор, пока в вашей голове война будет чем-то красивым и героическим, вы к войне не готовы. Война — это запах гноя, гари, мочи и пота, а не пафосные монологи и красивые поступки.

Всегда был против советского кино о Второй мировой. Красивые, причесанные (иногда красиво замазанные сажей) правильные люди принимали однозначные правильные решения. Все выглядело, как в классических пьесах: если герой хороший („наш“), он правильно разговаривает, хорошо выглядит, правильно рассуждает и красиво умирает в конце. Если герой плохой („немец“), то он убивает, сжигает, грабит и не считается ни с одной другой точкой зрения. В жизни ВСЕ НЕ ТАК. В жизни плохие солдаты есть с обеих сторон, хорошие солдаты есть с обеих сторон, каждый уверен, что он прав. Наши солдаты тоже не святые, наши снаряды тоже могут попасть по гражданскому объекту, наши солдаты не все „киборги“. Они иногда не могут связать двух слов, иногда пьют, иногда покушаются на других людей. И происходит это потому, что в армию не отбирают по принципу „святой — не святой“, а призывают тех, кто может выполнять поставленную задачу. И задача у солдата простая — воевать.

Пожалуйста, примите это как факт.

Героизм, подвиг, благородные поступки и прочее — вопрос ИДЕОЛОГИИ. А идеология в любой войне — второстепенна. Идеология — это инструмент для мотивации солдат и народа. И уж никак не первопричина. Потому не тешьте себя иллюзиями, что в РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ люди руководствуются идеологией.

НИКАКОЙ ЖАЛОСТИ.

Во время военных действий, если твой дом находится на линии огня или в зоне поражения, то велика вероятность, что его не будет. Если ты будешь находиться в своем доме, то, возможно, не будет и тебя — это факт. Враг вообще не будет считаться с твоей точкой зрения. И твои слезы над пожитками его не волнуют, как не волнуют его твои банки с помидорами, твой кот, твоя картина над кроватью, которую тебе когда-то подарила мама. Им плевать на все, что для тебя ценно. Не потому, что они сволочи, а потому, что не бывает войн, в которых учитываются твои пожитки. Думать и страдать нужно было раньше. Война пришла в твой город — либо уезжай, либо бери в руки оружие или принимай участие в защите любым доступным тебе способом. Все элементарно просто. Бракованный снаряд не будет жалеть тебя. Случайный осколок тоже не будет о тебе заботиться. Сидеть и ждать, пока тебя вместе с домом сравняют с землей, — глупо и бессмысленно. Если после обстрела жилых кварталов Мариуполя и Краматорска ты этого не понял, то увы. Кто тебе виноват?

ПОГАСИ ЭМОЦИИ.

Планируй свою жизнь сейчас. Пока паника не заклинила твой мозг. Хочешь ли ты уехать? Если хочешь, то — куда? Если не получится, то куда ты денешься? Если получится, то что ты будешь делать дальше? В любом случае — лишние эмоции тебе не нужны. Вся эта риторика из серии „о Боже! Мир рухнул!“ не принесет тебе ни решений, ни безопасности. Эмоции: паника, ненависть, истерика — никаким образом не улучшат твое положение. Они не могут повлиять на ситуацию. Эмоции лишь заставляют людей суетиться и принимать алогичные решения.

ОПРЕДЕЛИСЬ, НАКОНЕЦ.

Речь идет не о поддержке царящего с обеих сторон идиотизма. Определяться надо не с деталями, а с приоритетами. Отбрось все сомнения, второстепенные детали и фразы „тут все неоднозначно“. Отбрось и реши: на чьей ты стороне. Без всяких „НО“ и „ЕСЛИ“. Стороны для тебя может быть только две: „Украина“ и „Россия“. Других сторон для тебя в этой войне нет.
Уже ПОСЛЕ того как ты определился, можно вводить всякие „но“ и „если“. Типа „я за Украину, но хотелось бы, чтобы…“ или „я за Россию, НО…“ Впрочем, если ты „за Россию“, тогда, увы, мы с тобой на разных сторонах фронта.

ПАЦИФИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ.

Позиция „остановите войну“ — не позиция. Это эмоции. От твоих воплей ни Путин, ни Порошенко, ни Обама, ни Меркель и вообще НИКТО не остановится. Впрочем, если тебе еще хочется покричать в пустоту — дело твое. Хотя есть куда более логичные действия, чем пукать в вечность. Даже если вас услышит, например, Порошенко, то услышит ли вас Путин?

ПОСМОТРИ ВОКРУГ.

В твоей стране уже ГОД идет война. Кто бы и как ее ни называл. Кто бы ни смеялся. Кто бы ни относился к этому скептически. Война идет между Украиной и Россией. Вкрапления „ополченцев“ воюют на стороне и за интересы Российской Федерации. Правительству Российской Федерации могут верить лишь граждане самой Российской Федерации и еще немножко „умников“ из Украины. Все. Всем остальным либо пофиг, либо они РФ не верят. Это факт. Хотят этого Лавров и Путин или нет. Впрочем, Лавров и Путин — это политика. А мы говорим о восприятии войны.

Если ты думаешь, что в твоем городе тихо, а значит, в твоем мире войны нет — ты ошибаешься. Если ты думаешь, что ты сидишь в позе дзен, а значит войны в твоей стране нет, то ты ошибаешься сознательно. Если ты сидишь в костюме хиппи-пацифиста и проблемы тебя не волнуют — это до первого убитого друга, до первого траура у знакомых, до первой повестки, до первого взрыва на остановке ТВОЕГО города. Если ты пытаешься уговаривать себя, что все обойдется, то проще уехать. Если некуда ехать — перечитывай статью заново. Так, увы, произошло, что о войне многие из нас знали по советским фильмам. Там были обугленные стены сгоревших домов, массированные танковые атаки. Летели самолеты, играла музыка. С криком „УРА!“ в бой шли усатые молодцы. В мире ДАВНО такого нет. Война не такая. Война — это женщина, которая вышла за хлебом и погибла от разрыва снаряда на остановке. Этот снаряд мог быть провокацией для „Лайф­ньюз“, мог быть бракованным снарядом, который просто не долетел до цели, мог быть неудачным попаданием украинской армии, мог быть удачным актом устрашения от русских террористов. Женщина вышла за хлебом, и женщины не стало. „УРА!“ никто не кричал. Самолеты не летели. Город не сгорел. Это и есть ВОЙНА.

ДУМАЙ ПРО ЗАВТРА.

Это самое важное. У кого-то „завтра“ может не быть. А у ТЕБЯ оно быть обязано. Погибнуть просто. Но если тебе некуда деться, то не проще ли сделать все, чтобы выжить и победить? Те, кто будет до последнего скалить зубы и метаться между двумя огнями, ЗАВТРА проиграют. Это факт. Метаться и скалить зубы легче за границей. Поверь.

И ЕЩЕ ОДНО.

Не надо скулить на тему „а вот Порох“, „а вот Путин“… Оставьте их в покое. Да. Проблем много. Но они от тебя зависят? Нет. Ты можешь их решить? Нет. Вот и не бибикай. Хочешь свалить — беги. Только прошу — беги молча. Хочешь остаться? Добро пожаловать в АД. Зато будешь победителем. Не факт, что быть победителем в этой войне тебе понравится. Впрочем, после войны у тебя будет СТОЛЬКО работы, что тебе будет не до этого. (c)»

Олег Чулахов.

http://chumnoy.com/понять-войну/

27Май/150

Как стать Гражданином

Виктор Трегубов

Недавно спорил с одним молодым, но перспективным народным избранником. При всем сходстве наших позиций, споткнулись на вопросе «курица или яйцо».

Если вкратце, он был уверен, что достаточно в стране наладить парламентскую республику с рабочими механизмами отбора (вроде открытых списков) — и политическая жизнь пойдет на лад. Не будет конфликта ветвей власти, народ будет честно выбирать партии, а партии смогут наладить нормальное взаимодействие.

Я, в свою очередь, утверждал, что инициатива должна идти снизу. Чтобы без нормальных партий (нормальные — это существующие на членские взносы, а не на на подачки крупного бизнеса) и без нормальных медиа (то же самое, существующих с продаж и рекламы, а не в качестве пиар-приложений к бизнес-холдингам) любая парламентская республика превратится в ту еще порнократию, законсервируются худшие традиции популизма, а олигархия зацементируется на века, превратив страну в нечто глубоко латиноамериканское. Короче, и страну разобьют, и руки порежут.

Не договорились, естественно. Он меня послал в парламент, а мне не с руки было ответить «сам туда иди». Он уже там. Один-ноль, муахаха.

Дело не в них. Дело в нас

Это так, превью. Чтобы вы понимали мою позицию.

А моя позиция — в простом утверждении: в демократиях судьба страны зависит, в первую очередь, от умения ее населения пользоваться политическими механизмами. А лишь во вторую — от самих механизмов.

«Вы, друзья, как не садитесь». Если в Буркина-Фасо перенести шведское законодательство, там не будет Швеции. И если в Швецию перенести законодательство Буркина-Фасо, там не наступит сплошное Буркина-Фасо. Потому что не дадут.

Дело — не в государстве, а в народе. В его ценностях. В его умении работать с информацией. В его умении оценивать политиков и политики. В его желании вообще разбираться в том, как работает государственная машина. В том, как он определяет, кого выбрать и кого поддержать. В его понимании роли государства и личной ответственности.

Наша проблема — не в кривом законодательстве. Наша проблема — в менталитете. И динамика превратностей Украины, кстати, отображает эти изменения в менталитете. Мы как выпали из совка, так и лежим в сторону цивилизации, иногда пытаясь тихо ползти. В 90-х мы «переживали» избавление от коммунистов в политикуме, в нулевые — от ребят, ранее таскавших малиновые пиджаки и золотые цепи. В десятых нам, похоже, суждено переваривать предыдущее поколение — первых наших либералов и националистов, страдающих (наслаждающихся?) воинствующим дилетантизмом и приспособленчеством, а заодно олигархических работодателей обеих групп.

Хорошая новость: мы эволюционируем. Доказано двумя Майданами, каждый из которых «отсекал» очередной скачок эволюции нашего осознания. Плохая: мы и сами эволюционируем слишком медленно, а политикум и вовсе отстает на десятилетие. Вторая плохая: всегда можно откатиться назад.

Значит, надо эволюционировать быстрее и бить по носу всех, кто пытается тянуть нас назад.

Тут вы мне припомните анекдот про филина и мышек, которым надо было стать ежиками. Мол, все вокруг стратеги, а вот тактиков и биологов недостает. На самом деле, понять, как мышкам стать ежиками, то есть как украинскому обществу ускорить свою эволюцию, и уже не ползти, а идти в сторону цивилизации, можно.

Пара слов за тактику

Давайте для начала определимся, что должно царить в головах у населения, чтобы государство с оным населением стало цивилизованным. Из того, с чем у нас большие проблемы. Понятно, что «нехорошо убивать людей» и «нехорошо сморкаться в скатерть» — это довольно базовые штуки, и в этом плане у нас какое-никакое понимание есть.

А вот во многом другом нет.

Для начала, для эффективного демократического государства люди должны хоть примерно понимать, как оно вообще работает и какой чиновник или политик за что отвечает. Чтобы выбрать чиновника или депутата, надо знать, на какие полномочия ты его выбираешь. Что он там сможет сделать, а чего не сможет.

У нас с этим проблемы. Наш человек не знает, кто за что отвечает, и на всякий случай требует всего со всех. От главы МВД требуют того, чего надо требовать от судьи райсуда, от депутатов — того, что положено делать Кабмину, от президента — всего сразу. Иной раз этому даже способствует наш институциональный идиотизм: например, выборы нардепов на мажоритарных округах, на которых народные депутаты обещают улучшить жизнь тому или иному району или селу. Что в общем-то не входит в их непосредственные обязанности и лежит в сфере ответственности местных властей.

Решаема ли эта проблема? Да. Конечно, мою светлую мечту о том, чтобы право голоса у нас выдавалось только по итогам краткого экзамена на знание Конституции и основ государства и права, многие считают излишне радикальной. Допустим. Но, по крайней мере, нормально преподавать правоведение в школах можно? А выпустить учебник для взрослых — хотя бы выложив его в интернете на всех правительственных сайтах, а заодно распечатав и разложив на всех избирательных участках? Не нужно много: достаточно краткого объяснения простым языком, кто за что отвечает. Минимальный политико-правовой ликбез.

Сюда же — знание базовых гражданско-правовых процедур. Дорогие читатели, поднимите руки, сколько из вас знают, как подать на кого-то в суд? Хотя бы примерно? А ведь это — в общем-то, базовое знание гражданина. У нас же многие, не зная, как подать в суд на непутевого соседа, и считая, что это сложно и дорого, идут бить ему морду. И все равно попадают в суд, но уже с других дверей. Опять-таки, лечится кратким ликбезом. Ребята, серьезно — большевики научили огромную дикую страну читать и писать, а нам сложно обучить много меньшую простейшим знаниям цивилизованного человека?

Далее. Больной момент, который я полагаю просто-таки самым уязвимым местом национальной безопасности — медиаграмотность.
Умения правильно ориентироваться в информационных потоках, отличать правду от вброса, видеть искажения, вызванные как злым умыслом, так и журналистским непрофессионализмом, постоянно задавать себе вопросы «а уверен ли я, что только что прочел правду?», «какие у меня в пользу этого объективные свидетельства?», «можно ли доверять этому источнику?» и (высший пилотаж, ага) «как эта информация могла попасть к журналисту?». Говорят, в Молдове это вводят в школьную программу. Мое великое уважение молдаванам, если так. И здесь, опять-таки, нам нужен ликбез. Вплоть до тех же школьных уроков и социальной рекламы на телевидении. И не только для того, чтобы наши граждане перестали вестись на политические манипуляции, но и для того, чтобы они были устойчивы к вранью внешнего врага.

Далее идет множество устаревших элементов менталитета. Например, отрыжка совка — «ябедничать нехорошо». Интересная такая культурная штука, у которой аж два первоисточника — с одной стороны, травматический опыт сталинских репрессий, когда наветом «в органы» освобождалась соседняя комната в коммуналке, с другой — популярная в стране тюремная этика с ее «стучать — козлячества». Вот только мы не в 30-х годах и не на зоне. А в цивилизованной современной стране жалоба на чьи-то противоправные действия — это часть гражданского долга. Не говоря уже о том, что это спасает жизни.

Наконец, главное: отношения «человек-государство». Видение государства и своей роли в нем. Это у нас одно из самых слабых мест.

Привет, советское наследие.

Те, кто давно читает ФБ вашего покорного слуги, наверное, полагает меня каким-то жестким правым консерватором и даже социал-дарвинистом: я, мол, всегда против льгот, против расширения социальных гарантий, а уж в каких словах я против инициатив вроде «кредитного майдана» — наверное, цитировать не будем. На самом деле я скромный центрист. Просто понимающий одну простую вещь: с нашим обществом нельзя обращаться, как с обычным здоровым обществом, потому что оно больно. Сейчас и здесь, вполне конкретной болячкой. Называется «социал-популизм». Надо лечить.

Великая проблема «социального государства» даже не в том, что мы не можем себе его позволить (хотя да, сейчас не можем). Она в том, что сами попытки за него уцепиться мешают нам эволюционировать, раз за разом оставляя нас на второй год там, где мир летит вперед. Это смертельно опасно.

Самое страшное преступление СССР, на мой скромный взгляд, не миллионы убитых, а сотни миллионов душевно искалеченных. Привыкших к адским постулатам:

— предприимчивость — плохо,

— богатство — аморально,

— инициатива — наказуема,

— амбиции — позорны,

— собственность — не священна, было ваше, стало наше. Можно забирать, особенно у политически неблагонадежных и слишком богатых,

— государство обязано меня обеспечивать.

Фактически, это «Протестантская этика и дух капитализма» наоборот. То, что привело современных мировых лидеров к процветанию, из советского человека выбивалось всеобъемлющей пропагандой и тщательной селекцией. Но даже там, где человек отбивался, он мог впасть в иную крайность: например, прийти к выводу, что законы — это вообще лишнее. И вот с этим суммарным грузом мы начали свою независимость.

Хотим жить в нормальной стране — необходимо обратить процесс.

Опять-таки, как? С этими штуками уже сложнее, простым ликбезом, как в предыдущих случаях, не отмашешься. Нужно менять среду. Нужно менять сами правила игры. Через боль, протест и неприятие. Через это прошли — и давно ушли вперед — страны бывшего Варшавского блока. Мы же тщательно добивали экономику раздутой социалкой, милосердно отрезая хвост собаки по частям и принося детей в жертву старикам.

И вот тут самое гадостное: слишком многие наши политики предпочитают, в рамках мнимой заботы о народе, вместо подавления этих настроений — играть на них. На безответственности, на желании переложить проблемы на чужие плечи, на безрассудстве, на классовой ненависти.

Осталось немного денег в воюющей стране с полуживой экономикой? Индексируем пенсии! Пусть бабушки за нас проголосуют.

Куча народу нахватала валютных кредитов и не может выполнить свои обязательства? Поддержим! Подмахнем! Самое веселое здесь — то, что основная масса народа уже эволюционировала достаточно, чтобы такие финты вызывали возмущение. Но не все политики успели это заметить.

Какой-то олигарх — урод, врагу симпатизирует, а вдобавок и конкурент? Конфискуем имущество плебсу на потеху! Не «отсудим», не «посадим» — о нет! Отожмем!

Если вдруг кому-то не понятно: в современном мире стране проще себе позволить убить местного бизнесмена и съесть его останки, чем что-то у него отжать. Потому что даже в таком случае меньше удар по инвестиционной привлекательности: за свою жизнь инвесторы, никогда не бывавшие в стране, не так опасаются, как за свою собственность. Именно поэтому даже покойный социал-идиот Уго Чавес американские компании ВЫКУПАЛ, а не отжимал. Выучите разницу между национализацией и конфискацией.

Это не в рамках защиты уродов. Разбираться с ними можно и нужно. Просто не надо делать это с таким размахом, что отрубая им воровитую руку, отрубишь стране неповинную ногу и еще какую-нибудь полезную часть.

То есть опять-таки, упираемся в проблемы в верхах — но лишь потому, что верхи ради сиюминутной выгоды потакают худшему в низах. Вместо того, чтобы это исправлять ради стратегической пользы.

Наше общество — излечимо. Как и любое другое. Оно излечивается само: от советской болезни мы возращаемся в естественное состояние. Проблема лишь в том, что у нас нет времени. Что верхам нужно процесс ускорять, а не тормозить. Что не производится самая важная внутренняя инвестиция — инвестиция в украинца. В человеческий капитал. В осознанного гражданина, отвечающего за свою жизнь, уважающего свою и чужую собственность, понимающего правила игры современного мира и готового по ним выигрывать.

Только такой украинец заслуживает лучшей жизни. И только такой сможет ее добиться. Главное — дать ему родиться, вырости и остаться таковым.

Victor Tregubov. https://site.ua/victor.tregubov/60-kak-nam-stat-ejikami/

16Май/150

Народ замоченный в сортире

За 25 лет после крушения СССР русские так и не научились мыслить...

Побывав в некоторых регионах России, включая Сибирь (только в этом году - Барнаул, Алтайский край, Красноярск), я осознал весь масштаб катастрофы человеческого капитала этой убогой страны. Кроме новых поколений людей, которые сформировались за последние 20 лет - выросших с ролевыми героями не мультфильмов Диснея, а телесериала "Менты", полностью неспособных выстраивать простейшие причинно-следственные связи, существует целая армия 50-65-летних, интеллектуальный уровень которых можно откровенно и справедливо назвать слабоумием.
Тем, кому сейчас 50-65, закрашивали площадь СССР красным цветом на своих контурных картах, учась в советских школах.
Но тот, кто не научился думать, до сих пор раскрашивает весь этот регион красным в уме.

За 25 лет после крушения СССР эти люди не научились мыслить по-другому. Они продолжают думать, что "это наше". Отдельные страны, суверенитет сопредельных государств, другие народы, государственные границы, территориальная целостность - забудьте. Такие слова не посещают их головы.
Путин и его ОПГ всё правильно просчитали. Эти приматы - их электорат, они же рабы для поддержания бесконечной эксплуатации бесконечной природной ренты бесконечно богатых географических площадей во имя путинской ОПГ. А, возможно, и сама путинская ОПГ является частью этих приматов.

Я не знаю точно, где, как и когда этот последний уродливый осколок империи будет разрушен, но я знаю одно: пока он не разрушен, он вооружён и очень опасен. И он живёт в этом состоянии зомби только благодаря Путину и его ОПГ.
Все 14 стран бывшего СССР должны помнить об этой опасности день и ночь.
Что бы я делал на их месте? Закупал бы дроны в Израиле, в больших количествах. Вооружился бы дронами до зубов и больше.
И умолял бы НАТО принять мою страну в Альянс как можно скорее.

Слава Рабинович.

29Апр/150

Будущее России

Soldiers - Ghosts

Soldiers - Ghosts

Недавно пресс-секретарь Путина Песков заявил, что Россия готова обсудить вопрос смягчения положения на Украине, но западные страны, поскольку они были первыми в объявлении санкций должны проявить инициативу.
Ничего кроме насмешливого молчания в ответ он не получил.
Тогда на следующий день уже министр иностранных дел Лавров почти умоляюще заявил, что Россия готова к прямым переговорам с США о положении на Украине.

Ничего, кроме презрительного невнимания в ответ не было.
Наконец, из небытия возникла идея пригласить США, в качестве пятого члена в минскую группу по Украине. Какая замечательная перемена — то настаивали на присутствии там бандитов из ДНР и ЛНР, а теперь зовут Барака Обаму. Американский президент снисходительно заметил, что примет участие в переговорах, но если его позовут европейцы, а не Путин.
Но за Обаму внятно ответил Майкл Макфол, точно знающий, что такое Путин. Он сказал, что Украина не должна рассчитывать на то, что Соединенные Штаты помогут ей вернуть Донбасс. Но это вернуть Донбасс вооруженным путем. США не будут воевать за Украину, как они не воевали за Афганистан, но не выпустили Советский Союз из афганской войны. Но на самом деле это сказано вовсе не Порошенко, который и не хочет сегодня возврата Донбасса, а Владимиру Путину – он надеялся, что развязанная им война в Европе это Карибский кризис — ну не вышло, а теперь обо всем еще можно договориться, но со дня появления первого же отряда спецназа в Крыму для Путина и России это был второй Афганистан. Путин увяз по уши на Украине и никто вытягивать его не собирается и ему уже никто и нигде не поверит и ничего не даст.

Режиму Путина остро нужны кредиты. Все в России рушится, никакого импортозамещения ни в одной области хозяйства и быть не может, потому что для любых перемен нужны деньги, капиталовложения, а российских золотовалютных запасов, хотя бы для смягчение катастрофы хватит только на один год. А потом начнутся очереди за молоком и мясом похуже, чем при советской власти — там хоть что-то убогое было налажено, нынешний миллион безработных возрастет втрое, то есть в условиях нынешней России это верные голодные бунты и никакой рейтинг Путину не поможет. Но спасать агрессора и его режим ни США, ни Европа не будут. Конечно, санкции могут быть не усилены, что пока бесспорно будет происходить под любым предлогом, а даже смягчены, но только после того, как Россия не просто выведет из Донбасса все танки и «Грады» с пятью тысячами десантников-добровольцев, но еще и вернет Украине Крым, выведя, как до этого ввела его из числа «своих» регионов. Об этом пока еще речь не идет, но бесспорно возникнет, тем более, что санкции в отношении России являются законом принятым конгрессом, и отменены полностью могут быть тоже только решением конгресса, с которым никак нельзя «договориться».

Вероятно, все помнят, что в общих чертах мы уже знаем подобную попытку агрессивного кремлевского руководства «договорится» и получить остро необходимые для спасения деньги.
В завершении этой истории я сам принимал довольно активное участие и потому хорошо ее помню, да, впрочем, и в ее начале, как редактор информационного подпольного Бюллетеня «В» довольно много писал об этом, а еще больше к нам доносилось не для печати, а потому я напомню некоторые детали.

Андропов развязавший афганскую войну (с зависимым от него вором Громыко и, очевидно, сталинским маньяком Устиновм) уже к середине 1982 года понял, что все им затеянное — катастрофа и успев дать распоряжение застрелить Цвигуна , отравить Суслова (иначе после внятного рассказа Цвигуном Брежневу ему грозило бы немедленное удаление и из КГБ и из Политбюро) и устроив неудачное падение балки на Брежнева в Ташкенте (была сломана только ключица), и уже выдавленный для начала из КГБ, пытался уговорить руководителей ГДР, Венгрии, Чехословакии передать европейским лидерам, что СССР готов вывести войска из Афганистана, но, конечно, если они проявят инициативу к переговорам, и на «достойных» условиях.
Никто на его просьбы не откликнулся. Не правда ли знакомая ситуация. СССР по горло увяз в Афганистане и никто и не думал его вытаскивать. Но прямые и косвенные санкции все росли. «Ни один банк не дает нам денег» – вздыхал в дневнике Черняев. Может быть, Андропов бы и надеялся «договориться» как сегодня Путин, но тут советский истребитель сбил пассажирский южно-корейский лайнер («как не во время», – вспоминал кто-то из секретарей Путина его реплику), официальная советская пропаганда сперва пыталась скрыть эту трагедию, потом началось безудержное и взаимо противоречивое вранье в вполне очевидной ситуации и Андропов понял, что с ним уже разговаривать никто не будет, конечно, убийцами и агрессорами, как и сегодня, были американцы:
– США страна с невиданным милитаристским психозом, – писал он 28 сентября в «Правде». – Рейгановская администрация в своих имперских амбициях заходит столь далеко, что поневоле начинаешь сомневаться, есть ли у Вашингтона тормоза, которые не дадут ему переступить черту…».
А потом были безнадежные попытки убедить европейцев, что США, которые далеко, хотят воевать с СССР на территории Европы и за ее счет. Неправда ли знакомо.

А Соединенные Штаты не нападали на Афганистан, не убивали его президента, не сбивали корейский «Боинг» с почти четырехстами ни в чем не повинными людьми, а всего лишь не продавали в СССР пшеницу, не давали кредитов, не посылали спортсменов на Олимпиаду в страну-агрессор.
Но у умирающего Андропова (я надеюсь, что его уморил Чазов для своего спасения, помня как недолго прожил врач Кумачев, отравивший Суслова: бесспорных доказательств нет, но это было бы и естественно и справедливо) в рукаве был фальшивый джокер — загримированный по плану Шелепина Горбачев. Еще при жизни Черненко он приехал с визитом в Лондон и выложил перед ошеломленной Тэтчер, как вспоминает присутствовавший при этом Александр Яковлев, совершенно секретную, со всеми печатями, карту советского генерального штаба, где были обозначены и все места расположения советских ракет и их цели в Великобритании. Из этого становилось ясно, во-первых, что обладатель этой карты и будет новым руководителем СССР (а не Гришин или Романов) и во-вторых, что показывая ее Горбачев начинает новую политику.

Ко времени моего освобождения из тюрьмы и вынужденного (из-за «Золотого пера свободы» и правительственных приглашений) разрешения выезжать заграницу, я стал свидетелем и довольно деятельным участником процесса — со стороны Горбачева вымаливания денег заграницей (под необычайно миролюбивые разговоры, «горбоманию» во всем мире, но как сам потом признался — сохранения темпов роста советских вооружений), вежливого недоверия к нему западных политиков и моих — как голоса из советской тюрьмы и России — постоянных выступлений и встреч на тему о том, что ни Горбачеву, ни КГБ (а то, что «перестройка» и КГБ это одно и тоже я уже знал твердо) ни в чем верить нельзя. В Council on Foreign Relations я говорил через неделю после Шеварднадзе о погроме с отравляющими газами и саперными лопатками в Тбилиси, в Уолдорф-Астория — об убийствах в Вильнюсе, в Белом доме и Сенате (с вице-президентом Квеилом и Эдвардом Кеннеди) — об очевидном росте советских вооружений. В Страсбурге на круглом столе о «Европе от Атлантики до Урала» я спрашивал дойдет Атлантика до Урала, или Урал до Атлантики и это при том, что один Советский Союз строит атомных подводных лодок больше, чем все страны НАТО вместе взятые. А были еще встречи на Даунинг-стрит, в Париже — с Шираком и Миттераном, выступления на съезде в Брайтоне (по просьбе Тетчер) и в Чикаго на съезде АФТ-КПП с живым еще Лейном Кэрклендом. Но в католическом монастыре в Тулузе настоятельница убеждала меня, что нельзя ругать Горбачева — она точно знает, что он тайный католик. В этом же меня безуспешно убеждал Лех Валенса, а я с тоской думал — КГБ довольно активно работает. То есть я приложил руку к тому, чтобы Горбачев не получил в мире ни копейки денег. Мне передавали, что у Горбачева тряслись руки, когда он слышал мою фамилию.
Я вовсе не хотел распада СССР, но у меня была «Ежедневная гласность» – сотни корреспондентов по всей стране и было очевидно к чему все идет. Не только я, но и другие понимали, что СССР идет к распаду, но, кажется, никто, что к власти идет КГБ.

Может быть некоторые сочтут, что зря я помог свержению Горбачева, что при нем было лучше и так бы осталось. Но это неправда. Горбачев изначально был временной декоративной фигурой, выбранной для того, чтобы рассеять недоверие Запада к агрессивному коммунистическому лагерю и СССР. Да он еще и сам, возможно, поверил в то, что говорил, забыл для чего был поставлен, юлил, пытался избегать хотя бы большой крови. Его бы все равно сменили и Советский Союз остался еще более агрессивным и опасным для окружающего мира и та малая европейская война, которую теперь затеял бесспорный и мелкий потомок Андропова Путин, началась бы гораздо раньше и была бы гораздо страшнее.
Но убедить американцев в том, что Ельцин со своими Собчакоми, Поповыми, Афанасьевыми — всего лишь второе издание Горбачева — я не смог и наивный Тэлбот открыто тогда заявлял:
– Коммунисты хорошие ребята, с ними можно иметь дело.

А всякие НТВ, «Эхо Москвы» и наивные не готовые к «своей победе» (как им объяснили и даже дали жалкие декоративные посты) демократы только убеждали Запад в победе демократии. У Венедиктова и сегодня бесспорное чувство юмора, но может быть даже излишняя откровенность — он объединил в одной передаче лицо либерального НТВ Светлану Сорокину с генералом КГБ Каболадзе. Но тогда и Шендеровича следовало бы объединить, если нельзя с Филипом Бобковым, то хотя бы с генералом Леоновым, но вот с кем в порыве откровенности хотел бы объединиться сам лукавый Венедиктов?

Меня часто бранят — почему я многих ругаю, вспоминаю о прошлом тех, Немцова, Шендеровича, Новодворскую, «Мемориал», Алексееву, кто сейчас якобы все осознал, исправился, делает и говорит (если жив) относительно приличные вещи. Но это рассуждение — игра, попытка опять найти себе эффектных и прославленных с помощью КГБ союзников. Это попытка приписать себе функции Господа Бога, который всегда прощает раскаявшихся грешников. Но мы простые люди, граждане искалеченной страны, жертвы и приспособленцы, современники и историки должны помнить, кто в жизни был разбойником и кому мы обязаны нашими наступившими и грядущими бедами, хотя бы для того, чтобы не обманываться вновь. А сейчас повторяется время, когда были сделаны кардинальные преступления и ошибки и очень жаль, если результат будет тот же.
В результате реформ Ельцина, Гайдара и Путина все вернулось на пути своя, демократическое движение не только уничтожено, но потеряло здравый смысл, а Российская империя потеряла почти все, что могла потерять.

Сегодня все повторяется. Путин уже разваливает Россию, чтобы удержаться хоть где-нибудь. При Ельцине было не совсем просто — он сам хотел править, а не отдавать власть Лубянке. Но при Путине все еще хуже, его заботит уже не КГБ — его личная безопасность зависит от того сохранит ли он хоть где-нибудь, хоть в какой-то изолированной и вооруженной части России верховную власть. Горбачев и Ельцин боролись за власть, Путин борется за жизнь. А потому Путина просто так не уберешь, чтобы Россия, наконец, смогла вернуться в нормальное состояние и нормальные отношения с миром.

Где-то идет напряженная борьба: закрываются банки, где у Путина работает племянница («Ганзакомбанк») и двоюродный брат, Андрей Пионтковский насчитал 22 отправленных в отставку генералов МЧС, а главное — те, кто хочет сохранить за собой власть ясно понимают — от Путина пора избавляться. После всего, что им сделано и сказано никто ему уже не поверит и спасительных денег больше не будет. А потому как сменял Крючков (с помощью запасенных Афанасьевых и Поповых) Горбачева, то ли на Ельцина, то ли на Собчака — все равно на кого, лишь бы сохранить за КГБ то, что есть и проложить дорогу к абсолютной власти, так и теперь перебирают Кудрина, Касьянова, Ходорковского (до этого Немцова) — кто вызовет на Западе большее доверие, больше понравится, чтобы можно было бы свою реальную власть сохранить.

Началась борьба за власть, Немцов оказался ее не случайной жертвой — ведь есть еще и Рамзан Кадыров, который готов показать, что надо делать с недовольными, но постом вице-премьера, конечно, не соблазнился (как Андропов четыре месяца не переезжал из Лубянки в Кремль в кабинет убитого по его приказу Суслова). Кадырова устроит только верховная власть в России, но и Путину кем быть при нем, да и остальным в Кремле, на Лубянке как подчиняться чеченским бандитам. Пока Путин разваливает Россию, создает новый закон о регионах (Горбачев тоже «расширял права» союзных республик), но зачем им Москва, если у нее нет денег и выживать надо самим. Забавно, что СССР первыми начали разваливать управляемый КГБ Гамсахурдия в Грузии и Ельцин в России (уж об убийстве Чаушеску и смещении покорного Живкова в Болгарии, как обо всем развале Варшавского договора руками КГБ я и не говорю). Итак, нас ожидает очень трудная жизнь: сперва несколько лет голода, пока Путин сможет держаться у власти, потом — смута и кровавая борьба за ее остатки — желающих «поднять с земли власть» в России всегда немало. Будет масса новой лжи о наступившей демократии и очередная, скорей всего грустная, проверка того, чего на самом деле стоит искалеченный русский народ.

А что касается Запада, то ошибаются там в отношении России, как при Ельцине и десять лет при Путине или нет— какое нам дело до их ошибок. Хотя они уже, вероятно, поняли, кто мы такие и что на самом деле у нас не только в наследстве, но в крови у подавляющего большинства — ведь у бандитов всегда больше детей, чем у тех, кого они терзают и убивают. Это мы, а не они должны быть способны устанавливать приличный образ правления в своей стране. Это мы почти сто лет назад допустили к власти бандитов (Господи, сколько я наслышался в тюрьме рассказов о подлинной уголовной справедливости и свободе — на Ленина было очень похоже), это мы пытались вывести под корень или искалечить множество других народов и то, что русских теперь презирают и ненавидят — вполне нами заслужено. Можем ли мы перестать быть бандитами, покаяться не только перед смертью, перед гибелью России — не знаю…

Сергей Григорьянц http://linkis.com/grigoryants.ru/sovre/0qlc0

28Мар/150

Назовите Украину Русью

Flag of Ukraine

Flag of Ukraine

У меня для новой революционной украинской власти есть одна идея.

Она возникла, когда я внимательно вгляделся в герб «Донецкой народной республики», ратующей за «федерализацию к России».

Там двуглавый орёл держит в лапах ленту с надписью «Донецкая Русь».

Меня прямо-таки ужалило.

Признаю, неплохая находка.

Даже очень неплохая.

Уж не знаю, сами ли донецкие запутинцы додумались до неё, или это достижение московских аналитиков, дружащих с Лубянкой — неважно.

Что она, сия находка, означает?

В чём её послание, как сейчас принято говорить?

А вот в чём:  Донбасс и шире — весь Юго-восток Украины противопоставляется нынешнему Киеву и украинскому государству как «Русь», праведно восставшая против «антирусской бендеровщины».

Согласитесь, такая позиция более выгодна и даже более эстетична, чем защита памятников Ленину от антисоветской и национальной революции Майдана.

Таким образом, из под Украины пытаются вырвать ту историческую основу, на которой она стоит и строится.

Ведь собственно Русь — это как раз Украина.

И именно Украина, укрывшись от Орды за рубежами Великого княжества Литовского, сохранила исконно русские, домонгольские черты и качества — и в укладе, и в праве.

Ведь конечно же не случайно украинские козаки именовали себя «руськими».

Обращаясь к мещанам Львова, Богдан Хмельницкий говорил: «Украина своя, руськая» — разумеется, не в москальском смысле. Называя себя руськими, козаки стремились подчеркнуть свою «киевскую» идентичность, но отнюдь не родство с Московией.

Тут имеет смысл напомнить вот о чём:

Козаки весьма быстро осознали, что «воссоединение с Россией», на которое пошёл Хмельницкий, вскоре пожалевший об этом, несёт только порабощение.

Наиболее передовая часть козачества стала налаживать диалог с поляками.

Не буду вдаваться в подробности — короче, в 1658 году между гетманом Иваном Выговским и польским правительством была заключена Гадячская уния, предполагавшая переформатирование Речи Посполитой — федерации Польши и Литвы — в федерацию Польши, Литвы и РУСИ!

Именно так в договоре именовалась Украина, что подчёркивало её правопреемство с Киевской Русью!

Мы не будем сейчас анализировать этот несостоявшийся проект, который в случае его реализации имел бы колоссальное историческое значение, нам в данном случае важно лишь одно:

Украина именовалась РУСЬЮ, а украинцы — РУСЬКИМИ!

Для нынешнего массового русского сознания всё это крайне непривычно и неудобоваримо.

Массовое русско-советское сознание твёрдо убеждено, что настоящая РУСЬ — это Московия, Россия.

Державные историки даже выдумали такое понятие — «Московская Русь».

А ведь ещё в позапрошлом веке великий поэт Алексей Константинович Толстой, раскрывая генезис Московии-России, писал:

«И вот, наглотавшись татарщины всласть, вы Русью её назовёте!».

«Московская Русь» — это извращение!

Не «Московская Русь», а «Московская орда» как часть большой Орды — вот такое определение было бы исторически точным.

Золотая Орда — колыбель России!

Все связи с РУСЬЮ Московия-Россия последовательно и сознательно разрывала.

Даже евразиец Лев Гумилёв признаёт, что Москва, используя ордынскую «крышу», утверждала новые, деспотические порядки, принципиально не желая жить «по старине», по РУСИ.

Москва воевала с РУСЬЮ, изводила РУСЬ, всё, связанное с РУСЬЮ, происходившее из неё, стало в Москве синонимом крамолы.

В этом и была суть московского «собирания земель».

Окончательный разрыв Московии-России с РУСЬЮ произошёл в 1478 году, когда Иван Третий снял новгородский вечевой колокол.

Знаменательно, что в разгроме Новгородской республики огромную роль сыграли татарские вассалы Ивана Третьего, состоявшие в его войске.

Майдан — это воскресшее во всей своей мощи древнерусское вече.

«Бандеровские» тризубы — это исконно наши, именно руськие символы.

Мы, «москали», если говорить по большому историческому счёту — бывшие русские.

Родные тризубы времён Киевской РУСИ для нас — знак смертельного врага.

Более смертельного, чем все исламисты мира, чем Китай, который даже и «не враг» вовсе.

Мы настолько заплутали в своей ордынской истории, что неспособны узнать в Украине РУСЬ.

Россия — ОРДА!

Именно в такой оптике раскрывается подлинный, глубинный смысл нынешнего противостояния Украины и России.

Это противостояние РУСИ и ОРДЫ, нагло считающей себя «Русью».

Поэтому на гербе «Донецкой народной республики» надо написать не «Донецкая Русь», а «Донецкая Орда».

Маленькая такая «Донецкая Орда», стремящаяся к «федерализации» с большой Российской Ордой.

Так вот.

Я предлагаю следующее.

Я предлагаю украинцам внести изменения в Конституцию Украины в части названия украинского государства.

Я предлагаю следующее название: РУСЬ-УКРАИНА.

Кстати, на такое решение наводит и титулование украинского первосвятителя Филарета — он именуется Патриархом Киевским и всея РУСИ-УКРАИНЫ.

Это титулование явно содержит в себе сознательно-полемический антимосковский заряд, причём очень сильный.

Предлагаемое мною переименование украинского государства способно радикально изменить, выправить всю оптику восприятия российско-украинского конфликта.

Одно дело, когда Россия выступает против просто Украины, а тем более — против «киевской хунты», против «бендеровцев» и «неонацистов»; и совсем другое — если Россия совершает акт агрессии против РУСИ-УКРАИНЫ.

Россия позиционирует себя как наследница Киевской Руси, тем самым «обосновывая» свои имперские притязания на Киев.

Я же предлагаю Киеву сделать ответный шаг: заявить себя в качестве альтернативной, параллельной и, в конечном счёте, настоящей, аутентичной РУСИ.

Пусть Москва борется против РУСИ!

Пусть Москва ненавидит РУСЬ и ведет свою грязную пропагандистскую кампанию против РУСИ.

Представьте себе Дмитрия Киселёва, вынужденного всякий раз с профессиональной ненавистью произносить на весь мир: РУСЬ-УКРАИНА.

Тут в головах ордынских, бывших русских может что-то резко щёлкнуть.

А если эта РУСЬ-УКРАИНА будет к тому же успешной?

Необходимо вырвать у России узурпированный ею бренд РУСИ!

Украине надо в конституционном порядке восстановить своё законное историческое право именоваться РУСЬЮ.

И столь смелый, истинно революционный шаг был бы весьма под стать власти, считающей себя революционной.

Так дерзайте же!

Перехватите инициативу у Путина хотя бы на этом участке борьбы — возможно, ключевом участке.

Имя Украины не исчезнет — оно высветится новым, заревым смыслом.

Оно станет двусоставным и нераздельным, как красно-чёрный флаг.

Очень мощный флаг!

Флаг УКРАИНЫ – РУСИ!

Автор: Михаил Верещагин http://fakeoff.org/

21Мар/150

Война без союзников

Arkady Tigay

Arkady Tigay

«В качестве основного условия для завершения „украинского кризиса“ Россия предложила Киеву подписать обязательство не вступать в НАТО. Украина согласилась при условии, что документ этот будет напечатан на обратной стороне Будапештских соглашений, в которых, как мы помним, Россия гарантировала неприкосновенность украинских границ.

Этим анекдотом меня развлекли украинские друзья в первые часы моего пребывания в Киеве. Они еще и шутят. От себя добавлю: шутят много и горько.

Спрашивали: зачем я, не журналист и не репортер, поперся в воюющую Украину? Отвечаю: после моей заметки „ИНШИ“, которая уже пару месяцев гуляет по соцсетям, слышу упреки: „Откуда знаешь, что на самом деле происходит в Украине? Ты там был? Сам лично видел? Слышал?“

Теперь вопрос снят: был, лично видел, слышал, наблюдал и ничего, что противоречило бы моим представлениям об этой войне как о нашем коллективном, общенациональном преступлении против народов Украины, не обнаружил. Подлость и насилие, с которыми мы вторглись в братскую страну, оказались именно подлостью и насилием, и ничем другим. И уж никак не заботой об угнетенном „русском мире“.

И вот теперь, вернувшись, спешу, спешу порадовать наш добрейший, духовнейший и справедливейший из народов: Украина действительно находится в тяжелом положении. У нас получилось! Мы хотели разорить и обескровить Украину. Растили и лелеяли для этого святого дела своего ручного президента Януковича. Купили и завербовали практически всю армейскую верхушку, наводнили ФСБэшной и ГРУшной агентурой аппарат высшего чиновничества, развернули невиданную по бесстыдству и масштабам пропагандистскую кампанию по очернению братского народа. Оттяпали Крым и вторглись в Донбасс… И сделали еще много других подлостей и преступлений, чтобы погрузить Украину в хаос политического и экономического коллапса, весьма преуспев в этом, так что теперь Украина действительно близка к экономическому кризису.

Мы можем радоваться и ханжески сетовать на неготовность украинцев к собственной государственности: „Мы же предупреждали!.. А теперь в гражданской войне гибнут люди…“

После подобных заявлений наши политики обычно проливают крокодилову слезу сострадания, но никто нам не верит, отказываясь признать войну „гражданской“. И только граждане России понятия не имеют, что их страна ведет в Украине захватническую, империалистическую бойню. Остальные 97 процентов населения земли в этом не сомневаются. Что, впрочем, не омрачает нашего счастья: Крым-то наш!

Однако есть и огорчения. Свидетельствую как очевидец: шансов на то, что умирающая Украина приползет к нашим газовым терминалам, к нашим генералам и олигархам, лично к Путину, моля о пощаде и снисхождении, — таких шансов нет. И не предвидится!

Сам удивлялся, разъезжая по стране: уже и территорию потеряла, и тысячи погибших, и гривня падает… но не поступилась Украина ни одной частью своей свободы и достоинства. Без исламистского фанатизма, она просто, буднично, без пафоса и патриотических истерик дает понять нам — сильным и подлым, что за свободу готова умирать. Как Небесная сотня, как Надежда Савченко, которую с иезуитским, садистским придыханием казнят в наших застенках опытные палачи…

Какая же это беспросветная тупость — в двадцать первом веке пытаться завоевать страну с сорокамиллионным народом! Что за отчеты строчат нашим дремучим политикам их аналитики и консультанты? Какие планы роятся в больных головах наших бравых генералов? Ребенку ясно, что мы ковровыми бомбежками хоть всю Украину превратим в Дебальцево, — не вернется она под крыло империи. А о пророссийском президенте в Киеве мы теперь можем навсегда забыть и успокоиться.

Нет, нет, не суждено сбыться нашей вековой холопской мечте, не царствовать нам белыми господами над заносчивыми „укропами“! Не бывать этому, судя по тому, с какими энергией, энтузиазмом и даже страстью страна готовится к будущей „большой“ войне.

Они, украинцы, ведь и в составе советской империи пружинили хвост дольше всех — пока раскулачиванием, голодомором и войной с „лесными братьями“ не была уничтожена практически четверть населения республики. А что теперь?
„В Украине наши воинские части, срочно переведенные на контракт… косят под орды отпускников“

Первое, что бросается в глаза, — это четкая граница между народом и властью. Между ними как бы заключен договор о ненападении. Гражданское общество, которое в Украине необычайно сильно, устраивает нынешняя власть тем, что не мешает обществу заниматься своими важными делами, а именно: обороной, строительством армии, снабжением фронта и пр. В адрес Порошенко я многократно слышал: „Будет мешать — снимем и поставим другого! Никаких проблем“.

Для русского уха, отстроенного ловить „дыхание Кремля“, подобные тексты звучат дикой крамолой. Между тем никакой анархии в стране не наблюдается. Наоборот: за те несколько лет, что я не был в Украине, население страны как будто резко поумнело, сосредоточилось, собралось. Порядка прибавилось. Из ниоткуда выскочили и пышным цветом расцвели тысячи общественных организаций, обществ, волонтерских объединений. Школьники плетут маскировочные сети, их родители после работы бегут на курсы по военной подготовке к партизанской войне. Родители родителей собирают теплые вещи для солдат. И так живет практически вся страна — видел, знаю. Параллельно государственному „Военпрому“ на нужды фронта в три смены пашет огромное количество частных фирм, нередко себе в ущерб.

Поразительно то, что это сплочение, это единение национального духа произошло в народе, который всегда отличался мощным, в хорошем смысле слова, кулацким индивидуализмом. Ведь „Моя хата с краю…“ — украинская поговорка. Сейчас же в городах развернуты пункты по сбору средств для армии. Несут деньги, консервы, предметы гигиены, лекарства, белье для солдат… В супермаркетах стоят ящики-копилки, на улицах автомобили с надписью „Сбор гуманитарной помощи…“ — и название воинского подразделения. Дежурят возле таких „копилок“ раненые солдаты, находящиеся на долечивании. При мне две школьницы принесли несколько банок консервов, пенсионер опустил деньги. Спросили, „как там?“. Солдат с костылем ответил, что хреново, но „трымаемся“ (держимся). Завязался разговор. Конечно, о войне…

По себе заметил: чем больше вникаешь в украинские реалии, тем чаще и явственнее из хаоса войны на первый план выступают совсем не украинские, а наши российские беды — застой, насилие, беззаконие и вранье, вранье, вранье без конца и края. Картина знакомая по той, прошлой жизни в Советской империи, в которой от нас скрывали даже историю страны, чьими гражданами мы являлись. Как же ненавидел я Советскую власть за это постоянное вранье и лицемерие, уже и не помышляя о том, что когда-нибудь что-то изменится. И вдруг — о чудо: из советского хаоса явилась страна Россия!

Не знаю, кто как, а лично я обрел Родину, которую полюбил. Полюбил не обещанный профессиональными врунами коммунистический Рай на земле, а реальную Родину — со всеми ее нелепостями, глупостями, трудностями роста, неудачами, которые я готов был делить. И Родина полюбила меня — перестала мне врать. Перестала лицемерить, перестала держать меня за идиота, которому можно вешать на уши идеологическую лапшу.

Да, рухнуло кино, и в девяностые я написал всего пару-тройку картин и пару сериалов, перебиваясь случайными заработками. Но вот правда — я обрел гражданское достоинство именно в то самое десятилетие, которое сегодня называют не иначе как лихими девяностыми. И в которое, как мне сегодня объясняют, я был унижен и стоял на коленях. Теперь же меня якобы с колен поднимают при помощи новой подлости, нового рабства и нового тотального вранья.

„Тысяча развратных канареек лучше одного благочестивого волка“, — написал Чехов. Помните „развратных канареек девяностых“ с их малиновыми пиджаками поверх „Адидаса“? Пошлость, конечно, беспредельная, но все познается в сравнении. А теперь всмотритесь внимательно в постные рожи сегодняшних „благочестивых волков“. Послушайте, как вдохновенно врут они о гражданской войне в Украине! Ведь все вранье — от первого до последнего слова. Нет никакой гражданской войны, а пара тысяч донецких уголовников, которых согнали в шайку московские политтехнологи, и которые выдавали себя за армию „Новороссии“, спасающую „Русский мир“, давно разбежались.

Так что теперь украинская „гражданская“ война продолжается по знакомому советскому сценарию, в котором наша регулярная армия тайно исполняла свой вечный „интернациональный долг“ — то под видом корейских летчиков, то в роли липовых миротворцев, то под видом военных советников… В Украине наши воинские части, срочно переведенные на контракт, в полном составе со споротыми шевронами, с техникой, боезапасом и снабжением зашедшие на территорию суверенной страны, косят под орды отпускников. Ценой гибели тысяч солдат обеспечивая тщеславным политиканам возможность надувать щеки.

Затея подлая и в своем роде уникальная тем, что за всю тысячелетнюю историю России это первая война, в которой у нас нет союзников. Ни одного. Так что не можем мы рассчитывать ни на второй фронт, ни на военную или финансовую помощь, ни даже на сочувствие. Вокруг лишь брезгливое презрение к нам, обезумевшим от вкуса крови украинских братьев.

Россия, конечно, не погибнет и в этой грязной войне, независимо от ее результата. Никуда она не исчезнет, наша Родина, хотя бы уже потому, что никому мы не нужны. Не нужны со всеми своими нефтяными полями, несметными природными богатствами и ресурсами, которые давно уже из „ресурсов“ превратились в „кандалы“, сковывающие нашу больную экономику. Нет в мире охотников на наш протухший товар. Не нужны никому 140 миллионов неадекватных граждан, готовых не задумываясь, по первому щелчку „национального лидера“ на любое преступление.

И еще я думаю, что все мы оказались участниками уникального исторического эксперимента, демонстрирующего всему миру, как тонка цивилизационная пленка, покрывающая нас — граждан России. Как легко она слетает, и как быстро и с каким восторгом мы из людей превращаемся в кровожадных нелюдей, лишь только раздается разбойный свист и крик „Бей!“. Кого бить, нам, в зависимости от конъюнктуры, вовремя подсказывают кремлевские хозяева. Оказалось, что проверенное временем „Бей жидов, спасай Россию!“ легко трансформировать в „Бей укропов, спасай русский мир!“. Или „Бей пиндосов“… или „Бей пятую колонну… бей чурок… геев… черных… бей, бей, бей!“.

Кого спасаем — уже забыли. Напоминаю: спасаем Путина во власти! Его и только его спасают тысячи русских мальчиков, погибающих на украинских полях сражений. Погибают за то, чтобы обеспечить счастливую старость дорвавшимся до власти гэбэшным упырям. Ах, какие дивные мемуары напишут эти стареющие клопы про свои сложные, полные опасностей и политических интриг, жизни под обоями власти! Все эти депутаты, министры и прочая шушера, толпящаяся у трона.
„Во имя липовой стабильности нас унижают телевизионным враньем“

Украинские друзья недоумевают: „Такая богатая страна, что вам надо в Украине? Зачем губите своих ребят? Неужели не жалко?“ Читайте классиков, дорогие друзья, там про нас все написано: и то нам надо, и зачем…

„Чтобы заставить себя заметить, нам пришлось растянуться от Берингова пролива до Одера…“ — писал Чаадаев. Слышите, братья украинцы: от Берингова пролива до Одера, и никак не меньше. „До Одера“, а не „до Волги“ или „до Днепра“, иначе „не заметят“. Поймите, что мы „великие“, но сегодня никаких признаков величия, кроме размера территории предъявить не можем, потому в рамках законных границ нам оставаться западло. Такая, видите ли, у нас особенность, ментальность по-научному. Злобные русофобы утверждают, что это болезнь. Называют и диагноз — мегаломания. Для непосвященных сообщаю симптоматику, взятую из учебника психиатрии: „…Болезнь выражается в предельной степени переоценки собственной важности, известности, популярности, богатства, власти, гениальности, политического влияния. Возможно даже „осознание“ своего всемогущества…

В психиатрии мегаломания рассматривается и в качестве составной части паранойи — мании преследования… может возникать и в виде мании реформаторства (читай: „думское законотворчество“), сутяжничества, религиозных переживаний… Больной считает, что все окружающие негативно к нему относятся…“

По-моему, „в яблочко“ — все симптомы совпадают. Но вот вопрос — как поступает опытный психиатр, когда больной настаивает на том, что он Наполеон? Правильно, он соглашается. „Да, ваше высочество, — мягко уговаривает врач. — Вы Наполеон…“. И больной успокаивается, умиротворяется, позволяет сделать успокаивающий укол, надеть смирительную рубашку. Казалось бы, чего проще?

И что бы западным СМИ не прогнуться? Небось, язык не отвалился бы — при упоминании о России промурлыкать эдакие мантры типа „Величайшая из стран, населенная добрейшим и духовнейшим народом, который несет миру высочайшие образцы справедливости и добра. Верующий в истинного Бога…“ А если нам еще отвалить поклон в пояс и всем мировым сообществом хором запеть „Боже, храни Путина!“, то мы можем впасть в такое миролюбие, что сами зарыдаем от любви и умиления. Ведь, по большому счету, мы дети. Стоит такой театр недорого, а скольких смертей на поле боя можно было бы избежать?

Только не надо опять про то, что мы „Своих не сдаем!“. Во-первых, сдаем как миленькие. Кто знает, куда девались 250 тысяч русских в Чечне? А больше полумиллиона в Узбекистане? А куда испарились 350 тысяч русскоязычных граждан Таджикистана? Неизвестно? А ведь это тот самый Русский мир, который мы, не теряя прославленной соборности, сдали с потрохами. Зато в Крыму отыгрались „по полной“. Ведь это уму непостижимо, до какой низости дошли проклятые укрофашисты, открыв в исконно нашем Крыму аж шесть (6) процентов украинских школ! При том что этнических украинцев в Крыму проживает всего-то двадцать пять (25) процентов. Кровь стынет в жилах от такой вопиющей дискриминации русского языка!

Наслышавшись о подобных притеснениях, я упрашивал друзей познакомить меня с настоящим „фашистом“ из „Правого сектора“. Готовясь к встрече, даже почитал программные документы Яроша, очень похожие на программу нашей ЛДПР. Да и сам Ярош весьма напоминает смягченный вариант Жирика, только не такой крикливый. То есть до таких патриотических высот, как мытье русских сапог в Индийском океане, Ярош, ясный перец, не дотягивает. Вспоминается, что в свое время с этой духоподъемной программой ЛДПР отхватила аж 25 процентов нашего самого читающего в мире электората. Куда тут Ярошу с его несчастными долями процента?

А пока что я приготовил несколько „неудобных“ вопросов и пошел на встречу. На выставке украинского „Военпрома“ подвели к группе немолодых, одетых в гражданское. Сказали: „Знакомься“.

— „Правый сектор“?

— Он самый, — подтвердили друзья.

Я сразу прихватил парня, который помоложе. Разговорились… Украинский фашист оказался азербайджанцем. Долго выясняли, как он дошел до жизни такой. Бежал в свое время из Карабаха. Жил в Одессе, учился, работал… Теперь на передовой. Очень торопился, потому что машина в Дебальцево уходила через час и он боялся опоздать в батальон.

— …а как же Украина для украинцев? — спрашиваю.

— А я кто, по-вашему?

— Вы только что сказали, что азербайджанец.

— Я гражданин Украины… могу паспорт показать.

И протягивает паспорт, в котором вообще нет графы „национальность“. Я начинаю объяснять разницу между гражданством и национальностью. Несмышленый фашист задумывается.

— У меня и дети украинцы, — неуверенно говорит он.

— Какие же они украинцы, если вы азербайджанец? — раздражаюсь я. — Странный вы человек, честное слово: воевать добровольцем пошли, жизнью рискуете каждый день и даже не понимаете, во имя чего!

На этих словах фашист снова оживился и отчеканил, как отличник отвечает хорошо выученный урок:

— Я Родину защищаю!..

И дальше все в таком же роде, сказка про белого бычка. Сошлись на том, что он украинец азербайджанского происхождения. С тем не облагороженный расовой теорией укрофашист и уехал в свое Дебальцево защищать Родину. Им бы нашего Дугина прикомандировать, чтобы прочистил мозги.

Зато теперь-то я понимаю, почему главные борцы с „фашизмом“ — донецкие предводители Захарченко и Плотницкий — упрекают украинцев в том, что те „отдались под управление жалким евреям“. Как очевидец свидетельствую: в добровольческих украинских батальонах такой разгул махрового фашизма, что в составе этих „националистических банд“ воюют уже не только евреи, но, как выяснилось, и азербайджанцы, и русские, и армяне, чеченцы, грузины и прочие. Как это принято у свирепых нациков.

Слава Богу, что бешеному разгулу „звериного украинского фашизма“ успешно противостоит наш фирменный русский „имперский интернационализм“, который мы десятилетиями оттачивали в многочисленных войнах — в Корее, Венгрии, Чехословакии, Афганистане… совсем недавно в Грузии: „Но пасаран!“, „Фашизм не пройдет!“, „Крым — наш!“…

Отзвучали разрешенные лозунги, победные реляции, и отечество наше вновь накрывает тухлая, кладбищенская тишина, которую мы называем „стабильностью“, назначив эту химеру на роль национальной идеи. Стабильность во что бы то ни стало, через войну, смерть, кровь — любой ценой. Во имя липовой стабильности нас унижают телевизионным враньем, „винтят“ ОМОНом, судят неправедными судами, сажают за песню, за книгу, за брошенный в полицейского лимон — молчим.

Это именно нас, все 140 миллионов русского народа, как гоголевского поручика Пирогова, власть хлещет по щекам ефрейторским окриком „Молчать, смерды!“. Молчим… Внутри, естественно, бушуем как вулканы, готовы буквально рвать и метать, но молча, чтобы, не дай Бог, не нарушить „стабильность“. А вечером, по рекомендации того же Гоголя, в своих клубах, дискотеках и филармониях мы „…так отличаемся в мазурках, что приводим в восторг не только дам, но даже и кавалеров“. После чего, смахнув с лица „божью росу“, продолжаем бубнить о духовности и внутренней свободе, потому, видимо, что мы мудрые и знаем цену истинной свободы и демократии. А „хохлы“, упертые и темные, стабильность не ценят и потому не желают молчать и терпеть. Им, видите ли, свободные СМИ подавай, сменяемость власти и независимый суд! Коррупция их, видите ли, не устраивает! А про внутреннюю свободу они понятия не имеют и потому не видать им нашей благодати.

И то правда, „для праздника толпе совсем не обязательна свобода“, — заметил Бродский. Подтверждаю это как рядовой член толпы. Как человек, смиренно и безропотно полвека проживший в советском рабстве. Не севший за свои убеждения в тюрьму, не принесший в жертву карьеру, благополучие, саму жизнь — как Марченко, Сахаров и многие другие апостолы свободы. Они погибли, а я перетерпел, сдерживая рвоту от отвращения к власти, и дожил до старости потому, что не боец и не борец, а слабый обыватель, боящийся боли, волнующийся за семью, родителей, детей. И сейчас негодую на нынешний режим за то, что он своей подлостью снова, как в советские времена, загоняет меня в угол, где совесть кричит: „Не молчи!“, а робкое сердце шепчет: „Не выступай…“. Только осознание трагедии развала, перед которой оказалась Россия, принуждает меня „выступать“, чтобы озвучить видимую мной реальность. Вот она: Россия стоит на краю пропасти.

Что будет? Какая беда ждет нас? — Бог знает.

Мудрец Губерман в эссе о Сократе с тревогой предупреждает: „Самое жестокое похмелье — от опьянения коллективным единодушием“. Господи, дай нам разум услышать эту простую истину! Не дай окончательно сойти с ума, за компанию с безумцами во власти!

Она, Украина, родила нас, русских. Выкормила, выпестовала и вывела в люди целый народ. Дала нам письменность и веру. Потому она и „ненька“, а Киев — „мать городов русских“. Рожденные в днепровской купели, мы выросли, разбрелись по свету, разбогатели, заматерели… И теперь, навалившись на Украину всей своей огромной сыновей тушей, мы реально насилуем собственную мать. Причем делаем это с восторгом и удальским гиканьем…

Эй вы, русские мужики, вас еще не тошнит от этой мерзости?»

Аркадий Тигай. www.facebook.com/arkaditigai

Страница 3 из 812345...Последняя »