Местный Сайт Интересные Новости с планеты Земля

2Июн/150

Самоочевидность для слепых

ящик пандоры

ящик пандоры

Шаббат, брадяги. Только на денек опоздали в этот раз. Но шалом пейсам, слава чубам.

Как известно, основным жыдобендеровским инструментом в дискуссии является отвечать вопросом на вопрос. Что выгодно отличает нас от кацапов, у которых в дискуссии всегда запланировано спрашивать ответом на ответ. В любом кацапском вопросе ответ уже содержится внутри вопроса, и кагбы намекает... Это можно было бы назвать «риторическим вопросом», если бы кацапы не были так же далеки от риторики, как куры от Моцарта. Скорее, это неуклюжая попытка подъебнуть, спрашивая самоочевидные (с точки зрения кацапа) вещи.

Кафедре это не вредит, поскольку порождает потемкинские лестницы комментов, а молодые кадеты получают возможность с рычанием погонять пацюков по двору. Как только оказывается, что вопрос далеко не самоочевиден, кацап панически загребается в землю, а веселые кадеты тащат его на поверхность за хвост, шо репку, требуя с реготом: «А ну, пиздани шото еще!»

Мы на подобные вопросы не отвечаем, потому что давно уже все отвечено и больше не интересно. Поэтому сегодня мы займемся не самими вопросами, а другим – почему кацапы их задают? Вот, действительно, что надо иметь в голове, кроме стандартной минеральной ваты, чтобы спрашивать такую хуйню?

***
Хит намба ван: «А почему ты не в АТО с автоматом?» Большинство жыдобендеровских кадетов традиционно отвечает вопросом на вопрос: «А почему ты не в Хакасии с огнетушителем?» Но это зряшные усилия. Кацапам реально похуй не только пожар в Хакасии, но даже в собственном доме, если не горит точно под ними, на этаж ниже.

Дело в том, что подобные вопросы задают малолетние пиздюки, которые не то что в АТО – в серьезной драке никогда не бывали. Они реально думают, что узнав о войне, люди вскакивают, переворачивают офисные столы, заливают очаги из чайников, чмокают поспешно жен, бегут на вокзал, требуют в кассе «один билет до АТО», а там пытаются запрыгнуть в первый проходящий БТР и выпросить у командира пулемет. Как беглый король Матиуш, едут на войну, спиздив в холодильнике пачку сосисок, и зависнув на сцепке товарного вагона со снарядами.

Как устроена война, с ее призывами, КМБ, ВУС и прочим, этим детям «нинтендо» неведомо. Если в Хакасии шото горит, то туда бегут тушить те, кому положено или просто интересно поучаствовать. Добровольно и за свой счет. Сам же кацап, сидит в офисе, камлает «я больше приношу пользы на своем месте» и «я плачу налоги».

Хит намба ту: «А почему ты на русском разговариваешь?» По сути тоже отвечалось, но интересно здесь другое. Кацап, наглотавшись из телеблевальника, действительно не понимает, что текущий конфликт – это противостояние двух культурных, социальных и политических парадигм, а вовсе не защита «косноязычных» от жыдобендеровцев. Естественно, те кто кацапскую агрессию не поддерживают, говорить на русском не могут. Это ж когнитивный диссонанс, мы вас защищаем, а вы нас нахуй посылаете! Тогда по-русски не говорите, иначе че мы защищать будем?

Кроме того, кацап на полном серьезе считает язык своей собственностью. Что не мешает ему одним пальцем натыкивать слова на языке вероятного противника в адресной строке браузера. Некоторые кацапы даже осознанно учат английский, как они сами говорят – «с целью профессионального роста». Я не знаю что должно произойти, чтобы я с целью такого роста начал учить эрзянский язык. Ничего кроме лизергина на ум не приходит.

***
Я привел эти два намозоленных примера для иллюстрации мира кацапской самоочевидности. Луна вращается вокруг Земли. Скажи, что система вращается вокруг общего центра масс, кацап будет тебе пальцем в небо показывать и доказывать что ты дурак.

Тобто понятно, шо такие вопросы на ответы являются для кацапа самоочевидными, ответы на них не требуются, и они должны смутить собеседника. Именно так кацап видит мир, и предполагает что его все так видят. Собеседник, действительно, обычно смущается. Потому что с умственно неполноценными всегда общаться трудно, чужая инвалидность вызывает неловкость.

Но лечить ее не надо, вам за это не платят. Само заболело – нехай само и лечится. С какого перепуга когнитивный диссонанс в ватной голове должен становиться вашей проблемой?

***
Однако, появился еще один тип кацапских вопросов на ответы, с которым все намного сложнее.

Судя по тому шо москальский блитц-кригъ в Украине провалился, уже усвоенное положение вещей внезапно становится "проектами", а проекты почему-то "сворачиваются", и даже телеблевальничек не приносит привычного успокоения, кацапня все чаще непривычно мирным тоном задает вопрос на ответ: «Как мы будем жить дальше?» Мы, в смысле - мы и они.

И опять для кацапа здесь явная самоочевидность – поскольку мир лучше войны, обиды надо прощать, раны залечивать, и вообще в конце драки положено пожать руки (исключая хоккей), то самоочевидно, что отвечать надо: «Как-нибудь помиримся». Так учили еще в детсаду, что в итоге все как-нибудь мирятся.

В кацапской самоочевидности «помиримся» обозначает перенесение точки статус-кво на более выгодную для них позицию, прекращение агрессивных действий с их стороны и полное прощение с нашей. Естественно, ни о какой компенсации речь не идет, москаль уверен, что если он не гадит – это уже достаточная компенсация с его стороны. Ну, разве это не самоочевидно?

Еще более самоочевидно, что поиском на ответ «Как будем жить дальше?» после того, что они у нас собственноручно нахуевертили, должны заняться обе стороны – то есть опять нам предлагают заняться решением их проблем. Это как тупая курица позвонила бы своему любовнику и сообщила: «У нас проблемы, мася, я к мальчикам с фитнеса ехала, и на твоей машине гаишника сбила». Вообще-то, любому вменяемому человеку самоочевидно, что на тупую курицу надо срочно вешать еще и угон транспортного средства. Но в реальности кацапов и тупых куриц самоочевидно другое – сейчас наебаный трижды хозяин машины опустошит свой сейф, набьет карманы деньгами на взятки, и примчится доказывать что за рулем был лично он, а не его маська, не доехавшая до трахальщиков с фитнеса.

И уж совсем абсолютом самоочевидности для кацапа является то, что нам с ними придется «жить вместе». Вот прямо так брать и жить. Вместе. А как же еще?

***
Я читаю иногда всяких аналитиков, и особенно мне нравятся те, которые пишут про стратегию «Анаконда», применяемую цивилизованным миром в отношении Кацапстана – медленное удушение, не предусматривающее резких движений. Однако мы на кафедре умнее всяких аналитиков, и поэтому говорим прямо – то шо делают с Россией, это не «Анаконда», это «Варан». Это вырвать кусок из сраки жертвы, и идти на безопасном расстоянии за шатающейся от кровопотери и сепсиса лошадью, дожидаясь пока она тихо околеет.

Санкции не саночки, их не развернешь за веревочку. А шо, кто-то реально думает, что если завтра Раиса Владимировна станет хорошей, пострижется и обкусает ногти, то специально для нее подкрутят цены на нефть, чтобы она не кашляла? Или моментально возместятся репутационные потери? Соберутся люди и скажут: «Ну его нахуй тех норвежцев, давайте опять у России покупать, вон они какие цяци стали!» Они зе халосенькие…

Санкции, как аналог ампутации, причиняют поначалу неудобство обеим сторонам. Только потом у одной стороны заживает и отрастает, а у другой – загнивает и отравляет. И что-либо менять в таком раскладе не заинтересована именно выздоравливающая сторона. В самоочевидности же кацапского сознания предполагается, что отрезанную ногу можно пришивать туда-сюда сколько угодно, главное когти на пальцах ноги обкусать и педикюр сделать.

***
Открывая из любопытства и жадности коробочку с пиздюлями, кацапы в своей самоочевидности предполагали, что если коробочку закрыть, то ситуация вернется к исходной. И теперь, растерянно наблюдая за порхающими по комнате пиздюлями, они спрашивают: «Как мы будем дальше жить вместе?»

Правильный жыдобендеровский ответ вопросом на вопрос звучит так:

- А с чего вы взяли, что вообще будете жить?

Chipollino (gorky_look)

http://gorky-look.livejournal.com/58654.html

29Май/150

Жизнь в оккупации

Донбасс, дом разбитый миной

Донбасс, дом разбитый миной

Люди, оставшиеся на территории «ДНР» И «ЛНР», рассказывают в своих письмах о том, как выживают и что, вопреки всему, дает им силы сохранять человеческое достоинство

«Освободители» лишили этих людей всего: спокойной жизни, бытового комфорта, работы, еды, лекарств. «Там» сейчас выживают, а не живут. И радуются самой малой малости — если удается поспать, поесть, помыться. Это уже сродни празднику. Жители привыкли к тому, что в «республиках» нет воды, света, связи, к отсутствию, казалось бы, простых желаний (поездка на море, ремонт квартиры, новая одежда) и даже к стрельбе (у многих чувство страха давно трансформировалось в обреченное «будь что будет»).

А вот голод — совсем иная категория. К голоду не привыкнешь и не приспособишься. Безусловно, можно меньше есть (большинство давно урезало «паек» себе и домочадцам) и без прежних разносолов обходиться, и «суп из топора» научиться варить. Но если запасы кончились, «гуманитарка» не досталась, денег нет (и непонятно, когда будут — завтра, на следующей неделе или через два месяца), что делать тогда? Если нет ни-че-го, выехать на «большую землю» невозможно, а сил бороться нет?

Как остаться человеком в аду? Как не опуститься, не начать работать локтями, расталкивая других? Как брать на себя чужую боль, когда свою терпеть невмоготу?

«Не уехала только потому, что у меня восемь кошек. Как я их оставлю?»

«Хочу рассказать не о людях, к которым пришла война, — пишет Елена из небольшого городка в самом тылу „республики“, которую она называет не иначе, как „ды-ны-ры“. — Тут все понятно, даже не хочу сотрясать воздух — я о домашних любимцах, оставленных хозяевами.

„Эмигрантов“ две категории — одни договорились с друзьями, соседями, чтобы те кормили мурзиков и рексов и присматривали за ними, другие просто выбросили животных на улицу. Часто расстаются с питомцами и те, кто никуда не выехал, — самим есть нечего.

Заботиться о животных, когда вокруг столько горя, нелегко. Если люди такое творят по отношению к себе подобным, как-то не до четвероногих.

А брошенные коты и собаки преданно ждут возвращения хозяев. На остановке возле одного магазина несколько месяцев сидел тощий грязный алабай. Сколько ни пытались сердобольные люди забрать породистую овчарку, бесполезно. Потом алабай куда-то исчез. Умер, наверное, от тоски.

Я давно говорила, что городу нужен приют для животных. Готова была даже деньги пожертвовать на это. Как сейчас пригодилось бы такое заведение!

И раньше у нас полно было бездомных кошек и собак. Теперь их количество просто запредельное — к мусорным контейнерам во дворе не подойдешь, в посадках, балках, возле столовых бродят целые стаи. Одичавшие, голодные, они готовы броситься на тебя в любую минуту.

„Ополченцы“ в начале весны взялись их расстреливать. Нелюди.

Знаете, почему я не выехала? У меня восемь кошек. Куда их дену? Как брошу? Кроме них, меня в этом городе ничего не держит. Разговоры о грядущем счастье выводят из равновесия. Единственная отрада — мои пушистики. Когда начинаются обстрелы, „обкладываюсь“ ими и сижу в коридоре. Получается, спасаем друг друга.

Кстати, заметила, что многие стараются как-то помочь брошенным животным. Часто вижу, как очень скромно одетая молодая женщина с двумя детьми разносит по „точкам“ какую-то кашу. Несколько пенсионерок тоже регулярно курсируют по поселку с нехитрой едой. Это поразительно, правда».

«Дожили: морковь и капуста стали роскошью»

«Недавно захожу в овощной, — пишет Анна, которая живет в одном из оккупированных „ДНР“ городов. — Цены просто зашкаливают. Прошли времена, когда покупала все, что хочется, когда детвору баловала ананасами, не говоря уж о яблоках-клубнике-малине. Сейчас беру только самое дешевое. Дожили: морковь и капуста стали роскошью.

У прилавка стоит сгорбленная старушка. Еле узнала в ней бывшую учительницу младшей дочери. Нет ни былой осанки, ни уверенного взгляда. Худющая, неопрятная, да и пахнет от нее, мягко говоря, не очень. Выбираю свеклу, а краем глаза слежу за ней. До чего дошла! Почему-то подумалось: может, бабулька пьет?

А она все по сторонам оглядывается, мнется, заискивающе смотрит на продавщицу.

Та не выдержала:

— Елена Михайловна, берете что-нибудь?

— Ирочка, мне неудобно. Могу попросить вас об одолжении?

— Господи, да просите уже. Что нужно?

— Мне бы картошинку… одну.

И уже на выдохе, очень тихо:

— Бесплатно.

Она не заплакала, и это поразило больше всего. Только руки заметно задрожали и, казалось, ссутулилась еще больше.

Не знаю как, но я поняла, что старушка безропотно примет отказ. Просто развернется и побредет домой. Молча.

Однако разбитная Ира, муж которой, кстати, верой и правдой служит „ДНР“, не произнося ни слова, протянула две крупные картофелины.

„Ого, сколько побрякушек на ней надето“, — машинально отметила я. Жены „ополченцев“ нынче и приоделись, и „озолотились“, и собачками породистыми обзавелись. Но это так, к слову.

„Спасибо“, произнесенное едва различимым шепотом, показалось криком. Догнала, всучила Елене Михайловне последнюю пятерку — больше не было, сами перебиваемся кое-как. Никакой реакции. Сухие выцветшие глаза, полное безразличие, обреченность, покорность.

Я не знаю и не хочу знать, ходила ли она на „референдум“, „ватница“ она или патриотка. Знаю только, что человек должен есть каждый день. Хоть что-то.

Еще один случай. Недавно на одной улице соседи вынуждены были взломать дверь дома, где проживали пожилые супруги. Те давно никуда не выходили, вот люди и забеспокоились. Нашли два изможденных тела. В доме не было даже соли.

Смерть от голода уже никого не удивляет. В основном умирают одинокие старики.

Обычный разговор:

— От чего умер?

— Есть нечего было…»

«На моих глазах соседу снесло полголовы»

«Калаш» — аргумент сильный, — пишет Анатолий, который раньше был владельцем довольно успешной, хоть и небольшой фирмы. Ее в первые месяцы оккупации «отжали» боевики. — Я даже не сопротивлялся. Причем эти твари даже моих пожилых родителей не пощадили. Вломились ночью и давай орать, что предприятие «национализировано», а «вашего сына щас к стенке поставим». Маму потом еле откачали.

Кстати, ни один из моих рабочих не стал сотрудничать с «новой властью». Все взяли расчет. Честно говоря, не ожидал. Не могу сказать, что они такие уж патриоты, но «этих» ненавидят люто.

В общем, остался я ни с чем. Жена с дочерью в Россию укатили, им мил Путин со своими скрепами. А мы со стариками решили, что страну не предадим.

Мама всю зиму вязала носки, потом их «тайными тропами» ребятам на блокпосты передавали. Отец фиксировал передвижение техники. Я другими полезными делами занимался.

Заметил, что народ на нашей улице сплотился. То кто-то дрова наколет одинокой старушке, то ребятишек чужих угостит, то вещи какие-то предложит — мол, «есть лишние». Так и живем.

Хотя, не скрою, взгляды у всех разные. К Украине после ее отказа платить пенсии, безобразий на блокпостах и так далее отношение плохое. Ну, а к «ополченцам» — еще хуже.

Люди смертельно устали. От жутких звуков, безысходности, нищеты.

Наш поселок до поры до времени всякие ЧП обходили стороной. «Прилетало» в другие районы. Правда, все прошлое лето мы просидели в погребах, потом зимой пришлось там мерзнуть. Но это мелочи. Главное, что жилье цело и с близкими ничего не случилось.

Не так давно, когда «перемирие» уже было в разгаре, мы стояли с соседом у забора, который разделяет наши участки. Говорили о том о сем.
Он симпатизировал «республике» с самого начала. В ответ на все мои аргументы — пересказ российских телепередач. Его любимая фраза: «Все наладится, надо только потерпеть».

Знаю, он что-то постоянно ремонтировал этим бандитам, жена какие-то тормозки им носила. Захарченко для них — вождь всех вождей. И ведь не старые еще люди, и Интернет у них есть, могли бы почитать хоть что-то. Но вот затмило им разум, хоть тресни.

Однако, так как мы бок о бок жили не один десяток лет, наши дебаты не доходили до высокого градуса. Он был одним из немногих, кто хотя бы слушал оппонента. Это редкость в наших краях. Единственное, от чего я злился, это когда он произносил «укры», «нацики», «бЭндеровцы», «хунта».

Сколько ни пытался доказать соседу, что все обстрелы идут из точек, где стоит российская техника, — бесполезно. «Не может такого быть, это ж наши!» — отвечал он.

И вот разговариваем, курим. Он опять заводит свою бодягу о том, что «ДНР» скоро признает весь мир, что все восстановим, что работы «будет валом»…

Я махнул рукой, жди, мол, и побрел к дому.

И вдруг как засвистело, как задрожало! Меня отбросило куда-то к сараю. Дым, осколки, комья земли.

И тут, как в замедленной съемке, рядом шлепнулся фрагмент чего-то красного.

Я плохо соображал в тот момент. Такое ощущение, что видел себя со стороны. Поковылял в дом. Двери настежь, мебель какая-то упала, трещины в стенах. Армагеддон.

Слава Богу, мои в порядке. Но глядеть на них страшно — даже не бледные, а зеленые какие-то.

Оглохший, очумевший, злой, вышел во двор. А там возле поваленного забора тело Ивана. Полголовы как бритвой срезало. Словом, тот окровавленный кусок — вторая половина его головы.

Я не кисейная барышня, но мне стало плохо. Выворачивало наизнанку так, что чуть концы не отдал.

Знаю точно, что «прилетело» от боевиков. Все соседи могут это подтвердить. Вокруг нет ни заводов, ни мостов, ни других объектов. Лупили сюда «просто так», это мы потом услышали от местных «ополченцев».

Может, не стоит об этом говорить, но на похоронах Ивана я рыдал. Ничего не мог с собой поделать. Так мне его жалко, хороший мужик был.

И еще. Хочу, чтобы меня услышали отцы-командиры. Говорю не только от себя. В общем, бомбите нас, обстреливайте, «утюжьте», только освободите быстрее. Сил нет ждать".

«Я орала этим бурятам: «Что вы здесь забыли?»

«До сих пор не могу без содрогания вспоминать о своей выходке, — пишет дончанка Татьяна. — Я трусиха, каких поискать. Никогда не перечила ни начальству, ни хамам в очередях, ни пьяным жэковским сантехникам. Просто отмалчивалась или уходила в сторонку.

Конфликты, разборки, шумные ссоры — это не мое. Даже разговаривать громко не умею. Может, поэтому с карьерой не заладилось. Организовать не могу никого, даже детей и мужа. Помните, как в «Иронии судьбы»: «Мама говорит, что на мне все ездят»? Это про меня.

Короче, иду я на днях утром в магазин. Вижу, как в соседнем дворе какие-то буряты чинят САУ (самоходную артиллерийскую установку. — Ред.). Что-то сломалось, видимо. Сытые, довольные, смеются. Хозяева!

Что щелкнуло в моей головушке в тот момент, понятия не имею, но такое зло меня взяло, аж до дрожи. Подхожу:

— Вы что здесь делаете?

— Мать, ты чё? Иди своей дорогой!

Но я уже не могла остановиться — «Остапа несло»! Выдала им все по полной. И про «братскую» страну, и про «русский мир», и про «трактористов» с «шахтерами». Кричала, что не надо нас защищать, что пусть убираются, даже сказала (первый раз в жизни) куда. Еле сдержалась, чтобы не вцепиться в их наглые рожи.

Думала ли о том, что могут шмальнуть, что заберут в подвалы СБУ, что семья даже не узнает, что со мной и где я? Нет! Все чувства отключились вообще. Точнее, остались только брезгливость и омерзение. И никакого страха.

Потом, когда вечером рассказывала об этом мужу, меня трясло. От обиды, бессилия, злости.

Он, разумеется, не похвалил за «бенефис»: «Ты бы хоть о детях подумала».

Поймите, я спокойный и мирный человек, не экстремал. Но на донецкий Майдан, самый последний, мы с мужем пошли. Стояли вместе со всеми. Пели гимн, кричали «Слава Украине!». Нас было много.

Я выросла в этом городе. Люблю его парки, скверы, аллеи, люблю работу, друзей, соседей. Люблю свою страну. Она моя, понимаете?!

И если такую тихоню вдруг (или не вдруг?) прорвало, это что-то да значит. Кстати, эти буряты-якуты молчали — вообще ни слова не проронили! Вот в чем парадокс.

Может, надо не бояться и чаще «выступать»? Тогда места мало будет всем этим «заблудившимся туристам», а заодно и пушилиным-пургиным-захарченко».

Подготовила Маргарита ЛИВАНОВА,
специально для «ФАКТОВ»

http://fakty.ua/200472-smert-ot-goloda-zdes-uzhe-nikogo-ne-udivlyaet-v-osnovnom-umirayut-odinokie-stariki

28Май/150

Антология трусости

Последний год довольно часто встречаю тех, что претендует на то, чтобы быть «над схваткой». Обычно их логика сводится к тому, что Украина мало чем отличается от России. Мол, в одной стране славят Сталина, а в другой – УПА. Мол, люди гибнут не только от российских снарядов, но и от украинских. Мол, в России бьют за желто-голубой флаг, а в Украине – за георгиевскую ленту. И рефреном идет тезис о том, что всем нужен мир.

Подобная логика очень удобна. Она позволяет носить белые одежды, заниматься абстрактным «толстовством» и претендовать на универсальное миролюбие. И у меня к этим людям только один простой проверочный вопрос.

Украинская армия находится на территории России, или российская армия находится на территории Украины?

Ответ на этот вопрос расставляет все по местам. Потому что бессмысленно сравнивать СМИ страны-агрессора и страны-жертвы и находить пропаганду по обе стороны границы. Война имеет свою жестокую логику – в ней невозможно участвовать, не снимая белых перчаток. В любом конфликте всегда есть потери от «дружественного огня», снаряды падают не только на вражеские позиции, но и в жилые кварталы, от мародерства и взяток на блокпостах не застрахована ни одна армия в мире. И единственный этический маркер сосредоточен в том, кто первый вывел свою армию из казарм и посадил на броню.

В том же Сталинграде мирное население погибало не только от немецких бомбардировок, но и от советских артподготовок. Потому что килограммы железа не всегда летят туда, куда предполагалось. Но общий консенсус состоит в том, что жертвы среди мирного населения лежат на совести вермахта. Потому что именно немецкие солдаты пересекли государственную границу 22 июня.

Можно сколько угодно критиковать информационную политику Киева, но это не уравнивает ее с информполитикой Москвы. Можно сколько угодно писать про абсурдность принимаемых Верховной Радой законопроектов, но ни один из них не позволял Киеву ввести войска на территорию соседней страны. Зато я прекрасно помню, как год назад обе палаты российского парламента предоставили такое право российскому президенту.

И нет смысла обсуждать, что затем это разрешение отозвали. Потому что война началась даже не в тот момент, когда прозвучал первый выстрел на Донбассе, а в тот, когда российская армия вышла на крымские улицы. Те, кто любят говорить о том, что присутствие российских солдат на Донбассе не подтверждено официально, забывают о том, что они есть на полуострове. Даже если бы этим все и ограничилось – сама по себе «крымская весна» дает четкий ответ на вопрос о том, кто в нынешней войне агрессор, а кто жертва.

Рассказывать про «взаимную атмосферу ненависти», которой надо «положить конец», конечно, удобно. Не надо нырять в пыльные словари в поисках значений слов «контрибуция», «репарации», «трибунал». Можно безадресно рассуждать о том, что «все плохие». Что ж, вполне возможно, что в мирное время «все» очень даже «плохие», но война – это слишком тяжелая гиря на чаше моральных весов, чтобы ее можно было уравновесить абстрактными разговорами о «геополитике».

Если какая-то страна становится агрессором, то все издержки и жертвы войны ложатся преимущественно на нее – вне зависимости от маркировки конкретных снарядов и мин. Если страна становится агрессором, то коллективная моральная ответственность ложится на каждого ее гражданина. Статус агрессора – это вообще та история, которая тянет за собой сильный логический ряд, от которого уже не удастся отмахнуться. И отсидеться в ментальном бомбоубежище, публикуя фото с котятами, уже не получится.

И поэтому я прекрасно понимаю тех, кто сводит весь пафос своей позиции к фразам «все виноваты» или «никто не виноват». Им всего лишь страшно. Страшно брать ответственность, страшно делать выбор, страшно назвать вещи своими именами. Но только почему они решили, что трусость – это позиция?

Павел Казарин. http://ru.krymr.com/content/article/27036882.html

27Май/150

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

В сети интернет выложили видео обстрела города Горловка, якобы украинскими войсками:

Через короткое время появляется сюжет на российском канале Россия 24.

https://www.youtube.com/watch?v=Mj2D66-W2Hc

Для неместных ничего странного - война. Для знакомых с окрестностями понятно, что не всё так как нам пытаются рассказать россми.

Небольшое расследование местных жителей:

Произвёл привязку к местности и... удалось точно установить точку съёмки. По видео по ссылкам выше не был уверен на все 100%, но есть ещё это же видео полное. На первых кадрах "оператор" настраивает свою камеру и в кадр попадают необходимые для привязки к местности ориентиры, в частности "Площадка для отстоя автобусов" и своеобразная ступенчатая архитектура дома за которым в сторону съёмки только частный сектор. Точка съёмки находилась по адресу ул. Герцена, 44 (4 или 5 этаж).
Полное видео:

https://youtu.be/0SKEUvqz0CY

Место и направление съёмки:

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Благодаря особой архитектуре здания, отсекается большая часть сектора съёмки (справа перекрывает корпус многоэтажки тем самым ещё уточняет направление съёмки.

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

По сообщению жителе город известно, что обстрелу подверглись н.п. Озеряновка, район Горловки - Короленко, Трикотажная фабрика. Эти данные прекрасно согласуются с направлением съёмки, и попадают в поле зрения "оператора", но противоречит его комментариям, в которых он говорит, что обстреливают центр Горловки. Центр г. Горловка находится за спиной "оператора" немного восточнее. Т.е. "оператор" умышленно искажает факты.
Кроме того, он постоянно подчёркивает тот факт, что он слышит залпы и свист пролетающих мин (звук выстрела на видео соответствует 120 мм миномёту) у себя над головой по направлению из-за спины, и подчёркивает, что злые ВСУ плохо ложат мины - не кучно. Всё бы хорошо, но у него на самом деле за спиной центр Горловки, т.е. ВСУ умудрились из 120 мм миномёта с н.п. Майорск накидать мин аж до н.п. Озеряновка через всю Горловку.
Известен адрес по которому было одно из попаданий: ул. Планерная 16. Красная окружность описывает максимальную дальность выстрела 120 мм миномёта 8000м. в центре пострадавший дом:

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Думаю комментарии излишни.
Вывод: "оператор" - Гавнюк
P.S. всё указывает на то, что стреляли терры, и основная цель их была скорее всего ветка водовода Северский Донец-Донбасс, она как раз находится между точками обстрела. Продолжают таким образом нагнетать злость к "Хунте", которяю решила летом в жару засушить весь Донбасс. Российские СМИ по поводу повреждения трубопровода молчат, а было выпущено по последним данным около 35 мин.

airman http://kramatorsk2.info/forum/index.php?topic=948.msg104052#msg104052

25Май/150

Око за око

Корбан

Корбан

Киев. Хороший солнечный день. Случайно проезжал мимо скандального торгового центра, того, где пару лет назад тигровая акула чуть не сдохла – Ocean Plaza. Зашел, осмотрелся — ничего так. Большой, просторный, понравился мне. В последнее время его часто минируют телефонные маньяки. Как-то летом прошлого года я тоже звонил сюда, но по другому поводу. Тогда Крымские жулики объявили о масштабной национализации на полуострове. На одном из заседаний так называемого Совмина Крыма приняли решение отобрать, в том числе, и мои гостиницы в Ялте. Недолго думав, я набрал руководителя ТЦ Океан Плаза и предложил приготовить ключи и все правоустанавливающие документы на торговый центр — для передачи их моим юристам. Управляющий (имя не помню, но человек явно образованный), поинтересовался, на каком основании я выдвигаю такие требования. Я вежливо объяснил: произошла неприятность с моей собственностью в Крыму, и поэтому я решил нанести асимметричный ответ — получить в качестве компенсации торговый центр, принадлежащий гражданам Роттенбергам — ближайшим друзьям В.Путина.

— Это как? – уточнил мой собеседник.

— Мене не е...т – как ваши владельцы будут проводить зачет с так называемым руководством Крыма, — сказал я, отрезав диалог.

Прошло более чем полгода, но в мои гостиницы никто не приходил.

А после того, как я ушел в отставку с поста зам губернатора, буквально на следующий день пришли крепкие крымские парни и описали мою крымскую собственность.

Сегодня же я понял, что это – судьба, и я не случайно оказался в этом просторном торговом центре. В конце концов, Украина воюет, а российский бизнес чувствует себя комфортно и тепло в нашей стране. Пора бы власти уже с этим что-то делать. Однако, у некоторых есть активы в РФ и по этой причине, наверное, решения не принимаются.

Ну а пока наша власть в раздумьях, хотел бы обратиться к господам Роттенбергам: Должен заметить, что я буду вынужден применить весь арсенал эффективных методов смены собственников, который получил, так сказать, в прошлой жизни. Я давно обещал себе от них отказаться, но сделаю одно исключение. Отдельно хотел бы подчеркнуть, что к ущемлению прав «русских» наш с вами асимметричный зачет не имеет никакого отношения. У нас, господа Роттенберги, все будет чисто по-еврейски. Вы должны помнить, в Торе написано: око за око, зуб за зуб. Думаю, даже английское правосудие может принять это в качестве аргумента, но надо проконсультироваться.

P.S. Пишу я вам все это, стоя у аквариума. В нем – акула, даже две. На дне притихли. Хорошие, маленькие, пока живые. По итогам подарю их Демиену Херсту – пусть утопит в формалине.

Геннадий Корбан

25Май/150

Пираты ХХI века

пираты

пираты

Теперь становится ясно, кем же на самом деле являются засланные на Донбасс военнослужащие соседней страны. Это — пираты.

Только в увлекательных авантюрных романах пираты — это безбашенные морские разбойники, йо-хо-хо и бутылка рома, сорвиголовы, пустившиеся в опасное плавание на свой страх и риск. Конечно, страха и риска было немало. Но пиратские флотилии нередко использовались морскими державами в случаях, когда они не хотели идти на прямой конфликт с потенциальным противником, но стремились ослабить его экономический и военный потенциал. При этом прямого повода отвечать на пиратское нападение ударом по "настоящему" флоту враждебной страны как бы и не было — зато можно было прибегнуть к услугам собственных пиратов. И у многих командиров разбойничьих кораблей, этих самых йо-хо-хо, хранился в дальнем ящике капитанской каюты адмиральский кортик. А некоторые, как например знаменитый корсар вице-адмирал сэр Фрэнсис Дрейк, становились вполне легальными флотоводцами после нескольких десятилетий удачной разбойничьей карьеры. Так что "гибридная война" была уже тогда.

Путин ничего не придумывает. Он просто погружает современный мир в новое Средневековье и хочет, чтобы мы жили по его правилам. Цивилизованному миру действительно очень непросто приспособиться к восторжествовавшей дикости. Испанцы или османы точно знали, какое самое действенное лекарство против чужих пиратов — свои собственные, родные разбойники. Но мы не можем в ответ на пиратские действия российских военных организовывать разбойничьи действия на территории державы-агрессора — и самим будет как-то не приятно заставлять отвечать за действия пиратов ни в чем не повинных мирных граждан, зачастую таких же украинцев, только живущих по другую сторону границы, да и нашим союзникам будет непонятно, как это мы решились на нарушение международного права.

Виталий Портников

16Май/150

Народ замоченный в сортире

За 25 лет после крушения СССР русские так и не научились мыслить...

Побывав в некоторых регионах России, включая Сибирь (только в этом году - Барнаул, Алтайский край, Красноярск), я осознал весь масштаб катастрофы человеческого капитала этой убогой страны. Кроме новых поколений людей, которые сформировались за последние 20 лет - выросших с ролевыми героями не мультфильмов Диснея, а телесериала "Менты", полностью неспособных выстраивать простейшие причинно-следственные связи, существует целая армия 50-65-летних, интеллектуальный уровень которых можно откровенно и справедливо назвать слабоумием.
Тем, кому сейчас 50-65, закрашивали площадь СССР красным цветом на своих контурных картах, учась в советских школах.
Но тот, кто не научился думать, до сих пор раскрашивает весь этот регион красным в уме.

За 25 лет после крушения СССР эти люди не научились мыслить по-другому. Они продолжают думать, что "это наше". Отдельные страны, суверенитет сопредельных государств, другие народы, государственные границы, территориальная целостность - забудьте. Такие слова не посещают их головы.
Путин и его ОПГ всё правильно просчитали. Эти приматы - их электорат, они же рабы для поддержания бесконечной эксплуатации бесконечной природной ренты бесконечно богатых географических площадей во имя путинской ОПГ. А, возможно, и сама путинская ОПГ является частью этих приматов.

Я не знаю точно, где, как и когда этот последний уродливый осколок империи будет разрушен, но я знаю одно: пока он не разрушен, он вооружён и очень опасен. И он живёт в этом состоянии зомби только благодаря Путину и его ОПГ.
Все 14 стран бывшего СССР должны помнить об этой опасности день и ночь.
Что бы я делал на их месте? Закупал бы дроны в Израиле, в больших количествах. Вооружился бы дронами до зубов и больше.
И умолял бы НАТО принять мою страну в Альянс как можно скорее.

Слава Рабинович.

23Апр/150

20 вопросов для ватников

Quilted jackets at the TV

Quilted jackets at the TV

1. Почему Донецк и Луганск — это "Новороссия", но когда над нею падает пассажирский самолет — эта территория вмиг превращается в Украину?

2. Наемничество — уголовное преступление в России. Почему "ополченцы", приехавшие из России ради выплаты кредита, не попадают под эту статью?

3. Война обходится Украине в несколько миллионов долларов за день. Логично предположить, что противнику она стоит не меньше. Вы действительно считаете, что Россия не оказывает так называемой Новороссии военную и финансовую помощь? Все танки, грады, минометы,
были куплены, конечно же, в обычном бутике? Откуда у "ополчения" снаряды? Где взяли денежные средства на войну? За счет чего они воюют? Как так получилось, что армия "Новороссии" на данный момент способна конкурировать с армиями некоторых европейских стран?

4. Почему везде, где освободители ополченцы – война. Везде же, куда ополченцы "со светлыми лицами" не добрались — мир? Почему так называемые карательные операции только там, где "ополчения"? Почему на территориях, которые контролирует Украина, нет ни смертей, ни разрушений, ни "фашистов"?

5. Почему Украина должна сдавать бандформированиям свои законные территории, юридически принадлежащие ей? Если украинские военные этого сделать не захотят – получается, они каратели? С какой радости?

6. Когда российские военные присутствовали в Крыму, поддерживая проведение псевдо–референдума, Путин сказал, что это были не наши военнослужащие, а местные жители, купившие камуфляж в магазине. Спустя месяц Путин заявил, что за спинами местных сил самообороны стояли наши военнослужащие. Спустя еще какое–то время Путин признался, что российские военные в Крыму (когда он был еще украинским) блокировали украинские воинские части. Совсем недавно российский государь подробно рассказал, как все спланировал заранее и тайно отправил десант в Крым. Сейчас Путин утверждает, что российских войск на Донбассе нет. Можно ли ему верить? Если да, то почему?

7. Как вы можете объяснить тот факт, что на нескольких граждан России, воюющих в официальных формированиях армии Украины, были заведены уголовные дела, в то время как на несколько тысяч россиян, воюющих на стороне незаконных бандформирований, до сих пор уголовных дел нет? Почему российская власть так предвзято разбрасывается уголовными делами? Разве закон не должен быть единым для всех?

8. Считаете ли вы достойным тот факт, что "ополченцы" прячутся за спинами мирных жителей, ставят их живым щитом, когда размещают в жилых кварталах свои установки и ведут оттуда огонь по украинским военным? Вправе ли адепты "Новороссии" обвинять украинскую армию в бомбежке мирных граждан, если ответка летит как раз туда, откуда ополченцы отшмалялись?

9. Москвич Игорь Стрелков взял на себя ответственность за военные действия в Украине, сказав: "Спусковой крючок войны все–таки нажал я. Если бы наш отряд не перешел границу, в итоге все бы кончилось, как в Харькове, как в Одессе. Было бы несколько десятков убитых, обожженных, арестованных. И на этом бы кончилось. А практически маховик войны, которая до сих пор идет, запустил наш отряд. Мы смешали все карты на столе. Все! И с самого начала мы начали воевать всерьез: уничтожать диверсионные группы правосеков". Как вы относитесь к такому заявлению бывшего министра обороны "Новороссии"? Если бы кто–то из американцев позволил бы сказать нечто подобное, какова была бы ваша реакция на такие слова?

10. Минобороны РФ пообещало обеспечить семьи погибших у границ Украины. Семьи смогут рассчитывать на 2 млн страховой суммы и 3 млн – единовременное пособие. Вы даже не допускаете мысли, где и при каких обстоятельствах могли погибнуть российские военнослужащие? Вам не интересно, почему от вас это скрывают?

11. В России часто разгоняют оппозиционные митинги. Многие скажут, что эти митинги бывают незаконными и несогласованными, поэтому их и разгоняют. Теперь скажите: Захватывать администрации, ходить с автоматами по городу и ездить на Градах — это законно? Срывать с административных зданий флаги своей страны и вешать вместо них другой — не нарушение закона? Как долго российская власть позволила бы происходить подобному? Стал бы Путин применять меры или, быть может, сел бы с террористами за стол переговоров? Если бы вооруженные формирования в каком–нибудь российском городе захватили органы власти, их лидеры самопровозгласили себя народными мэрами, после чего захотели бы отделиться о России, топча при этом российский флаг, думаете, Путин позволил бы незаконным бандформированиям с оружием в руках делить земли своей страны?

12. Почему каждый патриот Украины, который носит Украинскую символику, поет гимн Украины, поддерживает единость своей страны и выступает против сепаратизма, автоматически становится бандеровцем, карателем и фашистом? С какой стати?

13. Российский солдат–срочник Вадим Григорьев летом выложил в интернет ряд снимков, косвенно подтверждающих агрессию России против Украины. Под одной из фотографий со снарядами он написал: "всю ночь долбили по Украине". Это Обама или Порошенко принудили его слить провокационную информацию в сеть? Это Меркель заставила его нелепо отмазываться за содеянное на телеканале "Россия"?

14. Товарищ Путин не раз заявлял, что Россия не является стороной конфликта, а лично он уважает и поддерживает территориальную целостность Украины. Если это действительно так, тогда почему Россия не перекроет границу со своей стороны, дабы добровольцы (и не только) из РФ не имели возможности пересекать ее, чтобы воевать против территориальной целостности Украины? Почему российская таможенная служба закрывает глаза на людей, едущих воевать в Украину?

15. В августе на территории Украины были взяты в плен десантники из Костромы. Министерство обороны РФ и президент Путин заявили, что солдаты на бронетехнике и с оружием случайно заблудились, не заметив, как пересекли границу. Скажите, вы действительно в это верите? Какова была бы ваша реакция, если бы солдаты НАТО "случайно заблудились" где–нибудь под Владивостоком?

16. Почему Россия ни разу не осудила боевиков "Новороссии" и ни разу не призвала их первыми сложить оружие? В то же время официальные лица РФ ни раз призывали украинских военных сложить оружие и уйти с украинского Донбасса, оставив его бандитам. Почему во всех федеральных СМИ освещается только одна сторона? Почему многочисленные преступления боевиков в российских СМИ умышленно замалчиваются, в то время как для разжигания ненависти по отношению к украинским военным придумываются сказки о распятых мальчиках и рабах?

17. Как так могло получиться, что окружаемые и добиваемые силы ДНР и ЛНР вдруг в конце августа открыли новый фронт в направлении Мариуполя и захватили Новоазовск, загнали украинских военных в котел под Иловайском? Кто это сделал на самом деле: Силы "ополчения", которых украинская армия успешно прижимала, или российские военные без знаков отличия, которых там якобы не было?

18. Почему даже пока еще близкая России Белоруссия поддерживает территориальную целостность Украины и не согласна с имперскими планами Путина? Почему союзник Путина по "ТС" Лукашенко считает, что фашизма, как массового явления, в Украине нет, и говорит, что боевиков, воюющих против Украины, надо уничтожать? Также президент Белоруссии не признал Крым за Россией. Белоруссия — не чужая страна ни для России, ни для Украины, однако в вопросах украинского кризиса она поддерживает не российскую сторону. Бульбофашисты, я правильно понимаю?

19. Еще летом СМИ, блогеры и другие источники писали о возможном участии псковских десантников в войне на Донбассе. Спустя некоторое время стало известно о двух похороненных в Выбутах (Псковская область) десантниках: Леониде Кичаткине и Александре Осипове. На следующий день таблички с именами похороненных были сняты. На депутата Льва Шлосберга, который первым опубликовал информацию о возможно погибших в Украине псковских десантников, неизвестными было совершено нападение, в результате чего Шлосберг получил травму головы. Журналисты Дождя, которые пытались подъехать к могилам, также подверглись нападению со стороны людей в масках, поэтому журналисты были вынуждены уехать. Осенью главная военная прокуратура России официально признала, что обстоятельства гибели 12–ти псковских десантников — государственная тайна. Из официального ответа Шлосбергу следует, что десантники погибли не в местах постоянной дислокации своих воинских подразделений. Как вы думаете, аж 12 псковских десантников погибли исключительно по–случайности: От инсультов, инфарктов, суицидов и несчастных случаев на учениях?

20. За что воюют боевики "Новороссии" и что полезного они могут дать?

Виктор Кадочников. https://politota.d3.ru/comments/719546/

21Мар/150

Война без союзников

Arkady Tigay

Arkady Tigay

«В качестве основного условия для завершения „украинского кризиса“ Россия предложила Киеву подписать обязательство не вступать в НАТО. Украина согласилась при условии, что документ этот будет напечатан на обратной стороне Будапештских соглашений, в которых, как мы помним, Россия гарантировала неприкосновенность украинских границ.

Этим анекдотом меня развлекли украинские друзья в первые часы моего пребывания в Киеве. Они еще и шутят. От себя добавлю: шутят много и горько.

Спрашивали: зачем я, не журналист и не репортер, поперся в воюющую Украину? Отвечаю: после моей заметки „ИНШИ“, которая уже пару месяцев гуляет по соцсетям, слышу упреки: „Откуда знаешь, что на самом деле происходит в Украине? Ты там был? Сам лично видел? Слышал?“

Теперь вопрос снят: был, лично видел, слышал, наблюдал и ничего, что противоречило бы моим представлениям об этой войне как о нашем коллективном, общенациональном преступлении против народов Украины, не обнаружил. Подлость и насилие, с которыми мы вторглись в братскую страну, оказались именно подлостью и насилием, и ничем другим. И уж никак не заботой об угнетенном „русском мире“.

И вот теперь, вернувшись, спешу, спешу порадовать наш добрейший, духовнейший и справедливейший из народов: Украина действительно находится в тяжелом положении. У нас получилось! Мы хотели разорить и обескровить Украину. Растили и лелеяли для этого святого дела своего ручного президента Януковича. Купили и завербовали практически всю армейскую верхушку, наводнили ФСБэшной и ГРУшной агентурой аппарат высшего чиновничества, развернули невиданную по бесстыдству и масштабам пропагандистскую кампанию по очернению братского народа. Оттяпали Крым и вторглись в Донбасс… И сделали еще много других подлостей и преступлений, чтобы погрузить Украину в хаос политического и экономического коллапса, весьма преуспев в этом, так что теперь Украина действительно близка к экономическому кризису.

Мы можем радоваться и ханжески сетовать на неготовность украинцев к собственной государственности: „Мы же предупреждали!.. А теперь в гражданской войне гибнут люди…“

После подобных заявлений наши политики обычно проливают крокодилову слезу сострадания, но никто нам не верит, отказываясь признать войну „гражданской“. И только граждане России понятия не имеют, что их страна ведет в Украине захватническую, империалистическую бойню. Остальные 97 процентов населения земли в этом не сомневаются. Что, впрочем, не омрачает нашего счастья: Крым-то наш!

Однако есть и огорчения. Свидетельствую как очевидец: шансов на то, что умирающая Украина приползет к нашим газовым терминалам, к нашим генералам и олигархам, лично к Путину, моля о пощаде и снисхождении, — таких шансов нет. И не предвидится!

Сам удивлялся, разъезжая по стране: уже и территорию потеряла, и тысячи погибших, и гривня падает… но не поступилась Украина ни одной частью своей свободы и достоинства. Без исламистского фанатизма, она просто, буднично, без пафоса и патриотических истерик дает понять нам — сильным и подлым, что за свободу готова умирать. Как Небесная сотня, как Надежда Савченко, которую с иезуитским, садистским придыханием казнят в наших застенках опытные палачи…

Какая же это беспросветная тупость — в двадцать первом веке пытаться завоевать страну с сорокамиллионным народом! Что за отчеты строчат нашим дремучим политикам их аналитики и консультанты? Какие планы роятся в больных головах наших бравых генералов? Ребенку ясно, что мы ковровыми бомбежками хоть всю Украину превратим в Дебальцево, — не вернется она под крыло империи. А о пророссийском президенте в Киеве мы теперь можем навсегда забыть и успокоиться.

Нет, нет, не суждено сбыться нашей вековой холопской мечте, не царствовать нам белыми господами над заносчивыми „укропами“! Не бывать этому, судя по тому, с какими энергией, энтузиазмом и даже страстью страна готовится к будущей „большой“ войне.

Они, украинцы, ведь и в составе советской империи пружинили хвост дольше всех — пока раскулачиванием, голодомором и войной с „лесными братьями“ не была уничтожена практически четверть населения республики. А что теперь?
„В Украине наши воинские части, срочно переведенные на контракт… косят под орды отпускников“

Первое, что бросается в глаза, — это четкая граница между народом и властью. Между ними как бы заключен договор о ненападении. Гражданское общество, которое в Украине необычайно сильно, устраивает нынешняя власть тем, что не мешает обществу заниматься своими важными делами, а именно: обороной, строительством армии, снабжением фронта и пр. В адрес Порошенко я многократно слышал: „Будет мешать — снимем и поставим другого! Никаких проблем“.

Для русского уха, отстроенного ловить „дыхание Кремля“, подобные тексты звучат дикой крамолой. Между тем никакой анархии в стране не наблюдается. Наоборот: за те несколько лет, что я не был в Украине, население страны как будто резко поумнело, сосредоточилось, собралось. Порядка прибавилось. Из ниоткуда выскочили и пышным цветом расцвели тысячи общественных организаций, обществ, волонтерских объединений. Школьники плетут маскировочные сети, их родители после работы бегут на курсы по военной подготовке к партизанской войне. Родители родителей собирают теплые вещи для солдат. И так живет практически вся страна — видел, знаю. Параллельно государственному „Военпрому“ на нужды фронта в три смены пашет огромное количество частных фирм, нередко себе в ущерб.

Поразительно то, что это сплочение, это единение национального духа произошло в народе, который всегда отличался мощным, в хорошем смысле слова, кулацким индивидуализмом. Ведь „Моя хата с краю…“ — украинская поговорка. Сейчас же в городах развернуты пункты по сбору средств для армии. Несут деньги, консервы, предметы гигиены, лекарства, белье для солдат… В супермаркетах стоят ящики-копилки, на улицах автомобили с надписью „Сбор гуманитарной помощи…“ — и название воинского подразделения. Дежурят возле таких „копилок“ раненые солдаты, находящиеся на долечивании. При мне две школьницы принесли несколько банок консервов, пенсионер опустил деньги. Спросили, „как там?“. Солдат с костылем ответил, что хреново, но „трымаемся“ (держимся). Завязался разговор. Конечно, о войне…

По себе заметил: чем больше вникаешь в украинские реалии, тем чаще и явственнее из хаоса войны на первый план выступают совсем не украинские, а наши российские беды — застой, насилие, беззаконие и вранье, вранье, вранье без конца и края. Картина знакомая по той, прошлой жизни в Советской империи, в которой от нас скрывали даже историю страны, чьими гражданами мы являлись. Как же ненавидел я Советскую власть за это постоянное вранье и лицемерие, уже и не помышляя о том, что когда-нибудь что-то изменится. И вдруг — о чудо: из советского хаоса явилась страна Россия!

Не знаю, кто как, а лично я обрел Родину, которую полюбил. Полюбил не обещанный профессиональными врунами коммунистический Рай на земле, а реальную Родину — со всеми ее нелепостями, глупостями, трудностями роста, неудачами, которые я готов был делить. И Родина полюбила меня — перестала мне врать. Перестала лицемерить, перестала держать меня за идиота, которому можно вешать на уши идеологическую лапшу.

Да, рухнуло кино, и в девяностые я написал всего пару-тройку картин и пару сериалов, перебиваясь случайными заработками. Но вот правда — я обрел гражданское достоинство именно в то самое десятилетие, которое сегодня называют не иначе как лихими девяностыми. И в которое, как мне сегодня объясняют, я был унижен и стоял на коленях. Теперь же меня якобы с колен поднимают при помощи новой подлости, нового рабства и нового тотального вранья.

„Тысяча развратных канареек лучше одного благочестивого волка“, — написал Чехов. Помните „развратных канареек девяностых“ с их малиновыми пиджаками поверх „Адидаса“? Пошлость, конечно, беспредельная, но все познается в сравнении. А теперь всмотритесь внимательно в постные рожи сегодняшних „благочестивых волков“. Послушайте, как вдохновенно врут они о гражданской войне в Украине! Ведь все вранье — от первого до последнего слова. Нет никакой гражданской войны, а пара тысяч донецких уголовников, которых согнали в шайку московские политтехнологи, и которые выдавали себя за армию „Новороссии“, спасающую „Русский мир“, давно разбежались.

Так что теперь украинская „гражданская“ война продолжается по знакомому советскому сценарию, в котором наша регулярная армия тайно исполняла свой вечный „интернациональный долг“ — то под видом корейских летчиков, то в роли липовых миротворцев, то под видом военных советников… В Украине наши воинские части, срочно переведенные на контракт, в полном составе со споротыми шевронами, с техникой, боезапасом и снабжением зашедшие на территорию суверенной страны, косят под орды отпускников. Ценой гибели тысяч солдат обеспечивая тщеславным политиканам возможность надувать щеки.

Затея подлая и в своем роде уникальная тем, что за всю тысячелетнюю историю России это первая война, в которой у нас нет союзников. Ни одного. Так что не можем мы рассчитывать ни на второй фронт, ни на военную или финансовую помощь, ни даже на сочувствие. Вокруг лишь брезгливое презрение к нам, обезумевшим от вкуса крови украинских братьев.

Россия, конечно, не погибнет и в этой грязной войне, независимо от ее результата. Никуда она не исчезнет, наша Родина, хотя бы уже потому, что никому мы не нужны. Не нужны со всеми своими нефтяными полями, несметными природными богатствами и ресурсами, которые давно уже из „ресурсов“ превратились в „кандалы“, сковывающие нашу больную экономику. Нет в мире охотников на наш протухший товар. Не нужны никому 140 миллионов неадекватных граждан, готовых не задумываясь, по первому щелчку „национального лидера“ на любое преступление.

И еще я думаю, что все мы оказались участниками уникального исторического эксперимента, демонстрирующего всему миру, как тонка цивилизационная пленка, покрывающая нас — граждан России. Как легко она слетает, и как быстро и с каким восторгом мы из людей превращаемся в кровожадных нелюдей, лишь только раздается разбойный свист и крик „Бей!“. Кого бить, нам, в зависимости от конъюнктуры, вовремя подсказывают кремлевские хозяева. Оказалось, что проверенное временем „Бей жидов, спасай Россию!“ легко трансформировать в „Бей укропов, спасай русский мир!“. Или „Бей пиндосов“… или „Бей пятую колонну… бей чурок… геев… черных… бей, бей, бей!“.

Кого спасаем — уже забыли. Напоминаю: спасаем Путина во власти! Его и только его спасают тысячи русских мальчиков, погибающих на украинских полях сражений. Погибают за то, чтобы обеспечить счастливую старость дорвавшимся до власти гэбэшным упырям. Ах, какие дивные мемуары напишут эти стареющие клопы про свои сложные, полные опасностей и политических интриг, жизни под обоями власти! Все эти депутаты, министры и прочая шушера, толпящаяся у трона.
„Во имя липовой стабильности нас унижают телевизионным враньем“

Украинские друзья недоумевают: „Такая богатая страна, что вам надо в Украине? Зачем губите своих ребят? Неужели не жалко?“ Читайте классиков, дорогие друзья, там про нас все написано: и то нам надо, и зачем…

„Чтобы заставить себя заметить, нам пришлось растянуться от Берингова пролива до Одера…“ — писал Чаадаев. Слышите, братья украинцы: от Берингова пролива до Одера, и никак не меньше. „До Одера“, а не „до Волги“ или „до Днепра“, иначе „не заметят“. Поймите, что мы „великие“, но сегодня никаких признаков величия, кроме размера территории предъявить не можем, потому в рамках законных границ нам оставаться западло. Такая, видите ли, у нас особенность, ментальность по-научному. Злобные русофобы утверждают, что это болезнь. Называют и диагноз — мегаломания. Для непосвященных сообщаю симптоматику, взятую из учебника психиатрии: „…Болезнь выражается в предельной степени переоценки собственной важности, известности, популярности, богатства, власти, гениальности, политического влияния. Возможно даже „осознание“ своего всемогущества…

В психиатрии мегаломания рассматривается и в качестве составной части паранойи — мании преследования… может возникать и в виде мании реформаторства (читай: „думское законотворчество“), сутяжничества, религиозных переживаний… Больной считает, что все окружающие негативно к нему относятся…“

По-моему, „в яблочко“ — все симптомы совпадают. Но вот вопрос — как поступает опытный психиатр, когда больной настаивает на том, что он Наполеон? Правильно, он соглашается. „Да, ваше высочество, — мягко уговаривает врач. — Вы Наполеон…“. И больной успокаивается, умиротворяется, позволяет сделать успокаивающий укол, надеть смирительную рубашку. Казалось бы, чего проще?

И что бы западным СМИ не прогнуться? Небось, язык не отвалился бы — при упоминании о России промурлыкать эдакие мантры типа „Величайшая из стран, населенная добрейшим и духовнейшим народом, который несет миру высочайшие образцы справедливости и добра. Верующий в истинного Бога…“ А если нам еще отвалить поклон в пояс и всем мировым сообществом хором запеть „Боже, храни Путина!“, то мы можем впасть в такое миролюбие, что сами зарыдаем от любви и умиления. Ведь, по большому счету, мы дети. Стоит такой театр недорого, а скольких смертей на поле боя можно было бы избежать?

Только не надо опять про то, что мы „Своих не сдаем!“. Во-первых, сдаем как миленькие. Кто знает, куда девались 250 тысяч русских в Чечне? А больше полумиллиона в Узбекистане? А куда испарились 350 тысяч русскоязычных граждан Таджикистана? Неизвестно? А ведь это тот самый Русский мир, который мы, не теряя прославленной соборности, сдали с потрохами. Зато в Крыму отыгрались „по полной“. Ведь это уму непостижимо, до какой низости дошли проклятые укрофашисты, открыв в исконно нашем Крыму аж шесть (6) процентов украинских школ! При том что этнических украинцев в Крыму проживает всего-то двадцать пять (25) процентов. Кровь стынет в жилах от такой вопиющей дискриминации русского языка!

Наслышавшись о подобных притеснениях, я упрашивал друзей познакомить меня с настоящим „фашистом“ из „Правого сектора“. Готовясь к встрече, даже почитал программные документы Яроша, очень похожие на программу нашей ЛДПР. Да и сам Ярош весьма напоминает смягченный вариант Жирика, только не такой крикливый. То есть до таких патриотических высот, как мытье русских сапог в Индийском океане, Ярош, ясный перец, не дотягивает. Вспоминается, что в свое время с этой духоподъемной программой ЛДПР отхватила аж 25 процентов нашего самого читающего в мире электората. Куда тут Ярошу с его несчастными долями процента?

А пока что я приготовил несколько „неудобных“ вопросов и пошел на встречу. На выставке украинского „Военпрома“ подвели к группе немолодых, одетых в гражданское. Сказали: „Знакомься“.

— „Правый сектор“?

— Он самый, — подтвердили друзья.

Я сразу прихватил парня, который помоложе. Разговорились… Украинский фашист оказался азербайджанцем. Долго выясняли, как он дошел до жизни такой. Бежал в свое время из Карабаха. Жил в Одессе, учился, работал… Теперь на передовой. Очень торопился, потому что машина в Дебальцево уходила через час и он боялся опоздать в батальон.

— …а как же Украина для украинцев? — спрашиваю.

— А я кто, по-вашему?

— Вы только что сказали, что азербайджанец.

— Я гражданин Украины… могу паспорт показать.

И протягивает паспорт, в котором вообще нет графы „национальность“. Я начинаю объяснять разницу между гражданством и национальностью. Несмышленый фашист задумывается.

— У меня и дети украинцы, — неуверенно говорит он.

— Какие же они украинцы, если вы азербайджанец? — раздражаюсь я. — Странный вы человек, честное слово: воевать добровольцем пошли, жизнью рискуете каждый день и даже не понимаете, во имя чего!

На этих словах фашист снова оживился и отчеканил, как отличник отвечает хорошо выученный урок:

— Я Родину защищаю!..

И дальше все в таком же роде, сказка про белого бычка. Сошлись на том, что он украинец азербайджанского происхождения. С тем не облагороженный расовой теорией укрофашист и уехал в свое Дебальцево защищать Родину. Им бы нашего Дугина прикомандировать, чтобы прочистил мозги.

Зато теперь-то я понимаю, почему главные борцы с „фашизмом“ — донецкие предводители Захарченко и Плотницкий — упрекают украинцев в том, что те „отдались под управление жалким евреям“. Как очевидец свидетельствую: в добровольческих украинских батальонах такой разгул махрового фашизма, что в составе этих „националистических банд“ воюют уже не только евреи, но, как выяснилось, и азербайджанцы, и русские, и армяне, чеченцы, грузины и прочие. Как это принято у свирепых нациков.

Слава Богу, что бешеному разгулу „звериного украинского фашизма“ успешно противостоит наш фирменный русский „имперский интернационализм“, который мы десятилетиями оттачивали в многочисленных войнах — в Корее, Венгрии, Чехословакии, Афганистане… совсем недавно в Грузии: „Но пасаран!“, „Фашизм не пройдет!“, „Крым — наш!“…

Отзвучали разрешенные лозунги, победные реляции, и отечество наше вновь накрывает тухлая, кладбищенская тишина, которую мы называем „стабильностью“, назначив эту химеру на роль национальной идеи. Стабильность во что бы то ни стало, через войну, смерть, кровь — любой ценой. Во имя липовой стабильности нас унижают телевизионным враньем, „винтят“ ОМОНом, судят неправедными судами, сажают за песню, за книгу, за брошенный в полицейского лимон — молчим.

Это именно нас, все 140 миллионов русского народа, как гоголевского поручика Пирогова, власть хлещет по щекам ефрейторским окриком „Молчать, смерды!“. Молчим… Внутри, естественно, бушуем как вулканы, готовы буквально рвать и метать, но молча, чтобы, не дай Бог, не нарушить „стабильность“. А вечером, по рекомендации того же Гоголя, в своих клубах, дискотеках и филармониях мы „…так отличаемся в мазурках, что приводим в восторг не только дам, но даже и кавалеров“. После чего, смахнув с лица „божью росу“, продолжаем бубнить о духовности и внутренней свободе, потому, видимо, что мы мудрые и знаем цену истинной свободы и демократии. А „хохлы“, упертые и темные, стабильность не ценят и потому не желают молчать и терпеть. Им, видите ли, свободные СМИ подавай, сменяемость власти и независимый суд! Коррупция их, видите ли, не устраивает! А про внутреннюю свободу они понятия не имеют и потому не видать им нашей благодати.

И то правда, „для праздника толпе совсем не обязательна свобода“, — заметил Бродский. Подтверждаю это как рядовой член толпы. Как человек, смиренно и безропотно полвека проживший в советском рабстве. Не севший за свои убеждения в тюрьму, не принесший в жертву карьеру, благополучие, саму жизнь — как Марченко, Сахаров и многие другие апостолы свободы. Они погибли, а я перетерпел, сдерживая рвоту от отвращения к власти, и дожил до старости потому, что не боец и не борец, а слабый обыватель, боящийся боли, волнующийся за семью, родителей, детей. И сейчас негодую на нынешний режим за то, что он своей подлостью снова, как в советские времена, загоняет меня в угол, где совесть кричит: „Не молчи!“, а робкое сердце шепчет: „Не выступай…“. Только осознание трагедии развала, перед которой оказалась Россия, принуждает меня „выступать“, чтобы озвучить видимую мной реальность. Вот она: Россия стоит на краю пропасти.

Что будет? Какая беда ждет нас? — Бог знает.

Мудрец Губерман в эссе о Сократе с тревогой предупреждает: „Самое жестокое похмелье — от опьянения коллективным единодушием“. Господи, дай нам разум услышать эту простую истину! Не дай окончательно сойти с ума, за компанию с безумцами во власти!

Она, Украина, родила нас, русских. Выкормила, выпестовала и вывела в люди целый народ. Дала нам письменность и веру. Потому она и „ненька“, а Киев — „мать городов русских“. Рожденные в днепровской купели, мы выросли, разбрелись по свету, разбогатели, заматерели… И теперь, навалившись на Украину всей своей огромной сыновей тушей, мы реально насилуем собственную мать. Причем делаем это с восторгом и удальским гиканьем…

Эй вы, русские мужики, вас еще не тошнит от этой мерзости?»

Аркадий Тигай. www.facebook.com/arkaditigai

Страница 3 из 1812345...10...Последняя »