Юрий Богданов

Про Марьинку, зраду и нервы

Юрий Богданов

1. Марьинку ВНЕЗАПНО не взяли. Генштаб ВНЕЗАПНО разрешил пользоваться артой. ЗРАДА внезапно пока не случилась. Хотя это война, случится может всякое. И ЗРАДА, и ПЕРЕМОГА в том числе. Но я не об этом.

2. Желание некоторых волонтеров, журналистов и просто «заинтересованно-переживающих» наблюдателей донести «свежую информацию» до общественности в пику здравому смыслу поражает. Молчать надо. Хотя бы из соображений военной целесообразности. Молчать хотя бы день. Не потому что «общество должно знать правду», а потому что когда бой ЕЩЕ идет, но при этом никто из зрителей ничего поменять не может, можно:

а) ввести людей в состояние ложной эйфории от ПЕРЕМОГИ, которой нет;

б) ввести людей в состояние ложной паники из-за ПОРАЗКИ и ЗРАДИ, которых нет.

3. Как же узнать ПРАВДУ? Господа, кто хочет знать правду (ТМ) о войне, должен быть одновременно на передовой, на пункте управления боем, у стратегической карты. И это одновременно. Чтобы понимать общую картинку (а не УЧАСТОК каритины). А еще добавить сюда политический и экономический аспект, и это не считая психологического.

4. Правду о войне и объективную ситуацию на фронте никто не знает. Вы не поверите, но это правда. И так в любом конфликте и на любой войне. Кому мерещится новый Иловайск или Дебальцево — я рекомендую просто перекреститься. Вдруг попустит. Господа, если вы не поняли — это странная война. И события под Марьинкой могут привести ни к чему, могут привести к новому обострению на 1-2 месяца. Могут привести к новым поражениям, а могут привести к новым победам.

5. Как же вести себя информационно? Перестать падать в падучей, вопить в вопящей и ликовать без причины. Мы продолжаем возиться в грязи и крови как нация, а наши солдаты по 100-кратному тарифу. Только обывательские вопли им не помогут.

6. Каков генезис событий, происходящих сейчас на линии фронта? Пошла русня в наступление или это локальное действие на нервы? Будут ли брать Мариуполь/Краматорск/Лисичанск/Харьков/Киев? Ситуация прояснится в течении недели, вряд ли меньше. Опять же, здравой информации практически нет, как и всегда, в общем-то, во время боевых действий в любой войне. Не надо поддаваться бессмысленной панике, ибо она никак не помогает.

7. Обострение или его имитация странным образом совпало с началом реальных сдвигов по реформам и общению с западными кредиторами и инвесторами, а также саммитом большой 7. В принципе, ожидаемо.

8. И вот тут и от украинского правительства, и от украинского общества требуется одно — железные нервы и здравый рассудок. То, что происходит на фронте — происходит на фронте. Не можешь повлиять — не лезь. Можешь — влияй конструктивно. То, что происходит в тылу или на других фронтах (политика, экономика, информация, помощь фронту) — происходит здесь. На это повлиять может каждый.

9. Совет. СМИ, которые сообщили о «котле под Марьинкой» больше НИКОГДА не читайте. Как и мега ньюсмейкеров. Зачем есть говно?

Юрий Богданов

https://site.ua/iu.bogdanov/165-pro-marinku-zradu-i-nervy/

Бывший советский разведчик Юрий Швец

Разрушение Россией режима нераспространения ядерного оружия

Бывший советский разведчик, а ныне американский финансовый аналитик Юрий Швец в своей колонке для «ГОРДОН» объясняет, почему конфликт на Донбассе не имеет военного решения, а путинскую Россию можно и нужно побеждать экономически.

Бывший советский разведчик Юрий Швец

Если судить по последним публикациям ряда влиятельных американских СМИ, конфликт под условным названием “Новороссия” якобы близок к завершению. С другой стороны, выступая перед представителями бизнеса на форуме “Деловая Россия”, президент РФ Путин выразил надежду, что скоро западные санкции с России будут сняты. Одновременно в ЕС вопрос об агрессии против Украины потихоньку задвигается на задний план и все громче звучит тема растущей “усталости” от Украины. Тем временем главной целью своих внешнеполитических усилий администрация Обамы выбрала проблему ядерной программы Ирана. Решение этого вопроса Обама пытается сделать венцом своего президентства. Его противники подозревают, что, напротив, Обама отдаст Ирану ядерную бомбу и таким образом разрушит режим нераспространения ядерного оружия.

Во всей этой суматохе как-то забывается одна важная вещь: агрессия РФ против Украины уже фактически разрушила режим нераспространения ядерного оружия. Это не просто вторжение одного государства на территорию другого. Это прежде всего смертельный удар по режиму нераспространения, в результате которого Украина стала теперь самым ярким примером для Ирана и других пороговых государств того, что может с ними произойти, если они откажутся от ядерного оружия в обмен на гарантии безопасности “великих держав”.

*

Растоптанный Будапештский меморандум ставит под сомнение сам фундамент режима нераспространения – способность “великих держав” выполнять гарантии безопасности для других в обмен на отказ от ядерного оружия. А если у них такой способности нет, нужно в спешном порядке делать атомную бомбу, этот высший гарант суверенитета и территориальной целостности малых государств.

Тегерану есть о чем задуматься накануне подписания соглашения с “шестеркой” об ограничениях своей ядерной программы. Кто теперь даст гарантию, что лет через десять “зеленые человечки” не высадятся в Тегеране, потому что кремлевский Нац(л)идер вдруг вспомнит, что в XIX веке там зверски убили российского посла Грибоедова, а потому эта земля священна для всех россиян? Не будет ли оставшаяся “пятерка”, как теперь США и Великобритания, судорожно искать между строк договора причину, по которой они здесь ни при чем и делать ничего не обязаны? И не надо называть такое предположение безумным, когда безумие уже давно стало одним из инструментов внешней политики Кремля. Как иначе можно назвать заявление Нац(л)идера о том, что Будапештский меморандум не имеет к России отношения, поскольку “мы его не подписывали”?

Можно долго спорить относительно юридических особенностей Будапештского меморандума, но не вызывает сомнений следующее: в случае с Украиной “гаранты” не смогли на практике обеспечить ее безопасность в обмен на отказ от ядерного оружия. Теперь это их проблема, и проблема серьезная. Они утратили то, что на Западе в бизнесе, политике, да и вообще в жизни, ценится на вес золота — credibility (способность вызывать доверие). И это, по большому счету, может оказаться смертельным ударом по режиму нераспространения. И не надо ждать фиаско с Ираном или с другими пороховыми государствами, которые решат, что пора делать свою БОМБУ. Режим уже разрушен агрессией РФ против Украины, и теперь нужно думать, что с этим делать.

Для восстановления режима нераспространения ядерного оружия необходимо, прежде всего, восстановить суверенитет Украины над всей ее территорией, включая Крым. Никакие половинчатые восстановления и урегулирования здесь не работают. Режим не может быть восстановлен частично. Он или есть, или его нет.

Что касается страны, нанесшей по этому режиму удар, то есть России, то юристам хорошо известна формула: наилучшей гарантией предотвращения будущих преступлений является неотвратимость наказания. Агрессор должен быть наказан так, чтобы другим неповадно было.

Только эти два условия восстановят режим нераспространения и сделают его приемлемым для околоядерных государств.

*

Мне хорошо известны разговоры о “хорватском варианте” возвращения оккупированных территорий. Дружными танковыми колоннами, стройными рядами через два года массированный удар по оккупантам и – победа. Лично мне он нравится: красивый, дерзкий, захватывающий дух и воображение. К сожалению, есть несколько нюансов, которые делают его практически невыполнимым.

Прежде всего, для осуществления такого плана необходимо поменять украинский госаппарат, включая военную верхушку, на хорватский. Этот план требует профессиональной работы в аварийном режиме всей гражданской и военной чиновничьей рати страны. К сожалению, украинский госаппарат за последние 25 лет хорошо отработал только одну операцию — РОЗ (распил, откат, занос). На большее он, увы, не способен. И не надо тешить себя несбыточными иллюзиями. Если всерьез говорить о “хорватском варианте”, то сначала нужно провести коренную реформу госаппарата Украины, и начинать это нужно было год назад. Давайте посмотрим правде в глаза: Израиль способен на подобную операцию, Хорватия способна, а Украина в ее нынешнем состоянии – нет, потому что нет у нее профессионального госаппарата.

Другая проблема заключается в том, что Россия обладает огромными резервами генетического мусора, и в случае необходимости сможет завалить трупами своих наркоманов, криминальных и других деклассированных элементов всю границу с Украиной. Что касается Украины, то в ходе “хорватской операции” с ее стороны погибнет цвет и будущее нации. Его нужно беречь.

Наконец, Украина не найдет союзников, которые практически поддержат ее в операции по хорватскому сценарию. Большая война никому не нужна ни в Европе, ни в США.

К счастью, есть другие эффективные меры наказания агрессора, восстановления режима нераспространения и суверенитета Украины над всей своей территорией. Например, США никогда не признавали присоединение республик Прибалтики к СССР. В 70-е и 80-годы в Москве над этим непризнанием потешались. Прошло немного по историческим меркам времени… И где теперь Советский Союз? А прибалтийские государства есть и прекрасно себя чувствуют. Нечто подобное должно произойти и в отношении украинских территорий, оккупированных агрессором. Сделать это не просто, но реально. Требуется только правильное понимание Западом сложившейся ситуации и чувство самосохранения.

Как известно, в современной России важнейшие решения принимает один человек – Путин. Я уже рассказывал в одном из интервью, что в свое время его не взяли на работу в разведку, и объяснил значение этого факта для адекватного понимания того, что из себя представляет нынешний президент РФ. Дабы это было понятно максимально широкой аудитории, сформулирую проблему максимально просто.

*

Путину отказали в приеме на работу в разведслужбу КГБ, поскольку он испытывал сложности при принятии адекватных решений в сложных ситуациях. Это западные лидеры должны усвоить как аксиому, как важнейшую разведывательную информацию, “подаренную” нынешнему поколению западных политиков внешней разведкой КГБ, где профессиональные и личные качества Путина изучались десятками квалифицированных специалистов в течение не менее девяти месяцев, 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Более глубокое и качественное изучение трудно себе представить.

Важнейшие решения Путин принимает на уровне инстинктов, главный из которых – инстинкт самосохранения – диктует ему жизненную необходимость удержаться на “троне” до конца. Он одержим проблемой личной безопасности почти на животном уровне. На этом же уровне Путин ценит свою жизнь. Угрозы ему, любимому (чаще всего воображаемые), Путин воспринимает экзальтированно, до истерики. Но он не самоубийца, готовый пожертвовать жизнью во имя каких-то геополитических целей (это к вопросу о возможности термоядерной войны с РФ).

При принятии решений Путин нередко поддается сиюминутным импульсам подсознания. Потом тотальная кремлевская пропаганда превращает это в продукт гениальности (“Путин опять всех переиграл”). Примерно так барон Мюнхгаузен “переигрывал” Англию, объявляя ей войну, о которой Англия, естественно, даже не подозревала. Так же Эллочка-людоедка “побеждала” свою соперницу, дочь миллиардера Вандербильта. Последняя приобретала соболиное манто, на что Элллочка отвечала смертельным контрударом – покупкой чайного ситечка или шкурки драной кошки.

Большую часть своей сознательной жизни Путин страдал от “несправедливости”, с которой окружающий мир, в его представлении, относился к нему. В КГБ его называли (и считали) Окурком. Потом до 45 лет (вполне зрелый возраст для формирования человека) он таскал чемоданы своего шефа, Анатолия Собчака, и бегал ему и его гостям за бутербродами. В промежутках подворовывал и, по словам свидетелей, вымогал взятки.

Свое первое важное политическое задание (начальник предвыборного штаба мэра Собчака) он с треском провалил. Это было в 1996 году. А всего через четыре года его делают президентом РФ. При этом, в отличие от своих предшественников, которые боролись за свою карьеру, Путин палец о палец не ударил для столь стремительного карьерного взлета. Он просто плыл по течению.

Почти молниеносная по историческим меркам трансформация из “ничего” во “все” по капризной воле судьбы в лице Семьи Ельцина, искавшего надежного защитника своих капиталов, не могла не нанести жестокого удара по и так проблемной психике будущего “нацлидера”. Он лег спать еще Бледной Молью, а поутру услужливая челядь уже называла его Двуглавым Орлом. Тут у любого крыша поедет.
*
Все, что он делает сейчас, это его расплата с окружающим миром за те “несправедливости”, которые ему пришлось терпеть бОльшую часть жизни. Человек выпрыгивает из штанов, чтобы доказать, прежде всего самому себе, что он “не тварь дрожащая”, а “право имеет”. Отсюда эти его полеты за стерхами и ныряния с аквалангом на глубину аж в три метра, шайбы, якобы забитые им звездам мирового хоккея, игра одним пальцем на фортепьяно и другие забавы, характерные для подростка в пубертатный период, но вызывающие недоумение, когда ими занимается высшее должностное лицо государства. Постепенно в рамках РФ возможности для самоутверждения Путина подошли к концу, и в прошлом году он решил сыграть в геополитику, и сыграть по-крупному, à la Александр Македонский, Ганнибал, Наполеон или, на худой конец, Иван Грозный.

Если некоторые западные лидеры все еще надеются как-то его перевоспитать, пусть перечитают “Собачье сердце” Булгакова или “Сказку о рыбаке и рыбке” Пушкина. Путин неисправим, как был неисправим Шариков; и его, как вздорную пушкинскую старуху, может остановить только разбитое корыто или, как Шарикова, возвращение в первоначальное состояние.

Единственная прагматическая политика в отношении Путина заключается в том, чтобы поставить его в такое положение, когда его возможности сделать фатальную глупость сведены до минимума. А поскольку это единственный человек, который в РФ принимает важнейшие решения, то такая же политика является единственно разумной по отношению к России. По крайней мере, пока там рулит Путин.

Нельзя искушать Путина высокими ценами на нефть и миллиардами дешевых кредитов российской экономике, как нельзя искушать наркомана предложением понюхать “кокс” для расслабления. Лишние деньги вызывают у Путина не стремление к экономическому прогрессу страны, а желание покуролесить и показать себя миру во всей возможной красе. Его нельзя “очеловечить” хорошим отношением и увещеваниями. Больному может помочь только строгая “экономическая диета”, иначе он тут же пойдет вразнос.

Из всего этого мы можем сделать выводы о том, что делать дальше. Для наказания агрессора и восстановления территориальной целостности Украине не нужна большая война между Украиной и РФ, переходящая в войну между РФ и НАТО. Об опасности такой войны на Западе в эти дни вовсю трубит кремлевская пропаганда, и к этому нужно относиться как к очередному блефу.

Ни на какую большую войну с НАТО в настоящее время Россия не способна. В ее нынешнем состоянии российская армия дошла до предела своих возможностей в Лугандонии, где ей противостоит, по большому счету, украинское ополчение. Она продемонстрировала высокую эффективность в Крыму, при полном отсутствии какого-либо сопротивления. Но на востоке Украины, по мнению серьезных военных аналитиков, ее перформанс был довольно жалким. Как только пошел обратно “груз 200” и информация о нем просочилась в социальные сети, Бобик сдулся.

*

Путин расколол российское общество ксенофобской пропагандой. В результате расколотым оказался и личный состав вооруженных сил. Кремль не имеет большой и надежной армии, готовой в мировой войне умереть за Окурка и кооператив “Озеро”. До сих пор с большим трудом удалось набрать 15-20 тысяч бойцов, готовых за деньги участвовать в операциях, напоминающих операции ИГИЛ. Но и здесь, с учетом нарастающего экономического кризиса, возникают серьезные проблемы.

Это не армия, если ее бойцов затаскивают на территорию Украины обманом или деньгами, которые потом не платят. Страна, которая хоронит своих погибших сыновей под табличками “Солдат №1”, “Солдат №2” и так далее, не может иметь мощные вооруженные силы, способные победить в третьей мировой войне. Страна, которая отказывается от своих военнослужащих, превращая их в террористов, не может иметь мощную профессиональную армию. Это понимают даже в Кремле.

Не случайно вице-премьером правительства РФ, курирующим ВПК, является Дмитрий Рогозин. Он хороший шоумен, мастер красивого словца и трескучей фразы. Но в сфере управления ВПК он ноль. Его назначение – это важный разведпризнак, который указывает на стратегические приоритеты развития ВС РФ по крайней мере на ближайшие годы. Пока он сидит в этом кресле, главным “оружием” ВС РФ будет блеф (бутафорские танки, истребители, ракеты и т.д.), сопровождаемый рассказами о фантастических достижениях в далеком будущем (колонизация Марса, строительство отечественных авианосцев и прочие фантазии), когда или ишак сдохнет, или падишах умрет.

Однако это не значит, что Москва в принципе не может создать мощные вооруженные силы. По большому счету, Путин сделал фальстарт, развязав агрессию против Украины в прошлом году. Дело в том, что в 2015 году в РФ должен был начаться завершающий этап беспрецедентного плана перевооружения на сумму в полтриллиона евро на срок до 2020 года. Не напади РФ на Украину, США и НАТО продолжали бы спать, а российская армия через пять лет могла бы стать совсем другой. Вот тогда был бы совсем другой разговор и совсем другие угрозы.

Теперь Запад должен сделать все, чтобы Кремль этот план не выполнил. Любое проявление мягкотелости или откровенной глупости со стороны Запада сегодня приведет к тому, что в следующие пять лет РФ превратится в самую большую геополитическую проблему XXI века.

Чтобы этого не произошло, необходимо надолго перекрыть потоки дешевых коммерческих западных кредитов в РФ. Санкции против РФ должны сохраниться до полного восстановления территориальной целостности Украины, что равнозначно полному восстановлению режима нераспространения ядерного оружия.

*

Кроме того, РФ должна лишиться возможности импортировать с Запада новейшие разработки. Учитывая, что порядка 80 процентов электроники в новейших российских системах вооружения импортируется с Запада, этот канал должен быть наглухо закрыт, как в годы холодной войны был перекрыт экспорт новейших технологий в СССР при помощи КОКОМ. Пора возродить эту организацию. Было бы верхом идиотизма со стороны Запада продолжать продажу РФ новейших технологий, когда Путин и его СМИ прямым текстом угрожают ядерным конфликтом. Еще Ленин откровенно предупреждал, что капиталисты Запада “сами продадут нам веревку, на которой мы их и повесим”. Эти слова каждый чиновник ЕС должен помнить, как текст утренней молитвы, потому что в Кремле их не просто помнят, но и учитывают в планировании внешнеполитических акций.

Указанные меры, а также безумие Кремля в виде бесконечных военных учений и чемпионата мира по футболу помогут скорому приходу экономического отрезвления. Помню, в 1987 году СССР еще тряс ракетами и препирался с США на переговорах по военно-стратегическими вопросам, а в 1989 году уже пошел по миру с протянутой рукой и готов был эти ракеты в одностороннем порядке на металлолом пустить. Так что исторический пример – причем вполне реальный – имеется.

Теперь что касается захваченных агрессором земель в Донецкой и Луганской областях. В их нынешнем виде это троянский конь или сектор Газа, кому как больше нравится. Путин его породил, пусть теперь его и кормит. Впустить этого “коня” в состав Украины будет равносильно самоубийству и в политическом, и экономическом смысле. Такого “Боливара” Украина не выдержит.

Лугандонию нужно объявить временно оккупированной территорией и наглухо отгородить от остальной Украины. А западным партнерам наконец-то нужно подробно и наглядно разъяснить, что в Украине нет гражданской войны, а временно оккупированные земли – это криминально-террористический анклав на украинской территории, созданный при помощи соседней державы.

Может, в Украине это всем хорошо известно, но на этой неделе я прослушал очередной брифинг в госдепартаменте США и могу с уверенностью сообщить, что здесь это будет большой новостью. И это проблема не госдепартамента США или ЕС, а украинской дипломатии и СМИ Украины, которые, увы, все еще не разъяснили западным партнерам, что же на самом деле происходит в Украине и откуда растут ноги у сегодняшних событий.

По интернету давно гуляет документальный фильм о событиях на Донбассе в начале 90-х годов. Возьмите его за основу, дополните новыми материалами, устройте официальную презентацию в Вашингтоне и Брюсселе и распространите как официальный документ. После этого им трудно будет утверждать, будто они не знают, что в начале 90-х власть в Донецком регионе захватила организованная преступная группировка. Она поставила под контроль региональные органы власти и правопорядка, суды и прокуратуру. Вся экономика региона оказалась под ее контролем. Один из главарей этой ОПГ стал губернатором.

*

Все это происходило при активном участии российских спецслужб. Напомню, что накануне распада СССР тогдашний шеф КГБ Украины Николай Голушко вывез из Украины в Москву несколько вагонов оперативных дел на агентуру КГБ в Украине. За это в сентябре 1993 года он был назначен директором ФСБ, а затем получил “золотой парашют” в совете директоров банка “Гарант-Инвест”.

Эти агентурные дела стали мощным инструментом для манипулирования ситуацией в Украине с постепенным ее подчинением Москве. Достаточно вспомнить агента КГБ/ФСБ под оперативным псевдонимом “Соколовский”, которого Кремль до последнего времени пытался сделать своим “смотрящим” по Украине. А уголовный мир Донбасса традиционно являлся средой для вербовки агентуры КГБ/ФСБ. Не зря Кремль еще с 2003 года старательно внедрял на пост президента Украины “дважды несудимого” Януковича.

В результате возникло уникальное образование. Нечто подобное в США называют gangster’s paradise (рай для гангстеров), но Чикаго 30-х годов не идет ни в какое сравнение с Донбассом 90-х годов, когда целый регион превратился в криминально-эфэсбешный анклав в составе Украины, куда уже при президенте Кучме киевские власти носа сунуть не смели. Кто там их притеснял из Киева?! Об этом смешно было даже подумать. Напротив, одной угрозы прислать поезд братков с Донбасса было достаточно, чтобы повергнуть в состояние ужаса жителей столицы.

При президенте Януковиче этот анклав был надежно поставлен под контроль российских спецслужб. Янукович расширил влияние этого анклава на всю Украину, фактически подменив государственную власть криминальной вертикалью, где “смотрящий” за областью был важнее, чем официальный губернатор, а бывший киллер стал ответственным за создание бизнес-империи Семьи Януковича.

Добавьте сюда интервью Гиркина/Стрелкова писателю Проханову, в котором откровенно рассказывается, как началась операция по захвату региона под руководством офицера из резерва ФСБ и что без этой операции там бы не было никакого восстания против “кровавой киевской хунты”.

С тех пор бОльшая часть жителей покинула Лугандонию, а оставшееся меньшинство под физической угрозой или за кусок хлеба было включено в состав террористической армии, которая размещена в жилых кварталах Донецка и других населенных пунктах оккупированных территорий и оттуда ведет огонь по позициям украинской армии (а по сути дела – ополчения). Это практически ИГИЛ на украинской территории под руководством соседнего государства.

Аннексия Крыма и оккупация части Донецкой и Луганской областей – это украинское “11 сентября”. В тот день в результате терактов в США погибло 2,996 человек. По самым консервативным оценкам, Украина уже потеряла в два раза больше.

*

Украинская дипломатия и СМИ должны детально объяснить все это ЕС и США; причем разъяснять нужно не только политикам, которые приходят и уходят, а избирателю, от которого эти политики зависят. Этот вопрос не решить эпизодическими зарубежными визитами президента Украины, министра иностранных дел, встречами с госсекретарем США и его заместителями. Информационным обеспечением внешней политики Украины необходимо заниматься ежедневно, профессионально, напрямую обращаясь к избирателям США и ЕС. Для этого у Украины имеются хорошие возможности, но пока я не вижу особых усилий в этой области. Складывается впечатление, что в Киеве наивно надеются, что политики и чиновники в Вашингтоне и Брюсселе все сами поймут и все сами правильно сделают. Это опасные ожидания в ситуации, когда поставлена на карту судьба всей страны.

По моему скромному мнению, есть только два способа решения статуса временно оккупированных территорий. Вариант первый: РФ выводит оттуда свои террористические и криминальные формирования, СБУ проводит фильтрацию оставшегося населения, после чего проводятся местные выборы по украинским законам. Если этого не происходит, временно оккупированные территории наглухо изолируются от Украины, и пусть Москва их кормит до тех пор, пока не окажется перед разбитым корытом. После этого Украина восстанавливает свой суверенитет и территориальную целостность в полном объеме, как это сделали республики Прибалтики после распада СССР.

В конце 80-х я наблюдал изнутри процесс распада СССР. Сегодняшняя Россия повторяет этот путь почти один к одному. Сейчас РФ находится примерно там, где СССР был в 1988 году. Если нынешний уровень цен на нефть сохранится (а это, скорее всего, так и будет), а имеющиеся санкции продлятся, в ее нынешнем виде РФ осталось существовать года два-три. При этом надо иметь в виду, что, в отличие от сегодняшней России, тогда в руководстве СССР не было явно неадекватных людей. В руководстве РФ они играют решающую роль. Кроме того, советский народ привык к трудностям и экономические лишения мог терпеть долго. За последние 15 лет в РФ вошло в активную жизнь целое поколение, выращенное на нефтяной халяве. Эти терпеть долго не будут. С учетом этих (а также ряда других) факторов, коллапс РФ может состояться еще быстрее.

Возникает вопрос: что делать с экономикой? Потеря Донбасса, хотя бы временная, это ощутимый удар по украинской экономике. С другой стороны, в каждом кризисе содержится элемент прогресса. Нужно только его увидеть и правильно использовать. Экономика Донбасса – это экономика прошлого века. Нынешний кризис должен быть использован для перехода к экономике XXI века. Примером может послужить… Коста- Рика.

Это маленькое центрально-американское государство можно проехать на автомобиле за три-пять часов вдоль и поперек. В нем совершенно нет никаких полезных ископаемых. Есть только уникальная природа и прекрасно образованная молодежь. В середине 90-х группа молодых энтузиастов провела через парламент закон об особых экономических зонах. В них построили современные технопарки. Затем сделали хорошую презентацию, открыли офис в Нью-Йорке и прошлись по ряду крупных американских компаний. Все это делала маленькая частная компания из пары десятков молодых костариканцев.

В течение года в страну была привлечена корпорация «Интел», которая построила в одном из технопарков предприятие по производству знаменитых микропроцессоров. Каждый год от экспорта этих процессоров в бюджет Коста-Рики поступало около 6 млрд долларов (население страны примерно 4,5 миллиона человек). Затем в Коста-Рику перевела свою службу поддержки корпорация «Майкрософт». И процесс пошел. И все это было сделано спокойно, без бесконечных дебатов в СМИ, без мордобоя в парламенте и потока взаимных обвинений в коррупции, продажности и госизмене. Люди просто сели, подумали, приняли решение и начали профессионально работать. Вы не поверите, но это и есть волшебная формула успеха!

Сейчас “налоговый рай” для «Интела» подходит к концу и компания уходит из Коста-Рики. Но взамен в ее технопарках работает уже около трехсот иностранных корпораций; завершаются переговоры с китайцами о производстве здесь солнечных панелей и другого “хай-тека”. В результате маленькая страна производит на экспорт больше высокотехнологичной продукции, чем РФ и Украина вместе взятые.

Привлекая стратегических партнеров, Коста-Рика также решает вопрос своей безопасности. По Конституции эта страна не имеет вооруженных сил. Ее безопасность обеспечивается соответствующим договором с США, а также присутствием крупнейших международных корпораций на ее территории. Очень подозреваю, что Кремль хорошо бы подумал, прежде чем вторгаться в Восточную Украину, если бы там находились не “свечные заводики” местных олигархов, а предприятия «Интел» и «Майкрософт».

*

И все это было сделано без астрономических первоначальных инвестиций. Главное – собственное государство не мешало. В России такой проект не имеет шансов. Но я не хочу верить, что его нельзя повторить в Украине и перейти от экономики «копанок» к экономике высоких технологий. Для этого у страны есть все. Требуется лишь политическая воля.

Есть у Украины и еще один “золотой фонд” – ее айтишники, которые считаются одними из лучших в мире. В середине 90-х, когда аутсорсинг только набирал обороты, это стало одним из приоритетов Индии. В результате к концу 90-х бюджет страны получал от аутсорсинга по линии программного обеспечения около 7 миллиардов долларов в год. Украинские программисты уже активно давно работают по аутсорсингу, но если бы государство подошло к этому делу с умом и создало дополнительные стимулы, страна вполне могла бы стать одним из мировых лидеров по разработке программного обеспечения.

Итак, в сухом остатке мы имеем следующее:

– агрессия РФ против Украины должна рассматриваться в контексте разрушения режима нераспространения ядерного оружия. Восстановление этого режима требует полного восстановления суверенитета Украины над всеми своими территориями, включая Крым. Это то, что Запад должен сделать не для Украины, а во имя собственной безопасности и той важности, какую имеет для этой безопасности режим нераспространения ядерного оружия;

– для обеспечения вышеуказанного санкции США и ЕС должны быть сохранены, а при необходимости усилены, вплоть до полного освобождения оккупированных территорий;

– в ответ на ядерный шантаж Кремля Запад должен ввести строгие ограничения на экспорт новейших технологий в РФ;

– РФ должна вывести все криминально-террористические формирования из Лугандонии. Затем СБУ проводит фильтрацию оставшегося населения, после чего проводятся местные выборы по законам Украины. Если РФ этого не делает, Лугандония изолируется от Украины по примеру сектора Газа вплоть до экономического “отрезвления” РФ, за которым должно последовать возвращение Украине всех оккупированных территорий;

– Украина может и должна использовать текущий кризис для перехода к экономике XXI века. Для этого, прежде всего, необходимо снять все бюрократические препоны для развития бизнеса;

– путинская Россия может стать адекватным игроком на международной арене только в условиях, когда ее экономика находится на “строгой экономической диете”. В этой связи Запад должен поставить под контроль доступ РФ к рынкам капиталов, а также ограничить доходы РФ от экспорта углеводородов. Стратегия Запада должна состоять не в экономическом коллапсе и полном распаде РФ, что может иметь непредсказуемые последствия с точки зрения расползания ядерного оружия, а в содержании РФ в состоянии “легкого экономического голода”, который лишит Кремль ресурсов и возможностей для внешнеполитических авантюр. Пока Путин находится у власти, хорошая Россия – это Россия без лишних денег.

В принципе, существует два подхода к решению любой проблемы. Можно найти тысячу и одну причину, по которой вышеуказанные цели покажутся трудно достижимыми, а потому и делать ничего не надо. А можно найти один шанс, крепко его ухватить и раскрутить до полной победы. Мне кажется, что в нынешней ситуации у Украины нет выхода, кроме как пойти по второму пути.

К тому же приближаются выборы президента США и части Конгресса. Многие уже, наверное, не помнят, что Украина стала одной из причин того, что президент Буш-старший проиграл президентские выборы в 1993 году Биллу Клинтону. Дело в том, что в августе 1991 года президент Буш посетил Киев, где призвал Украину оставаться в составе СССР. Потом эту речь в Вашингтоне назвали Kiev Chicken (или “котлета по-киевски”), и именно она привела к тому, что на президентских выборах 1993 года украинская диаспора США дружно проголосовала за Клинтона, хотя традиционно поддерживает республиканцев. Как мне рассказывал один из руководителей предвыборной кампании Клинтона, именно эти голоса сыграли критически важную роль в поражении Буша. Так что президентская гонка в США – хорошее время для разъяснения позиции Украины по жизненно важным для нее вопросам. Нужно просто действовать, не дожидаясь “милостей от природы”.

http://gordonua.com/news/war/Eks-razvedchik-KGB-SHvec-Strana-kotoraya-horonit-svoih-pogibshih-synovey-pod-tablichkami-Soldat-1-ne-mozhet-pobedit-v-tretey-mirovoy-voyne-83265.html

ящик пандоры

Самоочевидность для слепых

ящик пандоры

Шаббат, брадяги. Только на денек опоздали в этот раз. Но шалом пейсам, слава чубам.

Как известно, основным жыдобендеровским инструментом в дискуссии является отвечать вопросом на вопрос. Что выгодно отличает нас от кацапов, у которых в дискуссии всегда запланировано спрашивать ответом на ответ. В любом кацапском вопросе ответ уже содержится внутри вопроса, и кагбы намекает… Это можно было бы назвать «риторическим вопросом», если бы кацапы не были так же далеки от риторики, как куры от Моцарта. Скорее, это неуклюжая попытка подъебнуть, спрашивая самоочевидные (с точки зрения кацапа) вещи.

Кафедре это не вредит, поскольку порождает потемкинские лестницы комментов, а молодые кадеты получают возможность с рычанием погонять пацюков по двору. Как только оказывается, что вопрос далеко не самоочевиден, кацап панически загребается в землю, а веселые кадеты тащат его на поверхность за хвост, шо репку, требуя с реготом: «А ну, пиздани шото еще!»

Мы на подобные вопросы не отвечаем, потому что давно уже все отвечено и больше не интересно. Поэтому сегодня мы займемся не самими вопросами, а другим – почему кацапы их задают? Вот, действительно, что надо иметь в голове, кроме стандартной минеральной ваты, чтобы спрашивать такую хуйню?

***
Хит намба ван: «А почему ты не в АТО с автоматом?» Большинство жыдобендеровских кадетов традиционно отвечает вопросом на вопрос: «А почему ты не в Хакасии с огнетушителем?» Но это зряшные усилия. Кацапам реально похуй не только пожар в Хакасии, но даже в собственном доме, если не горит точно под ними, на этаж ниже.

Дело в том, что подобные вопросы задают малолетние пиздюки, которые не то что в АТО – в серьезной драке никогда не бывали. Они реально думают, что узнав о войне, люди вскакивают, переворачивают офисные столы, заливают очаги из чайников, чмокают поспешно жен, бегут на вокзал, требуют в кассе «один билет до АТО», а там пытаются запрыгнуть в первый проходящий БТР и выпросить у командира пулемет. Как беглый король Матиуш, едут на войну, спиздив в холодильнике пачку сосисок, и зависнув на сцепке товарного вагона со снарядами.

Как устроена война, с ее призывами, КМБ, ВУС и прочим, этим детям «нинтендо» неведомо. Если в Хакасии шото горит, то туда бегут тушить те, кому положено или просто интересно поучаствовать. Добровольно и за свой счет. Сам же кацап, сидит в офисе, камлает «я больше приношу пользы на своем месте» и «я плачу налоги».

Хит намба ту: «А почему ты на русском разговариваешь?» По сути тоже отвечалось, но интересно здесь другое. Кацап, наглотавшись из телеблевальника, действительно не понимает, что текущий конфликт – это противостояние двух культурных, социальных и политических парадигм, а вовсе не защита «косноязычных» от жыдобендеровцев. Естественно, те кто кацапскую агрессию не поддерживают, говорить на русском не могут. Это ж когнитивный диссонанс, мы вас защищаем, а вы нас нахуй посылаете! Тогда по-русски не говорите, иначе че мы защищать будем?

Кроме того, кацап на полном серьезе считает язык своей собственностью. Что не мешает ему одним пальцем натыкивать слова на языке вероятного противника в адресной строке браузера. Некоторые кацапы даже осознанно учат английский, как они сами говорят – «с целью профессионального роста». Я не знаю что должно произойти, чтобы я с целью такого роста начал учить эрзянский язык. Ничего кроме лизергина на ум не приходит.

***
Я привел эти два намозоленных примера для иллюстрации мира кацапской самоочевидности. Луна вращается вокруг Земли. Скажи, что система вращается вокруг общего центра масс, кацап будет тебе пальцем в небо показывать и доказывать что ты дурак.

Тобто понятно, шо такие вопросы на ответы являются для кацапа самоочевидными, ответы на них не требуются, и они должны смутить собеседника. Именно так кацап видит мир, и предполагает что его все так видят. Собеседник, действительно, обычно смущается. Потому что с умственно неполноценными всегда общаться трудно, чужая инвалидность вызывает неловкость.

Но лечить ее не надо, вам за это не платят. Само заболело – нехай само и лечится. С какого перепуга когнитивный диссонанс в ватной голове должен становиться вашей проблемой?

***
Однако, появился еще один тип кацапских вопросов на ответы, с которым все намного сложнее.

Судя по тому шо москальский блитц-кригъ в Украине провалился, уже усвоенное положение вещей внезапно становится «проектами», а проекты почему-то «сворачиваются», и даже телеблевальничек не приносит привычного успокоения, кацапня все чаще непривычно мирным тоном задает вопрос на ответ: «Как мы будем жить дальше?» Мы, в смысле — мы и они.

И опять для кацапа здесь явная самоочевидность – поскольку мир лучше войны, обиды надо прощать, раны залечивать, и вообще в конце драки положено пожать руки (исключая хоккей), то самоочевидно, что отвечать надо: «Как-нибудь помиримся». Так учили еще в детсаду, что в итоге все как-нибудь мирятся.

В кацапской самоочевидности «помиримся» обозначает перенесение точки статус-кво на более выгодную для них позицию, прекращение агрессивных действий с их стороны и полное прощение с нашей. Естественно, ни о какой компенсации речь не идет, москаль уверен, что если он не гадит – это уже достаточная компенсация с его стороны. Ну, разве это не самоочевидно?

Еще более самоочевидно, что поиском на ответ «Как будем жить дальше?» после того, что они у нас собственноручно нахуевертили, должны заняться обе стороны – то есть опять нам предлагают заняться решением их проблем. Это как тупая курица позвонила бы своему любовнику и сообщила: «У нас проблемы, мася, я к мальчикам с фитнеса ехала, и на твоей машине гаишника сбила». Вообще-то, любому вменяемому человеку самоочевидно, что на тупую курицу надо срочно вешать еще и угон транспортного средства. Но в реальности кацапов и тупых куриц самоочевидно другое – сейчас наебаный трижды хозяин машины опустошит свой сейф, набьет карманы деньгами на взятки, и примчится доказывать что за рулем был лично он, а не его маська, не доехавшая до трахальщиков с фитнеса.

И уж совсем абсолютом самоочевидности для кацапа является то, что нам с ними придется «жить вместе». Вот прямо так брать и жить. Вместе. А как же еще?

***
Я читаю иногда всяких аналитиков, и особенно мне нравятся те, которые пишут про стратегию «Анаконда», применяемую цивилизованным миром в отношении Кацапстана – медленное удушение, не предусматривающее резких движений. Однако мы на кафедре умнее всяких аналитиков, и поэтому говорим прямо – то шо делают с Россией, это не «Анаконда», это «Варан». Это вырвать кусок из сраки жертвы, и идти на безопасном расстоянии за шатающейся от кровопотери и сепсиса лошадью, дожидаясь пока она тихо околеет.

Санкции не саночки, их не развернешь за веревочку. А шо, кто-то реально думает, что если завтра Раиса Владимировна станет хорошей, пострижется и обкусает ногти, то специально для нее подкрутят цены на нефть, чтобы она не кашляла? Или моментально возместятся репутационные потери? Соберутся люди и скажут: «Ну его нахуй тех норвежцев, давайте опять у России покупать, вон они какие цяци стали!» Они зе халосенькие…

Санкции, как аналог ампутации, причиняют поначалу неудобство обеим сторонам. Только потом у одной стороны заживает и отрастает, а у другой – загнивает и отравляет. И что-либо менять в таком раскладе не заинтересована именно выздоравливающая сторона. В самоочевидности же кацапского сознания предполагается, что отрезанную ногу можно пришивать туда-сюда сколько угодно, главное когти на пальцах ноги обкусать и педикюр сделать.

***
Открывая из любопытства и жадности коробочку с пиздюлями, кацапы в своей самоочевидности предполагали, что если коробочку закрыть, то ситуация вернется к исходной. И теперь, растерянно наблюдая за порхающими по комнате пиздюлями, они спрашивают: «Как мы будем дальше жить вместе?»

Правильный жыдобендеровский ответ вопросом на вопрос звучит так:

— А с чего вы взяли, что вообще будете жить?

Chipollino (gorky_look)

http://gorky-look.livejournal.com/58654.html

Михаил Саакашвили

Знакомьтесь, Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили

В Грузии я была при его правлении. Если бы я там не побывала — никогда не поверила бы, что такое бывает, про что рассказывали.

Отношение там к нему было разным. Простые люди к нему относились, в общем, с симпатией. Им импонировало, что Миша носится по стране как подорванный, лично контролирует все стройки и демократично обедает в самой захудалой кафешке при полном отсутствии телекамер.

Да, его ненавидела интеллигенция, потому что он, скажем, начал жестко зачищать старые профессорско-преподавательские кадры. Но даже те, кто его ненавидел, признавали, что в Грузии исчезли очереди как класс – любую справку вы стали получать мгновенно. Да, за деньги. Но в бюджет, не чиновнице на булавки. Отдельным аттракционом шла таможня. Любой контейнер оформлялся за 15 минут. Бюджет страны на тот момент за три года вырос с 30 миллионов до 4,5 миллиарда долларов именно из-за того, что таможня легализовала свои доходы и стала отдавать их стране.

Или еще вот что.
Если вы сидите за экономическое преступление, можете заплатить, чтобы освободиться досрочно. Если жена найдет пять тысяч долларов — ее муж отсидит год. Если три тысячи — три года. А если не найдет вовсе, то оттрубит весь срок, пять лет, которые получил по суду. То есть принцип, что все в дом, все в кассу.

Про полицейские участки все знают, что они там были построены из стекла, чтобы все на виду, чтобы никакая мышь ни в какой карман не проскочила.

Они истребили наркотики на все 100 процентов. Методика была жесткой и не вполне законной. Нам рассказывали, что они клали перед человеком пакет с порошком и говорили: сдавай всю цепочку или сядешь на 10 лет. И он сдавал. У нас там были дискуссии среди наших журналистов на предмет моральности всего этого дела, но факт остается фактом: ни одного наркомана в стране.

И воровство. Тоже на корню. Никто не залезет в вашу сумку, в ваш номер, а также роняйте, бросайте, теряйте кошельки, лишь бы помнить, где именно случилась пропажа.

Все это, правда, породило две проблемы. Первая, что полиции там уже совершенно нечего было делать, она сильно скучала. Ее уделом оставались подвыпившие компании, тревожащие сон жильцов. Вторая проблема касалась вас, гостей Грузии. Вы слишком расслаблялись.

Мы возвращались в Москву через Борисполь. Я вышла в аэропорт, бросила в центре зала свой чемодан и побрела к какой-то там стойке. Мне немедленно объяснили, что своего чемодана я могу не досчитаться. Короче, трудно было сконцентрироваться после всей этой Грузии.

Когда они своего Мишу скинули, мне было не его лично жалко, мне было жалко, если они растеряют всю эту сказку, которую ему удалось там выстроить.

Елена Рыковцева

https://www.facebook.com/elena.rykovtseva/posts/375851055950377

Донбасс, дом разбитый миной

Жизнь в оккупации

Донбасс, дом разбитый миной

Люди, оставшиеся на территории «ДНР» И «ЛНР», рассказывают в своих письмах о том, как выживают и что, вопреки всему, дает им силы сохранять человеческое достоинство

«Освободители» лишили этих людей всего: спокойной жизни, бытового комфорта, работы, еды, лекарств. «Там» сейчас выживают, а не живут. И радуются самой малой малости — если удается поспать, поесть, помыться. Это уже сродни празднику. Жители привыкли к тому, что в «республиках» нет воды, света, связи, к отсутствию, казалось бы, простых желаний (поездка на море, ремонт квартиры, новая одежда) и даже к стрельбе (у многих чувство страха давно трансформировалось в обреченное «будь что будет»).

А вот голод — совсем иная категория. К голоду не привыкнешь и не приспособишься. Безусловно, можно меньше есть (большинство давно урезало «паек» себе и домочадцам) и без прежних разносолов обходиться, и «суп из топора» научиться варить. Но если запасы кончились, «гуманитарка» не досталась, денег нет (и непонятно, когда будут — завтра, на следующей неделе или через два месяца), что делать тогда? Если нет ни-че-го, выехать на «большую землю» невозможно, а сил бороться нет?

Как остаться человеком в аду? Как не опуститься, не начать работать локтями, расталкивая других? Как брать на себя чужую боль, когда свою терпеть невмоготу?

«Не уехала только потому, что у меня восемь кошек. Как я их оставлю?»

«Хочу рассказать не о людях, к которым пришла война, — пишет Елена из небольшого городка в самом тылу „республики“, которую она называет не иначе, как „ды-ны-ры“. — Тут все понятно, даже не хочу сотрясать воздух — я о домашних любимцах, оставленных хозяевами.

„Эмигрантов“ две категории — одни договорились с друзьями, соседями, чтобы те кормили мурзиков и рексов и присматривали за ними, другие просто выбросили животных на улицу. Часто расстаются с питомцами и те, кто никуда не выехал, — самим есть нечего.

Заботиться о животных, когда вокруг столько горя, нелегко. Если люди такое творят по отношению к себе подобным, как-то не до четвероногих.

А брошенные коты и собаки преданно ждут возвращения хозяев. На остановке возле одного магазина несколько месяцев сидел тощий грязный алабай. Сколько ни пытались сердобольные люди забрать породистую овчарку, бесполезно. Потом алабай куда-то исчез. Умер, наверное, от тоски.

Я давно говорила, что городу нужен приют для животных. Готова была даже деньги пожертвовать на это. Как сейчас пригодилось бы такое заведение!

И раньше у нас полно было бездомных кошек и собак. Теперь их количество просто запредельное — к мусорным контейнерам во дворе не подойдешь, в посадках, балках, возле столовых бродят целые стаи. Одичавшие, голодные, они готовы броситься на тебя в любую минуту.

„Ополченцы“ в начале весны взялись их расстреливать. Нелюди.

Знаете, почему я не выехала? У меня восемь кошек. Куда их дену? Как брошу? Кроме них, меня в этом городе ничего не держит. Разговоры о грядущем счастье выводят из равновесия. Единственная отрада — мои пушистики. Когда начинаются обстрелы, „обкладываюсь“ ими и сижу в коридоре. Получается, спасаем друг друга.

Кстати, заметила, что многие стараются как-то помочь брошенным животным. Часто вижу, как очень скромно одетая молодая женщина с двумя детьми разносит по „точкам“ какую-то кашу. Несколько пенсионерок тоже регулярно курсируют по поселку с нехитрой едой. Это поразительно, правда».

«Дожили: морковь и капуста стали роскошью»

«Недавно захожу в овощной, — пишет Анна, которая живет в одном из оккупированных „ДНР“ городов. — Цены просто зашкаливают. Прошли времена, когда покупала все, что хочется, когда детвору баловала ананасами, не говоря уж о яблоках-клубнике-малине. Сейчас беру только самое дешевое. Дожили: морковь и капуста стали роскошью.

У прилавка стоит сгорбленная старушка. Еле узнала в ней бывшую учительницу младшей дочери. Нет ни былой осанки, ни уверенного взгляда. Худющая, неопрятная, да и пахнет от нее, мягко говоря, не очень. Выбираю свеклу, а краем глаза слежу за ней. До чего дошла! Почему-то подумалось: может, бабулька пьет?

А она все по сторонам оглядывается, мнется, заискивающе смотрит на продавщицу.

Та не выдержала:

— Елена Михайловна, берете что-нибудь?

— Ирочка, мне неудобно. Могу попросить вас об одолжении?

— Господи, да просите уже. Что нужно?

— Мне бы картошинку… одну.

И уже на выдохе, очень тихо:

— Бесплатно.

Она не заплакала, и это поразило больше всего. Только руки заметно задрожали и, казалось, ссутулилась еще больше.

Не знаю как, но я поняла, что старушка безропотно примет отказ. Просто развернется и побредет домой. Молча.

Однако разбитная Ира, муж которой, кстати, верой и правдой служит „ДНР“, не произнося ни слова, протянула две крупные картофелины.

„Ого, сколько побрякушек на ней надето“, — машинально отметила я. Жены „ополченцев“ нынче и приоделись, и „озолотились“, и собачками породистыми обзавелись. Но это так, к слову.

„Спасибо“, произнесенное едва различимым шепотом, показалось криком. Догнала, всучила Елене Михайловне последнюю пятерку — больше не было, сами перебиваемся кое-как. Никакой реакции. Сухие выцветшие глаза, полное безразличие, обреченность, покорность.

Я не знаю и не хочу знать, ходила ли она на „референдум“, „ватница“ она или патриотка. Знаю только, что человек должен есть каждый день. Хоть что-то.

Еще один случай. Недавно на одной улице соседи вынуждены были взломать дверь дома, где проживали пожилые супруги. Те давно никуда не выходили, вот люди и забеспокоились. Нашли два изможденных тела. В доме не было даже соли.

Смерть от голода уже никого не удивляет. В основном умирают одинокие старики.

Обычный разговор:

— От чего умер?

— Есть нечего было…»

«На моих глазах соседу снесло полголовы»

«Калаш» — аргумент сильный, — пишет Анатолий, который раньше был владельцем довольно успешной, хоть и небольшой фирмы. Ее в первые месяцы оккупации «отжали» боевики. — Я даже не сопротивлялся. Причем эти твари даже моих пожилых родителей не пощадили. Вломились ночью и давай орать, что предприятие «национализировано», а «вашего сына щас к стенке поставим». Маму потом еле откачали.

Кстати, ни один из моих рабочих не стал сотрудничать с «новой властью». Все взяли расчет. Честно говоря, не ожидал. Не могу сказать, что они такие уж патриоты, но «этих» ненавидят люто.

В общем, остался я ни с чем. Жена с дочерью в Россию укатили, им мил Путин со своими скрепами. А мы со стариками решили, что страну не предадим.

Мама всю зиму вязала носки, потом их «тайными тропами» ребятам на блокпосты передавали. Отец фиксировал передвижение техники. Я другими полезными делами занимался.

Заметил, что народ на нашей улице сплотился. То кто-то дрова наколет одинокой старушке, то ребятишек чужих угостит, то вещи какие-то предложит — мол, «есть лишние». Так и живем.

Хотя, не скрою, взгляды у всех разные. К Украине после ее отказа платить пенсии, безобразий на блокпостах и так далее отношение плохое. Ну, а к «ополченцам» — еще хуже.

Люди смертельно устали. От жутких звуков, безысходности, нищеты.

Наш поселок до поры до времени всякие ЧП обходили стороной. «Прилетало» в другие районы. Правда, все прошлое лето мы просидели в погребах, потом зимой пришлось там мерзнуть. Но это мелочи. Главное, что жилье цело и с близкими ничего не случилось.

Не так давно, когда «перемирие» уже было в разгаре, мы стояли с соседом у забора, который разделяет наши участки. Говорили о том о сем.
Он симпатизировал «республике» с самого начала. В ответ на все мои аргументы — пересказ российских телепередач. Его любимая фраза: «Все наладится, надо только потерпеть».

Знаю, он что-то постоянно ремонтировал этим бандитам, жена какие-то тормозки им носила. Захарченко для них — вождь всех вождей. И ведь не старые еще люди, и Интернет у них есть, могли бы почитать хоть что-то. Но вот затмило им разум, хоть тресни.

Однако, так как мы бок о бок жили не один десяток лет, наши дебаты не доходили до высокого градуса. Он был одним из немногих, кто хотя бы слушал оппонента. Это редкость в наших краях. Единственное, от чего я злился, это когда он произносил «укры», «нацики», «бЭндеровцы», «хунта».

Сколько ни пытался доказать соседу, что все обстрелы идут из точек, где стоит российская техника, — бесполезно. «Не может такого быть, это ж наши!» — отвечал он.

И вот разговариваем, курим. Он опять заводит свою бодягу о том, что «ДНР» скоро признает весь мир, что все восстановим, что работы «будет валом»…

Я махнул рукой, жди, мол, и побрел к дому.

И вдруг как засвистело, как задрожало! Меня отбросило куда-то к сараю. Дым, осколки, комья земли.

И тут, как в замедленной съемке, рядом шлепнулся фрагмент чего-то красного.

Я плохо соображал в тот момент. Такое ощущение, что видел себя со стороны. Поковылял в дом. Двери настежь, мебель какая-то упала, трещины в стенах. Армагеддон.

Слава Богу, мои в порядке. Но глядеть на них страшно — даже не бледные, а зеленые какие-то.

Оглохший, очумевший, злой, вышел во двор. А там возле поваленного забора тело Ивана. Полголовы как бритвой срезало. Словом, тот окровавленный кусок — вторая половина его головы.

Я не кисейная барышня, но мне стало плохо. Выворачивало наизнанку так, что чуть концы не отдал.

Знаю точно, что «прилетело» от боевиков. Все соседи могут это подтвердить. Вокруг нет ни заводов, ни мостов, ни других объектов. Лупили сюда «просто так», это мы потом услышали от местных «ополченцев».

Может, не стоит об этом говорить, но на похоронах Ивана я рыдал. Ничего не мог с собой поделать. Так мне его жалко, хороший мужик был.

И еще. Хочу, чтобы меня услышали отцы-командиры. Говорю не только от себя. В общем, бомбите нас, обстреливайте, «утюжьте», только освободите быстрее. Сил нет ждать».

«Я орала этим бурятам: «Что вы здесь забыли?»

«До сих пор не могу без содрогания вспоминать о своей выходке, — пишет дончанка Татьяна. — Я трусиха, каких поискать. Никогда не перечила ни начальству, ни хамам в очередях, ни пьяным жэковским сантехникам. Просто отмалчивалась или уходила в сторонку.

Конфликты, разборки, шумные ссоры — это не мое. Даже разговаривать громко не умею. Может, поэтому с карьерой не заладилось. Организовать не могу никого, даже детей и мужа. Помните, как в «Иронии судьбы»: «Мама говорит, что на мне все ездят»? Это про меня.

Короче, иду я на днях утром в магазин. Вижу, как в соседнем дворе какие-то буряты чинят САУ (самоходную артиллерийскую установку. — Ред.). Что-то сломалось, видимо. Сытые, довольные, смеются. Хозяева!

Что щелкнуло в моей головушке в тот момент, понятия не имею, но такое зло меня взяло, аж до дрожи. Подхожу:

— Вы что здесь делаете?

— Мать, ты чё? Иди своей дорогой!

Но я уже не могла остановиться — «Остапа несло»! Выдала им все по полной. И про «братскую» страну, и про «русский мир», и про «трактористов» с «шахтерами». Кричала, что не надо нас защищать, что пусть убираются, даже сказала (первый раз в жизни) куда. Еле сдержалась, чтобы не вцепиться в их наглые рожи.

Думала ли о том, что могут шмальнуть, что заберут в подвалы СБУ, что семья даже не узнает, что со мной и где я? Нет! Все чувства отключились вообще. Точнее, остались только брезгливость и омерзение. И никакого страха.

Потом, когда вечером рассказывала об этом мужу, меня трясло. От обиды, бессилия, злости.

Он, разумеется, не похвалил за «бенефис»: «Ты бы хоть о детях подумала».

Поймите, я спокойный и мирный человек, не экстремал. Но на донецкий Майдан, самый последний, мы с мужем пошли. Стояли вместе со всеми. Пели гимн, кричали «Слава Украине!». Нас было много.

Я выросла в этом городе. Люблю его парки, скверы, аллеи, люблю работу, друзей, соседей. Люблю свою страну. Она моя, понимаете?!

И если такую тихоню вдруг (или не вдруг?) прорвало, это что-то да значит. Кстати, эти буряты-якуты молчали — вообще ни слова не проронили! Вот в чем парадокс.

Может, надо не бояться и чаще «выступать»? Тогда места мало будет всем этим «заблудившимся туристам», а заодно и пушилиным-пургиным-захарченко».

Подготовила Маргарита ЛИВАНОВА,
специально для «ФАКТОВ»

http://fakty.ua/200472-smert-ot-goloda-zdes-uzhe-nikogo-ne-udivlyaet-v-osnovnom-umirayut-odinokie-stariki

Антология трусости

Последний год довольно часто встречаю тех, что претендует на то, чтобы быть «над схваткой». Обычно их логика сводится к тому, что Украина мало чем отличается от России. Мол, в одной стране славят Сталина, а в другой – УПА. Мол, люди гибнут не только от российских снарядов, но и от украинских. Мол, в России бьют за желто-голубой флаг, а в Украине – за георгиевскую ленту. И рефреном идет тезис о том, что всем нужен мир.

Подобная логика очень удобна. Она позволяет носить белые одежды, заниматься абстрактным «толстовством» и претендовать на универсальное миролюбие. И у меня к этим людям только один простой проверочный вопрос.

Украинская армия находится на территории России, или российская армия находится на территории Украины?

Ответ на этот вопрос расставляет все по местам. Потому что бессмысленно сравнивать СМИ страны-агрессора и страны-жертвы и находить пропаганду по обе стороны границы. Война имеет свою жестокую логику – в ней невозможно участвовать, не снимая белых перчаток. В любом конфликте всегда есть потери от «дружественного огня», снаряды падают не только на вражеские позиции, но и в жилые кварталы, от мародерства и взяток на блокпостах не застрахована ни одна армия в мире. И единственный этический маркер сосредоточен в том, кто первый вывел свою армию из казарм и посадил на броню.

В том же Сталинграде мирное население погибало не только от немецких бомбардировок, но и от советских артподготовок. Потому что килограммы железа не всегда летят туда, куда предполагалось. Но общий консенсус состоит в том, что жертвы среди мирного населения лежат на совести вермахта. Потому что именно немецкие солдаты пересекли государственную границу 22 июня.

Можно сколько угодно критиковать информационную политику Киева, но это не уравнивает ее с информполитикой Москвы. Можно сколько угодно писать про абсурдность принимаемых Верховной Радой законопроектов, но ни один из них не позволял Киеву ввести войска на территорию соседней страны. Зато я прекрасно помню, как год назад обе палаты российского парламента предоставили такое право российскому президенту.

И нет смысла обсуждать, что затем это разрешение отозвали. Потому что война началась даже не в тот момент, когда прозвучал первый выстрел на Донбассе, а в тот, когда российская армия вышла на крымские улицы. Те, кто любят говорить о том, что присутствие российских солдат на Донбассе не подтверждено официально, забывают о том, что они есть на полуострове. Даже если бы этим все и ограничилось – сама по себе «крымская весна» дает четкий ответ на вопрос о том, кто в нынешней войне агрессор, а кто жертва.

Рассказывать про «взаимную атмосферу ненависти», которой надо «положить конец», конечно, удобно. Не надо нырять в пыльные словари в поисках значений слов «контрибуция», «репарации», «трибунал». Можно безадресно рассуждать о том, что «все плохие». Что ж, вполне возможно, что в мирное время «все» очень даже «плохие», но война – это слишком тяжелая гиря на чаше моральных весов, чтобы ее можно было уравновесить абстрактными разговорами о «геополитике».

Если какая-то страна становится агрессором, то все издержки и жертвы войны ложатся преимущественно на нее – вне зависимости от маркировки конкретных снарядов и мин. Если страна становится агрессором, то коллективная моральная ответственность ложится на каждого ее гражданина. Статус агрессора – это вообще та история, которая тянет за собой сильный логический ряд, от которого уже не удастся отмахнуться. И отсидеться в ментальном бомбоубежище, публикуя фото с котятами, уже не получится.

И поэтому я прекрасно понимаю тех, кто сводит весь пафос своей позиции к фразам «все виноваты» или «никто не виноват». Им всего лишь страшно. Страшно брать ответственность, страшно делать выбор, страшно назвать вещи своими именами. Но только почему они решили, что трусость – это позиция?

Павел Казарин. http://ru.krymr.com/content/article/27036882.html

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

В сети интернет выложили видео обстрела города Горловка, якобы украинскими войсками:

Через короткое время появляется сюжет на российском канале Россия 24.

https://www.youtube.com/watch?v=Mj2D66-W2Hc

Для неместных ничего странного — война. Для знакомых с окрестностями понятно, что не всё так как нам пытаются рассказать россми.

Небольшое расследование местных жителей:

Произвёл привязку к местности и… удалось точно установить точку съёмки. По видео по ссылкам выше не был уверен на все 100%, но есть ещё это же видео полное. На первых кадрах «оператор» настраивает свою камеру и в кадр попадают необходимые для привязки к местности ориентиры, в частности «Площадка для отстоя автобусов» и своеобразная ступенчатая архитектура дома за которым в сторону съёмки только частный сектор. Точка съёмки находилась по адресу ул. Герцена, 44 (4 или 5 этаж).
Полное видео:

https://youtu.be/0SKEUvqz0CY

Место и направление съёмки:

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Благодаря особой архитектуре здания, отсекается большая часть сектора съёмки (справа перекрывает корпус многоэтажки тем самым ещё уточняет направление съёмки.

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

По сообщению жителе город известно, что обстрелу подверглись н.п. Озеряновка, район Горловки — Короленко, Трикотажная фабрика. Эти данные прекрасно согласуются с направлением съёмки, и попадают в поле зрения «оператора», но противоречит его комментариям, в которых он говорит, что обстреливают центр Горловки. Центр г. Горловка находится за спиной «оператора» немного восточнее. Т.е. «оператор» умышленно искажает факты.
Кроме того, он постоянно подчёркивает тот факт, что он слышит залпы и свист пролетающих мин (звук выстрела на видео соответствует 120 мм миномёту) у себя над головой по направлению из-за спины, и подчёркивает, что злые ВСУ плохо ложат мины — не кучно. Всё бы хорошо, но у него на самом деле за спиной центр Горловки, т.е. ВСУ умудрились из 120 мм миномёта с н.п. Майорск накидать мин аж до н.п. Озеряновка через всю Горловку.
Известен адрес по которому было одно из попаданий: ул. Планерная 16. Красная окружность описывает максимальную дальность выстрела 120 мм миномёта 8000м. в центре пострадавший дом:

Обстрел Горловки сепаратистами 26 мая

Думаю комментарии излишни.
Вывод: «оператор» — Гавнюк
P.S. всё указывает на то, что стреляли терры, и основная цель их была скорее всего ветка водовода Северский Донец-Донбасс, она как раз находится между точками обстрела. Продолжают таким образом нагнетать злость к «Хунте», которяю решила летом в жару засушить весь Донбасс. Российские СМИ по поводу повреждения трубопровода молчат, а было выпущено по последним данным около 35 мин.

airman http://kramatorsk2.info/forum/index.php?topic=948.msg104052#msg104052

Виктор Трегубов

Как стать Гражданином

Недавно спорил с одним молодым, но перспективным народным избранником. При всем сходстве наших позиций, споткнулись на вопросе «курица или яйцо».

Если вкратце, он был уверен, что достаточно в стране наладить парламентскую республику с рабочими механизмами отбора (вроде открытых списков) — и политическая жизнь пойдет на лад. Не будет конфликта ветвей власти, народ будет честно выбирать партии, а партии смогут наладить нормальное взаимодействие.

Я, в свою очередь, утверждал, что инициатива должна идти снизу. Чтобы без нормальных партий (нормальные — это существующие на членские взносы, а не на на подачки крупного бизнеса) и без нормальных медиа (то же самое, существующих с продаж и рекламы, а не в качестве пиар-приложений к бизнес-холдингам) любая парламентская республика превратится в ту еще порнократию, законсервируются худшие традиции популизма, а олигархия зацементируется на века, превратив страну в нечто глубоко латиноамериканское. Короче, и страну разобьют, и руки порежут.

Не договорились, естественно. Он меня послал в парламент, а мне не с руки было ответить «сам туда иди». Он уже там. Один-ноль, муахаха.

Дело не в них. Дело в нас

Это так, превью. Чтобы вы понимали мою позицию.

А моя позиция — в простом утверждении: в демократиях судьба страны зависит, в первую очередь, от умения ее населения пользоваться политическими механизмами. А лишь во вторую — от самих механизмов.

«Вы, друзья, как не садитесь». Если в Буркина-Фасо перенести шведское законодательство, там не будет Швеции. И если в Швецию перенести законодательство Буркина-Фасо, там не наступит сплошное Буркина-Фасо. Потому что не дадут.

Дело — не в государстве, а в народе. В его ценностях. В его умении работать с информацией. В его умении оценивать политиков и политики. В его желании вообще разбираться в том, как работает государственная машина. В том, как он определяет, кого выбрать и кого поддержать. В его понимании роли государства и личной ответственности.

Наша проблема — не в кривом законодательстве. Наша проблема — в менталитете. И динамика превратностей Украины, кстати, отображает эти изменения в менталитете. Мы как выпали из совка, так и лежим в сторону цивилизации, иногда пытаясь тихо ползти. В 90-х мы «переживали» избавление от коммунистов в политикуме, в нулевые — от ребят, ранее таскавших малиновые пиджаки и золотые цепи. В десятых нам, похоже, суждено переваривать предыдущее поколение — первых наших либералов и националистов, страдающих (наслаждающихся?) воинствующим дилетантизмом и приспособленчеством, а заодно олигархических работодателей обеих групп.

Хорошая новость: мы эволюционируем. Доказано двумя Майданами, каждый из которых «отсекал» очередной скачок эволюции нашего осознания. Плохая: мы и сами эволюционируем слишком медленно, а политикум и вовсе отстает на десятилетие. Вторая плохая: всегда можно откатиться назад.

Значит, надо эволюционировать быстрее и бить по носу всех, кто пытается тянуть нас назад.

Тут вы мне припомните анекдот про филина и мышек, которым надо было стать ежиками. Мол, все вокруг стратеги, а вот тактиков и биологов недостает. На самом деле, понять, как мышкам стать ежиками, то есть как украинскому обществу ускорить свою эволюцию, и уже не ползти, а идти в сторону цивилизации, можно.

Пара слов за тактику

Давайте для начала определимся, что должно царить в головах у населения, чтобы государство с оным населением стало цивилизованным. Из того, с чем у нас большие проблемы. Понятно, что «нехорошо убивать людей» и «нехорошо сморкаться в скатерть» — это довольно базовые штуки, и в этом плане у нас какое-никакое понимание есть.

А вот во многом другом нет.

Для начала, для эффективного демократического государства люди должны хоть примерно понимать, как оно вообще работает и какой чиновник или политик за что отвечает. Чтобы выбрать чиновника или депутата, надо знать, на какие полномочия ты его выбираешь. Что он там сможет сделать, а чего не сможет.

У нас с этим проблемы. Наш человек не знает, кто за что отвечает, и на всякий случай требует всего со всех. От главы МВД требуют того, чего надо требовать от судьи райсуда, от депутатов — того, что положено делать Кабмину, от президента — всего сразу. Иной раз этому даже способствует наш институциональный идиотизм: например, выборы нардепов на мажоритарных округах, на которых народные депутаты обещают улучшить жизнь тому или иному району или селу. Что в общем-то не входит в их непосредственные обязанности и лежит в сфере ответственности местных властей.

Решаема ли эта проблема? Да. Конечно, мою светлую мечту о том, чтобы право голоса у нас выдавалось только по итогам краткого экзамена на знание Конституции и основ государства и права, многие считают излишне радикальной. Допустим. Но, по крайней мере, нормально преподавать правоведение в школах можно? А выпустить учебник для взрослых — хотя бы выложив его в интернете на всех правительственных сайтах, а заодно распечатав и разложив на всех избирательных участках? Не нужно много: достаточно краткого объяснения простым языком, кто за что отвечает. Минимальный политико-правовой ликбез.

Сюда же — знание базовых гражданско-правовых процедур. Дорогие читатели, поднимите руки, сколько из вас знают, как подать на кого-то в суд? Хотя бы примерно? А ведь это — в общем-то, базовое знание гражданина. У нас же многие, не зная, как подать в суд на непутевого соседа, и считая, что это сложно и дорого, идут бить ему морду. И все равно попадают в суд, но уже с других дверей. Опять-таки, лечится кратким ликбезом. Ребята, серьезно — большевики научили огромную дикую страну читать и писать, а нам сложно обучить много меньшую простейшим знаниям цивилизованного человека?

Далее. Больной момент, который я полагаю просто-таки самым уязвимым местом национальной безопасности — медиаграмотность.
Умения правильно ориентироваться в информационных потоках, отличать правду от вброса, видеть искажения, вызванные как злым умыслом, так и журналистским непрофессионализмом, постоянно задавать себе вопросы «а уверен ли я, что только что прочел правду?», «какие у меня в пользу этого объективные свидетельства?», «можно ли доверять этому источнику?» и (высший пилотаж, ага) «как эта информация могла попасть к журналисту?». Говорят, в Молдове это вводят в школьную программу. Мое великое уважение молдаванам, если так. И здесь, опять-таки, нам нужен ликбез. Вплоть до тех же школьных уроков и социальной рекламы на телевидении. И не только для того, чтобы наши граждане перестали вестись на политические манипуляции, но и для того, чтобы они были устойчивы к вранью внешнего врага.

Далее идет множество устаревших элементов менталитета. Например, отрыжка совка — «ябедничать нехорошо». Интересная такая культурная штука, у которой аж два первоисточника — с одной стороны, травматический опыт сталинских репрессий, когда наветом «в органы» освобождалась соседняя комната в коммуналке, с другой — популярная в стране тюремная этика с ее «стучать — козлячества». Вот только мы не в 30-х годах и не на зоне. А в цивилизованной современной стране жалоба на чьи-то противоправные действия — это часть гражданского долга. Не говоря уже о том, что это спасает жизни.

Наконец, главное: отношения «человек-государство». Видение государства и своей роли в нем. Это у нас одно из самых слабых мест.

Привет, советское наследие.

Те, кто давно читает ФБ вашего покорного слуги, наверное, полагает меня каким-то жестким правым консерватором и даже социал-дарвинистом: я, мол, всегда против льгот, против расширения социальных гарантий, а уж в каких словах я против инициатив вроде «кредитного майдана» — наверное, цитировать не будем. На самом деле я скромный центрист. Просто понимающий одну простую вещь: с нашим обществом нельзя обращаться, как с обычным здоровым обществом, потому что оно больно. Сейчас и здесь, вполне конкретной болячкой. Называется «социал-популизм». Надо лечить.

Великая проблема «социального государства» даже не в том, что мы не можем себе его позволить (хотя да, сейчас не можем). Она в том, что сами попытки за него уцепиться мешают нам эволюционировать, раз за разом оставляя нас на второй год там, где мир летит вперед. Это смертельно опасно.

Самое страшное преступление СССР, на мой скромный взгляд, не миллионы убитых, а сотни миллионов душевно искалеченных. Привыкших к адским постулатам:

— предприимчивость — плохо,

— богатство — аморально,

— инициатива — наказуема,

— амбиции — позорны,

— собственность — не священна, было ваше, стало наше. Можно забирать, особенно у политически неблагонадежных и слишком богатых,

— государство обязано меня обеспечивать.

Фактически, это «Протестантская этика и дух капитализма» наоборот. То, что привело современных мировых лидеров к процветанию, из советского человека выбивалось всеобъемлющей пропагандой и тщательной селекцией. Но даже там, где человек отбивался, он мог впасть в иную крайность: например, прийти к выводу, что законы — это вообще лишнее. И вот с этим суммарным грузом мы начали свою независимость.

Хотим жить в нормальной стране — необходимо обратить процесс.

Опять-таки, как? С этими штуками уже сложнее, простым ликбезом, как в предыдущих случаях, не отмашешься. Нужно менять среду. Нужно менять сами правила игры. Через боль, протест и неприятие. Через это прошли — и давно ушли вперед — страны бывшего Варшавского блока. Мы же тщательно добивали экономику раздутой социалкой, милосердно отрезая хвост собаки по частям и принося детей в жертву старикам.

И вот тут самое гадостное: слишком многие наши политики предпочитают, в рамках мнимой заботы о народе, вместо подавления этих настроений — играть на них. На безответственности, на желании переложить проблемы на чужие плечи, на безрассудстве, на классовой ненависти.

Осталось немного денег в воюющей стране с полуживой экономикой? Индексируем пенсии! Пусть бабушки за нас проголосуют.

Куча народу нахватала валютных кредитов и не может выполнить свои обязательства? Поддержим! Подмахнем! Самое веселое здесь — то, что основная масса народа уже эволюционировала достаточно, чтобы такие финты вызывали возмущение. Но не все политики успели это заметить.

Какой-то олигарх — урод, врагу симпатизирует, а вдобавок и конкурент? Конфискуем имущество плебсу на потеху! Не «отсудим», не «посадим» — о нет! Отожмем!

Если вдруг кому-то не понятно: в современном мире стране проще себе позволить убить местного бизнесмена и съесть его останки, чем что-то у него отжать. Потому что даже в таком случае меньше удар по инвестиционной привлекательности: за свою жизнь инвесторы, никогда не бывавшие в стране, не так опасаются, как за свою собственность. Именно поэтому даже покойный социал-идиот Уго Чавес американские компании ВЫКУПАЛ, а не отжимал. Выучите разницу между национализацией и конфискацией.

Это не в рамках защиты уродов. Разбираться с ними можно и нужно. Просто не надо делать это с таким размахом, что отрубая им воровитую руку, отрубишь стране неповинную ногу и еще какую-нибудь полезную часть.

То есть опять-таки, упираемся в проблемы в верхах — но лишь потому, что верхи ради сиюминутной выгоды потакают худшему в низах. Вместо того, чтобы это исправлять ради стратегической пользы.

Наше общество — излечимо. Как и любое другое. Оно излечивается само: от советской болезни мы возращаемся в естественное состояние. Проблема лишь в том, что у нас нет времени. Что верхам нужно процесс ускорять, а не тормозить. Что не производится самая важная внутренняя инвестиция — инвестиция в украинца. В человеческий капитал. В осознанного гражданина, отвечающего за свою жизнь, уважающего свою и чужую собственность, понимающего правила игры современного мира и готового по ним выигрывать.

Только такой украинец заслуживает лучшей жизни. И только такой сможет ее добиться. Главное — дать ему родиться, вырости и остаться таковым.

Victor Tregubov. https://site.ua/victor.tregubov/60-kak-nam-stat-ejikami/

Корбан

Око за око

Корбан

Киев. Хороший солнечный день. Случайно проезжал мимо скандального торгового центра, того, где пару лет назад тигровая акула чуть не сдохла – Ocean Plaza. Зашел, осмотрелся — ничего так. Большой, просторный, понравился мне. В последнее время его часто минируют телефонные маньяки. Как-то летом прошлого года я тоже звонил сюда, но по другому поводу. Тогда Крымские жулики объявили о масштабной национализации на полуострове. На одном из заседаний так называемого Совмина Крыма приняли решение отобрать, в том числе, и мои гостиницы в Ялте. Недолго думав, я набрал руководителя ТЦ Океан Плаза и предложил приготовить ключи и все правоустанавливающие документы на торговый центр — для передачи их моим юристам. Управляющий (имя не помню, но человек явно образованный), поинтересовался, на каком основании я выдвигаю такие требования. Я вежливо объяснил: произошла неприятность с моей собственностью в Крыму, и поэтому я решил нанести асимметричный ответ — получить в качестве компенсации торговый центр, принадлежащий гражданам Роттенбергам — ближайшим друзьям В.Путина.

— Это как? – уточнил мой собеседник.

— Мене не е…т – как ваши владельцы будут проводить зачет с так называемым руководством Крыма, — сказал я, отрезав диалог.

Прошло более чем полгода, но в мои гостиницы никто не приходил.

А после того, как я ушел в отставку с поста зам губернатора, буквально на следующий день пришли крепкие крымские парни и описали мою крымскую собственность.

Сегодня же я понял, что это – судьба, и я не случайно оказался в этом просторном торговом центре. В конце концов, Украина воюет, а российский бизнес чувствует себя комфортно и тепло в нашей стране. Пора бы власти уже с этим что-то делать. Однако, у некоторых есть активы в РФ и по этой причине, наверное, решения не принимаются.

Ну а пока наша власть в раздумьях, хотел бы обратиться к господам Роттенбергам: Должен заметить, что я буду вынужден применить весь арсенал эффективных методов смены собственников, который получил, так сказать, в прошлой жизни. Я давно обещал себе от них отказаться, но сделаю одно исключение. Отдельно хотел бы подчеркнуть, что к ущемлению прав «русских» наш с вами асимметричный зачет не имеет никакого отношения. У нас, господа Роттенберги, все будет чисто по-еврейски. Вы должны помнить, в Торе написано: око за око, зуб за зуб. Думаю, даже английское правосудие может принять это в качестве аргумента, но надо проконсультироваться.

P.S. Пишу я вам все это, стоя у аквариума. В нем – акула, даже две. На дне притихли. Хорошие, маленькие, пока живые. По итогам подарю их Демиену Херсту – пусть утопит в формалине.

Геннадий Корбан