Обращение президента Порошенко

Звернення Президента України

Порошенко 2

Обращение президента Порошенко

Дорогі співвітчизники!

Останніми днями сталося кілька важливих подій, приємних і не дуже, які так чи інакше пов’язані між собою. Як Президент, хотів би висловити свою позицію з цих питань. Після того, як ми ще в червні добилися підписання Угоди про асоціацію з ЄС, після того, як у вересні Верховна Рада та Європарламент одночасно її ратифікували, 1 листопада виконання цієї угоди розпочалося офіційно. Я вас всіх вітаю з цим.

Я ніколи і нікому не дам зупинити нашого поступу в бік Європи. Стремління українців до ЄС визначено самою нашою природою як європейського народу. А боротися з самою природою – абсолютно безглуздо.

Символічно, що саме цими днями українці остаточно та безповоротно підтвердили свій європейський цивілізаційний вибір. Центрвиборчком майже завершив попередній, електронний, підрахунок. Він, подібно екзит-полам, підтвердив, що конституційна більшість виборців схвалила курс на Європу. І саме за таку громадянську позицію я глибоко вдячний вам, українським виборцям.

Рівно, як і за ту високу вашу довіру, яка дозволила партії «Блок Петра Порошенка» отримати найвищий кредит довіри на виборах. Від Блоку за списком та в округах обрано 132 народних депутати. Це значно більше, ніж від будь-якої іншої політичної сили.

«Народний фронт», який став другим за кількістю мандатів, «Самопоміч», що фінішувала третьою. Радикальна партія і «Батьківщина», котрі подолали п’ятивідсотковий бар’єр — всі вони разом мають стати учасниками проєвропейської коаліції. Але створювати коаліцію – це не робота Президента. В європейській практиці ініціатива у формуванні коаліції належить тій політичній силі, яка набрала найбільшу кількість депутатів на виборах. Я впевнений, що Блок Порошенка з цим завданням гідно впорається.

Коаліція, згідно з Конституцією, має запропонувати Президенту для внесення на затвердження новообраною Верховною Радою кандидатуру Прем’єр-міністра. Майбутня фракція партії «Блок Порошенка» вже відгукнулася на мою ініціативу підтримати Арсенія Яценюка на посаду глави нового Уряду. Але принциповим для них питанням при цьому є спільне узгодження європейського зразка коаліційної угоди, проект якої вони вже запропонували партнерам і суспільству.

Європейській політичній культурі притаманні дуже детальні коаліційні угоди, де план дій розписаний ледве чи не поденно. Коаліційна угода – це контракт коаліції з країною. Він не може бути коротким папірцем на три сторінки. Днями я розмовляв з німецьким Канцлером Ангелою Меркель. У Німеччині склалася тривала історія коаліційного урядування. І досвід свідчить, сказала мені пані Меркель, що чим товще угода, тим довше працює коаліція.

Щодо складу самого Уряду, то Кабінет Міністрів потребує повного оновлення! Звільнення від непрофесіоналізму та корупційних пут партійно-квотного принципу. Він має формуватися винятково на професійній основі. І почати, нарешті, впроваджувати реформи, спираючись на парламент, оновлений більше, ніж на половину.

Дорогі співвітчизники!

Вибори 26 жовтня важливі ще і тим, що вони відбулися і на звільненій частині Донеччини та Луганщини. За 17 років, протягом яких на Донбасі панував клан Януковича, в регіоні забули, що таке чесне голосування. Вперше за такий тривалий час громадяни України, які живуть в двох найсхідніших областях, своїх посланців до Верховної Ради обирали вільно, на конкурентній основі. Ті, кого вони обрали і підтримали, скажу прямо, здебільшого не герої нашого часу. Хоча важливо, що всі вони стоять на позиціях єдності України. Я поважаю вибір вільної частини Донбасу, зроблений на виборах до Верховної Ради України 26 жовтня. Будучи Президентом всіх українців, готовий до діалогу з тими, кого вони обрали.

Та повною протилежністю голосуванню 26 жовтня є вчорашні псевдо-вибори на частині Донбасу. Тій, що, на жаль, поки що підконтрольна бойовикам. Цей фарс під дулами танків і автоматів нічого спільного не має з волевиявленням. І виборами, за визначенням, називатися не може.

Бандити, терористи та інтервенти можуть себе коронувати як депутати, прем’єри, міністри. Та хоч як королі чи імператори. Але щоб вони не почепили собі на голови, вони так і залишаться окупантами, злодіями, бойовиками. Україна ніколи не визнає так звані «вибори» 2 листопада. Ми не можемо поважати вибір, якого не було і нема, — ані фактично, ані юридично. Не визнає і ніколи не визнає так званих «виборів» жодна країна світу, яка поважає себе і міжнародне право. Фарс вже засудили ЄС, США, десятки наших країн-партнерів. А речник німецького уряду вже сьогодні заявив, що не може бути й мови про скасування санкцій проти Росії.

Псевдо-вибори є грубим порушення Мінського протоколу від 5 вересня. Мінський протокол передбачає проведення в окремих районах Донбасу дострокових місцевих виборів винятково і тільки на основі законів України. Ми цю можливість їм давали. Виборчий фарс 2 листопада ставить під величезну загрозу зриву весь мирний процес, старту якого ми добилися ціною колосальних надзусиль. Він істотно погіршує ситуацію на Донбасі. Відповідальність за це цілком і повністю лягає на виконавців, організаторів і замовників псевдо-виборів.

Україна неухильно дотримується духу і букви Мінського протоколу. На фоні грубого його попрання іншими сторонами ми маємо внести корективи в свій план дій. Нову ситуацію, що склалася, сьогодні я вже обговорив з Міністром оборони. Завтра проведу засідання Ради національної безпеки і оборони, де всебічно проаналізуємо обстановку, внесемо необхідні зміни в сценарії наших дій — виходячи як з оптимістичних, так і песимістичних прогнозів.

Одне із питань, яке я винесу на розгляд РНБО, — скасування закону про особливості місцевого самоврядування в окремих районах Донеччини та Луганщини. Свого часу цей закон виконав надзвичайно важливу роль в зупиненні зовнішньої інтервенції, мобілізації підтримки світом Мінських мирних домовленостей, щирості намірів України щодо деескалації ситуації на Донбасі. Ми продемонстрували мешканцям Донецької і Луганської областей і зовнішньому світові щире прагнення Києва до політичного врегулювання. Таку можливість бойовики відкинули. Проведення псевдовиборів торпедувало закон і різко загострило ситуацію на Донбасі. Ті широкі повноваження, які передбачав закон, ми готові надавати лише легітимно обраним органам місцевого самоврядування. А не бандитам, які самі себе вінчають на царство.

При цьому децентралізація залишається в нашому арсеналі як ключовий елемент політичного врегулювання на Донбасі. Ми готові будемо ухвалити новий закон — при поверненні всіх сторін до виконання Мінського протоколу. У разі припинення вогню, створення буферної зони, встановлення контролю за кордоном. І зрозумілих кроків, які б означали задній хід бойовиків у питанні про так звані «вибори» 2 листопада.

Новий закон передбачатиме чіткі межі районів з особливим порядком місцевого самоврядування у чіткій відповідності з Мінськими домовленостями. І бюджетну децентралізацію, яка зніме подразливе питання, хто ж кого годує. Вона дозволить цим районам самим на основі власних ресурсів відповідати за своє фінансування. Кожному – по труду.

Міжнародний фонд, який буде наповнюватись в том числі і при участі закордонних партнерів, повною мірою забезпечить відновлення інфраструктури Донбасу за умови відновлення там української влади, миру, спокою і безпеки. З часом запропоную Парламенту ухвалити закон про створення там вільної економічної зони із спеціальним режимом торговельних відносин з Євросоюзом та Росією.

Незважаючи на провокації, дипломатичний шлях врегулювання для українського керівництва залишається пріоритетом. Але водночас ми продовжимо інтенсивне зміцнення нашої обороноздатності на випадок, якщо події будуть розвиватися всупереч нашим бажанням. Це питання теж розглядатиметься завтра на засіданні РНБО.

Я вірю в нашу єдність і в нашу перемогу. Бо за нами правда.

Слава Україні!

Yuri Saprykin

Российские СМИ в состоянии войны

 

На Новой сцене Александринского театра Юрий Сапрыкин выступил с монологом «Российские медиа: между войной и миром». «Бумага» публикует рассуждения журналиста о том, как СМИ формируют агрессию к Украине и США и почему они в этой агрессии вполне искренни.

Yuri Saprykin

Российские медиа последние полгода находятся в состоянии войны. Уже полгода они живут и действуют по закону военного времени. Я подчеркиваю, именно российские медиа, а не российское государство являются самой погруженной в конфликт стороной. Причем сейчас уже непонятно, с кем эта война ведется, за что и кто является противником. Это Украина, или это абстрактный Запад, или кто?
У медиа военного времени специфическая миссия — это поднятие боевого духа, создание образа врага и демонизация противника. Российские медиа последние полгода занимаются именно этим. Несмотря на то, что Россия официально не участвует в военном конфликте, задача по поднятию боевого духа и созданию образа врага решается невероятно успешно; и, как мне кажется, именно успешное решение этой задачи побудило тысячи жителей нашей страны отправиться добровольцами на Донбасс, а жителей Донбасса — взяться за оружие. Если расшифровать смысл сообщений, которые транслируются по центральным телеканалам и государственным радиостанциям, то он будет очевидно противоречить официальной версии событий. Формально Россия не воюет, но из контекста этих сообщений следует, что Россия определенно воюет; воюет на территории, которая воспринимается как своя, и защищает своих соотечественников, своих если не по гражданству, то по крови и языку.

Несмотря на то, что Россия официально не участвует в военном конфликте, задача по поднятию боевого духа и созданию образа врага решается невероятно успешно; и, как мне кажется, именно успешное решение этой задачи побудило тысячи жителей нашей страны отправиться добровольцами на Донбасс

Как конструировался этот образ врага? Во-первых, было применено гениальное изобретение, если относиться к этому отвлеченно, как к абстрактному примеру государственного пиара и государственной пропаганды, то это совершенно безошибочное попадание — во всех учебниках об этом должно быть написано. Это перевод конфликта на язык Великой Отечественной войны: мы имеем дело не с революцией, не с антиправительственными выступлениями, не со сменой власти — мы имеем дело с «фашистской хунтой», которая отправляет на восток «карательные отряды». И человек, который сталкивается с этой лексикой, уже не может отстраненно смотреть на события — он оказывается внутри истории священной войны, в которой, опять же, уже на лексическом уровне понятно, где добро, где зло. Невозможно отойти в сторону, посмотреть на эту ситуацию с какой-то дистанции, ты оказался внутри учебника истории, где наши сражаются с фашистами. И все возражения по поводу этой картины мира выглядят уже каким-то жалким вяканьем предателей родины, фашистских пособников и нацистских подстилок. Не знаю, кто это придумал, но разыграно это было сделано совершенно блестяще.
Вторая вещь — это дегуманизация противника. Чтобы начать воевать, в данном случае с Украиной, тебе нужно сначала уговорить себя, что это вообще не люди, что это «укры», «укропы», «бандеровцы», «каратели». Что украинской нации не существует, украинского государства не существует, это все выдумка каких-то иудо-масонов, врагов России, которые 200 лет назад все это придумали, чтобы оттяпать у нас эту территорию. Я говорю про нас не потому, что мы кругом неправы, а они кругом правы, а потому, что российские медиа нам немножко ближе и мы живем в их поле воздействия. Безусловно, дегуманизация противника происходила и на украинской стороне, может быть даже, там еще более активно и свирепо рассказывали про «колорадов, которые подлежат дезинфекции» и «ватников, которые хорошо горят». Это тоже абсолютнейшее преступление против человечности на языковом уровне. Это лексика, которая дает людям санкцию на убийство, потому что ты воюешь не со своими согражданами, а с какими-то насекомыми, это уже не люди.

Чтобы начать воевать, в данном случае с Украиной, тебе нужно сначала уговорить себя, что это вообще не люди, что это «укры», «укропы», «бандеровцы», «каратели». Что украинской нации не существует, украинского государства не существует, это все выдумка каких-то иудо-масонов

В этой ментальной операции ничего нового нет: нечто подобное происходило и во время Великой Отечественной. Были статьи Ильи Эренбурга, который чрезвычайно талантливо проделывал ту же операцию, убеждая своих читателей, что немцы не люди: «Отныне слово „немец“ для нас самое страшное проклятье. Отныне слово „немец“ разряжает ружье. Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать». Наверное, за последние полгода ни в России, ни в Украине это не было проговорено с такой прямотой, но все эти шутки про то, что «укропов» побило градом, а «колорадов» надо дезинфицировать, недалеко от этой риторики ушли.
Следующий прием конструирования этого образа — враг представляется как что-то слабое и смехотворное и одновременно как что-то ужасное, коварное и сверхсильное. Кто такие «укры»? Какие-то нелепые люди, которые скачут, поют нецензурные песни про Путина, при этом ничего не умеют, экономика рушится, страну они просрали, бегут на Запад, где их сделают рабами, и дальше своей кастрюли с борщом они ничего не видят. И вообще, украинцы — это какая-то антропологическая нелепица. Эта операция, если говорить про образ врага, была проделана не только по отношению к Украине. Вот есть Соединенные Штаты Америки. Что это такое? Это Псаки, такая нелепая баба, которая ходит на пресс-конференции в одном сапоге, отвечает невпопад, путает страны, государства, даты и термины, — в общем, какая-то дурында, которую можно только высмеивать. А президент у них вообще негр. Это не страна, а какая-то полная хрень, ей управляют смехотворные идиоты. Есть известный текст Гришковца, по которому можно изучать все медийные штампы: вот раньше был Рейган, Тетчер, Де Голль, а сейчас кто? Обама — да он слабак! Меркель вообще кривая-косая. И все они дрожат от страха! Именно то, что у Гришковца в этом тексте оказывается впрямую проговорено, в последние полгода так или иначе рассказывали нам со всех сторон российские медиа.

Кто такие «укры»? Какие-то нелепые люди, которые скачут, поют нецензурные песни про Путина, при этом ничего не умеют, экономика рушится, страну они просрали, бегут на Запад, где их сделают рабами, и дальше своей кастрюли с борщом они ничего не видят

Еще один важный метод СМИ в этой войне — интерпретация. Понятно, что если ты хочешь кого-то в чем-то убедить, ты должен не просто сообщать факты, а лучше вообще их не сообщать, а сразу комментировать. Из-за этого на телеканалах и радиостанциях такой бум политологов и экспертов, у которых обязательно на любое событие, происходящее в этом конфликте, есть ответ — это преступление украинской власти, Украина катится под откос, опять же, фашисты, каратели и так далее. Причем эта картина мира создается очень крупными мазками, где лучше не вдаваться в детали, потому что детали этой общей схеме сразу противоречат.
Еще одна особенность этой войны — многие события за последние полгода были сконструированы и описаны медиа задолго до того, как произошли в реальности. Геноцид и убийство русскоязычного населения стали медийным фактом задолго того, как действительно начали кого-то убивать. Фактически та горячая фаза конфликта, которая началась в середине апреля, уже легла в подготовленную медийными средствами колею: нам два месяца рассказывали, что на Украине русских убивают, и тут их действительно начали убивать. История про распятого мальчика на Первом канале каким-то мистическим образом превратилась в детские игрушки, которые валяются на поле рядом с останками тел и обломками самолета, сбитого непонятно кем.

Еще одна особенность этой войны — многие события за последние полгода были сконструированы и описаны медиа задолго до того, как произошли в реальности. Геноцид и убийство русскоязычного населения стали медийным фактом задолго того, как действительно начали кого-то убивать

Я совершенно не пытаюсь обвинять во всем только российскую сторону, но если посмотреть на то, как работают медиа у нас и у них, есть существенные различия. Мы, зрители центральных каналов, уже полгода живем на Украине, живем тем, что происходит в Украине, а Украина не живет тем, что происходит в России. Украина тоже живет в Украине. При этом в российской интерпретации этих событий почти никогда нет второго мнения, есть эксперты, политологи, журналисты и официальные лица, которые выступают единым хором. На Украине же есть вторая точка зрения. Даже при том подъеме патриотизма, если не национализма, там в новостях всегда звучит мнение второй стороны — российской, донецкой, какой угодно. И это мнение не будет тут же перетолковано десятью официальными политологами. При этом сам тон украинских медиа, несмотря на то, что это воюющая страна, гораздо спокойнее, чем у российских, там нет такой истерики.

Как бы ни развивался конфликт, эти люди у микрофона будут воевать гораздо дольше, чем люди с автоматами в руках

Какое воздействие это оказывает на нас? Людям в последние полгода стало тяжелее друг с другом общаться. Как только возникает в разговоре тема Крыма или сбитого самолета, люди иногда моментально выходят на такой уровень непонимания и агрессии, что лучше и вовсе ни о чем не говорить. Есть такое понятие — информационный пузырь: мы подбираем в социальных сетях источники, которые нам приятно читать и слышать, и игнорируем неприятные и враждебные, и даже поисковики подбирают ссылки по нашим запросам, подстраиваясь под наши предпочтения. В результате мы оказываемся внутри удобной для нас картины мира, а в последние полгода так тем более. Надо понимать, что в этих информационных пузырях существуем не только мы, но и Владимир Путин, и Сергей Шойгу, и Борис Немцов, и все люди, которые принимают решения или высказывают свои мнения по этому поводу. Путину точно также подбирают источники информации, которые ему приятно было бы слышать, и от того, что еще центральные каналы пытаются под эту персональную картину всячески подстроиться, она становится все прочнее и прочнее.
Возникает такой пелевинский вопрос: а кто и с кем через эти медиа говорит? На него есть очень простой либерально-демократический ответ. Сидят в Кремле люди, которые пишут темники и рассылают их по редакциям. И там, в редакциях, люди механически воспроизводят то, что им в администрации написали. Но то, с каким драйвом ведут себя в последние полгода прогосударственные медиа, невозможно создать никаким приказом из Кремля. Я думаю, что в большинстве случаев это делается абсолютно искренне. Сидит в эфире ведущий и говорит: «Это подонки, это нелюди, это фашисты». Это не Кремль так заставляет его говорить, это абсолютно искренний драйв, искренняя агрессия, это уже сидит глубоко внутри. Война наделяет таких журналистов сознанием собственной правоты, ощущением некоей миссии, в которую они искренне верят. Как бы ни развивался конфликт дальше, эти люди у микрофона будут воевать гораздо дольше, чем люди с автоматами в руках.

Это не Кремль так заставляет его говорить, это абсолютно искренний драйв, искренняя агрессия, это уже сидит глубоко внутри. Война наделяет таких журналистов сознанием собственной правоты, ощущением некоей миссии, в которую они искренне верят

Сейчас очень легко проводить аналогии с предыдущей холодной войной: сначала была Олимпиада, потом самолет сбили, потом санкции. Все вроде укладывается в знакомую историю, в конце которой должна оказаться перестройка и разрушение Берлинской стены. Но есть и другая, менее приятная аналогия: 39–40-й год, советская армия идет воевать на территорию, которая еще 23 года назад была частью Российской империи (как и Украина 23 года назад была частью Советского Союза); по радио рассказывают, что это мировой империализм спровоцировал финнов на войну против СССР, мы занимаем какую-то часть Финляндии, образуется Карело-Финская ССР (она же Донецкая народная республика), которая защищает правильных финнов от неправильных. И вроде бы эта война — такой недолгий и локальный эпизод, но вместе с тем понятно, что это часть подготовки к чему-то большему. Вокруг распевают бравые песни — «Если завтра война, если завтра в поход», «Броня крепка, и танки наши быстры». И это ожидание будущей большой войны сопряжено с какой-то радостью, она наполняет все происходящее смыслом, мобилизует народ. Что меня успокаивает и отчасти разрушает эту историческую аналогию, так это то, что сейчас с нами никто воевать не собирается, мы ведем эту войну сами с собой, ведем ее в медийном поле. Запад находится не в идеальном состоянии, но плана «Барбаросса» у него нет.

Эта локальная война заканчивается, и все с каким-то упоением и даже радостью ждут какую-то большую войну, она придает всему смысл

И по-моему, самое точное описание причин всего происходящего было дано еще в середине марта в «Новой газете», в статье Евгении Пищиковой. Это талантливейший журналист, причем совершенно не политический обозреватель, ее интересуют какие-то бытовые дела, пятиэтажная Россия — о чем женщины в очереди друг с другом разговаривают. И тут она публикует статью под названием «Хотят ли русские войны? Теперь ответ: „Да!“», где выводит неизбежность войны из тиражей кроссвордов, которые издают в России. Сборники кроссвордов расходятся тиражом 56 миллионов в год. Это значит, что есть такое количество людей, которое покупает их в количестве 56 миллионов в год, убивая свое время и спасаясь от скуки. Кто эти люди? Это, наверное, мужики, скорее всего, охранники, милиция, чиновники, иногда военные. Их очень много — и им настолько скучно, и в их жизни нет особой цели и успеха, что они вынуждены убивать время на кроссворды. А тут раз — война. Это же все меняет. Сразу появляется смысл, сразу понятно, зачем жить — затем, чтобы противостоять агрессивным пентагоновским ястребам, или как это сейчас называется. Даже если эта война происходит только на экране телевизора. И я хотел бы закончить как раз цитатой Пищиковой:
«Новая газета»:
«Старый киоскер говорил: „У меня было время, когда я хотел войны. Когда в юности сидел (60-е годы, деревня, хулиганство). Так было скучно, так безнадежно, что страшно хотел войны. Думал даже: пусть бы американцы напали. Любое изменение — только чтобы то, что есть, порушилось. Представляешь, сколько сейчас народу сидит! Вот ты боишься, а они небось хотят войны-то… Откуда ты знаешь, чье желание на весах перетянет? Чья молитва дойдет?“».
http://paperpaper.ru
Юрий Сапрыкин 
Dmitry Chekalkin

Етнонаціоналізм не витримав перевірки

Dmitry Chekalkin

Етнонаціоналізм не витримав перевірки Майданом. Першими жертвами, що загинули на Грушевського, стали вірменин Нігоян і білорус Жизнєвський. Російська мова звучала не рідше за українську. «Чемодан-вокзал-Росія» вмер на Майдані й в АТО: російськомовні громадяни України, серед них і етнічні росіяни, доказали, що вони – не менші патріоти за «українізаторів».
Тому захисники етнічних українців від інших етнічних груп виглядають анахронічно.
Поспішне скасування злочинного мовного закону, ініційоване ВО «Свобода» одразу після падіння Януковича, обернулося трагедією. Не пояснивши людям Сходу й Півдня проблему, не давши їм альтернативи – те голосування тепер роками ділитиме людей. І дарма, що Турчинов не підписав його, дарма що він далі діє – багато людей Сходу й досі вірять в «заборону російської мови», тому й голосують за Опозиційний блок.

Дмитрий Чекалкин

Пожар на краматорском заводе

Вчера 30 октября 2014 года, произошел пожар на территории НКМЗ. Предположительно горел склад моделей. Некоторые утверждали что горит склад ГСМ, но дым был белый.
Пламя высотой около 20-ти метров, а зарево было видно во всём городе.

Fire Kramators'k NKMZ warehouse models

Пожар Краматорск НКМЗ склад моделей 3

Пожар Краматорск НКМЗ склад моделей 2

http://www.youtube.com/watch?v=a1JxpeDWTzk

Причины возгорания пока неизвестны. Утром думаю всё прояснится.

Donbass road

Киев — Донбасс

Об одном и том же, от двух разных людей. Один живет сейчас в Киеве, и ему наверное есть с чем сравнить. Другой не выезжал из Краматорска, наблюдает изменения своими глазами.

Donbass road

ВЗГЛЯД НА ДОНБАСС ЖИТЕЛЯ КИЕВА.

Почти за пол-года переселения под Киев, съездил на выборы в родной Донбасс. Ситуация удручающая.

1. Просветления в умах (как мне рассказывали оставшиеся знакомые) особо не заметил — соседи смотрят на меня и пытаются рассказать, как меня «угнетают укры»… Вразумить, что и как почти не реально.

2. Ездить с украинским флажком было реально стрёмно… Кроме машин АТО других таких больше не видел.

3. Очень много переселенцев с Донецка, Горловки. Но… там хреново, а девочка с Донецка с восторгом рассказывала, что колона танков для окружения аэропорта стояла с Киевского района аж до центра города… Чему можно радоваться?????

4. Общение с сотрудником Дон. универа. Дипломы надеются выдавать российские. Сами «под ДНР», т.к. «украина кинула и денег не платит, а ДНР немного денег дали»…. На мой вопрос, как Украина может им выплатить зарплату, когда практически сразу после начала агрессии терры начали отжимать инкассаторские машины, а сейчас ситуация вообще не контролируемая, повис в воздухе.

5. Впервые после освобождения проехался через Краматорск-Славянск-Изюм (до этого выбирался через сепараторские блокпосты на Днепропетровск). Дорога пустынная. Проверки на блокпостах (хотя на некоторых, увидев украинский флаг махали — выезжай из очереди и едь дальше (хотя и без этого видно, что в машине жена и ребёнок, т.е. не террористы)). Остатки разбитой гиркинской колонны под Славянском (во всяком случае оторванные танковые башни) не убрали.

6. Народ на выборах голосовал за «старых хозяев» — регионалы получили большинство, сосед, который шёл по списку Батькивщины остался без голосов даже своих соседей… При этом практически все, кого встречал говорили, что «от сюда нужно валить!» и будет только хуже. На что можно надеяться, когда наглядный пример — Донецк, Горловка, Макеевка под боком, а люди всё ещё ждут, что ДНР-ЛНР могут принести хоть что-то хорошее…

7. Может показалось (особенно после жизни в цивилизации), но народ поменялся и при этом не в лучшую сторону. На ночь люди исчезают с улиц. Трезвого человека увидеть ночью не реально. Возвращаясь домой со стоянки (от чего отвык, т.к. уже привык, что машину оставляю на улице или возле дома) натыкаюсь на пару молодых пацанов прямо посреди перекрёстка. Чтобы справить нужду — оказывается даже не нужно искать туалет или хотя бы отойти с дороги. Грохнув на последок выпитую бутылку об асфальт они пошли дальше. На следующий день на этом же месте встретил такую же пьяную троицу, но эти хоть были культурнее и бутылки не били… О том, чтобы взять ребёнка и до 10-11 ночи погулять в парке — на Донбассе даже речь не идёт. На посёлках из дворов выносят всё что есть ценного. Собака средних размеров не помогает. Количество оружия, которое попало в руки криминала и там же осталось — даже не берусь предположить сколько. В общем, ехал на Киев и даже не смог для себя составить прогноз — что будет через пол-года, даже через пару месяцев… И самое главное — если раньше, даже после недели отпуска на выезде, меня тянуло в родной город, то сейчас — чувствую — нет даже ностальгии…

Автор — Fobos http://kramatorsk2.info/forum

ВЗГЛЯД МЕСТНОГО ЖИТЕЛЯ.

Некорретно сравнивать европейскую столицу и прифронтовой город (не потому что он нах-ся в 100 км от военных действий, а потому, что из него правившие рыги-костюкоевы сделали за последние 8-10 лет)…

ПЛЮСЫ:

— Асфальтирование (неямочное) дорог: шкадинова — от маяковского до ленина, лазо — от шкадинова до социалистической. ямочный ремонт по городу повсеместный. и это под зиму. погода позволяет пока это делать;
— Освещение улиц там где ходит общественный транспорт, например: ул. Транспортная, которая никогда за последние 15 лет не освещалась в ночное время.
— Освещение придомовых территорий у меня на лазурном.
— Вооруженные патрули — сегодня в 20:30 у себя на лазурном.
— Много переселенцев, бОльший трафик транспорта — город по-тихоньку становится «столицей». Зашли бы на крытый рынок в субботу, или проехались по Орджоникидзе в будний день… это плохо?
— Зеленстрой по городу работает как никогда — обрезка деревьев, уборка улиц насколько позволяет сил.
— Парк юбилейный, начиная с 6 июля работал как обычно, до 23:00. с освещением — все в порядке.

МИНУСЫ:

— Много болтающейся молодежи и не только со спиртным по городу;
— Маршрутки ходят до 20:30, позже — только такси;
— И еще 100500 придумал бы, но не хочу, ибо хочу больше позитива!

По поводу стеллы — башня лежит как память на обочине. на разделительной полосе и кое-где по обочине можно найти мелкий металлолом и не более того.
Пантонный мост через казенный торец навели в 2-х направлениях.

Выборы: прошли более-менее спокойно, без непонятных задержек и истерик… да, выбрали опять опу. НО! посмотрите на выборы 12-го года и сегодняшние. по краматорску разница в 27% (!). в 12-м было 84% — комуняки+рыги, сегодня — их всего 57% (с учетом выехавших и неголосовавших).
Вы не находите, что за полгода такой жизни и 3 месяца войны в городе, людям недостаточно для переосмысления всего что было за эти 10-15 лет? или некоторым нужно все и сразу, как в кино?
Нам нужны реальные дела, реформы. Их пока нет. О чем можно говорить с местной ватой, если они на своем желудочно-кишечном не оценили духовных скреп ПАПа, самопомощи и фронта?

Не увидел в посте душевности, уж извините… чернушность — да, душевность — нет.

PS. Укр флажки в машинах. не так уж и много как это было в бердянске летом, но и немало для нашего города. процентов 5 есть! сам езжу с ним и никогда в очередях не пропускали из-за этого. и понимаю «почему?»

Автор — ne4uparuk

ДНР,ЛНР, мифы

Мифы непризнанных республик

В последнее время непризнанным «республикам» на Востоке Украины приходится объяснять своим сторонникам, почему несмотря на ослабление боевых действий люди живут так плохо.

ДНР,ЛНР, мифы

Жителям Донбасса, которых привлекли на референдумы обещаниями «грандиозных российских пенсий», почти бесплатного газа и небывалого экономического подъема после освобождения от «киевской хунты», теперь приходится объяснять, почему обещания не сбылись — и не сбудутся никогда.

Главной темой этих мифов становится, «враждебная политика Киева», хотя в отдельных случаях к ней придется добавить еще и «объективные обстоятельства», а также «необходимость потерпеть до наступления лучшего будущего».

Миф первый. Украина должна платить пенсии жителям самопровозглашенных республик

Во-первых, «ДНР» позиционирует себя как независимое государство, объявляя пенсионеров, проживающих на ее территории, своими гражданами. Поэтому логика террористов выглядит несколько извращенной, когда пенсии жителям «независимого Донбасса» должно платить другое государство к тому же еще и враждебное. Стоит напомнить, что Молдова так ничего и не платит жителям Приднестровья, равно как Грузия — жителям Абхазии и Южной Осетии.

Безусловно, «руководству» самопровозглашенной республики очень хотелось бы, чтобы деньги на пенсии — желательно в больших мешках и на броневиках «Привата», которые так хорошо захватывать и переоборудовать для военных нужд, весело и бесперебойно катились к ДНРу. Но так хорошо, кажется, не будет. И виной тому не Киев, Вашингтон или Брюссель, а бандиты из депрессивного, но живого региона сделали постапокалиптические «дикие земли».

Миф второй. ДНР и ЛНР пользуются (или пользоваться в ближайшем будущем) российским, а не украинским газом

Это невозможно, как по логистическим, так и по экономическим причинам. Газ — не дрова, для его доставки и распределения нужна инфраструктура многомиллиардной стоимости. И если поврежденные во время боевых действий местные газораспределительные станции теоретически можно починить, то построить собственный газопровод — или отремонтировать заброшенный «Таганрог-Мариуполь» (попытка чего, кажется, с треском провалилась) ДНР-овцы не смогут. А строить для них отдельный газопровод — для того, чтобы потом поставлять по нему бесплатный газ — Кремль явно не будет. Ресурсы идут на «Силу Сибири» — для «Силы Донбасса» их не хватит.

Поэтому газ в непризнанных республиках может быть только двух видов — украинский или никакой. Пока Донбасс получает украинский газ к тому же бесплатный.

Миф третий. Самопровозглашенные республики будут интегрированы в российские промышленные цепочки и «запустят» производство с российскими зарплатами

Этим мифом заманивали жителей Донбасса на референдум. И до сих пор он остается в сознании только закоренелых «романтиков».

Абсолютно все действия России свидетельствуют о прямо противоположных намерениях. Если бы кто планировал какую интеграцию, то из России шли бы инженерные войска, а не банды «атамана Козицына» и ему подобных. Если бы кто планировал чтото интегрировать, то оборудования на предприятиях ВПК никто бы не демонтировал и не вывозил. Если бы Россия собиралась использовать шахты — российские военные не смотрели бы спокойно, как их затапливают, и так далее. Россия планировала уничтожить инфраструктуру территорий, которые рано или поздно, в том или ином виде будет вынужден восстанавливать Киев. И Россия с этой задачей блестяще справилась.

Миф четвертый. «Руководству» ДНР с ЛНР удастся подготовить инфраструктуру к зиме

Инфраструктура, степень изношенности которой превышает 70%, и которая поддерживается людьми, не заинтересоваными в качестве ее работы, не может быть адекватно подготовлена  к зиме в принципе — и качество коммунальных услуг по всей территории Украины тому яркое подтверждение.

Однако, имея даже определенные преимущества в возможности мотивировать коммунальщиков с помощью оружия, ДНР с ЛНРом явно движутся в сторону инфраструктурного коллапса. Брак энергоносителей вследствие остановки работы шахт, отсутствие четкой координации работы коммунальных служб, в конце концов, ужасные убытки, нанесенные войной, все это не оставляет жителям региона никаких шансов на то, что зимой в квартирах будет тепло, светло и сытно.

Миф пятый. Киев будет вынужден пойти на переговоры и согласиться на экономическое сотрудничество с ДНР и ЛНР, чтобы получить уголь из донецких шахт

Этот миф до сих пор изредка появляется на страницах местных СМИ в качестве аргумента в пользу того, что «все будет хорошо». Но если учесть тот факт, что в мирное время, в период с 2009 по 2014 год Киеву пришлось выделить дотации угольной промышленности в размере 60 миллиардов гривен (без малого 1,5 тысячи из кармана каждого украинского — включая младенцев), то теперь , когда шахты затоплены, оборудование разрушено и частично сдано на металлолом, можно смело предположить, что Киев финансово просто не потянет «отечественного угля». Дешевле будет покупать не только в Польше или ЮАР, как делается сегодня, а возить хоть из Новой Зеландии. Отсутствие замечаний со стороны поставщиков на тему «Мы вас кормим» можно будет зачесть в качестве дополнительного бонуса.

Собственно, обзор мифологии ДНР-ЛНР можно продолжать почти до бесконечности, поскольку вопиющий разрыв между доктринами «Новороссии» и реальностью пришлось заполнять множеством выдумок.

В то же время, несмотря на все мифы, которые являются результатом массированной антиукраинской пропаганды Донбассе, Киев не отказывает жителям оккупированных районов в праве оставаться гражданами Украины. В столице понимают, что большое количество людей не по своей воле оказались в заложниках у террористов и оккупантов. Поэтому каждый донецкий или луганский пенсионер может по-прежнему получать украинскую пенсию, но это возможно только на территории подконтрольной украинскому государству. Сейчас пенсионеры Донбасса уже массово ездят за пенсиями в соседние неоккупированныю районы.

По той же причине Украина не перекрывает подачу на оккупированные районы электричества, газа и воды, хотя технически могла бы это организовать.

Собственно жителям Донбасса стоит не верить в мифы, а понять одну простую вещь — Путин кормить Донбасс не собирается, а чтобы Киев мог полностью выполнять свои обязательства перед гражданами, необходимо вернуться в правовое поле Украины.

http://espreso.tv/

Russian soldiers in Ukraine

Про российское участие и потери

У одного моего хорошего знакомого есть тоже очень хороший знакомый. Если первый пошел по гуманитарному профилю, то второй по армейскому. Сейчас он младший офицер одного из мобильных подразделений ВС РФ.

Russian soldiers in Ukraine

Недавно он был на побывке в родных краях. Я попросил своего знакомого с ним пообщаться и порасспросить, что да как. Получилась у них беседа часа на два с лишним. Знакомый знакомого — немного побаивается и просил имена фамилии и номер части не указывать, но а во всем остальном был весьма откровенен. И на вопросы которые не знал, отвечал:
— А про это я не знаю!
Например про «американский» танк — не знаю, говорили, что видели, и в нем негры в экипаже — но я сам не видел, поэтому точно сказать не могу.

В общем далее я привожу краткое изложение рассказа молодого офицера ВС РФ: В августе его и его роту перебросили на Украину. Какой-то специальной психологической обработки (ну там — бей фашистов, громи пиндосов) не проводили, сказали — передислокация, а потом по прибытии уже ближе к театру военных действий, объяснили боевую задачу.
В этом подразделении молодые ребята, контрактники. Адреналин зашкаливает. Война — это чисто по пацански интересно, но только первые дни. Пока пули и снаряды летают не так часто и не так метко.

Их часть была в первой линии, сначала под Луганском и в самом Луганске, потом и в Донецке. Занимались «зачисткой». Ходили (он говорил про частный сектор) по улицам от дома к дому, проверяли нет ли «укропов». Периодически возникали перестрелки. Бравада уходила, возникало желание выжить и больше не приезжать. Потери с обеих сторон были довольно значительны. По его личным оценкам (на уровне той информации которой располагает младший офицер) только убитыми войска РФ потеряли не меньше 200-300 человек. Основная причина потерь — огонь артиллерии. Местные, по его словам, относились хорошо. Но настороженность по отношению к людям с автоматами чувствовалась. В ответ с российской стороны тоже настороженность и недоверие к действиям и поступкам местных.

Вот пример: частный сектор, «зачистка», они заходят в дом к какой-то женщине попить воды, та их поит, они собираются уходить как пришли, но женщина говорит им — там не ходите, там стреляют, идите через ту калитку… они ее послушались … и попали под обстрел. Потом долго ругались и спорили — это их специально женщина под пули направила или это была случайность.

Про то что они там делают, они считают, что защищают местных. От кого? От Запада (в широком понимании этого слова). Почему? Запад мешает местным жить так как они хотят. Хочет он еще раз туда поехать? Нет, не в жизнь. А если прикажут? Тогда придется, но без всякого желания и главная цель будет — просто выжить.

Автор — Palich http://kramatorsk2.info/forum/

Poroshenko Kramators'k elections

Порошенко на выборах в Краматорске

Президент Украины Пётр Порошенко в день выборов решил посетить Донбасс. Как сообщает его пресс-служба, глава государства прибыл в Краматорск на вертолете.

Poroshenko Kramators'k elections

Порошенко за одно утро успел проинспектировать вторую линию фортификационных сооружений, пообщаться с солдатами военной части, а также посетить избирательный участок №141027, расположенный в Межрегиональном высшем профессиональном строительном училище города Краматорск Донецкой области.

Как заявил президент на встрече с солдатами, он приехал, чтобы «защитить избирательное право военнослужащих». Также он рассказал, что участки открыты в Краматорске, Дзержинске и Славянске, и власть сделает все для обеспечения безопасности избирателей, передает «Интерфакс».

Президент Украины дал небольшое интервью западным СМИ:

В свою очередь пресс-секретарь президента Святослав Цеголко сообщил, что Порошенко в настоящее время возвращается в Киев, он проголосует на своем избирательном участке во второй половине дня.

Poroshenko Kramators'k PTU-128

Poroshenko Kramators'k

заговорщики, предатели

Донбасс — последний шанс для регионалов

Остатки Партии регионов концентрируются на освобожденной территории Донецкой области и готовятся вновь попасть в парламент. В этом не было бы ничего страшного, если бы не та риторика, с которой вчерашние сторонники экс-президента Украины Виктора Януковича обращаются к своим избирателем.

заговорщики, предатели

Редкий кандидат не говорит об особых условиях, которые необходимо создать для жителей региона. Выборы по-прежнему строятся на противопоставлении дончан остальным гражданам Украины. Вновь звучат призывы голосовать «за своих», за тех за кого голосовали на протяжении последних 20 лет, как будто бы не они несут ответственность за то, что происходит на территории области.

Тему Антитеррористической операции представители ПР и Оппозиционного блока практически не затрагивают. То есть как не затрагивают, тема АТО поднимается лишь в контексте разрушения инфраструктуры освобожденных городов «разрушено в результате проведения АТО», «разрушено силами АТО» — такие формулировки можно найти в их агитационной продукции. Оценки агрессии Российской Федерации в отношении Донбасса вы там не найдете, как и не найдете оценки деятельности боевиков «Донецкой народной республики». В отношении вторых кандидат сухо скажет «не поддерживаю», но потом добавит, что «голос Донбасса во время не услышали». Вот и все. В сознании кандидатов от Оппозиционного блока и самовыдвиженцев — членов ПР террористов и боевиков нет вовсе, а все разрушения — это исключительно вина украинских военных. Вот идет в стране АТО непонятно против кого, а дома, дороги, мосты рушатся вроде бы как почти сами по себе, и солдаты от рук боевиков не гибнут.

Не отстают кандидатов в нардепы и представители местного самоуправления на совобожденных территориях. Войну с гражданами РФ «Мотороллой» и «Бабаем» они почему-то считают гражданской. Прямо так и говорят. В Краматорском горсовете появилась инициатива о присвоении звания почетного гражданина города спецназовцу Павлу Балову. Человек аэродром местный почти 3 месяца удерживал и административные здания разминировал после ухода террористов. Но нет. Оказался недостоин. Не поддержали решение все регионалы. Говорят в гражданской войне нет героев, а украинский спецназовец не герой и Почетный гражданин, а жертва этой войны.

В пацифизм регионалов как-то не верится, учитывая, что они не дают убрать с центральной площади памятник красному герою гражданской войны в Российской Империи — Владимиру Ульянову (Ленину), да и нет пока инициатив по лишению звания Почетного гражданина города депутата Госдумы РФ и «ястреба» войны Иосифа Кобзона. По мнению, партийцев не может быть артист советской эстрады расжигателем войны, даже если говорит «Крымнаш» и одобряет введение российских войск на территорию Украины.
23 октября посчастливилось побывать на встрече народного депутата Украины от ПР Нестора Шуфрича с коллективом Новокраматорского машиностроительного завода. Сопровождал Шуфрича почетный президент предприятия Георгий Скударь, между прочим Герой Украины времен президентства Кучмы, такой же как Кучма «красный директор». Миниолигарх в Краматорске. Вроде все знают, что предприятие его, а вроде и не его вовсе, хоть ведет он себя там как полноправный хозяин.

И как начали Шуфрич и Скударь рабочим о крахе украинской экономики рассказывать, как начали обвинять во всем олигархов и иностранных агентов влияния, рабочие даже согласно кивать головами начали, хотя не было в этих краях никогда никаких олигархов, кроме местных, то есть самого Скударя и его товарищей.

 

 

Вот, если Скударь и кто-то из местных, то и не олигарх, а собственник, о благах рабочих печется, а как не местный или из другой политической партии, то акула бизнеса и негодяй. И все в таком роде, а что город последние 20 лет выглядит, как после бомбежки, хоть и не бомбили его практически, то это — происки мировой закулисы и США, которые выделили на Майдан и батальоны 6 млрд. долларов. Георгий Маркович сам слышал, как об этом госсек их говорил.

И многие рабочие верят, и даже спрашивают Шуфрича, как он относится к греко-католической церкви и прочим еретикам. Вот, что людей в умирающем городе, где чуть ли не половина населения льготники, волнует.

И с прискорбием замечу, что такая отвратительная кампания возможно только на освобожденной территории Донбасса. Другие части Украины Шуфрича и его друзей потихоньку отторгли, не принимают. Кое где нардепу даже в прямом смысле слова приходится отбиваться от потенциальных избирателей в рукопашную и лишь на Донбассе можно спокойно продолжать засевать округа гречкой.

 

 

 

И рассказывать о том, как дорого было покупать коммунистов в парламенте

Вот в Славянске Юрий Солод так и пишет на бордах своих «Продолжу программу Алексея Азарова» и не стыдно ему такое писать, хоть вся программа его заключалась в использовании авторитета папы — премьера Николая Азарова — выдавить в дотационный округ субвенции за счет других округов Украины и раздать бабушкам несколько килограмм гречки. Не то, чтобы в других областях такого не было, но сейчас кандидаты как-то там больше стыдиться стали, и не так, чтобы по своей воле, помогают им там громады местные, могут и в мусорный бак засунуть. Нет такого только на Донбассе, поэтому притягивает он политических упырей. Округов на всех не хватает и приходится бороться со своими.

Гражданские структуры и здесь появляются, но пока они слабы и не в силах противостоять напору халявной гречки. Что ставит под сомнения возможность каких-то изменений в политической сфере области, а это значит продолжение стагнации и спекуляций на якобы неких региональных особенностях, которые якобы имеют место быть в реальности, а не в воображении штабных политехнологов.

В таких условиях, если президент и правительство вводят особый порядок местного самоуправления на оккупированных территориях, аналогично они должны поступить и в отношении территорий освобожденных. Нельзя сразу из режима войны перейти в режим мира.

Парадоксальные вещи происходят. Это так, если бы советские войска освободили город и оставили управлять им немецкую оккупационную администрацию, а сами пошли дальше оставив ее в собственном тылу.

Местные советы дискредитировали себя массовым сотрудничеством с оккупантами, позицией невмешательства и выжидания, желанием примкнуть к победителю. Необходимо предельно ясно расписать поэтапный план передачи местному самоуправлению полномочий по мере восстановления территориальной целостности государства, либо достижения неких промежуточных результатов, позволяющих установить прочный мир, но не ранее этого. До этого необходим сильный контроль, десепаратизация и искоренение терроризма. Только после этого можно проводить выборы в местные советы, возвращать им полномочия и наделять новыми.

Виталий Сизов

http://novosti.dn.ua/details/236958/