Russian soldiers

Совет российскому солдату — как выжить

Украинские солдаты воюют за Родину. За что воюет российский солдат на украинской земле? Кто то за деньги, кто то за наязанную идею. Но есть и такие, кто оказался на земле Украины с оружием в руках не по своей воле. Как выжить простому российскому пацану, не сложить голову неизвестно за что?

 

Russian soldiers

 

В СНБО озвучили рекомендации, что делать российскому солдату, если он попал на территорию Украины в составе вооруженных формирований. Об этом сегодня на брифинге сообщил заместитель руководителя информационно-аналитического центра СНБО Владимир Полевой, передает корреспондент ЛІГАБізнесІнформ.

«Что делать российскому солдату, если он уже находится в Украине? Он должен доложить командованию об этом факте, таким образом подтвердив, что понимает, что выполняет незаконные указания. Лучше это сделать письменным рапортом, таким образом зафиксировав свое обращение. В соответствии с пунктом вторым статьи 42 Уголовного кодекса Российской Федерации, неисполнение заведомо незаконных приказов и распоряжений исключает уголовную ответственность солдата», — рассказал Полевой.

«Солдат должен незамедлительно предпринять попытку покинуть территорию Украины и обратиться в военную прокуратуру с заявлением о факте незаконного пересечения границы его подразделением. Если это не получается, для того, чтобы зафиксировать факт своего отказа выполнять незаконные распоряжения, военнослужащий должен обратиться в ближайшее управление Министерства внутренних дел Украины либо Службы безопасности Украины, и это также будет фактом, который освобождает его от уголовной ответственности. Но с последующим уведомлением своего командования», — сказал Полевой.

Он также напомнил для российских военнослужащих номер пресс-центра СБУ 0 800 501-482. Полевой отметил, что в принципе военная доктрина Российской Федерации предусматривает возможность участия российских военнослужащих в боевых действиях за границей — в целях защиты граждан России и в соответствии с международными договорами. При этом процедура предусматривает решение президента РФ об участии вооруженных сил, а разрешение на применение вооруженных сил принимает Совет Российской Федерации.

«Такое решение в отношении Украины было отозвано 25 июня 2014 года. Решения президента, указа президента об участии вооруженных сил Российской Федерации в конфликте на территории Украины нет. Соответственно, законных оснований для пребывания российских вооруженных сил у нас тоже нет», — отметил он.

Полевой подчеркнул, что присутствие российских солдат на территории Украины без законных на то оснований может быть квалифицировано либо как наемничество, либо как участие в незаконных вооруженных формированиях. «Проясняет ситуацию Уголовный кодекс Российской Федерации, где мы можем найти соответствующие статьи. В частности, статья 359 говорит, что наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте, то есть, в данном случае, гражданином Украины, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей. Причем преступлением является как сам факт участия в боевых действиях, так и организация и финансирование наемничества. В данном случае уголовной ответственности подлежат как сами солдаты, так и лица, которые послали их на войну», — подчеркнул он.

Полевой отметил, что статья 208 УК РФ предусматривает ответственность за организацию и участие в незаконном вооруженном формировании. Тут также уголовная ответственность предусмотрена как за создание такого формирования, так и за участие в нем. Полевой подчеркнул, что лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится состава иного преступления. При этом Полевой обратил внимание на то, что участие в боевых действиях без знаков отличия — это отдельный состав преступления.

Напомним, на данный момент на территорию Украины уже вторглось значительное количество российских военных, которые совместно с террористами участвуют в боевых действиях против украинской армии.Различные источники оценивают численность регулярных российских войск в Донбассе от 1 до 6 тыс солдат и офицеров (без учета наемников и сил огневой поддержки вторжения на границе).

http://glavnoe.ua/

mortar

Кто стрелял по жилым кварталам Луганска

Служба безопасности Украины задержала в Марковском районе Луганской области боевика, который участвовал в ночном обстреле жилых кварталов Луганска и видел, как это делают другие представители ЛНР. В распоряжении корреспондента «Украинской правды» оказалась видеозапись допроса мужчины.

 

 

40-летний Сергей Ильченко жил в Луганске и в мирное время работал грузчиком. В мае он в поисках работы обратился к некоему Артуру-«метадонщику», который перенаправил его в военкомат возле автовокзала, где находится батальон ЛНР «Заря». Там его приставили работать на установке «Град», где он и провел около месяца. За свою работу Ильченко получал сухпаек и 300 гривен в сутки.

«Говорят: будешь грузить и заряжать», – рассказывает мужчина. По его словам, на КАМАЗе с медицинской символикой постоянно вывозились ракеты для установки в район ГерСталь(квартал Героев Сталинграда в Артемовском районе Луганска — ред.). Из этой установки, которая курсировала по городу, обстреливались жилые кварталы Луганска.

«Идет прострелка, корректировщик говорит, куда бить. Если попадает куда надо, то продолжает, потом, отстреляв, собирается и уезжает оттуда, потому что через минут 5-10 будет «обратка».

Ильченко признался, что Луганск боевики обстреливали «просто так», для устрашения местного населения. «Не знаю, кто этим командовал, но я попал под эту х**** (и получил контузию – авт.). Ездят на джипах, сзади открывается, оттуда вжик-вжик и дальше поехали. Дети там, пох**…»

По словам Ильченко, он работал на начальника контрразведки ЛНР Владимира Громова – знает того еще с тех времен, когда Громов занимался бизнесом в Мартовке.

«В Мартовке я с ним столкнулся один раз: он уезжал в Россию на встречу с Жириновским. Говорит: приеду – будешь работать у меня в разведке, поедешь с пацанами в Россию на обучение».

По словам «ополченца», оружие в Луганске есть у всех. У него самого был пистолет Макарова и автомат Калашникова. Но последним он не пользовался, потому что «мешает, когда заряжаешь» (ракеты в «Град» – авт.).

Ильченко рассказал, в том числе, о том, как в ЛНР брали в плен местных жителей.

«Брали людей, у которых есть деньги, привозили в СБУ. Если за них не привозили деньги, их расстреливали. Там же, за СБУ, есть яма, выносили их туда. У людей забирали машину или квартиру, говорили: переписывай. Если нет (отказывались переписывать – авт.), то застрелили и вынесли».

«Приехали к бабушке-дедушке, говорят: пошли в подвал, давай деньги. Отдал чемодан (с деньгами – авт.) – отпускают. Нет – расстрел. Не хочешь отдавать – разменяем машину, отожмем, перекрасим и пускай пацаны катаются. Человека три в день пропадало».

Вместе с Громовым работала его гражданская жена, которая участвовала в расстреле людей. «Я с такими людьми в жизни не сталкивался. Я удивляюсь, как он вообще пошел на это» (о связи с такой женщиной – авт.).

Ни один расстрел не проходил без согласования с Громовым. Он же лично проводил допрос«с мадмуазель своей». Поводом для расстрела всегда становились деньги. «Ему было все равно, кто они (пленные – авт.), военные или не военные». Также, по его словам, в ЛНР идет торговля детьми. Боевики крадут их у местных жителей, привозят в захваченное здание СБУ и требуют выкуп.

По словам Ильченко, «народный губернатор» ЛНР Валерий Болотов, недавно сложивший свои полномочия, не имел влияния на боевиков. «Болотов и остальные – для «отводняка»… Если Громову надо будет, он их уделает и уедет».

На вопрос следователя, готовы ли будут боевики ЛНР пойти в рукопашный бой, если украинская армия прорвется в город, Ильченко ответил однозначно: не пойдут. По его словам, в составе ЛНР не более 30 тысяч человек, и в основном вся боеспособность сосредоточена на «Градах».

В конце допроса, отвечая на вопрос, что будет с боевиками, когда в город войдет армия, он делает предположение: «Россия их не примет…»

В настоящее время Сергей Ильченко обвиняется в участии в деятельности террористической группе. По статье 258-3 Криминального кодекса подобное преступление карается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет.

Екатерина Сергацкова, УП    http://www.pravda.com.ua/

Putin outcast

Ловушка для Путина

Ловушка захлопнулась. Сам ли Путин в нее попал, неверно оценив расклады, или его специально дезинформировали, – сейчас уже не важно. Важно то, что Россия в глазах всего мира стала восприниматься как Империя Зла. Пишет Алексей Халапсис.

Putin outcast

Это дает прекрасный повод другим игрокам ее раздерибанить. Ослабление, а по возможности ­ – дезинтеграция России, выгодна слишком многим странам и структурам, которые не упустят такой шикарный повод, который им предоставил Путин. Есть серьезные основания полагать, что принципиальное решение уже принято – и не только на уровне официальных лиц, а и на уровне структур неофициальных, но не менее важных. Чтобы мысль моя была ясна, воспользуюсь исторической аналогией.

С нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Сейчас это известно всем (кроме, конечно, Царева). Но в сентябре 1939 года об этом не знал никто. То есть, при нападении на Польшу Гитлер не думал, что он начинает мировую войну. Он был уверен, что ему «простят» Польшу, как закрыли глаза на Австрию и Чехословакию. Когда 3 сентября Англия, Франция и их союзники (Австралия, Новая Зеландия и др.) объявили ему войну, Гитлер пришел в шоковое состояние. Присутствующий при этом Герман Геринг произнес: «Если мы проиграем эту войну, то нам остается уповать лишь на милость Божию». Кстати, показательно, что войну Гитлеру объявили вовсе не «ястребы» типа Черчилля, а весьма нерешительные и склонные к компромиссам Чемберлен и Даладье. Они не хотели, но пришлось. Здесь действовала логика процесса.

Потом была «Странная война», оккупация немцами Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии, фантастически быстрый и эффективный захват Франции, «Битва за Британию». Затем – нападение на СССР, разгром частей РККА летом-осенью 1941, стремительное продвижение на восток…

В сущности, к началу 1942 года Германия была на вершине своего могущества. Не удались лишь два блицкрига – воздушная «Битва за Британию» немцами была проиграна (что не позволило перейти к осуществлению плана «Морской лев»), и сорваны сроки плана «Барбаросса». Тем не менее, никогда еще в истории Германия не владела такими огромными территориями в Европе, никогда еще на ее благо не работало столько людей. Казалось бы, ничто не могло остановить победоносного шествия немецкой армии и ничто не могло поколебать веру немцев в стратегический гений своего фюрера.

Однако наиболее дальновидные люди уже тогда начали понимать, что даже тактические победы не предотвратят стратегического поражения государства, против которого, за исключением нескольких не слишком надежных союзников, ополчился весь мир. В феврале 1942 года тот же Геринг сказал новоназначенному министру вооружений Шпееру: «Если после этой войны Германия сохранит границы 1933 года, можно будет сказать, что нам крупно повезло».

Дурное предчувствие не обмануло рейхсмаршала. После войны Третий Рейх не только не сохранил границы 1933 года, но и вообще перестал существовать. По понятным причинам, мнение Геринга не стало тогда достоянием широкой немецкой общественности, пребывавшей под гипнозом ура-патриотического угара. Отрезвление наступило позже…

Вернемся к современной России. У Путина не получился блицкриг в «Новороссии», а реакция Запада стала для него неожиданностью (он рассчитывал, что Крым ему «простят» как Южную Осетию и Абхазию). Теперь его задача – «выйти» из игры с минимальными потерями. Другое дело, что сделать это Путину едва ли позволят.

Сейчас даже не стоит вопрос: «останется ли Крым российским?». Реальный вопрос заключается в том, сохранит ли РФ границы 2013 года, и вообще, сохранится ли Россия как государство? Если сохранится – ей еще «крупно повезет». Кое-кто из путинского окружения (не буду называть имен) в такое «везение» уже не верит, лихорадочно распродавая свои активы в России.

Запущен очень важный механизм. В ближайшие 2-3 года мир кардинально изменится. Не факт, что он станет лучше, но однозначно –­ станет иным. И в этом новом мире будет совсем другая геополитика…

Stop war

Российскому солдату

Stop war

 

Когда опять листки, плакаты
Расклеят по столбам заборным,
И слово: «Граждане, солдаты!» —
В глаза ударит шрифтом чёрным,
И вновь балбес дураковатый
Поверит их призывам вздорным,
Что нужно вновь идти и биться,
Жечь, грабить, рушить, навалиться;

Когда по старому шаблону
Писаки взвоют истерически,
Когда оглохнут все от звона
О «вечном праве историческом»,
О славе, рубежах и датах,
О полководцах и солдатах,
О пращурах и о знамёнах;
Когда прелаты и раввины
Опять восславят карабины,
Веля во имя божьей славы
Карать врагов своей державы;

Когда расхристанные хамы
Газетные заполнят строчки,
И побегут стадами дамы
Дарить «солдатикам» цветочки,-
Знай, мой дружище неучёный,
Знай, почему попал в солдаты:
В набат забили похоронный
Цари и толстые магнаты!

Знай, если эта вражья сила
На бой зовёт в порыве яром,
То значит — где-то нефть забила,
Запахло где-нибудь доллАром,
В каких-то кассах дело плохо,
В каких-то банках пахнет крахом,
Или какой-нибудь пройдоха
Весь хлопок заграбастал махом!
За их дела не стоит биться!
Ткни в землю штык и будь таков!
И от столицы до столицы
Кричи, что крови не пролиться!
Паны! Ищите дураков!

Юлиан Тувим (нем. Julian Tuwim; 1894—1953) — польский поэт, прозаик, переводчик.
1929 год.
Перевод Давида Самойлова.

 

Ukrainian refugees in Yakutia

Украинских беженцев запёрли в Якутию

Около двухсот вынужденных переселенцев с Украины были дезинформированы и оказались в тяжелом положении в Якутии: без документов, практически без денег, без работы и четких перспектив в преддверии суровой зимы. Об этом сообщается в отчете члена Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Яны ЛАНТРАТОВОЙ. 1 сентября она посетила пункт временного размещения (ПВР) вынужденных переселенцев с Украины, расположенный в якутском селе Хатассы недалеко от Якутска. Отчет опубликован 4 сентября на сайте Совета.

 

Ukrainian refugees in Yakutia

 

По состоянию на 1 сентября в Республику Саха (Якутия) в организованном порядке прибыло 185 переселенцев: 17 размещены в доме престарелых в Якутске, остальные — в ПВР. Среди переселенцев 74 несовершеннолетних: в том числе, 31 ребенок школьного возраста, 20 — до трех лет. Некоторые переселенцы нуждаются в особом внимании — так, у одной из женщин шесть детей, младшему ребенку 5 месяцев, старшему — 10 лет. Ее муж находится на территории Донецкой народной республики и служит в ополчении.

Все эти переселенцы были доставлены из Крыма чартерным рейсом. Как говорится в отчете, по рассказам беженцев перед вылетом самолета сотрудники ФМС забрали у них паспорта Украины. «Информация о том, что переселение будет организовано именно в Якутию, была предоставлена за 2 часа до вылета», — сообщает Яна Лантратова.

Перед отправкой сотрудники ФМС предоставили переселенцам ложную информацию о том, что Республика Саха входит в число регионов, где реализуется программа поддержки добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом. Программа предусматривает ряд льгот, в том числе, обеспечение временным жильем до полугода, «подъемные» в размере 240 тыс. рублей, возможность для устройства детей в детские сады и так далее. Однако после прибытия в Якутию выяснилось, что действие программы на Якутию не распространяется.

Переселенцам также говорили, что существует возможность устроиться на работу с зарплатой в 120-140 тыс. рублей. Однако не указывалось, что такой уровень зарплат достижим для людей с высшим образованием и эксклюзивным опытом работы. Большинство переселенцев имеют среднее специальное или среднее образование, максимальный возможный уровень зарплаты для них — 20-30 тыс. рублей. Как работающие иностранцы они должны отчислять 33% налог в первые полгода. Аренда квартиры стоит 25-30 тыс. рублей.

Переселенцы-медики для того, чтобы начать работу, должны получать так называемое подтверждение диплома. Процедура занимает 2-4 месяца, работать в это время нельзя, жить переселенцу будет негде. В Якутии существует большая проблема с детскими садами и яслями, поэтому никто из детей переселенцев не может быть устроен в дошкольные учреждения. В частные детсады переселенцы не могут устроить детей из-за нехватки средств.

После размещения в ПВР паспорта переселенцам так и не вернули, возможно, документы находятся в ФМС, говорится в отчете. Люди не могут открыть банковские карты, которые позволили бы их родственникам и знакомым переводить им деньги. Украинские банковские карты на территории России не действуют. Фактически, ни у кого из переселенцев нет наличных денег.

Многие переселенцы хотели бы переехать в регион, где действуют программы поддержки соотечественников. Однако им было объявлено, что они уже использовали право на бесплатный перелет. Перелет дорогой, денег у переселенцев нет.

Необходимой информации от сотрудников ФМС переселенцы не получают.

В ближайшее время начнутся морозы, температура в Якутске и Хатассах может опускаться до 60 градусов мороза, поэтому руководство республики решило не выселять из ПВР до 15 мая тех, кто не найдет жилье. С момента прибытия беженцев некоммерческие организации Якутска, а также рядовые граждане оказывают переселенцам гуманитарную помощь. Сейчас власти Якутии принимают решение о предоставлении каждому переселенцу единовременной выплаты, но конкретная сумма пока не обозначена.

По плану, в ближайшее время в Республику Якутия переедет еще около 400 переселенцев, еще 1043 человек ожидается в среднесрочной перспективе.

«В целом, ситуация с переселенцами в Якутии характеризуется с одной стороны, активной и конструктивной позицией властей и ведомств региона, искренним и теплым отношением сотрудников учреждения, а с другой стороны — тяжелым эмоциональным грузом, начальной дезинформацией, и непониманием региональных властей как вести себя с учетом всех проблем, которые можно решить исключительно на федеральном уровне», — говорится в отчете.

Также 4 сентября на сайте правительства Якутии опубликовано интервью с вице-премьером Александром ВЛАСОВЫМ, который подтвердил, что переселенцы были дезинформированы. Им сказали, в частности, «что Якутия якобы входит в число субъектов, где действует федеральная программа по приему соотечественников из зарубежья, с выплатой по 240 тыс. рублей подъемных. Это не так, наша республика в тот перечень не включена, напротив, у нас действует закон, помогающий желающим выехать с территории Крайнего Севера», — говорит вице-премьер республики.

«К сожалению, — продолжает Власов, — переселенцев не подготовили как следует к нашим реалиям. Мы надеялись, что по договоренности с федеральным центром приедут квалифицированные специалисты, но этого не произошло. Учитывая наши природно-климатические условия, неправильно было набирать такое количество детей. Хотя в любом случае в школу пойдут все. Сложно сказать, как неподготовленные люди воспримут суровую северную зиму». По данным правительства региона, недавно в Якутск прибыл самолет, доставивший 191 беженца, а постановлением правительства РФ определено, что до конца года с Украины организованно прибудут в Якутию 1035 человек. По последней информации МЧС, они приедут уже в сентябре. Всего переселенцев, по словам Власова, в республике сейчас более 750 человек, большинство добрались самостоятельно, преимущественно в Нерюнгри.

«В ближайшие дни ждем по разнарядке еще 200 человек из Симферополя», — говорит он.

Из федерального бюджета на содержание, транспортировку, питание каждого беженца выделяется по 800 рублей в сутки.

Были подготовлены ПВР: на эти цели по линии Минобразования на ремонт школы в Хатассах направлено 5,2 млн рублей и на оборудование пункта в Нерюнгри — 2,4 млн рублей по линии департамента занятости.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 2 сентября правительство утвердило распределение межбюджетных трансфертов регионам для оказания адресной помощи гражданам Украины, имеющим статус беженца или получившим временное убежище на территории РФ и проживающим в жилых помещениях россиян, по состоянию на 31 июля 2014 года. Согласно документу, из общего объема средств в 99,6 млн рублей Якутия получит 453 тыс. рублей.

Кроме того, согласно аналогичному постановлению от 22 июля, ФМС России были выделены бюджетные ассигнования из федерального бюджета в размере 360 млн рублей. Перечисление трансфертов осуществляется в соответствии с заявкой региона.

Адресная финансовая помощь лицам, имеющим статус беженца или получившим временное убежище, предоставляется в размере 100 рублей в сутки на каждого человека.

Ukrainian refugees in Yakutia

 

mother of a soldier

Письмо украинской матери к матери русского солдата

Здравствуй! Я не знаю, как к тебе обратиться. Ты мне не сестра, у нас нет общей родни, не подруга. Мы никогда с тобой не виделись, но я знаю тебя, и то, что ты есть. Я увидела тебя в глазах твоего сына. Нет, нет, не пугайся, с ним все нормально.

mother of a soldier


Он сидел в большой военной машине, у нас много таких ездит теперь, серьезный, сосредоточенный, на обочине дороги, ведущей от России на Мариуполь. Правда весь в пыли, чуть замученный дорогой и солнцем, и поэтому грустный, сидел, опираясь на автомат, словно ища в нем поддержку.
В этой машине были все такие, мальчишки. Одинаковые, с оттопыренными ушами, в светло-зеленой форме, с пушком над верхней губой, с уставшими, безразличными, скучающими глазами.


Они спросили у меня, где набрать воды. Я показала:
— З дороги звернете та через дві вулиці, повернете ліворуч, та за рогом буде подвір’я підприємства, у них там скважина, то ж наберете. А звідкіля ви, хлопчики?
И я утонула в его глазах. Они в один момент стали такие большие, глубокие, сначала, как бы втянули меня в себя, а потом с испугом выплеснули обратно, они потемнели то ли тревогой, то ли страхом. Но потемнели так, что я ничего не видела кроме этих глаз:
-Это Украина?!- выдохнул, даже не сказал он. Он уже знал ответ на свой вопрос, но задавал его, моля или надеясь на отрицательный ответ.
-Так, Україна,- подтвердила я.
Он молчал. Лишь чуть вздрогнули губы. Лишь глаза сверкнули отчаянием и болью. А вот душа не подчиняется военным приказам. Она крикнула. Даже не крикнула, выдохнула, прошептала, простонала. Это, как ветер в степи, вот так же стоишь в жару, вроде бы и травинка не колыхнется, и вдруг, ни откуда, раз, обдаст зноем, жаром, аж до кости.


-Мама!
И я увидела тебя. В его глазах. Ты что-то готовила возле стола, но в тот момент, когда он выдохнул «мама!», ты вздрогнула и обернулась. А по другому и не могло быть. Тебя окликнула часть твоего сердца. Твое сердце, сбилось с ритма, отозвавшись на этот клич.
«Мама!»- мы кричим, рождая на свет часть своей души, сообщая миру об исполнении своего предназначения. Плачем, когда эта частичка, сверкая глазами, и морща носик, говорит свое первое в жизни слово «Мама!», протягивая к нам ручонки. «Мама»!- мы кричим это когда больно, страшно, и темнота, цепляясь за жизнь, теряя себя, теряя любимых. «Мама»!- кричат наши дети в страхе, безпомощности, отчаянии , беде, любви, радости, победах. Слово начала и слово конца жизни-Мама!
Я смогла увидеть тебя, услышать безмолвный зов твоего мальчишки, лишь по одной причине. Я тоже мама.


Я живу в Украине, у меня дочки, но это не меняет сути, я-мама. Мама, она и в Эфиопии, мама.
Твой мальчик приехал к нам, на войну. Верее, он приехал в войну. Я не знаю, убивать или умереть самому. На войне это одно и тоже. Вряд ли напитав мою землю кровью выживет его душа.
Ты не веришь в душу, в Бога, в любовь?! Это твое право.


А что приведет твоего сына домой? Приказ командира, получившего за эту войну деньги или подчинившегося другому приказу, вряд ли. Домой ведет любовь и вера.


Скажи, я так и не поняла, вглядываясь в черты лица твоего мальчишки, за что, почему он приехал убивать нас на нашей земле? Почему он пришел обнимая автомат, а не девушку? Почему он идет по моим степям оставляя вдов, с опущенными уголками рта и потухшими глазами?
Я обидела тебя?! Я разрушила твой дом? Я разбила твое сердце, уведя у тебя любимого?-нет! Мы никогда не виделись с тобой. Тогда зачем эта война?


Знаешь, здесь степи долго звонят ночью, после боя. Живые звонят мертвым. Тоже чьи –то матери, понимаешь. Тоже звонят сыновьям. Так страшно.
У нас в Украине, есть такая птица бугай, выпь по-русски. Говорят, когда она поет свою песню, она оплакивает неупокоенные, не отпетые души, которые неприкаянные бродят по степям, ища и не находя покой.
Здесь женщины, как плакальщицы мира, как скорбная выпь, плачут, за лежащими в ковылях и полыни, скинутыми в шурфы шахт, зарытыми в траншеях. Закрываем глаза, заказываем молебень за их неупокоенные души. Мы не знаем, чьи это дети, мужья. Их приняла наша земля, остальное уже не важно.
Знаешь, как страшно стоять у обочины и смотреть, как сюда, к нам, едут вот такие одинаково стриженные мальчишки, они едут со стороны вашей границы, чуть окают, токают в разговоре, пугаются, когда узнают, что они в Украине. Жалкие, как воробышки. Это солдаты срочники. Они еще боятся убивать.
Те, у кого взгляд коршуна, высматривающего жертву-это контрактники. Им уже нравится демонстрировать свою силу и они вкусили кровь. Это видно по дрожащему кончику носа, вынюхивающему добычу, и нервному взгляду, ищущему смерть.


А еще страшнее, стоять вот так же у дороги, и видеть, как эти же машины, возвращаются назад к границе. Из их чрева, перебивая запах пыли, брезента и солярки, доносится сладкий, обволакивающий, но отталкивающий запах разлагающейся плоти. Из них кричат, те, кого везут в этих машинах. Как же они кричат. Как стонут, выхрипывая из груди остатки жизни, пропитывая придорожную, угольную пыль черный соком тлена. Умершие едут вместе с умирающими, не оставляя последним надежды.
У нас нет воды, нет дождей, мы степной засушливый район с разорванной трещинами безводия землей. Она здесь одинаково жадно впитывает и воду , и кровь.
Поэтому коричнево-алую дорожку, струящуюся за машинами, с черном отливом, свернувшихся кровяных телец, с розововатым соком сукровицы уже через пару минут не будет видно ни на асфальте, ни на пыльной грунтовке.
Земля принимает в себя и соки жизни, льющиеся редкими дождями, и соки смерти, питающие мои степи полноводной рекой. Ей все равно, что впитывать. Прах к праху.


Ты знаешь, родники здесь редкое явление. Шахты изменили русла подземных рек и увели воду с этой сверкающей антрацитовой пылью территории. За те родники, что остались, мы очень боимся. Мы часто стали видеть в степи, возле шурфов заброшенных шахт, военные машины, и замазанными землей или кровью номерами. Наши бездонные шахты, стали могильниками для безымянных солдат. Почему-то их не везут назад через границу. Их оставляют здесь. Теперь мы боимся, что разлагающаяся плоть отравит последнюю воду.


Война шагает по моей земле, очерняя и иссушая ее. И тут твой мальчишка, в этом аду. Зачем он здесь? Его ли это война?
Мне говорят, что русские солдаты защищают, русских граждан, тут в Украине. От кого? Я говорю на двух языках, на русском и украинском, вернее на смешанном, тут все так говорят. У меня до гуманитарно-военной миссии, которую решил провести обезумевший государь соседней страны было все: лето, море, отпуск, работа, мечты, дом, продукты, у детей школа и безопасность. А сейчас, твой сын с автоматом, и разруха.
Я не просила защиты, я вообще не просила вмешиваться в мою жизнь. Зачем он здесь?
Подожди, ты плачешь? Я обидела тебя? Ты мечешься в растерянности?-ты не знала, что он тут, в украинских степях, в котле ненависти и скорби? Ты не хочешь, чтобы он в меня стрелял?!
Родная моя, мы же бабы! Давай обнимемся! Поплачем! У нас есть общее, то, что дороже всего-дети.
Да уехал он, живой, воды набрал в зеленую фляжку. Даже успел умыться. Правда угольная пыль смывается тяжело, но хоть отмыл слезы с глаз. Они предательски блестели и осталяли дорожки по пыльным щекам.
И там, куда он поехал будут возле обочин стоять обычные сельские или городские бабы, матери. Дай Бог, чтобы дали воды, а не закрыли ему глаза.


Родная моя! Не мы с тобой развязали войну. Но мы обе не хотим терять детей, правда?!
Я не знаю, как остановить тех, кто идет по моей земле, обещая мне гуманную защиту смертью. Руки опускаются. Правда, не знаю! Может вместе?! Во имя детей? Твоих и моих?! И ради внуков, а? Приезжай! Не жди его или похоронку о нем. Не отдавай его войне. Приезжай! Я не хочу больше выть выпью. Я не хочу закрывать глаза, что больше не видят звезд в степи.


Скорее всего мы ровесницы, или ты чуть моложе, или чуть стараше. Опять же, не в этом суть. Мы-мамы! Этот мир наш. Мы дали ему жизнь. Кто имеет право отбирать его у нас?-никто! Приезжай!
Да, прямо вот так, в переднике, учительница, физик, строитель, врач, домохозяйка, МАМА. Мы должны биться за своих детей. Шурфы бездонны, степи бескрайни, горе бесполо, война всех в правах равняет, только скорбь множит.


Наши дети, не для войны! Понимаешь ли ты это? У нас с тобой одинаковые слезы, горькие, как полынь в моей степи и соленые, как пот твоего мальчишки, едущего в чужую войну.
Приезжай! На границу, в мои украинские города, закрой собой сына и моих детей, как горлица закрывает крыльями гнездо во время дождя. Чужих детей не бывает, помнишь? Дети не для войны.
Не говори мне о долге, чести. Долг-защищать Родину, а не разрушать чужую. Это позор. Просто ничего не говори, приезжай!


Не хочешь?! Ну, да ладно, мы все бабы, разные. Кто отмахнется от чужого горя, а кто и в горящую избу ради чужих детей.
Просто знай, если что, я, говорящая на русском языке украинка, мать украинских детей, напою твоего, говорящего на русском языке сына и даже, если придется, я оплачу его и закрою ему глаза. Чужих детей не бывает…

Автор —  Олена Степова

Все авторы

 

Все авторы

Парсюк - Мы победим!

Наша хата не с краю

Від щирого серця дякую за теплу зустріч у рідному Львові, дякую за сотні щирих очей і за Вашу довіру. Скільки житиму, стільки буду боротись за нашу Батьківщину, за її єдність, за майбутнє для наших дітей, за наш спільний дім — Україну.

Дякую кожній людині, яка молиться за простого солдата, що воює на сході України. Без Вашої підтримки і віри нічого б не було. Ми кожного дня платимо велику ціну за нашу незалежність і єдність. Ми часто сумніваємось і думаємо про те, що буде далі, але продовжуємо наполегливо боротись, бо ми нація, яку ніхто ніколи не поставить на коліна.

Парсюк - Мы победим!

Ця війна змінила нас. Вона навчила нас любити і поважати один одного. Ми нарешті зламали стереотип «Моя хата з краю»і усвідомили, що наша держава — це наш спільний дім і від нас залежить, чи будемо ми жити в ньому в мирі та достатку. Не маємо права здаватись і зупинятись на півшляху. Так, дуже важко жити з усіма жахіттями, які робляться на сході, важко відвойовувати у ворога наші рідні землі, важко чекати на повернення бійців з передової, але треба йти далі. Ніхто, крім нас не зможе цього зробити. Ніхто, крім нас не захистить нашу Богом дану землю.

В Іловайську ми пройшли крізь пекло, яке планувалось спеціально, щоб нас знищити, але ми вистояли, ми не впали. Ми втратили кращих серед кращих, але ці втрати мають зробити нас ще сильнішими і спонукати до ще більшої боротьби, щоб жодне життя не було втрачене дарма, щоб жодна жертва не була марною. Ми переможемо, бо за нашими спинами молитви і віра наших матерів. Ми переможемо, бо над нашими головами душі загиблих героїв. Ми переможемо, бо в наших серцях Бог і Украіна, бо ми не загарбники, ми боронимо рідну землю. Наша боротьба священна.

Дякую Усім!

Russian military in Ukraine

Неправильная война

Дней пять назад в Снежное заехала колона техники – грады с КАМАЗами, с тактическими знаками белый круг в белом квадрате. Как оказалось на Химмаш. В тот же вечер через пару часов был обстрел, ну или была попытка обстрела Химмаша. Когда мне сказали, куда они переехали, решил воспользоваться случаем и, по крайней мере, попытаться поговорить с теми, кто приехал.

Тем более территория, на которую переехали, хотя и была условно ограждена, на самом деле была не охраняемой и, по сути, проходным двором. И мое движение там, абсолютно не было подозрительным. Не знаю, что двигало мною в тот момент, не любопытство точно. Может желание все высказать, просто надоело быть сторонним наблюдателем. Что из этого получилось, не могу не описать.

 

Russian military in Ukraine

Попасть в заданное место, как и предполагал, не составило ни какого труда. Территория, на которой расположились вояки, оказалась оцепленной по периметру, скрытые дозоры сидели по кустам, часть бойцов, там же спала, расположившись прямо на земле на ковриках. Но меня никто не остановил и не спросил, куда я иду. В руках у меня ничего не было.

Пройдя к технике, увидел следующую картину. Все были заняты какими-то делами. Кто-то возился рядом с разбитым Градом, у которого была битая «морда», как после удара в столб, часть занимались с пусковой установкой на другом Урале. На меня особо внимание никто не обращал, тем более на территории есть несколько маленьких предприятий.

По национальному составу, как мне показалось в начале процентов 95 – лица восточной внешности, несколько было представителей северных народов (типа якутов). Понял, что будет трудновато найти общий язык. Но ошибся.
Найдя пару относительно свободных бойцов славянской наружности, решил начать с них.
Сразу скажу, у меня не было конкретной цели, что то выведать. Просто, решил, строить разговор по обстановке, как получится и по возможности узнать, что ими движет и что «в голове».
По возрасту эти двое были лет около 35-40 не больше. На разговор пошли. Не скажу, что были очень разговорчивы, но, тем не менее, разговор состоялся. Больше говорили о моем городе, о предприятиях, людях, не много о войне. Интересовали их заводы. Как оказалось эти двое были из Новосибирска. На мой вопрос: «Когда домой?», ответили: «Не знаем, но очень хотим». И отошли в сторону. Я бы сказал так, чувствовали они со мной, как-то не в «своей тарелке», с каким то, чувством вины что ли. Хотя никаких провокационных вопросов я и не задавал.

Контакт, явно не устанавливался. Но я решил не отступать, хотя и не стоял на месте, но далеко не уходил. Тем более время от времени, ко мне подходили мои знакомые. И вот, докуривая вторую или третью сигарету ко мне целенаправленно подошел боец, по виду, лет сорока, с небольшим, коренастый, загорелый. По национальности, сразу и не определить. Что-то восточное в его чертах лица было. Протянул руку, попросил подкурить и задал, очень странный вопрос: «Где в Снежном можно перебить номера на … автомате??» Вопрос, довольно странный.

Все что дальше буду рассказывать от лица того кто подошел. Разговор у нас получился минут на 40-50.
« Один из бойцов из моего подразделения потерял автомат. Вернее, украли, причем на базе в России во время очередного отпуска после боевых выходов. Какая-то своя же крыса украла, а теперь ходит и улыбается. А оружие надо сдавать в Грозном. За утерю автомата – 8 лет тюрьмы. Жаль парня. Ему только 24 года. Молодой совсем. Я вообще то, ГСМщик, просто жаль парня. Автомат ему я нашел. Готов был отдать 5 тонн солярки. Притянули ополченцы. Бесплатно. Но, я так не могу. Сказал, подгоняйте любую технику. Заправлю по самые края. Автомат теперь есть, но номера будут тоже проверять»
Здесь я уже не выдержал и спросил на прямую: «Ты из какого подразделения?» и получил такой же ответ: « Министерство обороны РФ. Чеченская бригада».

Дальше был практически монолог.
Я не понимаю, зачем я здесь. Я не понимаю, зачем мы все здесь. Начал он разговор. Вы не представляете, сколько нас здесь в Украине. Три чеченские бригады, практически полным составом. Столько техники нагнали. Я не понимаю приказов, которые поступают от МО. Я военный и привык исполнять приказы. Зацепил Карабах, две чеченские войны, Грузию. Но такого не было. Зачем столько техники? А команды нет. То окружаем, то выпускаем. Недавно 50 пленных просто так отпустили. Позвонили и все. Дали бы команду, за 36 часов все зачистили.

И по виду и разговору вижу, не всегда был «ГСМщиком».
Он оказался из Нальчика.
Дальше говорили обо всем. Свои вопросы и ответы писать не буду. Сразу скажу, это не был день вопросов и ответов. Иначе ничего бы не получилось. Это был просто разговор двух людей с определенным жизненным опытом. При этом, свою позицию я не скрывал ни в разговоре с ним, ни со следующими собеседниками. Но при этом с «пеной у рта» не отстаивал своих убеждений. Пишу только его ответы, по затронутым темам от первого лица собеседника.

Об обстрелах.

«Клянусь, ни одного выстрела, ни по одному населенному пункту (кто мы не знаю, его часть или все регулярные части МО РФ) ни по Степановке, ни по Дмитриевке или Дубровке мы не сделали. Только в поля по блокпостам и колонам.

Я в Снежном почти каждый год бываю. Родители в Севастополе жили. Еще в советское время переехали в Снежное. Здесь было лучше. Жили на 104-й и родственники жили на Бродской. Только недавно к себе забрал. На Бродской отец похоронен (Не знал, что на Бродской есть кладбище. Знающие люди, говорят действительно, есть). Сейчас приехал на могилу, а ее нет. Прямо в могилу снаряд попал. Приезжая, в Снежное ездил на Саур-Могилу. У меня Гелендваген. Давал сторожу 100 грн. и заезжал, если ни кого не было, я не наглый, прямо на смотровую площадку. Смотрел, пил пиво. Сейчас поехал не узнал. А Дубок (кафе) есть. Только подойти не возможно. Вонь. Забито трупами внутри. Никто не забирает и не убирает. Чьи? Не знаю. Посадка рядом тоже вся в трупах.

Город не узнал. Когда заходили первый раз, напомнило землетрясение в Армении. Не разрушениями, а отсутствием людей. Гнетущее зрелище.

Об украинской армии и национальной гвардии.

Не могут воевать. Не могут стрелять. Вооружены плохо. Снабжение плохое. Одеты плохо.

Об ополченцах местных.

Если кратко. Отношение негативное. Больше всего его поражает (если с таки послужным списком это может), отношение к военнопленным. И даже не издевательства, а желание сразу расстрелять. Сказал мне, что и сейчас на Химмаше есть военнопленные. Работают на разборке завалов на разбитых домах и других работах. А часть военнопленных, местные, таки расстреляли, в балке между Снежным и Торезом. Еще поразило его то, что отбирают они машины. Не скрывают, что если понравиться, то ничего не удержит забрать. С киевскими номерами и номерами с Западной Украины, если хозяин оттуда же, забирают все. С Российскими номерами, вообще не трогают. Боятся. Говорят нам это потом втрое дороже получиться. А у своих можно. Жаловаться все равно не куда.

Об отношении к добровольцам из России и добробатальонах украинских.

Отношение в целом не однозначное.
Есть отморозки и с той и другой стороны. Чеченцы в особенности. Базируются они в Русском. Туда же привозят после плена или общения с добробатами чеченцев. Часто поломанных, то без глаза, то без уха, то без пальцев. Но после того когда он узнал, как ополченцы и добровольцы из Чечни обращаются с украинскими пленными, ему это стало совсем не удивительно. Вообще, я понял, что между рядовыми бойцами МО РФ и ополченцами контактов практически нет.

На мой вопрос, знает ли он что, что в батальонах много местных, и он воюют за свою землю и на своей земле и для них он враг и оккупант. Ответил, что в принципе, да. И ему совсем не удивительно, что когда последний раз колона зашла на Химмаш, ее сразу обстреляли. По его наблюдениям ситуация с поддержкой ополченцев в городе 50/50 и это с учетом у кого сейчас власть в регионе. Но мне говорит проще, я не из МВД и не ФСБ. Мне не надо анализировать и делать выводы. Я из МО и привык выполнять приказ и привел пример. У них в дивизии у командира разведбата, не последнего человека в дивизии, и он на постоянной основе сейчас в Украине, родной брат живет во Львове. У брата там дом и семья и каждый год они встречались в Украине или России. А сейчас, брат, ушел добровольцем в украинскую армию. А что будет, если они встретятся?
«Вот поэтому я и говорю. Я не понимаю, зачем я здесь. Я не понимаю, зачем мы все здесь» — подвел итог он.

Много подходило солдат, со многими говорил. Из разговоров узнал, что стоят они в Алексеевке (российской). В принципе, я это знал и говорил, в том числе и здесь на форуме. Заезжают, уже «заряженные», отстреливаются и назад. Неделю — полторы здесь, неделю — полторы отдых там. Все без исключения контрактники. Стреляют по разведанным заранее целям. Говорили, что на границе развернуты комплексы противовоздушной обороны. Говорили, что когда хотели последнюю Точку или предпоследнюю сбивать, пока собирались, ее толи с места сбили, толи сама ликвидировалась. Они так и не поняли. Но колоны прикрывают точно.

Рассказывали, как первый раз «улепетывали» с Украины. Ночью, без света. Сейчас, дорога «накатана». Потерь много, не скрывают. Пересказывать, все нет смысла. Останавливаюсь на самых «колоритных».

Буквально поразил своим откровением парень из Дагестана лет 25-27-ми. Обращался ко мне на Вы, хотя, по сути, он мне в сыновья и годится

Не правильная война. Деньги, большие деньги. И политика. Нет в Украине ни какого правого сектора. Никто русских не обижает. А фашистов в России намного больше. Особенно в Питере и Москве. Пока не было войны в Украине, каждый день по российскому телевидению, говорили о боевиках в Дагестане. Когда началась война в Украине за Дагестан, вообще забыли. А у нас что, нет боевиков? У нас КТО не прекращается ни на один день. Каждый день взрывы и гибнут мирные граждане. А в России ничего не знают о войне в Украине. По телевизору врут. Показывают старые кадры из Грузии и Дагестана, а сами говорят, что это в Украине. А в Дагестане бунт. Гробы же везут только на Кавказ и в Дагестан. Много 200-х. Много моих знакомых и друзей я уже не когда не увижу. В Россию только начинают везти. А президент Дагестана (назвал фамилию, не запомнил) – «марионетка Кремля». Он о своем народе вообще не думает и делает все, что ему говорят в Кремле. А мы когда погибаем, нас задним числом увольняют из рядов ВС РФ. Для того что бы забрать тело из трупохранилища Ростова, надо заплатить 50 или 60 000 рублей и написать расписку, что претензий нет и сын погиб в автомобильной катастрофе. Без расписки тело не отдают. Когда — ни будь, когда все рассекретят, я не удивлюсь, если доживу, что «подстрекателем» войны окажется Россия. Но и без Ваших не обошлось. Вы передайте своим, кто хочет присоединиться к России, что это самый плохой вариант для Донбасса. И те Ваши богатые, кто, думает, что им будет лучше, у них все заберут. Там уже очередь стоит. Будет как в Крыму. И простым будет хуже. Налоги поднимут, и жить будете беднее. Вам лучше всего оставаться в Украине.
И Крым зря забрали. Русские и так, как к себе домой ездили. А в Крыму, могло быть намного хуже, чем в Донбассе сейчас. Только татар «грамотно» успокоили. А уже начиналось. Мусульмане уже начинали подниматься.
А если бы у аварца, даргинец автомобиль забрал или наоборот (это он русских «ополченцах» и украинцах на примере Дагестана), то в Дагестане война бы гражданская началась. Не правильно это все.

Ну что я мог ему на это возразить?
Из вариантов ответа, почему началась война, никто не назвал причину «защита русскоязычного населения» или «федерализация». Варианты разные от денег (самое распространенное) до гипотетических баз НАТО в Украине.

Пока говорил с этими людьми, вернулся мой первый собеседник из Нальчика. Вопрос с номерами я таки ему решил. Ни когда не ожидал это от себя. И он ездил перебивать номера. Того паренька, я не видел. Но может и правда его от тюрьмы спас, и он о чем то задумается.

На прощание, протянул мне руку.
Говорит: «Не прощаемся».
На что я ответил «Только при одном условии, встречаемся без вот этих Градов. А хочешь, я прям сейчас этот вопрос, решу как с перебивкой номеров? Срежем, к едреней фене вот эти штуковины» Так и разошлись.

На выходе был снайпер из Будённовска. Он меня видел, когда я общался с бойцами. Был он из другого подразделения, скорее всего из сопровождения или прикрытия. Сказал на прощание: « На войне с 96 –го года, но такой бессмысленной не видел. Ночью уезжаю домой. В Украину больше не вернусь»

Вот такой вышел разговор. Шел как к врагам. Хотел хоть в чем-то убедить, хоть одного. А вышло особо убеждать не в чем. Они все знают.

Двоякое чувство и в голове до сих пор слова «ГСМщика» из Нальчика «Что я здесь делаю?» и особенно этого паренька из Дагестана «НЕПРАВИЛЬНАЯ ВОЙНА».

Автор — sneg1784    http://kramatorsk2.info/forum

 

Ivan Savelyev - Kievan Rus

Осторожно Дезинформация !

За день в соцсетях, на сайтах и форумах повылазило столько дезинформации, что не знаешь чему верить. Почитав и разобравшись, становится понятно, что не все так плохо. Никто никого не сдает. Не для того Порошенко поднимал на уши весь мир, чтобы бросить Восток Украины на произвол судьбы. Мужик он неглупый, понимает чем это может закончится для страны и ддля него лично.
Батальоны никто не сливает, не бросает. Разве что в воспаленном ватном мозгу.
Министр обороны остался тот же. Никто его не смещал.

Для затравки пару бодрых строк от Ивана Савельева из Добровольческого батальона «Киевская Русь»

 

Ivan Savelyev - Kievan Rus

 

Так, щас напишу трохи гадостей про седнишнюю панику про окруженный 11 БТО Киевская Русь. Три недели назад батальон получил приказ занять некий нас.пункт с целью обеспечения обороны предполья г.Дебальцево. Батальон этот приказ ВЫПОЛНИЛ.
В качестве основы обороны были использованы не села,как принято у кацапо-хамазовцев,а элементы промышленой инфраструктуры района. И это кого-то шибко напрягло. За три недели противник сделал все возможное,чьобы сбить батальон с позиций-обстрелы Градами,атаки ДРГ,пытался даже атаковать танками с пехотным прикрытием. Все эти попытки были пресечены. Батальон не ПОБЕЖАЛ.

Были попытки намекнуть-мол вы же знаете ЧЬЕ ВСЕ ЭТО… Нам похуй. У вас будут проблемы… Нам похуй,проблемы мы вам сами прям щас такие организуем,шо всю оставшуюся свою недолгую жизнь вы будете похожи на огромный фаллоиммитатор-ибо охуеете полностью.

И вот сегодня враг ударил на информационном фронте… Спасите-помогите…Видите ли комбат БОИТСЯ дать приказ на отход… Комбат человек военный и выполняет другой приказ-обеспечить оборону подступов и т.д. И судя по всему выполняет неплохо… Аяяяй….у них нет тяжелого оружия…. В батальоне его столько шо грузить зайобуемся…. У них все сгорело!!!! Автохуй-служба тыла потерла свою волшебную банку-с-салом и достала и запасной комплект брони,и форму и еще много чего.

Так шо могу посоветовать товарищам паникерам погудеть в гудок одному персонажу,с чьей подачи весь этот движ и поднялся.

*  *  *  *  *

Кремль начал новую информационную атаку

Более четырех месяцев в Украине длится вооруженный конфликт на востоке Украины. Тратятся огромные средства, гибнут люди. Политический градус конфликта изо дня в день только накаляется. Наращивается военная составляющая конфликта.

С началом нового витка военной агрессии России в Украину информационная война Кремля обрела новые формы. Этому способствовали особенности развития военно-политической обстановки в последнюю неделю.

По большому счету, формирование нынешней информационной ситуации в Украине началось после трагедии с малазийским Боингом. В тот период украинское меда-пространство смогло создать достаточно плотный информационный заслон российскому пропагандистскому мнению. Кремль пытался создать информационный шум из множества версий крушения лайнера для отвлечения внимания аудитории от реальных причин трагедии и поиска наиболее выгодных России правдоподобных вариантов. В этой информационной дуэли Украина не проиграла.

Кстати, это один из немногих случаев, когда информационная политика Украины работала на опережение. Более того, в информационном поле Украины работали западные СМИ, их дипломатия и политическая элита. Но выигрышем это тоже назвать нельзя, поскольку тематика сбитого Боинга в Украине продержалась буквально неделю-полторы. К сожалению, «информационный Боинг» перестал быть актуальным. Хаотичная информационная политика Украины и в этот раз не привела к победному завершению. Информационный ресурс Украины (СМИ, украинский политикум, дипломатический корпус, негосударственные общественные организации) переключился на другие актуальные темы, практически полностью позабыв о международной трагедии.

В последующие три-четыре недели тематика боевых действий на востоке Украины всецело поглотила украинские медиа. Были успехи – это в первую очередь освобождения населенных пунктов силами АТО. Этому поводу посвящались более половины информационных сообщений. Но были и поражения (провокации по проведению третьего этапа мобилизации, жертвы на войне, пленение наших бойцов, слабая военная логистика и другое), которые только констатировались, оставляя за собой шлейф домыслов. Негативная составляющая украинской информации присутствовала как в теле– и радионовостях, так и в социальных сетях. Любое замалчивание в СМИ обрастало множеством версий. Отсюда возникали несовпадения фактов в информационных сообщениях, что подрывало доверие к украинским СМИ. Отсутствие государственного информационного стержня позволило развиться информационному негативу.

К началу августа сложилась ситуация, когда в СМИ критики было больше, чем пропаганды украинского патриотизма и государственности. Одиночные заявления украинских политиков, политологов, военных и дипломатов оставались без журналистских комментариев и буквально нивелировались в пучине свежего негатива. Это снова говорит о бессистемной работе наших медиа. Следует обратить внимание на то, что российская сторона в это время занималась поиском новых информационных поводов, перебирая тот самый свежий украинский негатив.

После ввода российских войск на территорию Украины началась мощнейшая информационная атака Кремля. Колоссальная поддержка российской агрессии осуществлялась на всех политических уровнях (президент РФ, МИД, политические силы РФ, представители России в ЕС и ООН) и в российских средствах массовой дезинформации. Новая информационная операция России против Украины началась без раскачки (предварительной подготовки) и сосредоточилась на таких направлениях:

·         навязывание мнений о неспособности нынешнего политического руководства Украины руководить страной и принимать рациональные решения;

·         создание представлений о том, что сейчас для украинской элиты более важны предстоящие выборы в Верховную Раду, а не события на востоке Украины;

·         формирование негативных суждений о военно-политическом руководстве Украины, что хаотичные боевые действия приводят к неоправданным жертвам среди сил АТО;

·         распространение взглядов о том, что украинская армия на востоке Украины деморализована и не способна вести боевые действия, а личный ее состав не доверяет военному руководству;

·         навязывание мнения о том, что Украина не сможет прожить зиму без российского газа и сторонам необходимо вернуться к рассмотрению газовых контрактов;

·         поддержание темы малазийского Боинга с обвинением украинской стороны в замалчивании фактов, обстрелах силами АТО территории падения лайнера. Кроме этого, формировались предположения, что из-за Украины реальных виновников установить будет не возможно.

Нужно подчеркнуть, что целевой аудиторией информационного Кремля сейчас стали:

·         внутреннее население России и их русскоязычные диаспоры за рубежом,

·         население Украины, в том числе аудитория оккупированных районов Донбасса;

·         аудитория западных стран;

·         аудитория близких по политическим взглядам к России государств (страны Таможенного союза и БРИКС)

В этой связи необходимо обратить внимание на факт появления в информационной операции России «газового» информационного повода. В предыдущих этапах информационного давления на Украину вопрос поставок российского газа придерживался Россией, как «козырь в рукаве» и возник именно сейчас, в самый острый момент.

В последних числах августа министр энергетики РФ А.Новак сделал заявление о грядущих «газовых проблемах» в Украине этой зимой. Заявление российского министра было направлено на убеждение аудитории в необходимости заставить руководство Украины принимать кремлевские условия поставки газа. Для большей убедительности Новак сопровождал заявления расчетами и подытожил, что Россия готова вернуться к переговорам по поставкам газа в Украину.

Обращает на себя внимание тот факт, что «газовый повод» возобновился как раз накануне проведения очередного раунда Минских консультаций по решению кризиса на Донбассе. Очевидно, что именно так российская сторона пыталась продемонстрировать свою доминирующую роль в решении первоочередных вопросов для Украины.

Таким образом, Россия начала новую информационную операцию, которая имеет целью поддержать виток эскалации на востоке Украины.

Основными задачами новой информационной операции Кремля в контексте последних событий являются:

·         информационная поддержка российской военной агрессии;

·         формирование мнений о «мирных возможностях сильного Кремля»;

·         оказание давления на украинское руководство с целью заставить его принимать московский сценарий по урегулированию конфликта.

С этой целью, украинскому информационному пространству следует быть готовым к вызовам со стороны России и к адекватным контрмерам.

Поскольку переговоры и дипломатические консультации занимают ведущее место в разрешении кризиса на Донбассе, основную часть украинских информационных мероприятий должны на себя взять руководство Украины и дипломатический корпус при безусловной поддержке СМИ.

Вячеслав Гусаров, эксперт ЦВПИ по вопросам информационной безопасности, группа «Информационное Сопротивление»