Архив метки: беженцы

беженцы из Донбасса

Как ведут себя беженцы из Донбасса в Беларуси

Журналистка газеты «Народная воля» Любовь Лунева исследовала настроения беженцев из Донбасса, которые приехали в Минск, прячась от войны.
Мы с вами стали свидетелями мало вразумительного парадокса. С одной стороны, ситуация на Донбассе в соседней Украине стабилизируется, но с другой — чем спокойнее становится в городах Луганской и Донецкой областей, тем больше жителей этого региона появляются у нас. Почему?

беженцы из Донбасса

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

… Практически одновременно со мной на парковку заезжает машина с украинскими номерами. Из нее выходят две молодые пары. Разговорились. Женщина представилась Ириной. Рассказывает:

— Мы сами из Донецка. Вот приехали сюда, потому что там оставаться невозможно. Хотим устроиться в Беларуси, устроиться на работу. Квартиру на четырех сняли за 35 долларов в сутки, потому что не было времени искать другую. В общем, первый день здесь.

— А почему именно сейчас приехали? У вас же все постепенно успокаивается. К тому же «особый статус»…

— Не надо нам никакого особого статуса! Мы будем жить в Донбассе только при условии, что он войдет в состав России! Россия — та страна, в которой мы хотим жить! Надеюсь, ждать придется недолго. А в Украине нигде нам жизни нет. Вот мы с мужем целый месяц пытались жить в Днепропетровске. И представьте: как-то в курилке муж сказал, что неплохо было бы, если бы та часть Украины, где Донбасс и такие области, как Запорожская, Днепропетровская, Харьковская, Одесская, Николаевская, отошли к России. Так его просто оскорблять начали! И предателем, и придурком обзывали, а на следующий день бойкот объявили — просто перестали с ним разговаривать. В общем, просто выжили с работы, и все тут. Разве можно жить в таких условиях? А я же училась в Днепропетровске. Был вроде нормальный город. Мы, большинство жителей Донбассу, выступали за отделение с самого начала, потому что надоело кормить западную часть. Они же там жируют за наш счет, а мы «вкалываем». Я работала медсестрой, то совсем копейки получала.

— А у медсестры во Львове или в Одессе зарплата намного выше, чем ваша?

— Ну, она, конечно, не отличается, но у нас же пыль, экология плохая. У нас же много предприятий — сплошная промзона.

— А в России, на «Норильскникеле», например, или в других промзонах с экологией лучше?

— Я понимаю, к чему вы клоните… Конечно, дело не только в экологии. Просто Донбасс — это часть России. Так все коренные жители считают. Ну, во всяком случае, большинство. Мы — часть России, мы любим Россию и хотим жить в России.

— Тогда мне непонятно: от Донецка до границы с Российской Федерацией 120 километров. Но вы проехали в обратную сторону полторы тысячи километров, чтобы оказаться в Беларуси? Хотя сказали, что хотите жить в России…

— Ну, нам здесь нравится. Чисто везде, люди доброжелательные. Дома нам сказали, что в Беларуси всех из Донбассу принимают, без проблем. Да тут практически Россия. Вскоре просто все формально оформиться. Ваш президент, как и наш Янукович, дружит с Россией. У вас тут все по-русски говорят, церквей столько русских, много видели машин с георгиевскими ленточками. Если бы здесь провели референдум, то никакого бы Майдана не было. Изменили бы флаги спокойно, и все…

— ?!

— А что? Разве не так?

— Не так! Далеко не везде «зеленые человечки» могут беспрепятственно занимать чужие территории.

— Ну, не знаю… Да и какие еще «зеленые человечки»? Нам просто российские военные по-братски помогали. Может, еще все получится с течением времени.

— А почему вы приехали именно в столицу, а не в областной центр или какой-то районный городок, там же легче устроиться?

— Так мы же из столицы Донбасса! Вот и переехали из одной столицы в другую. Хотя планируем завтра съездить в Солигорск. Муж по специальности горный мастер. Попробует там на работу устроиться на ваш «Беларуськалий».

— Говорят, что ваша калийная шахта после нашей угольной — это что-то вроде санатория, — поддерживает разговор, как я понимаю, муж Ирины. — А вообще, нам здесь нравится. В сравнении с Донбассом все ухоженно, дороги нормальные. Так что, в крайнем случае, могу устроиться таксистом.

— Но по вашей специальности вы могли бы в том же Кузбассе устроиться на работу.

— Да ну!.. Наступать на те же грабли…

— А на стройку, на завод, или вот у нас не хватает кадров на селе?

— Не, туда особого желания не имеем. Надо осмотреться. Может, что-то потом придумаем.

ВТОРАЯ ВСТРЕЧА

…В кафе «Штолле» на площади Победы сидят молодые люди с ноутбуками. На столах остатки пирога, чашки с чаем недопитые. Выясняется, что вся компания из Луганска. Парень, который представился Николаем Приходько, говорит, что в Минске он около месяца.

— Родители ваши тоже здесь?

— Нет. Мы тут пока одни.

— А много здесь молодежи из Луганской области?

— Да хватает. Народ только сейчас начал массово ехать. Многие сначала в Россию подались, но там слишком много проблем. А сюда, в Беларусь, только-только начали массово приезжать. Так что скоро здесь наших будет порядком. Белорусы к нам хорошо относятся. Кстати, в нашей компании все коренные луганчане, и ни у кого в Беларуси нет родственников. А вот дома у меня остался один, одноклассник Миша — белорус. Он, наверное, был единственным белорусом на всю школу. Его семья имеет родственников здесь, но почему-то они никуда не поехали, в Луганске остались. Типа патриоты… Миша сказал, что надо Родину защищать. Так и мы патриоты, но там сейчас ловить нечего. Неизвестно, на сколько все затянется. Поживем — увидим.

— Чем думаете заняться?

— Вот расписываем одну штуку на грант. Хотим общественную организацию зарегистрировать.

— В смысле? Жить и работать планируете в Беларуси?

— Ну, где же еще? Жить же надо за что-то. Вот смотрим в интернете. Есть пара вариантов.

— А устроиться на работу не пробовали?

— Надо будет, устроимся. Но пока все же решили попробовать создать НПО. Будем мониторить что-нибудь. Вот это и будет наша работа.

— Как же вы собираетесь «что-то мониторить», находясь здесь?

— Так же век технологий. Совсем не обязательно находится там. А может, попробуем создать здесь организацию из наших. Когда народу станет достаточно много, то организацию донбасских переселенцев замутить будет самое то. Что-то типа землячества. Тут, правда, понаехали и те, кто скрывается от люстрации. А некоторые принимали участие непосредственно в боевых действиях… Вот и смылись сюда. По-разному…

Без комментариев

Приведу еще один монолог беглеца из Енакиево, после которого мне стало страшно уже за нас, белорусов:

— У вас здесь просто то, что нам нужно. Дают бланк на русском — и пишешь по-русски. А то у нас надо было заполнять по-украински да еще и грамотно. Я за свою пожилую мать дома как-то заполнял анкету, то восемь бланков испортил. Я украинец, но сам языка не знаю да и знать не хочу. Считаю себя русским. И тут я спокойно буду чувствовать себя русским, никто не скажет мне, что надо знать свой язык. Вы даже сами не понимаете, как вам повезло. Ни разу здесь не слышал, чтобы кто говорил по-белорусски — ни гаишники, ни чиновники, ни продавцы… Я почувствовал, что я дома, и теперь никуда отсюда не поеду.

Любовь Лунева, «Народная воля»

беженцы из Донбасса

Феномен украинских беженцев

ФЕНОМЕН УКРАИНСКИХ БЕЖЕНЦЕВ или почему все друг другом недовольны.

Как всем известно, уже почти полгода мы защищаем братьев-славян, наших соотечественников, волею злой судьбины оказавшихся в окружении злобных бандеровцев. Но странное дело. Стоило братушкам-славянушкам в более-менее массовом количестве прибыть в ту страну, флагами которой они так любили размахивать на свое далекой «фашистской» родине — как начались взаимные претензии.

беженцы из Донбасса

Лаконично суть претензий местного населения к понаехавшим можно выразить примерно так: «да они охуели!». Претензии гостей к принимающей стороне звучат приблизительно так же. И, кажется, я понимаю, что произошло и в чем корень такого глобального непонимания.

Товарищ из-под Луганска, когда мы пили с ним пиво на выходных, рассказал мне одну очень интересную вещь. У себя он зарабатывал чуть больше 20 тысяч, в пересчете на рубли, но при этом «на житье» у него уходила где-то треть зарплаты. Он обалдел, когда увидел московские цены. И обалдел еще больше, когда я ему рассказал, что цены на продукты в провинции такие же или еще выше. А я обалдел, подумавши о том, что толку от того, что моя зарплата в два раза больше, если я при этом процентов 90 ее трачу на это самое житье и хозяйствование? И такой процент — норма для нашей страны.

Но так как один пример, естественно, ничего не значит, я решил поднять статистику.
Разница средних зарплат — 2.5 раза. Продукты (крайне неудачная подборка, но чтож поделать) — приблизительно одинаковые. Самое интересное начинается дальше. За услуги ЖКХ украинцы платят в 2.5 раза МЕНЬШЕ. За аренду квартиры — почти в два раза меньше. Общественный транспорт — в 2 раза меньше (при более дорогом бензине). Интернет — дешевле, сигареты — дешевле, хлеб — дешевле. В-общем, я думаю, при всех натяжках можно резюмировать, что уровни жизни среднего россиянина и среднего украинца особо не отличаются.

Если на этом моменте кто-то решит вспомнить о том, что украинцы ездят на заработки в Россию, а не наоборот, то хочу сразу напомнить: никто не ездит зарабатывать в Урюпинск. Едут в Москву и Питер — туда же, куда стройными рядами тянутся за длинным рублем россияне из провинций. Кроме того, высокие цены\зарплаты в РФ и низкие — на Украине, позволяют извлекать выгоду, зарабатывая деньги в России и тратя их на Украине. А наоборот — не получится.

Так вот, возвращаемся теперь к нашим беженцам. Как мы выяснили, их уровень жизни на родине сильно не отличался от общероссийского. А теперь вспомним о том, что эти люди не менее полугода подвергались обработке российским телевидением, и, самое главное, вспомним главные черты того дискурса, который им старательно запихивали в головы. В Украине жить ПЛОХО, в России жить ХОРОШО. Украина НИЩАЯ, Россия — БОГАТАЯ. Россия вас ЛЮБИТ и хочет о вас ПОЗАБОТИТСЯ. Как только вы станете частью России, вы ЗАЖИВЕТЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО.

Вывод понятен — убегая в Россию, эти люди ехали в земной рай, богатый и обильный, рай, где их будут любить и лелеять, рай, ради которого можно бросить опостылевшую родину и даже не пытаться помешать понаехавшим апостолам из этого самого рая устраивать там малопонятную кровавую возню.

Ехали-то они в Рай, а приехали в город Сызрань, где зарплата от семи до тринадцати.
Пиздец, одним словом.

Беженцы не могут понять, почему вместо рая стоят халупы и им предлагают вкалывать, да еще и за смешную зарплату (в пересчете на цены). Они не хотят работать, принимают гум. помощь только с магазинными бирками, жаждут уважения и требуют отвести их куда-то еще, туда, где будет настоящий рай, которого они так ждали.

Местные смотрят на беженцев из нищей Украины, замученных бендеровцами настолько, что должны бы просто ноги целовать за корку хлеба (они тоже смотрят российское телевидение) и понимают что они охуели.

Хотя на самом деле охуели те, кто обманул и тех, и других. Но как раз к ним никто из обманутых претензий не имеет.

(с) НОВА УКРАЇНА

P.S. Я бы еще добавил, что бегут с Донбасса разные люди и в разные стороны. Одни едут на Западную Украину, другие в Россию. Но ждут чуда и растопыривают пальцы веером именно ватники. Они ВСЕГДА и ОТ ВСЕХ ждут халявы. Они не хотят работать, они хотят чуда.

Ukrainian refugees in Yakutia

Украинских беженцев запёрли в Якутию

Около двухсот вынужденных переселенцев с Украины были дезинформированы и оказались в тяжелом положении в Якутии: без документов, практически без денег, без работы и четких перспектив в преддверии суровой зимы. Об этом сообщается в отчете члена Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Яны ЛАНТРАТОВОЙ. 1 сентября она посетила пункт временного размещения (ПВР) вынужденных переселенцев с Украины, расположенный в якутском селе Хатассы недалеко от Якутска. Отчет опубликован 4 сентября на сайте Совета.

 

Ukrainian refugees in Yakutia

 

По состоянию на 1 сентября в Республику Саха (Якутия) в организованном порядке прибыло 185 переселенцев: 17 размещены в доме престарелых в Якутске, остальные — в ПВР. Среди переселенцев 74 несовершеннолетних: в том числе, 31 ребенок школьного возраста, 20 — до трех лет. Некоторые переселенцы нуждаются в особом внимании — так, у одной из женщин шесть детей, младшему ребенку 5 месяцев, старшему — 10 лет. Ее муж находится на территории Донецкой народной республики и служит в ополчении.

Все эти переселенцы были доставлены из Крыма чартерным рейсом. Как говорится в отчете, по рассказам беженцев перед вылетом самолета сотрудники ФМС забрали у них паспорта Украины. «Информация о том, что переселение будет организовано именно в Якутию, была предоставлена за 2 часа до вылета», — сообщает Яна Лантратова.

Перед отправкой сотрудники ФМС предоставили переселенцам ложную информацию о том, что Республика Саха входит в число регионов, где реализуется программа поддержки добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом. Программа предусматривает ряд льгот, в том числе, обеспечение временным жильем до полугода, «подъемные» в размере 240 тыс. рублей, возможность для устройства детей в детские сады и так далее. Однако после прибытия в Якутию выяснилось, что действие программы на Якутию не распространяется.

Переселенцам также говорили, что существует возможность устроиться на работу с зарплатой в 120-140 тыс. рублей. Однако не указывалось, что такой уровень зарплат достижим для людей с высшим образованием и эксклюзивным опытом работы. Большинство переселенцев имеют среднее специальное или среднее образование, максимальный возможный уровень зарплаты для них — 20-30 тыс. рублей. Как работающие иностранцы они должны отчислять 33% налог в первые полгода. Аренда квартиры стоит 25-30 тыс. рублей.

Переселенцы-медики для того, чтобы начать работу, должны получать так называемое подтверждение диплома. Процедура занимает 2-4 месяца, работать в это время нельзя, жить переселенцу будет негде. В Якутии существует большая проблема с детскими садами и яслями, поэтому никто из детей переселенцев не может быть устроен в дошкольные учреждения. В частные детсады переселенцы не могут устроить детей из-за нехватки средств.

После размещения в ПВР паспорта переселенцам так и не вернули, возможно, документы находятся в ФМС, говорится в отчете. Люди не могут открыть банковские карты, которые позволили бы их родственникам и знакомым переводить им деньги. Украинские банковские карты на территории России не действуют. Фактически, ни у кого из переселенцев нет наличных денег.

Многие переселенцы хотели бы переехать в регион, где действуют программы поддержки соотечественников. Однако им было объявлено, что они уже использовали право на бесплатный перелет. Перелет дорогой, денег у переселенцев нет.

Необходимой информации от сотрудников ФМС переселенцы не получают.

В ближайшее время начнутся морозы, температура в Якутске и Хатассах может опускаться до 60 градусов мороза, поэтому руководство республики решило не выселять из ПВР до 15 мая тех, кто не найдет жилье. С момента прибытия беженцев некоммерческие организации Якутска, а также рядовые граждане оказывают переселенцам гуманитарную помощь. Сейчас власти Якутии принимают решение о предоставлении каждому переселенцу единовременной выплаты, но конкретная сумма пока не обозначена.

По плану, в ближайшее время в Республику Якутия переедет еще около 400 переселенцев, еще 1043 человек ожидается в среднесрочной перспективе.

«В целом, ситуация с переселенцами в Якутии характеризуется с одной стороны, активной и конструктивной позицией властей и ведомств региона, искренним и теплым отношением сотрудников учреждения, а с другой стороны — тяжелым эмоциональным грузом, начальной дезинформацией, и непониманием региональных властей как вести себя с учетом всех проблем, которые можно решить исключительно на федеральном уровне», — говорится в отчете.

Также 4 сентября на сайте правительства Якутии опубликовано интервью с вице-премьером Александром ВЛАСОВЫМ, который подтвердил, что переселенцы были дезинформированы. Им сказали, в частности, «что Якутия якобы входит в число субъектов, где действует федеральная программа по приему соотечественников из зарубежья, с выплатой по 240 тыс. рублей подъемных. Это не так, наша республика в тот перечень не включена, напротив, у нас действует закон, помогающий желающим выехать с территории Крайнего Севера», — говорит вице-премьер республики.

«К сожалению, — продолжает Власов, — переселенцев не подготовили как следует к нашим реалиям. Мы надеялись, что по договоренности с федеральным центром приедут квалифицированные специалисты, но этого не произошло. Учитывая наши природно-климатические условия, неправильно было набирать такое количество детей. Хотя в любом случае в школу пойдут все. Сложно сказать, как неподготовленные люди воспримут суровую северную зиму». По данным правительства региона, недавно в Якутск прибыл самолет, доставивший 191 беженца, а постановлением правительства РФ определено, что до конца года с Украины организованно прибудут в Якутию 1035 человек. По последней информации МЧС, они приедут уже в сентябре. Всего переселенцев, по словам Власова, в республике сейчас более 750 человек, большинство добрались самостоятельно, преимущественно в Нерюнгри.

«В ближайшие дни ждем по разнарядке еще 200 человек из Симферополя», — говорит он.

Из федерального бюджета на содержание, транспортировку, питание каждого беженца выделяется по 800 рублей в сутки.

Были подготовлены ПВР: на эти цели по линии Минобразования на ремонт школы в Хатассах направлено 5,2 млн рублей и на оборудование пункта в Нерюнгри — 2,4 млн рублей по линии департамента занятости.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 2 сентября правительство утвердило распределение межбюджетных трансфертов регионам для оказания адресной помощи гражданам Украины, имеющим статус беженца или получившим временное убежище на территории РФ и проживающим в жилых помещениях россиян, по состоянию на 31 июля 2014 года. Согласно документу, из общего объема средств в 99,6 млн рублей Якутия получит 453 тыс. рублей.

Кроме того, согласно аналогичному постановлению от 22 июля, ФМС России были выделены бюджетные ассигнования из федерального бюджета в размере 360 млн рублей. Перечисление трансфертов осуществляется в соответствии с заявкой региона.

Адресная финансовая помощь лицам, имеющим статус беженца или получившим временное убежище, предоставляется в размере 100 рублей в сутки на каждого человека.

Ukrainian refugees in Yakutia

 

Куда бежать от войны?

Куда бежать ?

Информация Для людей, которые планируют уехать из района проведения АТО подготовлен обновляющийся список ведомств в которые необходимо обращаться.

 

Куда бежать от войны?

 

Межведомственный координационный штаб, Государственная служба Украины по чрезвычайным ситуациям:
101,
044-247-30-02,
044-247-32-92,
http://www.mns.gov.ua/content/baner.html

Для получения информации от органов исполнительной власти
Правительственная горячая линия: 0-800-50-73-09

Для получения помощи в трудоустройстве — Государственная служба занятости:
0-800-50-50-60;
http://www.dcz.gov.ua
http://www.trud.gov.ua

По вопросам пенсионных выплат — Пенсионный фонд: 0-800-50-37-53; http://www.pfu.gov.ua

Для получения социальной помощи — Министерство социальной политики,
044 289-53-68
http://www.mlsp.gov.ua

По вопросам восстановления утраченных документов — Государственная миграционная служба:
044-278-50-30
http://dmsu.gov.ua

Министерство образования и науки Украины
044 481-32-11

Горячая линия Министерства здравоохранения
0-800-801-333

Интерактивный онлайн ресурс для переселенцев —
http://www.vpo.gov.ua