Местный Сайт Интересные Новости с планеты Земля

24Мар/160

Житель Пскова о Донецке

 

Жители Донбасса с тоской признаются, что привыкли к войне, но мечтают о мире

Билет от Ростова-на-Дону до Донецка обошёлся в 666 рублей 60 копеек. Работник кассы международных рейсов просит паспорт. На вопрос, какой нужен – внутренний или заграничный, она смеётся: «В Донецк-то? Да какой хотите!»

«Опять эти красные «поросята» над крышами дома летали»

Уехать из Ростова-на-Дону в Донецк достаточно просто: так встречают приезжающих на железнодорожном вокзале. Фото: Денис Камалягин

Уехать в сегодняшний Донецк из Ростова не составляет особых проблем, словно и не идут на территории самопровозглашённой Донецкой Народной Республики боевые действия. Частники атакуют и на железнодорожном, и на автовокзале, официальных рейсов тоже предостаточно. На них большей частью домой возвращаются дончане, которые работают в России – как правило, в самом Ростове.

В автобусе разговаривают как раз о работе, о деньгах, о куче новых правил, которые вводятся на территории самопровозглашённой республики, и о новых паспортах. С ними отдельная морока, потому что пока так и непонятно, куда с ними можно будет выехать. «А в месте рождения, говорят, страну указывать не надо, только город рождения», - удивлённо рассказывает кому-то по телефону девушка напротив.

Успенка, таможенный пункт ДНР, встречает приезжающих не очень приветливо. «Никогда такого не было…» - переглядываются пассажиры, когда пухлый приземистый таможенник, забавно подпрыгивая и не забывая эффектно рявкать, заставляет всех выстроиться в две шеренги и выставить вещи вперед – в ровную линию. «Ближе! Ещё ближе!» - рычит он на женщину, та смущённо улыбается и сдвигает сумку на несколько сантиметров. Пухлый человек в камуфляже удовлетворён, запускает собаку обнюхивать вещи, не успокаивается на одном круге и прогоняет её вдоль сумок и чемоданов ещё раз.

Обладателей российских паспортов (а их было лишь трое со всего автобуса) таможенники допрашивают особенно подробно. У одного из них, пьяного в стельку (к концу поездки весь автобус знал, что его зовут Витя), работники долго пытаются выяснить цель визита и место работы. «Так-то вагоны разгружаю!» - заливается тот. Этого оказывается достаточно, его пропускают.

Псков как место жительства на границе с ДНР выглядит подозрительно, и несколько минут таможенники недоверчиво знакомятся с моей биографией. «Место вашей работы?» - «Журналист», - неохотно признаюсь я. «У вас с собой есть документы журналиста? – уточняют они и, получив утвердительный ответ, советуют. – Но вы особо не распространяйтесь, где вы работаете». «Хорошо, буду говорить, что я вагоны разгружаю», - пожимаю плечами. «Ну, хотя бы так», - вздыхают они и пропускают дальше.

Донецк встречает въезжающих своей серостью и провинциальностью, а также бесчисленными билбордами с лозунгами от Александра Захарченко («Мы в ответе за республику» и т.д.) и горячими линиями министерств ДНР, которые как один «на страже закона, правопорядка» и прочих способов несения добра. Не меньшее количество рекламы посвящено ток-шоу и информационным программам местного телевидения. Украинское ТВ на территории нынешнего Донецка, разумеется, не вещает, а вот с российскими каналами всё в порядке. Их рекламы на улице нет, но, как выяснится, она и не требуется.

Автовокзал «Южный» приветствует приезжих заброшенным «Макдоналдсом», опечатанным по приказу Министерства по налогам и сборам ДНР – все точки известного фастфудного бренда в Донецке давно закрыты, но застыли в таком состоянии, как будто были опечатаны вчера: вывески не демонтированы, а внутри всё также стоят столы и стулья.

Практически сразу у вокзала мелькают и военные патрули: группы автоматчиков останавливают прохожих, проверяя документы. Особенно это касается прохожих в камуфляже без опознавательных знаков – а таких в Донецке предостаточно, это здесь, можно сказать, настоящий фетиш, что неудивительно при том количестве военторгов и прочих магазинов в стиле милитари.

На всей территории ДНР в ходу исключительно только российские рубли (хотя, например, сотовые операторы по-прежнему продают сим-карты, на которых цены указаны в гривнах, а описание идёт на украинском языке). Цены на товары, кроме продуктовых, ниже, чем в России, хороший эспрессо в подземном торговом центре можно купить за 20 рублей. «О, это юбилейная! – продавщица кофе замечает в моей руке монету, посвящённую присоединению Крыма. «Да, это Крым», - смеюсь. «Крым?! Ничего себе, у нас таких нет, а дайте, пожалуйста, Крым, я дочке покажу!» - «Да, давайте я отдам вам Крым, мне не жалко».

К Крыму, как станет понятно позже, в Донецке относятся особо – за ним следят (спасибо российскому телевидению), многие ему завидуют – хотя бы потому, что там нет войны. «Но мы не Крым, у нас нет Севастополя», - как-то очень дружно делают вывод те, с кем нам удалось поговорить.

Вообще, уже в первые минуты в Донецке начинает резать ухо фраза «до войны», это абсолютно житейский оборот, который в России воспринимается совсем по-другому. «До войны» - так говорят водители автобусов, таксисты, продавцы, простые люди. И, конечно, никто из них не говорит «после войны».

У вокзала активно обсуждают боевые действия и то, что начало марта принесло резкое обострение ситуации. «Вчера бомбили, как в начале войны, - сокрушается пожилая продавщица в беседе со знакомым. – Опять эти красные «поросята» (видимо, так называют мины из-за характерного звука при полёте. – Д.К.) над крышами дома летали». «А у нас в доме напротив только окна застеклили и стену восстановили», - вздыхает тот.

Билеты на городской транспорт стоят умопомрачительных для россиян денег – 3 рубля, правда, и сами автобусы, троллейбусы и трамваи, кажется, не заменялись последние лет двадцать. Такси тоже стоит совсем не так, как в России, несмотря на цены на бензин: здесь он стоит в среднем на 8-10 рублей больше. Проблем ни с тем, ни с другим в Донецке нет (если не брать вечернее время, об этом позже), как вроде бы нет видимого недостатка и в личном транспорте. На модных иномарках уже, как правило, висят номера с флагом Донецкой Народной Республики и аббревиатурой DPR – Donetsk People Republic.

«Рапортуют, что все хорошо, а там – бомбят, там – бомбят»

На модных иномарках уже, как правило, висят номера с аббревиатурой DPR. Фото: Денис Камалягин

Центральная часть Донецка и та, что находится подальше от аэропорта, имеют облик вполне мирного города. Да, слегка бесхозного, угрюмого и местами обшарпанного, но всё же. Здесь есть магазины, кафе, действуют кинотеатр и театр оперы и балета. Но да, всё это не похоже на Донецк середины нулевых – город словно простудился и захворал или впал в беспричинную спячку.

Особенно остро это чувствуется по вечерам: в промежутке с 19 до 20 часов город просто пустеет. «Ты не местный? – уточняет мой сосед по жилью Ахмед, сам недавно приехавший в Донецк из Азербайджана. – Поздно не ходи и ни в коем случае не забывай документы. С 23-х здесь комендантский час, но на улицах уже лучше не появляться после 21 часа. Проверка документов, забрать могут по разным причинам, особенно если ты не местный». «В таком случае езжай только на такси, на такси можно», - добавил второй сосед, казах Костя. «Да, такси здесь дешёвое, я вообще стараюсь на такси ездить, ну, с моей внешностью так проще…» - смутился Ахмед.

Казах Костя оказался ополченцем и жил в этом месте как минимум год. «Ты не в армию приехал? - уточнил он и, получив отрицательный ответ, кажется, остался удовлетворён. – Ну и правильно. А то сейчас сюда валят и валят».

Костя, кажется, не лукавил: у воинской части, которая по чудному стечению обстоятельств находилась аккурат напротив того хостела, в котором мы жили, каждое утро толклась кучка молодых людей по 7-10 человек славянской внешности, которых спустя определённое время запускали на территорию части.

Рядом с частью находилась трёхзвёздочная гостиница, которая выглядела особенно эффектно, потому что прямо напротив входа в неё был припаркован БТР. На дверях гостиницы висело несколько объявлений, сообщающих, что вход осуществляется только по пропускам. «Что вам надо?» - через десять секунд из дверей показались два человека в военной форме. «Как чего, заселиться хочу! – сказал я, кстати, правду. – А как заселиться, если вход только по пропускам?» «Значит, никак!» - ухмыльнулись они и долго провожали меня взглядом, пока я не скрылся за поворотом.

Избавиться от ощущения отчаяния в Донецке можно, если найти одно из немногочисленных кафе в центре города: там почти всегда есть молодёжь, которая обсуждает не войну, а гаджеты, одежду и учёбу, а презентабельные мужчины активно решают по телефону бизнес-вопросы. Чтобы не избавляться от этого ощущения, из заведения лучше не выходить, но рано или поздно вас всё равно попросят: такие места в Донецке работают не дольше чем до девяти вечера (несмотря на то что вывеска обещает вам, что можно задержаться до полуночи), а могут и вовсе закрыться в полвосьмого – как получится.

Люди на улице не выглядят сверхподавленными, озабоченными и угрюмыми – безусловно. Кроме самой войны и её последствий обсуждают проблемы с занятостью (несмотря на многочисленные плакаты по всему Донецку «В ДНР работа есть!»), новые законы и соцвыплаты. На остановке дедушка лет 65, завидев у меня в руках газету «Новороссия», охотно бросается в диалог: «Привыкли? Ну а что, да, привыкли. Это такое безразличие от того, что жить дальше надо, а повлиять всё равно ни на что не можешь. Думаешь, кто-то толком понимает, кто кого долбит? Ну, может, кто-то и понимает. А так вот живешь… Нам говорят, что вовсю идет строительство республики, рапортуют, что все хорошо, а там – бомбят, там – бомбят. Кто – непонятно, все больше говорят, что это уже не Украина, бандиты непонятные», - рассказывает он, поругивая украинских олигархов за поддержку сторонних вооружённых формирований.

Непосредственно в общественном транспорте разговоры заметно депрессивнее. Треть троллейбуса по пути из Донецка в Макеевку слушает грустные рассказы двух бабушек. «Мишку помнишь? Ага, вот что он… Говорят, из-за войны. Может, и нет, но говорят – из-за войны. И деньги вроде были – в паспорте нашли, а говорят, и на работу какой-то подавленный... И не играл вроде, вроде как не проигрывал деньги. Свернулся калачиком на диване – и всё». – «А у сестры моей сосед тоже ведь молодой… Говорят, звонили ему, он часа полтора не отвечал, сломали дверь, а он там… висит…»

После этого чаяния об очередных экспериментах с социальными выплатами из уст женщины средних лет, с которой мы разговорились по пути, казались событием более чем рядовым.

«Каждый день могут дернуть и предупреждают, что 1000 рублей должна быть в кармане»

В Макеевке люди в очереди готовы брать банк чуть ли не штурмом. Фото: Денис Камалягин

Сегодня Макеевка – город с устаревшей изношенной инфраструктурой. В центре города продолжают дымить трубы крупных производств, но во всех его частях встречаются заброшенные либо почти умершие предприятия. Червоногвардейский район Макеевки выглядит куда плачевнее, чем центр и даже большинство окраин Донецка и самой Макеевки, однако в этот день, 11 марта, территорию не обстреливают (буквально через два дня после этого, по данным местных жителей, здесь возобновятся активные обстрелы, включая участие танковых войск). Не видны в небе и беспилотники, о которых за день до этого писала местная пресса. Кроме общей серости на Гвардейке поражают дикие очереди в банки, где доходит практически до физических столкновений и активной ругани. Причем что это за банк, понять сначала достаточно сложно, потому что на вывеске продолжает красоваться надпись «Ощадбанк» (украинская организация, которой руководит правая рукаАрсения Яценюка Андрей Пышный. – Д.К.), но специальные «нашлёпки» на буквах «ощад» тщательно оторваны. Так что банк в Макеевке называется «банк».

Найти российские банки ни в Макеевке, ни в Донецке невозможно, несмотря на то что рубль является ключевой платежной валютой. «Сбербанк» в ДНР брошен, как «Макдоналдс»: выглядит словно в рабочем состоянии, но все его отделения не функционируют, если верить объявлениям, с августа 2014 года. В Донецке процветают конторы по обналичке средств с карты, но под такой сумасшедший процент, что делать это просто нерентабельно, не говоря уже о переводе денег на российские карты. Комиссия при небольшой и средней сумме может в несколько раз превысить саму сумму. Так что кому война…

83-й квартал Гвардейки уже больше напоминает район боевых действий: здесь встречаются заброшенные полуразрушенные дома, почти во всех других – либо закрытые фанерой окна, либо разбитые балконы, либо – в лучшем случае – капитальные заплатки. Эти заплатки говорят о том, что, скорее всего, в эту часть дома попадал снаряд.

Довольно быстро нахожу бывший дом своей бабушки. У него, как у этакого талисмана-прикрытия, нам удаётся коротко побеседовать с ещё одним молодым представителем армии ДНР. «А зачем тебе? – недоверчиво реагирует он на вопрос о том, как идут боевые действия, но уже через 10 секунд рассказывает. – Да, сейчас активнее, что это, секрет? Тревога у нас сейчас регулярно, до этого каждые три месяца была масштабная боевая готовность. Короче, каждый день могут дернуть и предупреждают, что 1000 рублей должна быть в кармане, еще недавно было 500, а сейчас 1000… Сейчас бомбят трассу на Горловку, там основные бои идут».

Потом он быстро замолкает и, оглядев дома, уезжает.

Из-за того, что трасса на Горловку простреливается вооружёнными силами Украины, основной грузопоток ДНР идёт через Макеевку и как раз через Червоногвардейский район. В течение получаса мимо проезжает более десятка грузовиков, доверху заполненных углем.

Неподалеку находится некогда крупная шахта им. Поченкова, но грузы как раз идут в её сторону, а не оттуда. Сейчас шахта напоминает скорее сюжеты из «Сталкера», однако один ствол по-прежнему функционирует. Обстрелы в этом районе проходят достаточно регулярно, поэтому понять, как шахте до сих пор удалось сохранить производство, очень трудно. Местные жители о работе шахты знают немного или просто не хотят распространяться.

Вернуться в Донецк из Червоногвардейского района Макеевки после 18 часов вечера уже непросто, транспорт если и ходит, то до определённых участков. Вечерний автобус 19А высаживает нас на окраине Киевского проспекта, который очень напоминает символ инь и ян: по правую руку растекается уставший, блеклый, но всё же живой Донецк, слева – абсолютная темнота и заброшенный район мегаполиса с разбитыми зданиями. Если идти вдоль этой темноты, можно встретить одно-два светящихся окна – там продолжают жить те, кому некуда ехать или кому не страшно слышать постоянные автоматные очереди и чуть менее регулярные артобстрелы. Иногда из темноты с балкона может раздасться кашель или возглас – так местные жители реагируют на очередной мощный миномётный залп со стороны ВСУ. С этой территории огонь виден плохо, но выстрелы слышны очень отчётливо.

В глубине района, где-то в километре от места перестрелки, в самой темноте располагается блокпост. Военнослужащие ДНР сначала «берут в оборот» местного жителя, который незаметно шёл впереди, уже через минуту мы с ними беседовали и обсуждали расстояние от Пскова до Донецка. «Зачем вы туда идёте?» - лениво спросил один из солдат. Ответ «погулять», конечно, прозвучал неубедительно, но в кромешной темноте перед двумя людьми с автоматами больше ничего не пришло в голову. После вполне плюшевой проверки мы договорились, что гулять я буду в другую сторону. Обстрел аэропорта продолжал усиливаться, автоматные очереди раздавались практически без остановок.

«Сейчас он обратно пойдет, и я тебя сдам»

Червоногвардейский район Макеевки. Фото: Денис Камалягин

Добраться из Донецка до Ясиноватой, где проходили самые острые к середине марта бои, днём тоже несложно. Несмотря на бомбежки, люди туда продолжают ехать как ни в чем не бывало. Нет, не то чтобы я представлял, что в автобус будут садиться в касках и с противотанковыми ежами, но уж точно не с маленькими детьми. Нет, нормально – без касок и с детьми.

Ясиноватая, крупный железнодорожный узел Донецкой области, - одна из самых спорных территорий, контролируемых властями ДНР: линия фронта почти все два года располагается между Ясиноватой и находящейся в нескольких километрах от неё Авдеевкой, поэтому город почти всё это время терпит миномётные обстрелы. Город выглядит пустым даже для небольшого 30-тысячного населённого пункта: разбитый и изрешеченный пулями микрорайон «Зорька», находящийся напротив него покалеченный машиностроительный завод, окопы на окраине. «Вам надо было приехать в конце лета, а ещё лучше – в 2014 году, - с каким-то непонятным для меня азартом рассказывает местный мужчина, когда мы вместе смотрим на развалины дома, стоящего на самой окраине города. В начале войны его расстреляли из танка и так и не восстановили. – И люди… В начале этого года люди перестали уезжать, даже стали возвращаться».

Мы с тоской обсуждаем, что обострение военных действий может вернуть ситуацию в 2014 год. Под конец он немного безразлично произносит уже ожидаемую фразу «Мы привыкли» и уходит.

Проходящие мимо бабульки обсуждают ночной миномётный обстрел и последние новости. «…Так укры предложили вчера сдать им Ясиноватую и, мол, тогда перестанут бомбить, вот так, вот что удумали!» - возмущалась одна, а вторая понимающе кивала.

Ключевые бои под Ясиноватой проходят неподалеку от автостанции и железнодорожного вокзала, в километре-полутора от них. Сам вокзал, хоть и дико пуст, продолжает худо-бедно функционировать, и это создаёт совершенный когнитивный диссонанс, как и стоящие на окраине церковь, супермаркет, гуляющие с колясками семьи. Отсюда миномётный обстрел уже не просто слышен, не только как следует бьёт по ушам – в сумерках и темноте он отлично виден.

Противники расположились чуть в стороне от деревни Каштановое, которая вроде как находится между ними, но чуть сбоку. Почти все миномётные обстрелы, направленные на горловскую трассу, проходят именно через Каштановое. В деревне проживает около 50 человек, сейчас из неё тоже никто не уезжает, как было поначалу: несколько семей отправились жить в Россию. Местные жители тихо жгут старую листву, метут дворы. Большая часть домов приведена в порядок, но от нескольких осталось только название. Центральная улица деревни, по иронии носящая название Курортная, во второй половине дня выглядит даже оживлённой.

Через окраину Каштанового показалось возможным обойти блокпост (он был установлен накануне и отрезал жителям Ясиноватой короткий путь к Донецку. – Д.К.) – на окраине находился заброшенный пионерлагерь и практически сразу за ним раздавались выстрелы.

«Укусит… - у пионерлагеря неожиданно появился угрюмый дед, одна из собак которого бросилась мне под ноги. – Ты зачем туда пошёл?» На слегка нахальный ответ (особенно при раздающихся миномётных выстрелах) «А что, нельзя?» дед пожелал успеха: «Да пожалуйста. Там за лагерем и сбоку сразу – минное поле, растяжки кругом. Местные знают, туда никто не ходит. Иди. И собаки там у лагеря ещё – не такие, как у меня».

Дед обладал каким-то даром убеждения, и мы остались с ним разговаривать на окраине деревни. Он проверил все мои документы. «Давай-давай, и свидетельство давай, ага. Ну, тут же нельзя просто так ходить, мало ли чего ты задумал. Вот вчера тут одного арестовали. Ходил с собакой. Я говорю: «Ты кто? Где живешь? Давай провожу?» Он мялся-мялся, шёл со мной, а потом говорит: мол, я дальше сам. Оборачиваюсь через 20 секунд, а его арестовали уже, под руки ведут». – «То есть вы меня сейчас выручили….» - «Я тебя не выручил, вот видишь, ополченец наш к лагерю пошёл? Сейчас он обратно пойдет, и я тебя сдам», - пообещал дед.

Но передумал. Он рассказал про разбомбленное кладбище неподалёку от деревни, о том, что этой ночью с полтретьего и до утра был мощный артобстрел, и он снова прятался в подвале. «Ну вот ты ходишь тут, а до этого в прошлом году ходили тут люди, несколько человек, и разбрасывали маячки по дворам. А потом нас тут бомбили как хрен пойми кого… И чего я должен кому-то доверять?»

В трех сотнях метров, где-то за лагерем как подтверждение раздаётся мощный хлопок. Я вздрогнул, а дед, как будто с чем-то согласившись, кивнул.

«Ну вот ты говоришь, как живём. Видишь же, что никому не нужны. Потому что мы ненужные, да. Вот раньше Донбасс любили, а сейчас? Сестра у меня в Одессе, не разговаривает со мной. Сказала мне: не звони. За что? За то, что я здесь живу? Раньше всегда говорили: ты с Донбасса? Ну, вы всю Украину кормите. А сейчас? С Донбасса? Сепаратист и предатель. И говорят те же самые, кто про «кормите» говорил – я ещё понимаю, если бы поколение выросло, новое, вот с таким подходом… Я простой житель, объясни мне, почему я сепаратист?!»

Я пожимал плечами.

«Я тебе скажу: нам назад пути нет. Им территория нужна, мы их знать не хотим, они нас мусором считают. Никто их здесь не любит. Ну, есть в деревне, есть два-три «проукра», даже флаги вывешивают». – «Их не бьют?» - «Не, не бьют, просто с ними никто не разговаривает…»

Денис КАМАЛЯГИН,
Донецк – Псков

Окончание следует.

http://gubernia.pskovregion.org/number_783/03.php

 

27Июл/150

Кто обстреливает Донецк — простые доказательства

Точка съемки пролета снаряда Куйбышева 264

В связи с непрекращающимися обстрелами мирных кварталов Донецка, данный материал не будет сильно запоздавшим.

Утром 21 июля 2015 года вновь был обстрелян украинский город Донецк, оккупированный российскими войсками.
Можно по разному относится к словам про оккупацию и российскую армию, но главное найти общий знаменатель в важном для всех вопросе:
Какая сука обстреливает мирных жителей?

Я попробую рассказать кто стрелял, без сложных вычислений.

В этот раз город был обстрелян снарядами, один из которых попал в дом №169а по улице Куйбышева, микрорайон Топаз, пробив две стены и оставив довольно аккуратные отверстия.

Место попадания снаряда - Микрорайон Топаз, Улица Куйбышева, дом 169а

Место попадания снаряда - Микрорайон Топаз, Улица Куйбышева, дом 169а

Отметим на карте  дом в который попал снаряд как точка А

Куйбышева 169, место попадания снаряда

Куйбышева 169, место попадания снаряда

Так вышло что обстрел снимал житель дома 238 по улице Куйбышева. И совершенно случайно пролетающий мимо снаряд оказался трассирующим, то есть светящимся на некотором протяжении полёта.
Этот самый снаряд и был заснят с точки F. Место над которым пролетел снаряд обозначим точкой B

Чтобы не всматриваться в видео, мы сделали анимацию из семи кадров. Ровно столько раз был запечатлён снаряд на видео:

Донецк, снаряд из российского танка

Донецк, снаряд из российского танка

Точка съемки пролета снаряда Куйбышева 264

Точка съемки пролета снаряда Куйбышева 264

Точка съемки пролета снаряда

Точка съемки пролета снаряда

Приметные точки отмечены на карте. Перепутать невозможно, точка H это  дом 202а по улице Артёма, с координатами на Wikimapia 48.0396829, 37.7508903
F - точка съёмки.

На фотографиях видно, что линия полёта снаряда, чуть под углом к линии дома 264 по Куйбышева. Это немаловажно для определения направления стрельбы.

В нашем распоряжении есть ещё одно видео, где танк стреляет с территории воинской части А-1402 (ул. Стратонавтов, 139) в сторону аэропорта.

Заметьте, стреляет он в противоположную от точки прилёта снаряда, но танк как вы понимаете штука очень подвижная,

и для нас важен сам факт присутствия на территории ВЧ российского танка.
Обозначим место нахождения танка на видео точкой E, место где находился оператор - точка D

Танк стреляет с территории воинской части A-1402

Танк стреляет с территории воинской части A-1402

Воинская часть А-1402 (ул. Стратонавтов, 139)

Воинская часть А-1402 (ул. Стратонавтов, 139)

Ниже на фото, то самое место где находился оператор при съемке стрельбы, улица Стратонавтов.

На двухэтажном здании справа - водосточная труба, которую можно видеть на видео.

Место съемки улица Стратонавтов, Донецк, воинская часть

Место съемки улица Стратонавтов, Донецк, воинская часть

Думаю теперь ни у кого нет сомнений, что местоположение определено верно, и танк стрелял с территории воинской части.

По крайней мере танк на территории части однозначно был, и однозначно танк не мог принадлежать ВСУ,

поскольку данная территория целиком и полностью контролируется пророссийскими военными формированиями.

Теперь проводим на карте линию от точки A (место попадания снаряда), через точку B ( место съёмки пролёта снаряда),

в сторону аэропорта, и упрёмся мы в точку C на территории той же вч А-1402 (ул. Стратонавтов, 139) ( место стрельбы танка по мирным домам)

Направление и траектория полностью совпадают с нашими выводами.

Траектория полёта снаряда от точки C до точки A

Траектория полёта снаряда от точки C до точки A

О том что точка стрельбы была не дальше территории воинской части, говорят два факта.

1. Мимо точки B снаряд пролетал по настильной траектории, то есть траектории, которая по форме ближе к горизонтальной линии, по сравнению с параболичесой траекторий полёта мины. Снаряд выпущенный из пушки или танка может лететь на такой высоте и по такой траектории только на расстоянии 2-3 километра от места выстрела. Гаубичные снаряды из-за своей конструкции (труба) , не позволяют увидеть его горение сбоку, не говоря уже спереди. Только сзади.

Навесные и настильные траектории

Навесные и настильные траектории

2. Трассирующий снаряд светится те же первых 2-3 километра с момента выстрела.

Расстояние между точкой выстрела - точка C , до точки съёмки - точка B - чуть больше двух километров. (примерно 2.3 км)

При желании можете сами всё посмотреть на карте:     http://wikimapia.org

Российская сторона как всегда найдёт с десяток отговорок, но для дончан приведенные мной аргументы будут более чем очевидны.

Моя писанина традиционно адресована местным жителям, чтобы не расслаблялись в присутствии "своих" (тамбовсий волк им свой) и ополченцам у которых есть голова на плечах.

В данном случае не имеет значения, кто за белых, кто за красных, не нужно лезть в политические дебаты, выяснять кто прав, кто виноват. Нужно просто найти засранцев и сделать так, чтобы они больше никогда не стреляли по мирным жителям. Кем бы они ни были. Я думаю с такой постановкой вопроса сложно не согласится.

Экипаж танка скорее всего состоит из неместных. Это надо быть сильно отмороженным, чтобы стрелять по родному городу. С большой долей вероятности можно утверждать что в экипаж входят россияне, причем скорее всего начинавшие со Славянска.

И ещё одно короткое видео, на котором похоже, тот самый отстрелявшийся танк покидает место преступления.

Большая просьба распространить этот материал. Желательно в соцсетях, донецких группах. Авось и выловят крыс.

Коллектив форума kramatorsk2.info http://kramatorsk2.info/forum

P.S. Отдельный привет Шарию. Ты хоть бы чуток вникал в события, перед тем как открывать рот, чучело.
Отчасти и из за твоей упоротости гибнут люди.

22Мар/150

Ветеран АТО из добробата — про войну

украинский солдат

Ветеран АТО из добровольческого батальона МВД "Артемовск" - обычный донецкий шахтер, который поддержал Майдан и в апреле прошлого года ушел защищать Украину. В интервью "Обозревателю" он рассказал, что думают на передовой о последних решениях украинского правительства и президента, как выходил из Дебальцевского "котла" и о причинах антивоенного бунта в Константиновке.

украинский солдат

Родня бойца остается на территории, контролируемой "ДНР", поэтому отвечать на вопросы дончанин согласился только при условии неразглашения его имени.

- Говорят, что Артемовск будет следующим после Дебальцево. Какова вероятность наступления "ДНР"?

- Пока у нас нет обстрелов. А что Артемовск завтра точно будет "ДНРовским" - слышу с августа. Мы привыкли - это наша работа. Но местные люди чуток обеспокоены, спрятались по домикам, как улитки. А в Дебальцево "ДНРовцы" дали свет, раздают гуманитарку, теперь их задача как можно быстрее запустить ЖД станцию Дебальцево. Им нужна была эта станция, и они ее добились. А мы, к сожалению, просрали…
После Дебальцево у "ДНРовцев" эйфория - могут и на юг пойти, и в нашу сторону

Нашу тяжелую технику отвели. И теперь, если попрут танки противника, как мы с автоматами против них?.. У меня друзья под Песками, там есть мощный украинский блокпост - "Республика Мост", за которым сразу поселок Пески… Там ребята обеспокоены, что остались без прикрытия.

- Вы уверены, что "ДНРовцы" тяжелое вооружение не отвели?

- Они Минские соглашения и раньше не выполняли. Делают "карусели" - крутят с места на место свою технику. На территории военного училища в Донецке сейчас десятков семь танков. На территории завода 15-летия ВЛКСМ (Донецкий машиностроительный завод – Т.З.) ремонтируют танки. А знаете кому контрольный пакет акций этого завода принадлежит? Другу Януковича из УПЦ МП.

(Здесь собеседник называет имя высокопоставленного представителя духовенства из церкви Московского патриархата, который дружен с семьей Януковича. Но, не имея документальных подтверждений, мы это имя не считаем возможным назвать - прим. авт.).

- Ничего себе! Откуда вам это известно?

- Сказал знакомый священник. Я же всю жизнь прожил в Донецке.
На шахту, где я работал, поступила разнарядка - 250 человек с предприятия мобилизовать в "ополчение".

Для чего, если у нас перемирие? А чтобы было меньше 200-х русских и больше горя было среди наших. Готовятся они… Я думаю, что в ближайшую неделю-две будет решаться судьба Донбасса.

- Что вы думаете о варианте введения международных миротворцев? Может это выход - законсервировать конфликт?

- Введут "голубые каски", и тогда уже точно будет второе Приднестровье. Я бы этого не хотел. Потому что тогда мы никогда не сможем с вами появиться в Донецке. А это наш дом. Хочу освободить свой дом - Донбасс - полностью.

- Полагаете, освободить реально?

- Если бы у нас была техника, если бы у нас были инструкторы… Всегда побеждает более сильный духом. А у нас этот дух опережает технические возможности. Я впервые увидел этот дух на Майдане, в декабре 2013 года, когда пацаны в мотоциклетных касках, кроссовках, шли с готовностью умереть – у меня на телефоне есть эти кадры. 20 февраля меня чуть не убило на Институтской, моего товарища Пашу ранило, а я вытащил, медикам отдал, и решил, что он убит… А там убитых было: э-эх… И у меня схватило сердце, думал – амбец. А потом увидел Пашку в новостях и нашел в больнице. Через год, второй раз 18 февраля в 3 утра чуть не погиб, когда выходил из Дебальцево.

- В Дебальцево – что там было?

- Вранье было. Мне после Дебальцево противно смотреть наши украинские каналы. Нас унизили. Обидно, когда ты знаешь правду, а из тебя лепят дурака… Когда начальник сектора С рассказывал, как он героически вел оборону и выводил из Дебальцево личный состав и докладывал, что все вышли, так он брехал. Некоторые пришли к Мироновке, на наши блокпосты, спустя 2-4 дня. Пришли обмороженные...

В Дебальцево мы пришли 3 февраля. И без боеприпасов. Самоходки стоят, а стрелять нечем.
По телевизору говорят: контролируем, все ОК, никакого "котла", а мы без хлеба 4 дня сидим.

Связь потеряна. Логвиново - которое посредине между Мироновкой и Дебальцево - было занято российскими войсками, и вот тогда уже произошел "котел". Он начался накануне подписания Минских соглашений (сепаратисты заявили о взятии этого населенного пункта 9 февраля – прим. авт.), на момент их подписания мы уже имели "котел", а по словам Порошенко "котла" вообще никогда не было. Как можно говорить о том, что есть "коридор", когда 16-го у нас одна машина проскочила, а две машины с ранеными были просто расстреляны…
Нам врали, что все хорошо, хотя не было ни подвоза оружия, ни подвоза продовольствия. Но тот состав, что остался в Дебальцево - не струсил, не спетлял. И то, что работу мы свою не сделали до конца - это вина командования.
"Котел" случился по дебилизму руководства штаба сектора С и руководства штаба АТО, которые докладывали, что все в шоколаде.

15 или 16 числа дебальцевские милиционеры ушли из своего управления и прибились к нам. С нами был батальон "Львов" - к этим ребятам отношусь с большим уважением. На 17 февраля большая часть Дебальцево уже была под "ополченцами". Не знаю, как так случилось, но у нас два "секрета" должны были стоять, должны были часовые стоять, и вдруг почему-то никого - я случайно вышел и услышал, как работают БТРы и идут то ли чечены, то ли осетины.

- И как вы прорвались из этого "котла"?

- Приняли бой с этими чеченами и отошли в сторону 128-ой бригады, там у них были блиндажи и до вечера мы выдержали сильный минометный обстрел. А в ночь с 17 на 18-е я думаю, что кто-то с кем-то договорился, потому что вроде как нам дали выйти, потому что обстрел прекратился. Но еще 13-го наш батальон потерял в бою пятерых…

- Правда, что наши в Дебальцево бросили много техники?

- Неправда, никакой крутейшей американской техники у нас не было в Дебальцево (о которой говорят, что мы ее бросили), а бросили только то, чему и так был амбец.

- Какие ошибки были допущены в Дебальцево?

-Надо было провести зачистку в Логвиново – планировалась такая операция, но ее почему-то отменили, а зачистили бы, и не было бы котла. А лучше – сравняли бы с землей.

В Краматорске большое количество нашей техники было, и можно было бы расширить тот "перешеек", который не позволял нас превратить в "котел", не дать замкнуть окружение. Почему этого не сделали?
И с населением работа не проводилась. Люди ничего не знают и не понимают. Надо показывать по телевизору российских пленных, показывать, что у нас имеет место оккупация. А по украинским каналам идет пиар политиков и, если показывают украинскую армию, то проводы и встречи – все. Российскую речь я слышал еще в Зайцево (под Горловкой), потом в Дебальцево… Не хватает в командовании патриотов - таких, как командир 128-й бригады. Вот кого надо по телевизору чаще показывать, чтобы мы не отступали.

- Как вы оцените ситуацию, которая произошла на днях в Константиновке – насколько возможно повторение антивоенных бунтов в других подконтрольных Украине городах?

- Возможно, конечно. Тут есть объективные причины – недостойное поведение наших некоторых "воинов света". И то, что не наказаны были те, кто затевал "русскую весну" в этой Константиновке. Затаились и ждут вот таких моментов.
Реакция на ДТП, в котором погибла девочка, это нормальная реакция на беспредел. Если люди поддатые сели в военную технику – как это еще назвать?

Должен нести ответственность командир, а не только водитель. Я гнев по этому повод понимаю. Но использовали эту ситуацию, чтобы завести толпу, те, кого не наказали в свое время – те, кто ждет этих оболдуев ("ДНР"), которые готовы побежать России навстречу.

Местные люди – там, куда мы приходим - встречают нас, как ежи. Но и жить в "ДНР" не хотят. Уже наслышаны о прелестях в Донецке и Горловке и теперь просто хотят мира и тишины.
Реальную расстановку симпатий я своими глазами видел в Дебальцево: когда была возможность эвакуироваться в обоих направлениях, и в автобусы, идущие на Донецк, сели 40 человек. А сотни предпочли уехать в Украину.
Но когда в Дебальцево мы искали миномет "ДНРовских" диверсантов, который обстреливал их же город, то люди нам не помогали – хотя стреляли по ним же. Они не хотели нам помогать.
С людьми надо проводить работу. Когда собака накормлена и ей есть, где от дождя спрятаться - тогда она не рычит и служит, а когда не обращать внимания на жизнь этих людей - это вызывает агрессию. Она неприятная, эта работа власти:
Тебе и в морду плюнут и пошлют, а ты иди, и работай, если ты власть. И выслушивай, и старайся. Но у нас так: прошел во власть и сразу - во лбу звезда.

- Это вы не о своем бывшем комбате, а теперь народном депутате, говорите? Плохо отзываются о нем – якобы он крышевал контрабанду угля, и не только...

- Матейченко (бывший командир батальона "Артемовск", народный депутат – прим. авт.) наш батальон создал, и в самом начале участвовал в боестолкновених, и дисциплину держал. А потом многие в Артемовске стали удивляться - как он вдруг нашел общий язык с "рыгом" Ревой (Алексеем Ревой, городским головой Артемовска – прим. авт.). А все остальное обсуждать не хочу, легенд и слухов разных много.

- Местное население жалуется, что наши мародерствуют, пьют…

-Там не ангелы, мы все разные. Но преступления, такие как мародерство - пресекаются жестко. И когда мы вышли из Дебальцево, 18-го, так к вечеру все были просто "готовые". Напились, когда добрались до базы.
Когда Порошенко приехал глянуть на вышедших из окружения бойцов - с трудом нашли таких, которые в нормальном состоянии - чтобы перед ним построить.
Жителей, естественно, отрицательно настраивает вид солдата, который еле ноги волочит и автомат тащит… Нужно иметь уважение к своей форме – я это всегда говорю. Сам я лично резко негативно к этому отношусь, и морды за пьянку бил, и бутылки бил.

- Как бывший житель Донецка, как вы думаете – из-за чего началась война?

- Да вот благодаря таким, как Рева, как Богачев (Сергей Богачев - секретарь донецкого горсовета – прим. авт), Лукьянченко (Александр Лукьянченко – городской голова – прим. авт.). Благодаря всем "регионалам", которых я считаю шушерой.
Матейченко сказал, что благодаря Реве город Артемовск спасли… А этот Рева и при Януковиче рулил, и сейчас - он 21 год рулит. Все в городе под Ревой – хлебозавод, рынок. Местный хан. Я ему в глаза сказал: "Благодаря таким, как ты, мы все, жители Донецка, стали бомжами и потеряли все. Они довели, "рыги", эту ситуацию до ручки. Он ждал - куда качнутся качели, когда в городе затевалась "русская весна". А в Артемовске минимум 80 стволов было охотничьих, ментов - больше 200, да плюс у них агентура. Так что при желании можно было задушить все движение "пророссийское" в зачатке. А они не могли справиться с 40 оболдуями, засевшими в городе (имеется ввиду так называемый "артемовский гарнизон ополчения", который батальон "Артемовск" выбил из города 4 июля – прим. авт.).
У нас и сейчас все судьи и прокуроры – это те же работники, что были при Януковиче. Просто им провели ротацию из одного населенного пункта Донбасса в другой.

Артемовск - богатый город, в котором все принадлежит "регионалам". Я приехал на предприятие по добыче глины, которая идет на экспорт - лукьяновское (владелец - отец нардепа регионала Владислава Лукьянова – прим. авт.), чтобы они оказали батальону помощь… И они оказали. А на заборе заводском, на трубах, на всех домах у них - везде надписи: "Слава ополченцам", "Слава ДНР".
Я этому директору завода, сказал: "Вы, пожалуйста, на планерке объясните людям, что бороться за отделение Донбасса от Украины – значит, рыть себе яму, это противозаконно. А иначе – застрелю. И надписи "Слава ДНР" исчезли.

- Как вы думаете, почему иногда вполне адекватные люди идут воевать за самопровозглашенную "ДНР"?

- У нас в Артемовске есть один парень, который был в ополчении, его СБУшники проверили, и он теперь живет-работает себе без проблем. Месяц отстоял на блокпосту "ДНР" с палкой, а как только им начали совать оружие в руки, свалили в Россию. Сначала местные братки им платили по 500 грн. в день. Теперь он работает на автостанции в артемовске. Говорит, пошел туда потому, что жрать нечего было, и такая ситуация в Донецке: стоит много предприятий, от безнадеги идут в "ополчение".

Был я в начале прошлой весны, 3 марта, в Донецкой облгосадминистрации - среди этих "революционеров", которые пришли захватывать ее вместе с Губаревым. Если бы они сказали, что хотят новую страну строить, я бы стал с рядом. Потому что и мне не нравится правительство. Но они стали кричать: "Путин, введи войска!", и мне всё с этим "народным протестом" стало ясно.
Среди моих знакомых есть такие, которые, записавшись в "ДНР", выступил против олигархов, против тех же "регионалов", того же Ахметова. Так и я против "олигархов"! Случайно оказались по разные стороны. Теперь многие разочаровались, а дороги назад нет. Тут никуда не денешься. Наказание не за то, что принял двуглавую ворону (имеется ввиду флаг "Новороссии" и флаг "Российской империи" - прим. авт.), как свое знамя, а за то - что стрелял в украинцев.
Вы знаете, убить человека – это очень страшно, очень…

- Ну вот, а вы говорите, что Логвиново надо было ровнять с землей…

- Потому что под прикрытием домов там стояли "грады"… Если человек с оружием идет против нас, даже если он калека или беременная женщина, я буду стрелять.
А в июле мы задержали в Артемовске авторитетного боевика, он был один из руководителей "ополчения", прошел французский легион.. Но у него была рука сломана, кости торчали и один местный руководитель сказал: "А почему вы его не убили?". А я ответил: "Он же без оружия, как беззащитного убить? В бою – другое дело".

- Справедливы ли упреки, что Донбасс хотел войну и получил то, что хотел?

- Роман Романов, начальник Донецкой областной милиции, 3 марта привел за руку в облгосадминистрацию представителей партии "Русский блок", Пашу Губарева, и русских... На сессию облсовета, где Губарев захватил трибуну… Там была компания человек 20, и среди них двое из России, они в разговоре между собой называли города Ростовской области. А когда мы уже вышли из ОГА, уже возле администрации висел флаг с вороной, и стояли люди, у которых из-под курток выглядывали автоматы. Подошел к ментам – показал им на этих: "Люди с оружием, берите", а они мне говорят – "пишите заявление". А кому писать? Романову?
3 марта кому я только не звонил! Звонил всем знакомым депутатам от "Батькивщины", с которыми познакомился, когда работал в их избирательном штабе в Донецке. "Дайте 7 автобусов с ментами из Днепра и ничего не будет, надо наших, донецких, перемешать с чужими, и разгонят". А мне отвечали: "Вы драматизируете".
"Харьковскую народную республику" и сейчас можно слепить. Легко.

В центральных регионах Украины, не только в восточных, найдутся желающие провести референдум за отделение.
Вот пример. Приехал в отпуск в Киев. На вокзале меня останавливает работник милиции: "Вы - кто?". Показал удостоверение. Он: "Какое-то оно у вас смешное". Говорю: "Ну давайте вместе посмеемся". "А вещи ваши можно посмотреть?". Вижу - ищет оружие. Я говорю: "Не ищи, я своих всех заставляю сдавать - перед тем, как ехать". И вот он уже закончил со мной и бросает в спину: "Приехала всякая *издота". Работник милиции в центре столицы. Он уже готов встречать Путина.

Хромает у нас идеология. Не только донбасское, но и население Украины в большинстве своем не заинтересовано в победе на этой войне. Нет того, чтобы весь народ встал на защиту своей страны.
Люди в Киеве не представляют, что это такое – война, когда кишки твоего друга на дерево наматываются...

- Что вы думаете о последних решениях Верховной Рады и правительства относительно особого статуса Донбасса и "особого порядка местного самоуправления в отдельных районах"?

- Победят в таких выборах опять "регионалы", которые сдали национальные интересы - это же и так понятно. Кто сюда звал "русскую весну" - они сохранили полностью админресурс. Все предприятия в Артемовске по-прежнему принадлежат Клюеву (имеется ввиду Андрей Клюев – бывший глава администрации Януковича, бывший вице-премьер – прим. авт.), и другим "бело-голубым". И результат предсказуем: победят те, кто начал войну. Да и честных выборов на Донбассе никогда не было, было "решалово". Вот и будет в результате этих выборов то, чего хотели "хозяева Донбасса" – как я это называю: ханское хамское государство.
Из люди уже есть в Донецкой и Луганской облгосадминистрациях, и они все сделают как им надо.
Если все решения, приятые ВР, осуществятся то это будет победа "хозяев". У нас многие в батальоне, кто родом из Донбасса, оценивают решения парламента и Президента как предательство.

- В целом вы поддерживаете действия украинского правительства и президента Порошенко?

- Мягкотелость Порошенко привела к тому, что у нас с лета и до сих пор - уже скоро уж 9 месяцев как – нет побед.

- Почему?

- А спрашивать надо с Верховного главнокомандующего! Он не справляется. Потому что не настроен на победу. А он должен сам быть настроен и нас настраивать. Не только нас с вами, а народ. Как он победет к победе свое войско, если настроен на договоры-переговоры с противником?
Президент у нас сопли жует, а не воюет - вот какая штука…

- Резко вы.

- Я - мягко. Вот в блиндажах - там резко. Так думаю не я один.
А если не критиковать команду Порошенко, они так зажрутся, что годы Януковича покажутся легкой прогулкой.

Но я против "Третьего майдана". Надо искать способы давления на власть нереволюционные. Обалдел, когда узнал, что сын Пашинского назначен в Укрспецэкспорт (Антон Пашинский возглавляет второй департамент государственного хозрасчетного внешнеторгового предприятия "Спецтехноэкспорт" государственного концерна "Укроборонпром" – прим. авт.). Если он такой патриот-майдановец, как говорит его папа, пусть идет на "передок".
Со стороны Сергея Владимировича это просто некорректно. После того как на выборах в ВР, в 2012-м, он нам (в штабе "Батькивщины") говорил: "Ребята, надо работать с полной отдачей, а я не забуду тех, кто работал. Но и не забуду гавнюков" - так все получилось с точностью до наоборот. Деньги (на выборы) просто украли. Крадут и сечас.

- Скоро будет год, как вы воюете. Что для вас самое тяжелое?

- То, что не вижу свою семью, год не видел детей.

Татьяна Заровная http://obozrevatel.com/

19Мар/150

Почему люди не выезжают из «ДНР» и «ЛНР»?

Donetsk Republic

Donetsk Republic

Мне 36, я родился и вырос в Донецке. Прожил в этом городе большую часть жизни. Выехал из него в июле 2014-го, вскоре после того, как там появились "ополченцы" Гиркина-Стрелкова. Сейчас живу в Киеве, однако время от времени совершаю поездки в родной город. Последняя такая поездка продолжалась с 1 по 7 февраля, и мне хотелось бы поделиться тут своими впечатлениями и наблюдениями. Мне кажется, что в моей ситуации есть определенное преимущество: ведь я могу сравнивать жизнь на "большой земле" с жизнью людей в зоне АТО и, не находясь в Донецке постоянно, отслеживать постепенные изменения, происходящие с городом и остающимися в нем жителями.
По новым правилам, для проезда на территорию, неподконтрольную украинской власти, необходимо оформить специальный пропуск в одном из семи пропускных пунктов, из которых, фактически, работает только один – в поселке Великая Новоселка, что находится по пути из Запорожья в Донецк. Мне удалось сделать это, несмотря на сумасшедшие очереди и полнейший бардак, царящий в "штабе" при местном РОВД, где происходит оформление пропусков.

Самый главный вопрос, которым задаются там буквально все: "Для чего эта пропускная система нужна?" Что она позволяет упорядочить? Кого и от чего защитить?
Я ехал в Донецк с большим туристическим рюкзаком. На него никто не обратил внимания: ни наши солдаты, ни сепаратисты. И на обратном пути то же самое. При желании я мог бы провезти туда и вывезти оттуда все, что угодно. Вообще, при проверке документов на блокпостах меня не покидало ощущение, будто все это какая-то игра, какой-то спектакль. Несерьезно все это выглядит – при том, что выражения лиц у всех участников игры очень серьезные.

Что касается самого Донецка, то от того, что я наблюдал там, у меня возникало чувство уже не спектакля, а просто абсурда. Работающие ювелирные магазины соседствуют с очередями за гуманитарной помощью. Постоянно слышны звуки залпов и разрывов. Состоящая из пенсионеров очередь в кассу, чтобы оплатить услуги "Укртелекома". Полки супермаркетов заставлены товарами, привезенными из других областей Украины, в том числе, из Галичины: "Перша приватна броварня", "Моршинська", соки "Galicia", и конечно же, сладости от "Roshen". Даты производства (разлива, упаковки), как правило, октябрь-декабрь 2014. Товаров, произведенных в России, я не заметил. В супермаркете "Брусниця" я неожиданно смог расплатиться карточкой "ПриватБанка". Однако это не терминал. Насколько я понял, это что-то вроде покупки в интернет-магазине.

Город пытается делать вид, что живет. Театры (в том числе кукольный) работают. Концертный зал филармонии тоже. Интеллигенция собирается на литературные вечера и на выступления местных бардов. Эти люди убеждены, что, не покидая город, продолжая жить, словно в мирное время, они поступают правильно. Им кажется, что, если прекратятся обстрелы, жизнь города постепенно вернется в прежнее русло.

Однако мне, дончанину, имеющему возможность взглянуть на родной город свежим взглядом, более-менее очевидно, что жизнь в нем постепенно угасает.
Днем Донецк напоминает сейчас просто большой райцентр. С наступлением темноты, часам к семи-восьми вечера, он производит впечатление уже маленького райцентра с редкими прохожими и автомашинами. "Ополченцев" на улицах сейчас стало заметно меньше, чем осенью. Зато постоянно слышны звуки обстрелов. Ночью я был разбужен ими несколько раз. А вот местные жители к ним уже привыкли, и, как правило, не просыпаются.

Еще осенью я обратил внимание на то, что город живет слухами. Тогда, в относительное затишье, многие поговаривали о том, что вскоре на территории "ДНР" начнет хождение российский рубль. Теперь же я обратил внимание на слух о том, что якобы скоро "ополчение" отодвинет линию фронта поближе к Запорожью и Днепропетровску, и тогда военные действия будут идти уже на территории тех областей. Благодаря этому, в Донбассе, наконец, настанет мирная жизнь.

Большинство убеждено в том, что украинская армия ведет войну именно с гражданским населением, и потому занимается целенаправленными обстрелами жилых кварталов, остановок, школ и больниц. Многие верят в "укропских диверсантов", колесящих по городу с минометами.
Когда случается очередной обстрел гражданских объектов, они восклицают: "Ну вот видите! Украинские фашисты воюют с нами, мирными людьми. А ополчение нас защищает".

Но, разумеется, в городе остаются и люди, устойчивые к российской пропаганде и лояльные Украине. Мне довелось с ними поговорить. Одна семейная пара, к примеру, живет в районе, где уже довольно давно нет света и отопления. Шутят: "Ну, зато телевизор и радио не работают. Хоть такая польза".
Есть и те, кто считает одинаково виновными обе стороны: "Хочется послать подальше и тех, и этих! Еле сдерживаю себя, чтобы не поддаться чувству ненависти и к тем, и к другим".

В Киеве частенько можно услышать вопрос: "Ну почему люди не выезжают оттуда? Тем более, если они против так называемых народных республик?" Нормальному человеку это действительно трудно понять. У каждого какие-то свои причины, обстоятельства. Но побывав в Донецке, прожив там целую неделю, мне хотелось бы поделиться вот каким впечатлением.

Примерно на четвертый день я заметил, что Киев, да и вообще спокойная мирная жизнь, начинают казаться мне чем-то нереальным. Словно приснившимся. Напротив, жизнь в Донецке, под постоянные звуки выстрелов и разрывов, начинает казаться мне единственно возможной и подлинной. И желание поскорее покинуть Донецк отчего-то ослабевает.
Это трудно объяснить. Возможно, люди, живущие там, независимо от их взглядов, испытывают нечто подобное? Не исключаю: если бы я задержался там подольше, то начал бы воспринимать обстрелы и опасность для жизни как нечто естественное, привычное.

Как бы то ни было, но я выехал оттуда. Автобусом до Запорожья. И сейчас, в Киеве, уже Донецк кажется мне нереальным, невозможным. Словно привидевшимся в дурном сне. Я читаю новости об очередном обстреле, в котором погибли простые люди, и задаюсь вопросом: "Ну как можно там находиться?"

Александр Михайленко Донецк
http://obozrevatel.com/

13Мар/150

Обстановка в Донецке на 13 марта

Donetsk

Donetsk

По состоянию на 09.30 в городе спокойная обстановка. Сообщений о звуках работы тяжелого орудия нет.

За прошедшие сутки удалось подать электроэнергию на 1 трансформаторную подстанцию.

Так, на утро 13 марта обесточено 16 трансформаторных подстанций, без газоснабжения 3479 абонентов, не подают теплоноситель 33 котельных из них по причине:

без э/энергии – 4 котельные;

давление х/в – 1 котельная;

обследование в/с домов – 6 котельных;

боевые действия – 3 котельные;

нет потребителя – 5 котельных;

законсервировано – 14 котельных.

Ремонтно-восстановительные бригады коммунальных предприятий продолжают работы по восстановлению городской инфраструктуры.

Системы жизнеобеспечения города работают в штатном режиме. Муниципальный транспорт вышел на автомагистрали города в количестве: 71 трамвай, 102 троллейбуса (к плановому количеству подвижного состава маршрута №2 добавилось 10 единиц транспорта), 26 автобусов.

http://eto-donetsk.com/

15Янв/150

Донецкий аэропорт и Зачем его защищать

Donetsk airport, cyborg

Спросила об этом у первого и самого главного "киборга" –
солдата года по версии редакции нашего журнала (№33, 2014)

(позвольте мне не называть лишний раз его имя, позывной,
возраст, звание, должность и военное поздразделение)

(Юра и Паша, я вам очень должна за этот контакт. спасибо!)

Donetsk airport, cyborg

Вы все еще помните, почему их там стали так называть?
Противники были поражены силой и выносливостью украинских военных, которые безо со всяких ротаций – с августа по октябрь - катастрофически малыми силами отражали ожесточенные атаки и умудрялись контратаковать,
Врагам казалось, под силу такое не людям, но киборгам

Этот человек тогда и руководил обороной -
без истерик, угроз, шантажа и статусов в соцсетях.
Да он, фактически, и начал настоящую борьбу за этот объект –
до него ситуация там складывалась не в нашу пользу.
Он же последним и вышел из терминала вслед за своим последним бойцом
Хотя нет, не вышел
Его вынесли оттуда с серьезным ранением

Сейчас он дома, лечится кое-как и готовится вернуться в зону войны
Я задала ему этот наш дурацкий вопрос –
стоит ли защищать остатки донецкого аэропорта?

Он ответил: «Уберите взлетную полосу и здание терминала - останется просто кусок нашей земли. Почему мы должны его отдавать?».

ps. этот снимок - фон рабочего стола моего домашнего нетбука. смотрите и вы на него, когда трудно.

Анастасия Берёза https://www.facebook.com/anastasiia.bereza

12Окт/140

Как ведут себя беженцы из Донбасса в Беларуси

беженцы из Донбасса

Журналистка газеты «Народная воля» Любовь Лунева исследовала настроения беженцев из Донбасса, которые приехали в Минск, прячась от войны.
Мы с вами стали свидетелями мало вразумительного парадокса. С одной стороны, ситуация на Донбассе в соседней Украине стабилизируется, но с другой - чем спокойнее становится в городах Луганской и Донецкой областей, тем больше жителей этого региона появляются у нас. Почему?

беженцы из Донбасса

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

... Практически одновременно со мной на парковку заезжает машина с украинскими номерами. Из нее выходят две молодые пары. Разговорились. Женщина представилась Ириной. Рассказывает:

- Мы сами из Донецка. Вот приехали сюда, потому что там оставаться невозможно. Хотим устроиться в Беларуси, устроиться на работу. Квартиру на четырех сняли за 35 долларов в сутки, потому что не было времени искать другую. В общем, первый день здесь.

- А почему именно сейчас приехали? У вас же все постепенно успокаивается. К тому же «особый статус»...

- Не надо нам никакого особого статуса! Мы будем жить в Донбассе только при условии, что он войдет в состав России! Россия - та страна, в которой мы хотим жить! Надеюсь, ждать придется недолго. А в Украине нигде нам жизни нет. Вот мы с мужем целый месяц пытались жить в Днепропетровске. И представьте: как-то в курилке муж сказал, что неплохо было бы, если бы та часть Украины, где Донбасс и такие области, как Запорожская, Днепропетровская, Харьковская, Одесская, Николаевская, отошли к России. Так его просто оскорблять начали! И предателем, и придурком обзывали, а на следующий день бойкот объявили - просто перестали с ним разговаривать. В общем, просто выжили с работы, и все тут. Разве можно жить в таких условиях? А я же училась в Днепропетровске. Был вроде нормальный город. Мы, большинство жителей Донбассу, выступали за отделение с самого начала, потому что надоело кормить западную часть. Они же там жируют за наш счет, а мы «вкалываем». Я работала медсестрой, то совсем копейки получала.

- А у медсестры во Львове или в Одессе зарплата намного выше, чем ваша?

- Ну, она, конечно, не отличается, но у нас же пыль, экология плохая. У нас же много предприятий - сплошная промзона.

- А в России, на «Норильскникеле», например, или в других промзонах с экологией лучше?

- Я понимаю, к чему вы клоните... Конечно, дело не только в экологии. Просто Донбасс - это часть России. Так все коренные жители считают. Ну, во всяком случае, большинство. Мы - часть России, мы любим Россию и хотим жить в России.

- Тогда мне непонятно: от Донецка до границы с Российской Федерацией 120 километров. Но вы проехали в обратную сторону полторы тысячи километров, чтобы оказаться в Беларуси? Хотя сказали, что хотите жить в России...

- Ну, нам здесь нравится. Чисто везде, люди доброжелательные. Дома нам сказали, что в Беларуси всех из Донбассу принимают, без проблем. Да тут практически Россия. Вскоре просто все формально оформиться. Ваш президент, как и наш Янукович, дружит с Россией. У вас тут все по-русски говорят, церквей столько русских, много видели машин с георгиевскими ленточками. Если бы здесь провели референдум, то никакого бы Майдана не было. Изменили бы флаги спокойно, и все...

- ?!

- А что? Разве не так?

- Не так! Далеко не везде «зеленые человечки» могут беспрепятственно занимать чужие территории.

- Ну, не знаю... Да и какие еще «зеленые человечки»? Нам просто российские военные по-братски помогали. Может, еще все получится с течением времени.

- А почему вы приехали именно в столицу, а не в областной центр или какой-то районный городок, там же легче устроиться?

- Так мы же из столицы Донбасса! Вот и переехали из одной столицы в другую. Хотя планируем завтра съездить в Солигорск. Муж по специальности горный мастер. Попробует там на работу устроиться на ваш «Беларуськалий».

- Говорят, что ваша калийная шахта после нашей угольной - это что-то вроде санатория, - поддерживает разговор, как я понимаю, муж Ирины. - А вообще, нам здесь нравится. В сравнении с Донбассом все ухоженно, дороги нормальные. Так что, в крайнем случае, могу устроиться таксистом.

- Но по вашей специальности вы могли бы в том же Кузбассе устроиться на работу.

- Да ну!.. Наступать на те же грабли...

- А на стройку, на завод, или вот у нас не хватает кадров на селе?

- Не, туда особого желания не имеем. Надо осмотреться. Может, что-то потом придумаем.

ВТОРАЯ ВСТРЕЧА

...В кафе «Штолле» на площади Победы сидят молодые люди с ноутбуками. На столах остатки пирога, чашки с чаем недопитые. Выясняется, что вся компания из Луганска. Парень, который представился Николаем Приходько, говорит, что в Минске он около месяца.

- Родители ваши тоже здесь?

- Нет. Мы тут пока одни.

- А много здесь молодежи из Луганской области?

- Да хватает. Народ только сейчас начал массово ехать. Многие сначала в Россию подались, но там слишком много проблем. А сюда, в Беларусь, только-только начали массово приезжать. Так что скоро здесь наших будет порядком. Белорусы к нам хорошо относятся. Кстати, в нашей компании все коренные луганчане, и ни у кого в Беларуси нет родственников. А вот дома у меня остался один, одноклассник Миша - белорус. Он, наверное, был единственным белорусом на всю школу. Его семья имеет родственников здесь, но почему-то они никуда не поехали, в Луганске остались. Типа патриоты... Миша сказал, что надо Родину защищать. Так и мы патриоты, но там сейчас ловить нечего. Неизвестно, на сколько все затянется. Поживем - увидим.

- Чем думаете заняться?

- Вот расписываем одну штуку на грант. Хотим общественную организацию зарегистрировать.

- В смысле? Жить и работать планируете в Беларуси?

- Ну, где же еще? Жить же надо за что-то. Вот смотрим в интернете. Есть пара вариантов.

- А устроиться на работу не пробовали?

- Надо будет, устроимся. Но пока все же решили попробовать создать НПО. Будем мониторить что-нибудь. Вот это и будет наша работа.

- Как же вы собираетесь «что-то мониторить», находясь здесь?

- Так же век технологий. Совсем не обязательно находится там. А может, попробуем создать здесь организацию из наших. Когда народу станет достаточно много, то организацию донбасских переселенцев замутить будет самое то. Что-то типа землячества. Тут, правда, понаехали и те, кто скрывается от люстрации. А некоторые принимали участие непосредственно в боевых действиях... Вот и смылись сюда. По-разному...

Без комментариев

Приведу еще один монолог беглеца из Енакиево, после которого мне стало страшно уже за нас, белорусов:

- У вас здесь просто то, что нам нужно. Дают бланк на русском - и пишешь по-русски. А то у нас надо было заполнять по-украински да еще и грамотно. Я за свою пожилую мать дома как-то заполнял анкету, то восемь бланков испортил. Я украинец, но сам языка не знаю да и знать не хочу. Считаю себя русским. И тут я спокойно буду чувствовать себя русским, никто не скажет мне, что надо знать свой язык. Вы даже сами не понимаете, как вам повезло. Ни разу здесь не слышал, чтобы кто говорил по-белорусски - ни гаишники, ни чиновники, ни продавцы... Я почувствовал, что я дома, и теперь никуда отсюда не поеду.

Любовь Лунева, «Народная воля»

2Окт/140

Тупость российского телевидения

Lugansk destruction

Террористы ведут огонь непосредственно из жилых домов, быстро отстрелялись, быстро сбежали, а ответку ловить местным жителям. Да еще с непомерной наглостью заявляют на камеру что виноваты в обстрелах бойцы ВСУ.

Не менее тупые журналисты российского агитканала. Спасибо вам, безвестные работники микрофона и кинжала, за предоставленную достоверную информацию.

 

 

Это если предположить что украинские бойцы стреляют куда попало. История в Краматорске и Славянске показала, что наши бойцы жалеют свои города и жителей.

 

22Сен/140

Феодализм в ДНР и ЛНР

ДНР, ЛНР - Сомали

Снова российский фашист Максим Калашников. Теперь с соплями о том как Кремль всё испортил. Не помог "новороссии". Поражаюсь его скудоумию.
Из комментариев к статье:
"Ахахахах, во наивняк.
Можно подумать, кремлядь изначально планировала какое-то там снабжение или поддержку этим вашим деенерам. Целью было разнести там все к чертям собачим, и повесить это сомали на шею Киеву, чтобы реформами не увлекались, а то мало ли. И кремлядь с этим на отлично справилась, даже напрягаться сильно не пришлось - местная чернь сама все с радостью покрушила.
На тыл надежный они рассчитывали, вот умора
."

Что творится на территории ДНР и ЛНР? Какую Новороссию создали расейские «стратеги»?

В перемирие в Москву приехали мои друзья, воевавшие в ЛНР и ДНР. То, что они поведали, заставило заскрипеть зубами от злобы. Картина, очищенная от официозного агитпропа, печальна: выходит, самую русскую часть бывшей Украины истерзали, обратили в новое Сомали. Теперь же ДНР и ЛНР с холодами могут превратиться в подобие блокадного Ленинграда.

Вот уж и вправду: хочешь что-то безнадежно завалить – поручи кремлевским деятелям.

 

ДНР, ЛНР - Сомали

 

Что говорят добровольцы из РФ и донецкие ребята? Снабжение добровольческой армии не налажено. Нет теплого белья, не хватает бронежилетов и касок, средств связи. То есть, инициировав восстание, Москва не наладила вещевого и денежного довольствия армии Новороссии. Оружие и боеприпасы, слава богу, есть.

Но есть иная проблема: на Донбассе воцарился полный феодализм. Власть принадлежит полевым командирам. Они – как князья и феодалы, политические перспективы есть лишь у тех, кто может кормить и снабжать свою «дружину». Сходство с Сомали и Чечней 1993-1994 годов – практически полное. Лютует «госбезопасность». Из-за этого передвигаться приходится вооруженными группами. Под предлогом установления личности и проверки подозрений «в погреб» могут посадить с полпинка, а также – отобрать понравившуюся собственность. Никакого народного строя тут нет. Вышло позорище: территория Новороссии являет собой жизнь не лучшую, чем на Украине, а гораздо более худшую. Буквально – ад. Социальное одичание.

***

При этом начальство новых республик, мягко говоря, «бронзовеет». На этом фоне Игорь Стрелков выделяется в лучшую сторону. Новая же верхушка в средствах стеснения не имеет, на вчерашних друзей и товарищей смотрит свысока. Притчей во языцех стал один начальник ДНР из Москвы, сразу же начавший с покупок в бутике на 12 тысяч долларов. В общем, выдвижение из грязи в князи моментально привело и к спеси, и к ловле рыбки в мутной воде, к погоне за господской роскошью.

Спасает то, что украинские ВС – сами не в лучшем положении. Поэтому с ними удается справляться, хотя командование армии Новороссии оставляет желать лучшего. Подчас между двумя котлами, в которые попали каратели, бросают лишь разведку с легким стрелковым оружием. Укрепления армии Новороссии крайне плохи.

В ужасном положении оказались те, кто попал в застенки Службы безопасности Украины еще в период безоружных штурмов городских администраций в марте-апреле 2014 года. Когда их сейчас обменяли на пленных карателей, они остались буквально без всего. Места в новых республиках для них нет, работы нет (в ДНР и ЛНР – экономический развал), а у некоторых и дома оказались разрушенными.

***

На все это накладывается полный социально-экономический развал, особенно сильный в Луганске. Нет работы, нет денег, предприятия остановились. Проблемы с водой, нет электричества. Как будут отапливаться дома зимой, если угля нет, а окна – выбиты из-за ударных волн взрывов? Ютиться в подвалах с буржуйками? С поставками еды, лекарств и топлива – полная неясность. Здоровые, свирепые бойцы из местных, дерущиеся в бою, как берсерки, плачут. Болеют их дети, но лекарств взять неоткуда. Как я и предполагал, развал тыла сказывается самым страшным образом. Есть и такие настроения среди бойцов: «Уйду я из ополчения – все равно снабжение никакое. Пойду партизанить!»

На сем фоне опять выделяется Игорь Стрелков. Он в Славянске смог мобилизовать все мобильные генераторы и не оставил город без электричества.

До боли ясно понимаешь, что к зимовке подготовить ЛНР и ДНР не смогут. Кремлевские кураторы показали себя во всей красе. Их, видимо, устраивает это новое Чечне-Сомали с ее неразберихой и хаосом. Видимо так легче осваивать деньги. Я еще в самом начале говорил: из-за того, что Донбасс стал районом боевых действий, там будет социально-экономический развал. А потому нужно создать специальный орган при правительстве РФ (как соответствующие структуры по Чечне 1995-1996 гг. и начала 2000-х), который будет централизованно направлять в ДНР и ЛНР провиант, лекарства, горючее, технику, одежду и обувь, ведать восстановлением территорий. Пусть даже тайным будет такой орган.

Но ни черта не создали! Кремлевские назначенцы не уставали говорить о гуманитарной катастрофе, телеканалы РФ ее показывали на все лады, но для ее предотвращения ни черта не сделали. Ведь тут гуманитарными конвоями не обойдешься. Зима может стать для новых республик просто катастрофой. Ведь на Украине, несмотря на нехватку газа и угля, люди встретят ее в неразрушенных домах и с невыбитыми окнами, с водопроводом, канализацией и электричеством. В Луганске – намного хуже.

***

Попробую изложить (очистив от нецензурных выражений) мнение воевавших ребят.

Итак, Москва могла бы избежать страшных бедствий в Донбассе, если бы помогла ему весной быстрым вводом нужных сил. Так, как она помогла Южной Осетии в 2008 году. Тогда можно было бы избежать и руин, и потерь стольких жизней, и гуманитарной катастрофы. Мы, конечно, не имеем ничего против осетин, но почему им так помогли, а русских в Донбассе – бросили под танки и артиллерию? Да еще на столько месяцев? Видимо, причина в изначальной гнили и Кремля, и спецслужб: они относятся к русским, как к расходному материалу.

Теперь видно, что эти кремлевские «стратеги» могут устроить лишь новое Сомали. Лишь долгие, садистские спектакли.

Никакого народовластия тут не будет. Будут фигуры, поставленные из Москвы – и власть командиров. Смысл ехать сюда? Только в слаживании боевых групп и в обзаведении оружием. В расчете на будущее…

…Войска РФ появились в Донбассе с августа. Экипированы они отлично. Правда, им не хватало боевого опыта. Ряд потерь случились из-за неразберихи и плохой связи (у ополченцев с нею погано)…

***

В общем, картина удручающая. Теперь понятно, почему Порошенко чувствует себя так уверенно, а его помощник Луценко заявляет о том, что Киев сможет покончить с ДНР и ЛНР так же, как Хорватия – с Сербской Краиной. Потому что такое существование двух республик приведет к их краху. В каком бы кризисе ни пребывала Украина, у нее дела обстоят намного лучше. Без войны и ее горячки в ДНР и ЛНР МОЖЕТ наступить полный распад общества, полный конец всякой экономики. И это тоже станет политическим крахом Кремля. Ибо все увидят, что он несет русским, и каково это – оказаться на его стороне. Ибо ад он устроил не самым «бандеровским», а самым русским регионам б.УССР.

Кремль, доверив всю операцию политтехнологам, пиарщикам, сомнительной «спецуре» и мастерам по части борьбы с оппозицией внутри РФ, показал полную управленческую деградацию. Позорную государственную бездарность. Он не смог сделать того, что Кремль 1941-1943 годов сумел обеспечить на Брянщине. Ведь тогда Москва смогла сплотить партизан в бригады, которые контролировали целые районы и обладали неплохой организацией территориальной власти. (У партизан имелась даже своя легкая авиация). Москва не признала обе республики, не смогла наладить их снабжения. Ну, а ключевую роль в превращении ДНР и ЛНР в социально-экономический ад сыграла нерешительность Москвы в мае.

Сможет ли Кремль в оставшиеся до холодов недели организовать массированную помощь ДНР и ЛНР? Обеспечить их централизованными поставками всего необходимого? Начать ремонт систем жизнеобеспечения, завезти сюда деньги, развернуть банковскую систему и хоть как-о оживить предприятия? Не знаю! Но, глядя на нынешние управленческие «таланты» высшей власти и на то, что она творит с экономикой самой РФ, в это не очень верится. Никакой поток добровольцев не заменит тут именно государственных усилий. Именно работы государственного аппарата РФ! Общественный сбор «гуманитарки» тут играет лишь вспомогательную роль.

Пока же все развивается в крайне хреновом варианте!

Комментарии:
русские - вы орки из средневековья - ***** параше (21.09.2014 12:20) +22

Главные месседжи статьи -
1. Конфликт на Донбассе развязала Россия
2. Обеспечение оружием и боевиками идет из России
3. На Донбассе присутствует российская армия
4. Результат русской весны - разруха, смерти, нищета
Самое печальное, что россияне не осознают своей вины за агрессию.
И еще, когда ваши дома начнут взрываться, начнут погибать ваши жены и дети, вспоминайте, как вы в припадке ненависти к Украине желали нам войны, радовались сбитым самолетам, нашим потерям. Вам все вернется, главное чтобы вы знали - вы это заслужили.

http://forum-msk.org/material/economic/10496688.html

Страница 1 из 3123