Архив метки: Экономика

Про экономику на пальцах

 

Что ждёт Россию и чему должна учиться Украина, глядя на ошибки Кремля.

В свете последних новостей. Немного на тему текущего кризиса в РФ, когда и почему он начался и чем закончится. Специально написал «на пальцах», чтобы потом сюда ссылки давать.

Подавляющее большинство населения считает, что все наши проблемы образовались из–за коварного запада вообще и обамычмо в частности, которые внезапно! ввели санкции и обрушили цены на нефть.
Однако системный, именно системный, а не циклический кризис, начался намного раньше. В далеком сытом 2012 году.

Сначала немного базовых понятий. Удивительно, но громадное количество людей этих прописных истин не понимает в принципе.

Для начала — откуда вообще берутся доходы и благосостояние общества? Из добавленной стоимости, ничего другого за многие века не придумали.

Добавленная стоимость создаётся только производительным трудом. Необходимо делать что–то полезное.

Очевидно, чем больше чего–то полезного сделал — тем больше ништяков получилось. Понятие «сколько ништяков сделал за единицу времени» — именуется производительностью труда.
Для роста суммарного количества ништяков в обществе — ее хорошо бы иметь побольше.

Как этого можно достигнуть? Опять же, все придумано до нас. Разделение труда, и автоматизация его. Эти понятия неразрывно связаны, кстати.

История учит нас, что натуральное хозяйство (делаем все сами своими руками) — имеет настолько низкую производительность труда, что даже на еду не всегда хватает.
А вот вам современный примерчик: если делать гамбургер полностью самому — это обойдется в полгода и 1500$. А костюм — 4000$.

Как сделать гамбургер за 2$? Для этого нам понадобится масса разнообразных железяк и программ, используемых по всей цепочке от выращивания зерна до расчета на кассе кафешки (средства производства). А также дорог, по которым перемещаются компоненты и люди, которые их делают. И так далее. (инфраструктура).
Все вместе это называется «основные фонды».

Основные фонды с неба, к сожалению, не падают. Напротив, требуют значительных затрат на свое создание, и соответственно, срок окупаемости, измеряемый в годах и даже десятках лет.
При этом они имеют ограниченный срок службы и, соответственно, постоянно нуждаются в ремонте и обновлении (амортизация, да). Стало быть, часть полученных ништяков уходит на эти цели.

Сами по себе основные фонды мертвы. Для извлечения пользы нужны те, кто умеют с умом их использовать. Это именуется «человеческий капитал».

Чтобы основные фонды окупались — нужны потребители на произведенное с их помощью. В противном случае получается бестолковое закапывание ресурсов в землю.

Потребители же (разделение труда!) получают производимые кем–то ништяки в обмен на ништяки, которые произвели они сами.

И последнее: нужно как–то оценивать эффективность создания и использования основных фондов. Тут есть два способа: конкуренция (у кого результаты хуже — вылетает из товарообмена нафих), и планирование (кто–то на основании неких умозаключений решает, что хорошо, а что плохо). Каждый способ хорош в своем месте.

На сим прописные истины закончились. Теперь смотрим вокруг себя.

Откуда взялся системный кризис?
Основная и единственная причина — это деградация основных фондов и человеческого капитала.
Вызвано это сперва «кривым» (малоэффективным) инвестированием десятки лет (до 1991), а затем хроническим недоинвестированием в течение уже 25 лет.

Отсюда возникают простые и логичные ответы на непонятные вопросы.
1) почему рухнула советская экономика? Потому что производились не те ништяки, которые нужны потребителям.
2) на чем выехало население в 1990е? На утилизации накопленных основных фондов.
3) почему девальвация в 1998 привела к резкому росту производства, а в 2014 — фиг вам? Потому что к тому времени советские основные фонды еще не полностью пришли в негодность и не до конца были утилизированы.
4) почему нулевые годы были сытыми? Потому что ресурсы шли на потребление в ущерб инвестированию в основные фонды. А брались ресурсы — за счет проедания сырьевого «наследства».

Теперь ближе к нашим дням. Почему кризис начался в 2012?
Тут нам понадобится понятие «мультипликатор».
Предположим, нефтяник продал за бугор бочку жижи за тугрик. Этот тугрик сам по себе ему не нужен, а нужно — что пожрать, где поспать и куда слетать на море в отпуск.
Соответственно, он создает спрос на продукцию пищевки, строительства и туристической отрасли.
Они начинают работать (создавая добавленную стоимость!) и таким образом, тугрик расходится по всей экономике. Это и есть «мультипликатор», и тут он работает вверх.

Но основой всего этого является именно полученный нефтяником из–за бугра и распределенный тугрик.

Работа нефтяника весьма эффективна. Особенно если учесть «проедание наследства». Лукойл в нулевые заявлял о себестоимости бочки 2$. Как так? А если считать расходы на строительство Лангепаса, Н.Уренгоя и Когалыма нулевыми — так оно и получается. Пока не понадобится еще что–то построить (инвестиции в основной капитал!).
Соответственно, сочетание наследства + недоинвестирования в основные фонды позволяло всей стране сладко есть, мягко спать и загорать на курорте.

До каких пор это могло продолжаться? Ровно до тех, пока приток ништяков за нефтетугрики монотонно рос. Как только расти перестал (а это произошло в начале 2010х) — так сразу стал проявляться системный кризис.
С 2012 пошло монотонное снижение инвестиций в основные фонды. Почему? Потому что для удовлетворения потребностей, соответствующих нефтетугрикам, уже достаточно; а рост их потока прекратился.

А что означает снижение инвестирования? Вокруг все еще замечательно, но при неизменном поступлении нефтетугриков уровень жизни (доходы) вот–вот начнут снижаться.
Почему?
1) устаревшие основные фонды снижают производительность труда (больше чиним, чем работаем).
2) в будущем придется жертвовать потреблением в пользу инвестирования
3) перестает работать «в плюс» мультипликатор. Больше того, он начинает работать «в минус»!

Как там дела при этом с другим компонентом — с человеческим капиталом? Отвратительно! Почему? А потому что при стратегии «проедания наследства» и «проедания нефтетугриков» он никому не нужен — и также недофинансируется и деградирует. Проявляется это в соотношении зарплат по профессиям, соотношении зарплат и производительности труда, далее — в проф.образовании…

К середине 2010х страна подошла с устаревшими и недостаточными основными фондами и деградировавшим человеческим капиталом.

Тут немного отвлечемся и посмотрим, что делали другие, оказавшись в такой ситуации (а она не уникальна!) и успешно из нее выбравшиеся.
Везде, начиная от Японии 1950х и до Китая 1990–х — рецепт только один: внешние инвестиции (технологии, оборудование, специалисты) + работа на экспорт.

Эти два момента жестко связаны. Инвестиции могут составлять разную долю от ништяков (ВВП). При нормальном развитии с высокого уровня вполне достаточно порядка 20%, чтобы с основными фондами был порядок. При «экономическом чуде» — инвестиции подскакивают до 40% и выше (так что чудес не бывает). А при «проедании наследства» — падают ниже 10%.

Но что значит «много инвестиций и мало потребления»? Это значит, что у «своих» потребителей нету средств, чтобы употребить ништяки. Раз так — нужны какие–то другие потребители (экспорт, да).
Вот уже потом, когда инвестиции сделаны — начинает расти и внутреннее потребление.
Все это можно отлично наблюдать в реальном времени на примере Китая.

Теперь к нашим баранам.
В 2012–13 тем, кто принимает решения, стало очевидно, что со всеми этими проблемами нужно что–то делать.
И вот в известное всем время (между Сочи–2014 и Крымнаш) была точка бифуркации — и выбор был сделан. Что резко ускорило происходящие процессы.
С одной стороны — резко упали внешние инвестиции (на 70% 2014/2013 и еще 92% 2015/2014) — считай что обнулились.
С другой — упало количество нефтетугриков.
И мультипликатор начал работать «в минус».
«Спираль вниз» выглядит точно так же, как вверх, но в другую сторону (ваш кэп, да).

— меньше доходов потребителей
— меньше спрос на продукцию
— меньше доход производителей
— меньше инвестиций
— меньше производительность труда
— а производители сами являются потребителями чего–то другого…

Процесс погружения в болото небыстрый, но если ничего не менять — неотвратимый.
Где находится дно? Далеко, где–то на африканском уровне. В районе «вся зарплата на жратву».
И такое состояние вполне стабильно и может поддерживаться неограниченно долго (пока природные ресурсы совсем не истощатся и инфраструктура не рассыплется), примеров масса.

Ну, и мелкая пакость напоследок.
Снижение внутреннего потребления в пользу инвестиций ничего не даст! Потому что инвестиции бессмысленны: у потребителей нет средств, чтобы востребовать их результаты.
Экспорт?
А тут новая беда на нашу голову: четвертая промышленная революция.
Внезапно! оказывается, что конкурировать с роботами, работая за плошку риса — невозможно. Потому что роботы все равно дешевле. И это не вопрос экономики и политики, а вопрос физики и биологии. Посему китайский вариант — закрывается…

Конкурировать ныне нужно мозгами.

Можно ли получить инвестиции, не снижая потребления? Можно. Смотрим на тех же китайцев. Инвестиции должны быть извне, а привлекать их нужно, опять–таки, мозгами.

Как же привлечь инвестиции? Для начала перестать ссориться со всем миром и имитировать «осаждённую крепость».

Автор: fixik_papus

Soldiers - Ghosts

Будущее России

Soldiers - Ghosts

Недавно пресс-секретарь Путина Песков заявил, что Россия готова обсудить вопрос смягчения положения на Украине, но западные страны, поскольку они были первыми в объявлении санкций должны проявить инициативу.
Ничего кроме насмешливого молчания в ответ он не получил.
Тогда на следующий день уже министр иностранных дел Лавров почти умоляюще заявил, что Россия готова к прямым переговорам с США о положении на Украине.

Ничего, кроме презрительного невнимания в ответ не было.
Наконец, из небытия возникла идея пригласить США, в качестве пятого члена в минскую группу по Украине. Какая замечательная перемена — то настаивали на присутствии там бандитов из ДНР и ЛНР, а теперь зовут Барака Обаму. Американский президент снисходительно заметил, что примет участие в переговорах, но если его позовут европейцы, а не Путин.
Но за Обаму внятно ответил Майкл Макфол, точно знающий, что такое Путин. Он сказал, что Украина не должна рассчитывать на то, что Соединенные Штаты помогут ей вернуть Донбасс. Но это вернуть Донбасс вооруженным путем. США не будут воевать за Украину, как они не воевали за Афганистан, но не выпустили Советский Союз из афганской войны. Но на самом деле это сказано вовсе не Порошенко, который и не хочет сегодня возврата Донбасса, а Владимиру Путину – он надеялся, что развязанная им война в Европе это Карибский кризис — ну не вышло, а теперь обо всем еще можно договориться, но со дня появления первого же отряда спецназа в Крыму для Путина и России это был второй Афганистан. Путин увяз по уши на Украине и никто вытягивать его не собирается и ему уже никто и нигде не поверит и ничего не даст.

Режиму Путина остро нужны кредиты. Все в России рушится, никакого импортозамещения ни в одной области хозяйства и быть не может, потому что для любых перемен нужны деньги, капиталовложения, а российских золотовалютных запасов, хотя бы для смягчение катастрофы хватит только на один год. А потом начнутся очереди за молоком и мясом похуже, чем при советской власти — там хоть что-то убогое было налажено, нынешний миллион безработных возрастет втрое, то есть в условиях нынешней России это верные голодные бунты и никакой рейтинг Путину не поможет. Но спасать агрессора и его режим ни США, ни Европа не будут. Конечно, санкции могут быть не усилены, что пока бесспорно будет происходить под любым предлогом, а даже смягчены, но только после того, как Россия не просто выведет из Донбасса все танки и «Грады» с пятью тысячами десантников-добровольцев, но еще и вернет Украине Крым, выведя, как до этого ввела его из числа «своих» регионов. Об этом пока еще речь не идет, но бесспорно возникнет, тем более, что санкции в отношении России являются законом принятым конгрессом, и отменены полностью могут быть тоже только решением конгресса, с которым никак нельзя «договориться».

Вероятно, все помнят, что в общих чертах мы уже знаем подобную попытку агрессивного кремлевского руководства «договорится» и получить остро необходимые для спасения деньги.
В завершении этой истории я сам принимал довольно активное участие и потому хорошо ее помню, да, впрочем, и в ее начале, как редактор информационного подпольного Бюллетеня «В» довольно много писал об этом, а еще больше к нам доносилось не для печати, а потому я напомню некоторые детали.

Андропов развязавший афганскую войну (с зависимым от него вором Громыко и, очевидно, сталинским маньяком Устиновм) уже к середине 1982 года понял, что все им затеянное — катастрофа и успев дать распоряжение застрелить Цвигуна , отравить Суслова (иначе после внятного рассказа Цвигуном Брежневу ему грозило бы немедленное удаление и из КГБ и из Политбюро) и устроив неудачное падение балки на Брежнева в Ташкенте (была сломана только ключица), и уже выдавленный для начала из КГБ, пытался уговорить руководителей ГДР, Венгрии, Чехословакии передать европейским лидерам, что СССР готов вывести войска из Афганистана, но, конечно, если они проявят инициативу к переговорам, и на «достойных» условиях.
Никто на его просьбы не откликнулся. Не правда ли знакомая ситуация. СССР по горло увяз в Афганистане и никто и не думал его вытаскивать. Но прямые и косвенные санкции все росли. «Ни один банк не дает нам денег» – вздыхал в дневнике Черняев. Может быть, Андропов бы и надеялся «договориться» как сегодня Путин, но тут советский истребитель сбил пассажирский южно-корейский лайнер («как не во время», – вспоминал кто-то из секретарей Путина его реплику), официальная советская пропаганда сперва пыталась скрыть эту трагедию, потом началось безудержное и взаимо противоречивое вранье в вполне очевидной ситуации и Андропов понял, что с ним уже разговаривать никто не будет, конечно, убийцами и агрессорами, как и сегодня, были американцы:
– США страна с невиданным милитаристским психозом, – писал он 28 сентября в «Правде». – Рейгановская администрация в своих имперских амбициях заходит столь далеко, что поневоле начинаешь сомневаться, есть ли у Вашингтона тормоза, которые не дадут ему переступить черту…».
А потом были безнадежные попытки убедить европейцев, что США, которые далеко, хотят воевать с СССР на территории Европы и за ее счет. Неправда ли знакомо.

А Соединенные Штаты не нападали на Афганистан, не убивали его президента, не сбивали корейский «Боинг» с почти четырехстами ни в чем не повинными людьми, а всего лишь не продавали в СССР пшеницу, не давали кредитов, не посылали спортсменов на Олимпиаду в страну-агрессор.
Но у умирающего Андропова (я надеюсь, что его уморил Чазов для своего спасения, помня как недолго прожил врач Кумачев, отравивший Суслова: бесспорных доказательств нет, но это было бы и естественно и справедливо) в рукаве был фальшивый джокер — загримированный по плану Шелепина Горбачев. Еще при жизни Черненко он приехал с визитом в Лондон и выложил перед ошеломленной Тэтчер, как вспоминает присутствовавший при этом Александр Яковлев, совершенно секретную, со всеми печатями, карту советского генерального штаба, где были обозначены и все места расположения советских ракет и их цели в Великобритании. Из этого становилось ясно, во-первых, что обладатель этой карты и будет новым руководителем СССР (а не Гришин или Романов) и во-вторых, что показывая ее Горбачев начинает новую политику.

Ко времени моего освобождения из тюрьмы и вынужденного (из-за «Золотого пера свободы» и правительственных приглашений) разрешения выезжать заграницу, я стал свидетелем и довольно деятельным участником процесса — со стороны Горбачева вымаливания денег заграницей (под необычайно миролюбивые разговоры, «горбоманию» во всем мире, но как сам потом признался — сохранения темпов роста советских вооружений), вежливого недоверия к нему западных политиков и моих — как голоса из советской тюрьмы и России — постоянных выступлений и встреч на тему о том, что ни Горбачеву, ни КГБ (а то, что «перестройка» и КГБ это одно и тоже я уже знал твердо) ни в чем верить нельзя. В Council on Foreign Relations я говорил через неделю после Шеварднадзе о погроме с отравляющими газами и саперными лопатками в Тбилиси, в Уолдорф-Астория — об убийствах в Вильнюсе, в Белом доме и Сенате (с вице-президентом Квеилом и Эдвардом Кеннеди) — об очевидном росте советских вооружений. В Страсбурге на круглом столе о «Европе от Атлантики до Урала» я спрашивал дойдет Атлантика до Урала, или Урал до Атлантики и это при том, что один Советский Союз строит атомных подводных лодок больше, чем все страны НАТО вместе взятые. А были еще встречи на Даунинг-стрит, в Париже — с Шираком и Миттераном, выступления на съезде в Брайтоне (по просьбе Тетчер) и в Чикаго на съезде АФТ-КПП с живым еще Лейном Кэрклендом. Но в католическом монастыре в Тулузе настоятельница убеждала меня, что нельзя ругать Горбачева — она точно знает, что он тайный католик. В этом же меня безуспешно убеждал Лех Валенса, а я с тоской думал — КГБ довольно активно работает. То есть я приложил руку к тому, чтобы Горбачев не получил в мире ни копейки денег. Мне передавали, что у Горбачева тряслись руки, когда он слышал мою фамилию.
Я вовсе не хотел распада СССР, но у меня была «Ежедневная гласность» – сотни корреспондентов по всей стране и было очевидно к чему все идет. Не только я, но и другие понимали, что СССР идет к распаду, но, кажется, никто, что к власти идет КГБ.

Может быть некоторые сочтут, что зря я помог свержению Горбачева, что при нем было лучше и так бы осталось. Но это неправда. Горбачев изначально был временной декоративной фигурой, выбранной для того, чтобы рассеять недоверие Запада к агрессивному коммунистическому лагерю и СССР. Да он еще и сам, возможно, поверил в то, что говорил, забыл для чего был поставлен, юлил, пытался избегать хотя бы большой крови. Его бы все равно сменили и Советский Союз остался еще более агрессивным и опасным для окружающего мира и та малая европейская война, которую теперь затеял бесспорный и мелкий потомок Андропова Путин, началась бы гораздо раньше и была бы гораздо страшнее.
Но убедить американцев в том, что Ельцин со своими Собчакоми, Поповыми, Афанасьевыми — всего лишь второе издание Горбачева — я не смог и наивный Тэлбот открыто тогда заявлял:
– Коммунисты хорошие ребята, с ними можно иметь дело.

А всякие НТВ, «Эхо Москвы» и наивные не готовые к «своей победе» (как им объяснили и даже дали жалкие декоративные посты) демократы только убеждали Запад в победе демократии. У Венедиктова и сегодня бесспорное чувство юмора, но может быть даже излишняя откровенность — он объединил в одной передаче лицо либерального НТВ Светлану Сорокину с генералом КГБ Каболадзе. Но тогда и Шендеровича следовало бы объединить, если нельзя с Филипом Бобковым, то хотя бы с генералом Леоновым, но вот с кем в порыве откровенности хотел бы объединиться сам лукавый Венедиктов?

Меня часто бранят — почему я многих ругаю, вспоминаю о прошлом тех, Немцова, Шендеровича, Новодворскую, «Мемориал», Алексееву, кто сейчас якобы все осознал, исправился, делает и говорит (если жив) относительно приличные вещи. Но это рассуждение — игра, попытка опять найти себе эффектных и прославленных с помощью КГБ союзников. Это попытка приписать себе функции Господа Бога, который всегда прощает раскаявшихся грешников. Но мы простые люди, граждане искалеченной страны, жертвы и приспособленцы, современники и историки должны помнить, кто в жизни был разбойником и кому мы обязаны нашими наступившими и грядущими бедами, хотя бы для того, чтобы не обманываться вновь. А сейчас повторяется время, когда были сделаны кардинальные преступления и ошибки и очень жаль, если результат будет тот же.
В результате реформ Ельцина, Гайдара и Путина все вернулось на пути своя, демократическое движение не только уничтожено, но потеряло здравый смысл, а Российская империя потеряла почти все, что могла потерять.

Сегодня все повторяется. Путин уже разваливает Россию, чтобы удержаться хоть где-нибудь. При Ельцине было не совсем просто — он сам хотел править, а не отдавать власть Лубянке. Но при Путине все еще хуже, его заботит уже не КГБ — его личная безопасность зависит от того сохранит ли он хоть где-нибудь, хоть в какой-то изолированной и вооруженной части России верховную власть. Горбачев и Ельцин боролись за власть, Путин борется за жизнь. А потому Путина просто так не уберешь, чтобы Россия, наконец, смогла вернуться в нормальное состояние и нормальные отношения с миром.

Где-то идет напряженная борьба: закрываются банки, где у Путина работает племянница («Ганзакомбанк») и двоюродный брат, Андрей Пионтковский насчитал 22 отправленных в отставку генералов МЧС, а главное — те, кто хочет сохранить за собой власть ясно понимают — от Путина пора избавляться. После всего, что им сделано и сказано никто ему уже не поверит и спасительных денег больше не будет. А потому как сменял Крючков (с помощью запасенных Афанасьевых и Поповых) Горбачева, то ли на Ельцина, то ли на Собчака — все равно на кого, лишь бы сохранить за КГБ то, что есть и проложить дорогу к абсолютной власти, так и теперь перебирают Кудрина, Касьянова, Ходорковского (до этого Немцова) — кто вызовет на Западе большее доверие, больше понравится, чтобы можно было бы свою реальную власть сохранить.

Началась борьба за власть, Немцов оказался ее не случайной жертвой — ведь есть еще и Рамзан Кадыров, который готов показать, что надо делать с недовольными, но постом вице-премьера, конечно, не соблазнился (как Андропов четыре месяца не переезжал из Лубянки в Кремль в кабинет убитого по его приказу Суслова). Кадырова устроит только верховная власть в России, но и Путину кем быть при нем, да и остальным в Кремле, на Лубянке как подчиняться чеченским бандитам. Пока Путин разваливает Россию, создает новый закон о регионах (Горбачев тоже «расширял права» союзных республик), но зачем им Москва, если у нее нет денег и выживать надо самим. Забавно, что СССР первыми начали разваливать управляемый КГБ Гамсахурдия в Грузии и Ельцин в России (уж об убийстве Чаушеску и смещении покорного Живкова в Болгарии, как обо всем развале Варшавского договора руками КГБ я и не говорю). Итак, нас ожидает очень трудная жизнь: сперва несколько лет голода, пока Путин сможет держаться у власти, потом — смута и кровавая борьба за ее остатки — желающих «поднять с земли власть» в России всегда немало. Будет масса новой лжи о наступившей демократии и очередная, скорей всего грустная, проверка того, чего на самом деле стоит искалеченный русский народ.

А что касается Запада, то ошибаются там в отношении России, как при Ельцине и десять лет при Путине или нет— какое нам дело до их ошибок. Хотя они уже, вероятно, поняли, кто мы такие и что на самом деле у нас не только в наследстве, но в крови у подавляющего большинства — ведь у бандитов всегда больше детей, чем у тех, кого они терзают и убивают. Это мы, а не они должны быть способны устанавливать приличный образ правления в своей стране. Это мы почти сто лет назад допустили к власти бандитов (Господи, сколько я наслышался в тюрьме рассказов о подлинной уголовной справедливости и свободе — на Ленина было очень похоже), это мы пытались вывести под корень или искалечить множество других народов и то, что русских теперь презирают и ненавидят — вполне нами заслужено. Можем ли мы перестать быть бандитами, покаяться не только перед смертью, перед гибелью России — не знаю…

Сергей Григорьянц http://linkis.com/grigoryants.ru/sovre/0qlc0

Засуньте теперь рубли в жопу

Финансирование Крыма урезали почти в четыре раза

На федеральную целевую программу по развитию Крыма в 2015 году выделят около 100 миллиардов рублей, а не 373 миллиардов, предусмотренных проектом федерального бюджета.

Засуньте теперь рубли в жопу

Из проекта бюджета на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов следует, что 373 миллиарда рублей на Крым будут выделены в следующем году. Однако в пресс-службе Минфина пояснили, что теперь деньги будут выделять по годам: в 2016 году — 134,6 миллиарда, в 2017 — 138,4 миллиарда.

Заместитель министра по делам Крыма Андрей Соколов рассказал, что Минфин до последнего хотел выделить эти деньги сразу, чтобы провести финансирование федеральной целевой программы развития Крыма через Инвестфонд. «Это попытка Минфина зарезервировать сумму на случай будущих секвестров каких-то, чтобы расходы на Крым были защищены», — сказал он.

Замглавы пресс-службы Минфина Юлия Зайцева отметила, что идея с использованием Инвестфонда обсуждалась, но от нее отказались.

Как отмечает РБК, при финансировании статей бюджета через Инвестфонд управляющие фондом могут переносить не использованные за отчетный период средства на будущие периоды, а не возвращать их в общий котел. Это гарантирует сохранение финансирования в течение нескольких лет.

Комментарии один веселей другого.

Из деревни дедушка

 -337 

Не понимаю сарказма некоторых тут пишущих. Крым вернулся в Россию, потому что так было исторически предначертано, крымчане – это россияне. Райских кущ никто им не обещал, эйфория – эйфорией, но настают тяжелые трудовые будни, надо трудиться на общее благо нашей страны. Главное – наша национальная идентичность и что мы не прогнемся под Америку. А материальные блага – это все вторично, будет когда-нибудь, можно и потерпеть. А сейчас им вместе с нами надо подтянуть пояса и делать все от них зависящее на благо Родины. Потому что это – действительно главное.

RT

 58 

Да и так до ууууя, некоторые регионы России и за 20 лет такой суммы не получили.

P.S. Скоро осуществится мечта крымских пенсов — умереть в России. Мост никто строить не будет, по материку теперь тоже дороги нет, так что прощай туризм. Жаль. Хорошее было место отдыха.

А виновата жадность и тупость местных жителей.

Ass, the view from Russia

Великобритания хочет отключить Россию от мировой финансовой системы

Если ЕС завтра поддержит предложение Лондона, то скоро Россия не сможет получать деньги из-за границы.

Великобритания хочет склонить Евросоюз к отключению России от международной банковской системы SWIFT.

Ass, the view from Russia

 

Об этом сегодня пишет Bloomberg со ссылкой на официальное заявление правительства Великобритании. SWIFT — это международная межбанковская система совершения платежей, которая фактически соединяет российские банки с мировой финансовой системой.

Премьер Дэвид Камерон собирается предложить этот шаг в рамках нового пакета санкций против Кремля за вторжение в Украину.

«Отключение России от SWIFT будет очень серьезной санкцией против России, которая, пожалуй, является достаточно жесткой, учитывая поведение Москвы. Отключение от SWIFT не заблокирует главные торговые соглашения, но повлечет проблемы для международного перечисления денег, а это нарушит торговые потоки», — пояснил главный партнер компании Macro Advisory Крис Вифер.

http://zn.ua/

Как всегда комментарии не хуже статьи:

Вот это очень правильное предложение. Если отрубить их от свифта, финансовый сектор ляжет меньше, чем за неделю. Крупным банкам, если хотят хоть как-то работать, придется вывести миллиарды на корсчета в иностранных банках. Это череповато:
1. Уходом денег из страны
2. Бешеными комиссиями за сам такой перевод (свифт-то не работает)
3. Бешеными комиссиями за каждый платеж (ведь банкам-корреспондентам придется обрабатывать их поручения вручную, хендмейд, знаете ли, дороже)
4. Арест активов российских банков возможен по щелчку пальцами и финансовая система стран страдать не будет, деньги-то у них.
И это относится не только к международным расчетам, а и ко внутренним расчетам в валюте, т.к. это делается через банки-корреспонденты. А в долларах, так вообще через ФРС США.

А ляжет банковская система — ляжет бизнес и сбережения населения. Тупо в асфальт. Рубль дешевеет, цены растут, в валюте — и хочешь, а не можешь.

 

Do not let fall the fuck ru

СССР — закончились нефтеДОЛАРЫ и все кина нема.

Хм, это заставит мордорских финансистов обналичивать все валютные платежи и возить их в чемоданах — что в сочетании с вывозом капитала очень быстро вымоет валютные резервы. Также прощай онлайн-покупки…

А самое главное — практически полная невозможность покупать товары за границей.

Похоже вместо свифта теперь в россии будет СФИНКТР.

Англия помнит, как Гитлер своими «ФАУ» обстреливал Лондон и прочие города. Плюс, не надо никогда забывать, что мировой финансовый центр находится именно в Лондоне, и все колонии Англии (включая теперешние США) как были, так и остались колониями Англии. Несмотря на кажущуюся самостоятельность. Как скажет лондонский Сити — так и будет в мире.

 

Каха Бендукидзе о будущем Украины

bendukidze

 

Каха Бендукидзе — один из ключевых авторов либеральных экономических реформ в Грузии, проведенных в середине нулевых. Он готов поделиться своим опытом с украинским правительством. Бендукидзе вошел в состав специального консультационного совета, создаваемого при Министерстве экономики, промышленности и торговли Украины.

В интервью ЛІГАБінесІнформ грузинский реформатор рассказал о главных болезнях Украины и рецептах их лечения, постарался честно ответить на вопрос, что делать с Донбассом, разобраться насколько вредны для страны олигархи и посоветовал, как Украине жить с таким соседом как Россия.

— Последний раз вы приезжали в Украину более двух месяцев назад. Крым еще был украинским, а на Донбассе не лилась кровь. Как изменилась страна и украинская нация за это время?

— Хороший вопрос. С позиции становления Украины как самостоятельного, современного государства и развития общества многое изменилось в лучшую сторону, но в экономике ситуация явно плохая.

В мире немного стран, которые находятся в таком же тяжелейшем положении, как вы. Количество болезней у пациента, которого зовут «Украина», вызывает вопрос, совместимы ли все эти недуги с жизнью. Должно произойти маленькое чудо, чтобы Украина без потерь или с временными потерями (я имею в виду Крым) смогла выйти из этого состояния. И это чудо может совершить только украинский народ. Если общество до конца осознает, в каком положении находится страна, в чем ее настоящие проблемы, и сможет убрать власть, которая не захочет или не будет способна решать эти проблемы, то такое чудо может произойти.

— Еще до назначения нового правительства в Украине вы прогнозировали, что если Кабмин будет коалиционным, то ничего хорошего из этого не выйдет. Мол, решения будут половинчаты, экономике не помогут, в итоге страна может распасться. Как оцениваете работу этого Кабмина?

— Со сдержанным оптимизмом. Какие-то, не скажу критические, но все-таки хорошие законопроекты были внесены в Верховную Раду. Их принятие — маленький кирпичик в фундаменте будущей современной Украины. Но нужны, конечно, гораздо более радикальные меры. Сегодняшняя власть еще не научилась называть вещи своими именами, нет честной прозрачной коммуникации между обществом и нанятым правительством. Украина не единственная страна, где такое положение вещей, но Украина очень больная страна и не может себе это позволить. Вы не можете сказать — позже исправим. У вас нет этого «позже».
— Что вы имеете в виду, когда говорите, что очень важно называть вещи своими именами?

Сейчас объясню. Давайте развернем интервью и я задам вам несколько вопросов.

— Буду всем рассказывать, что давал интервью Кахе Бендукидзе…

— Первый вопрос. У вас армия есть?

(Пауза.) Хочется верить, что в последние пару недель она начала появляться…

— А если говорить проще, у вас есть то, что в нормальных странах в ХХI веке называется армией?

— Нет, боеспособной армии у нас нет.

— Вот теперь, когда мы назвали вещи своими именами, мы можем задавать правильные вопросы: не сколько надо денег, чтобы содержать армию — сейчас вы тратите на нее несколько процентов ВВП, — а сколько надо денег, чтобы создать армию, как ее создавать и какой она должна быть. Вот кто и когда решил, что вам надо 130 000 в армии?

Насколько я знаю, идет реформа и поэтапное сокращение численности вооруженных сил.

— А как может проходить реформа того, чего нет? Хорошо, а милиция у вас есть?

— (Длинная пауза.) Во Львове скорее да, в Луганске скорее нет.

— Не обольщайтесь насчет Львова, я вчера беседовал с Андреем Садовым и он рассказывал, что в «ночь гнева» милиционеры попрятались и он организовывал народные дружины, чтобы город не разграбили.

В частных разговорах в Украине почти все, с кем я общаюсь, говорят — у нас нет армии, милиции, судов, но публично власть продолжает говорить и делать вид, что они существуют. Почему?

— Наверное, у нас по-прежнему большая разница между частными разговорами и публичной риторикой.

— Вот видите. А этот стол круглый — независимо от того, говорим мы об этом на кухне или с министерского кресла. Вообще называть вещи своими именами, конечно, вначале неудобно, но это здорово упрощает жизнь и делает все намного понятнее.

Называя вещи своими именами, украинской власти надо заново создать страну, а не пытаться как-то залатать и переделать то, что есть. А сделать это с помощью полумер и компромиссов невозможно. Еще никто не создавал страну с помощью полумер.

Большинству стран бывшего СССР тоже нужно заново создавать страну, в том числе и России, но Украина оказалась в таком положении, что или она это сделает сейчас, или уже никогда.
— Новые страны создают ярые патриоты и националисты. Когда вы выступали в Киеве в начале марта, вы сказали жесткую, но справедливую вещь: «Патриотизм возникает после кровопролития, и как ни неприятно такое говорить, пока вас недостаточно покусали». Прошло 2,5 месяца, была Одесса, счет погибшим на Донбассе идет на десятки. Уже достаточно?

— Мой ответ прозвучит чудовищно, но похоже, что недостаточно. Я приехал вчера, в день, когда погибли 16 военных. И что я слышу почти от всех собеседников? Некоторые чиновники по-прежнему сидят на потоках, политики торгуются за кабинеты, позволяющие поближе подобраться к этим потокам. Понимаете, насколько это страшно? Пока на Донбассе гибнут люди, кто-то продолжает воровать. Это показатель того, что общество еще не проняло. Народ еще не готов выкинуть таких политиков на свалку.

— Вопрос, на который если мы не ответим честно, вряд ли сумеем создать новую сильную Украину. Называя вещи своими именами, стоит ли бороться за Донбасс, где около 30% жителей искренне не хотят жить в Украине и быть украинцами?

— Это смелый вопрос, на который, наверное, нет правильного ответа. Его может дать только время. С одной стороны — есть много исторических примеров, которые говорят — не стоит. Мало кто знает, что самая богатая и очень маленькая европейская страна Люксембург за последние двести лет проиграла три войны, и после каждой теряла огромную часть своей территории. Тогда это была трагедия, но сейчас жители стран победителей — Германии, Франции и Бельгии — ездят туда работать, так как Люксембург — богаче.

С другой — на Донбассе есть люди, много людей, которые хотят жить в Украине. Нужно учитывать, что есть сосед, который сделал все возможное, чтобы люди на Донбассе не хотели жить в Украине.

К тому же никакая здравомыслящая украинская власть не может добровольно отказаться от Донбасса или сказать — «берите Луганщину, а дальше ни-ни». Так не получится. Сосед не остановится в Луганске. Запах крови и вкус легких побед будет двигать соседа все дальше и дальше. И не забывайте, что Киев — мать городов русских: это красиво ложится в имперскую идеологию.
— Оказалось ли для вас сюрпризом, что рейтинг Яценюка растет, несмотря на то что за последние два месяца он принял больше непопулярных решений, чем три его предшественника за семь лет? Общество реально созрело для реформ?

— То, что Яценюк начал эти реформы, — и есть причина моего осторожного оптимизма, о котором я говорил вначале. Касательно общества… Тут нет черного и белого. У вас увеличится счет за газ, вы будете этому радоваться? Не родился еще человек, который бы радовался, что будет платить больше. Другое дело — понимать и воспринимать. Значит, пока воспринимают… Но тут тоже есть проблема. Почему я говорю, что украинское правительство в очень сложной ситуации? Можно проводить непопулярные меры, но в недостаточном количестве. Если провести аналогию, то у пациента может быть внутреннее кровоизлияние и перелом руки. Перелом, конечно, надо лечить, но приоритет — кровоизлияние. А если лечить только перелом, , ему будет больно, но спасти его не удастся. И это самое обидное. Я не уверен, что в Украине сейчас лечат самое больное место.

— Какие болезни Украины вы бы посоветовали начать лечить новому президенту в первую очередь?

— Насколько я понимаю, у вашего президента не будет таких полномочий, но если говорить о власти в целом, то это, безусловно, коррупция. Вторая болезнь — она тесно связанна с коррупцией — это энергосубсидии. С этими болезнями нужно идти к хирургу. Если их удастся вырезать, то остальным болячкам можно прописывать лекарства и физиотерапию. Но с первыми двумя — только к хирургу.
— В одном из интервью вы сказали, что реформы надо начинать и активно проводить в первые 100 дней после смены власти. У нашего правительства уже срок на исходе, а масштабных реформ не было. Причем его трудно в этом винить: война, выборы, кризис. Украина опять упускает свой шанс?

— Про 100 дней — это не я сказал, а Каддафи. Хотя над ним не висела угроза потери власти, он хорошо понимал, что если растягивать реформы, то они увязнут, начнут пробуксовывать — и ничего не поменяется. В этом я с ним согласен: непопулярные реформы лучше всего проводить в первые 6-8 месяцев, потом будет сложнее.

Сейчас у Украины много сторонников, многие хотят помочь. Создаются экспертные группы (в одну из них я даже вхожу), консультационные советы. И многие эксперты предлагают все хорошенько изучить и разработать детальную дорожную карту реформ. Я всегда говорю, что вы можете разработать самый гениальный документ, но через 1,5 года он никому не будет нужен. Реформы нужны сейчас.

— За почти три месяца работы Кабмин Яценюка успел немало сделать, чтобы излечить одну из двух основных болезней — субсидии в энергетике, а вот с коррупцией дела обстоят неважно. Точнее, как раз хорошо — почти все осталось по-прежнему: берут. Как долго еще будет открыта возможность для проведения реформ?

— Я как раз недавно думал, почему в Украине так мало сделано в борьбе с коррупцией. Надеюсь, что это связано с грядущими президентскими выборами. Никто не хочет делать резких движений в преддверии выборов.

— Можно эффективно бороться с коррупцией, когда идет война?

— Не только можно, но и нужно. Война все упрощает, коррупционер — враг. Во время войны вам требуется больше ресурсов, а коррупция эти ресурсы поглощает. Например, чтобы удержать огневую точку, нужно 1000 патронов, а у вас 600, потому что 400 «съела» коррупция. И если не убрать коррупцию, то можно и войну проиграть. Никто реформ от хорошей жизни не делал.
— Нынешняя власть попробовала опереться в регионах на олигархов — Коломойский, Тарута, Немировский. Как вы оцениваете такой подход? Не будет ли в обозримом будущем для государства проблемой тот же Коломойский, который стремительно набирает политический вес и реальную власть в юго-восточном регионе?

— Я бы не говорил о подходе. Скорее, пытались опереться на личности, способные решить проблемы. В Днепропетровске получилось, в Одессе не очень.

Касательно возможных проблем… Консультанты любят обвинять во всех украинских бедах олигархов. Думаю, их роль в неприятностях страны преувеличена.

Кто такие олигархи первой волны? Это предприимчивые люди, которые заработали деньги в 1990-х, когда в стране было полное безвластие. Чтобы как-то защитить заработанное, они начали подобие государства каким-то образом создавать вокруг себя . Их в этом трудно винить. Поставьте себя на их место: у вас есть десять миллионов, кругом куча бандитов, стремящихся их отобрать, а милиция в лучшем случае ничего не делает. Будете ждать, пока бандиты вас убьют? Наверное, вы дадите денег ментам, чтобы они вас защищали. Так же поступили и будущие олигархи. То есть в отсутствие работающих институтов они создали свои или купили государственные.

Демократические сильные государства возникают по воле народа. Общество достигает консенсуса, что так больше жить нельзя, а надо создавать сильную демократическую страну. Если народ этого реально хочет, то олигархи не в силах этому помешать. Украинское общество уже проснулось, но еще не встало окончательно на ноги.

— Но государство сразу сильным не станет. А олигархам, обладающим финансовым и политическим весом, могут не понравиться непопулярные решения. Например, поднятие каких-то тарифов. Можно ли построить демократию и сильную страну с сильными олигархами?

— Не с олигархами, а с богатыми людьми. Можно. Исторически это так и происходило — между властью и крупным капиталом устанавливался договор о правилах игры. Посмотрите, как начинались все сильные демократии. Например, в Англии бароны договорились с королем Джоном, что ты, конечно, король, но деньги трать поаккуратнее, это все-таки наши деньги, и головы нам не руби. Давай, что ли, парламент создадим и будем вместе важные вопросы решать. Так 15 июня 1215 года была подписана Великая Хартия Вольностей. 799 лет назад.
— У основных кандидатов в президенты Порошенко и Тимошенко диаметрально разные подходы к решению вопросов с олигархами. Порошенко стремится договариваться, а Тимошенко — воевать. Какой подход для Украины более правильный?

— Я за «договариваться». А вообще ответ вы получите через двое суток. (интервью состоялось 23 мая — ред.) Если народ проголосует за Порошенко — то за «договариваться». А если за Тимошенко — то за «воевать».

— Какие пять проблем в экономике вы бы посоветовали решить новому президенту Украины в первую очередь?

— Не знаю точно всех полномочий президента, могу говорить о власти в целом.

Первое — как бы это ни было болезненно, довести отмену субсидий на энергоносители до конца, заменив их адресной помощью для малообеспеченных семей. Это сделает экономику сильнее и здоровее, Украину менее зависимой от России

Второе — коррупция. Почему в Украине так распространена коррупция? Очень много мест, где воруют, за всеми не уследишь. К тому же экономика не развивается, так как над ней очень много надзирающих. Поэтому надо сделать шаг, который позволит одним махом убить двух зайцев. Надо радикально дерегулировать экономику и убрать бюрократию. Ликвидировать даже те госорганы и ведомства, которые нужны нормальным странам. Сейчас ваши госорганы вообще не выполняют своих функций. Какая-нибудь госконтрольинспекция — она же реально никак не помогает украинцам, а деньги для себя зарабатывает. Понимаете, если можно купить техталон за $10-20, то лучше вообще техосмотр отменить. И так, и так у вас будут ездить машины с высоким уровнем выбросов.

К тому же в стране, где нет нормальной армии, полиции и судов, надо сначала создать эти первоочередные институты, а потом уже думать, какие вам еще нужны.

Поэтому из условных 3000 мест, где можно воровать, надо оставить 30 и тщательно следить, чтобы там не было коррупции. Это сократит коррупцию и облегчит существование экономике, даст ей толчок к развитию.

— Налоговая реформа — это приоритет?

— Безусловно, это часть второго пункта. Но не обольщайтесь, у вас не получится сделать какую-то фантастическую налоговую реформу. Например, отменить НДС. Я тоже хотел отмены НДС в Грузии, но это можно сделать в первый день революции. До назначения министра финансов. Как только сформировано правительство — НДС отменить невозможно. Не родился еще министр финансов, который скажет — да, конечно, давайте отменим НДС и не соберем в этом году половину денег в бюджет.

Поэтому у вас, скорее всего, будет система, в которой есть НДС, налог на прибыль, подоходный налог, налог на имущество и акцизы. Эту систему надо сделать простой и прозрачной. Да, это нелегко — но остальное еще сложнее.

Еще один очень важный вопрос, который необходимо решить власти, если она хочет иметь быстрорастущую экономику — это привлечение реальных иностранных инвестиций. Ежегодно вы должны получать не менее $10 млрд. Это критически важно, чтобы экономика росла быстро.
— Вы по-прежнему считаете, что Украина должна отказаться от независимой валютной политики и перейти на currency board (жесткая привязка к курсу одной из мировых валют) или вообще ввести расчеты в евро?

— Да. В мире около 200 стран, и только десяток качественных и независимых при этом валют — доллар, евро, швейцарский франк, йена… Думаю, сейчас гривне не надо пытаться стать одиннадцатой валютой.

Ни одной развивающейся стране не удалось вести качественную валютную политику. Центробанк — это очень сложный институт, намного сложнее, чем армия или МВД.

Большинство ваших успешных стран-соседей выбрали жесткую привязку своей валюты к евро или вообще перешли на европейскую валюту. У такой большой и сильной страны, как Китай, юань привязан к доллару. Центральный банк развивающейся страны, пытающийся вести независимую валютную политику, — это как пулемет в руках ребенка.

— Наверное, главный вопрос: как Украине вести себя с таким соседом, как Россия?

— Разворачиваться спиной. Но это не значит, что надо ставить преграды российским продуктам и капиталу. Нескромно так говорить, но мне нравится политика Грузии в отношении России. Когда Россия закрыла границу для наших товаров, мы не запретили ввоз российских. Россия ввела визы, мы сначала тоже ввели, но потом отменили.

И нужно рвать культурные связи. В первую очередь отказаться от российского телевидения — это источник яда.

Источник