Архив метки: isis

ISIS

Откуда пошел ИГИЛ

 

ISIS

Обычно у пропаганды есть несколько целей – удивить, запугать и убедить. Удивить легко – к примеру, согласно статистике Гугла, в русском интернете пропаганда разнесла «новость» о брюках Саакашвили, заправленных в носок, на 88 600 линков. Намного меньше, чем про галстук, который он якобы «съел». Запугать можно террористическими актами, существованием террористических организаций и, прежде всего, публикацией их «планов». Обычно об этих «планах» пропаганда знает намного лучше, чем сами организации. Собственно, после использования удивительных и пугающих новостей особо убеждать уже и не надо. ИГИЛ – очередное пугало, неизвестно, как и откуда появившееся.

Наверняка спецслужбы заинтересованных стран знают больше, чем то, что проникает в прессу. Если сравнить публикации об ИГИЛ в российской и западной прессе, то становится очевидным – российская пропаганда испытывает жгучий и малообъяснимый интерес к этой теме. Правда, не забывая всякий раз добавлять в скобках – «запрещенная в России организация». Это – как пропагандистская мантра, которая великолепно оседает в сознании россиян, после чего у них вообще не появляется желания самим попытаться разобраться – что это такое. Если вы зайдете в Википедию, то обнаружите несоответствие статьей об ИГИЛ в русской и в английской версиях. Как будто написано о разных организациях с разными целями и задачами.

В начале 2015 года, согласно данным журналиста Энн Уивер, половина боевиков ИГИЛ составляли иностранцы. В докладе ООН пишется, что в ИГИЛ среди боевиков представители более 80 стран, общее число 15 тысяч человек. Американская разведка считает, что в сентябре 2015 года наблюдалось увеличение боевиков-иностранцев до 20 тысяч, ЦРУ сообщает о 30 тысячах. Из поставщиков боевиков Россия занимает третье место – 2500 человек, Узбекистан – 500, Туркменистан – 360, Казахстана – 250, Азербайджан – 200-300, Таджикистан – 190, Кыргызстан – 100, Украина – 50, Грузия – 30.  Цифры приблизительные и отличаются от данных МИД России, согласно которым, в составе ИГИЛ 500 граждан Кыргызстана, 600 – Узбекистана, 300 – Таджикистана, 200-250 – Туркменистана, 200-250 – Казахстана. Россиян меньше 2000 тысяч.

*

Не удивляйтесь, но в русской и английской версии Википедии совершенная разная оценка финансовой состоятельности ИГИЛ. В русской – описание в несколько абзацах ограбления нескольких банков и немного — о продаже нефти. В английской же о банках только упоминается, и то с сомнением, были ли ограбления, но много и подробно написано о механизме контрабанды нефти. Много и других различий, но поводом, чтобы написать о своих сомнениях, стало другое обстоятельство – каким образом в ИГИЛ оказалось несколько тысяч выходцев из стран бывшего СССР и больше всего – из России.

Русская Википедия утверждает, что главными вербовщиками являются социальные сети. Если бы социальные сети были бы такими действенными, то почему они не собирают митинги и многочисленные акции в защиту прав населения? Представьте себе обычного россиянина, например, дагестанца или татарина, который насмотревшись пропагандистские ролики ИГИЛ в Фейсбуке, покупает авиабилеты, которые стоят в среднем 1600-1800 долларов, и летит. Но куда? Прямо в Дамаск в лапы военной разведки или службы безопасности, которые официально противостоят деятельности ИГИЛ. Или в Стамбул – в руки турецкой контрразведки?

*

Обычно у российской пропаганды с географией всегда плохо. В годы второй чеченской войны полковник ФСБ Илья Шабалкин много говорил об афганских моджахедах, которые вдруг появлялись в чеченских горах. Полковник не признавался, каким самолетом или воздушным шаром они прилетели, но говорил – российская пропаганда обычно не выносит логики. Ладно, несколько тысяч человек из бывшего СССР как-то добрались до Сирии, а на какие деньги? Кто им покупал билеты? Если покупал кто-то, то почему российское ФСБ и их коллеги из постсоветских стран ничего об этом не знали? У них вообще нет контроля на границах? Не поверю.

Все, кто когда-либо участвовал в обычных кастингах, отборе кандидатов на работу, знает, как важно выяснить критерии и способности людей. Кто занимался отбором кандидатов в боевики ИГИЛ на территории России и постсоветского пространства? Вряд ли это один человек для нескольких тысяч кандидатов. Где проводился отбор? Можно предположить, что в мечетях, но они находятся под контролем государства. Где – то место, или места, где происходила встреча с кандидатами, собеседования, кто занимается проверкой кандидатов для выявления агентов или осведомителей? Сколько времени длиться проверка и проверка качеств кандидата. Как определяется его боеспособность, умение владеть оружием и техникой? Мелькали имена профессиональных военных, которые поехали воевать за ИГИЛ, например, полковник МВД Таджикистана Гулмурод Халимов, возможно, есть и другие примкнувшие профессионалы, но не все же. Мои таджикские коллеги утверждают, что большинство боевиков из таджиков вербуют на территории России. Как? Почему не знает посольство Таджикистана?

По всей видимости, такая же ситуация с боевиками из других постсоветских стран, но больше всего – из России. Что в таком случае делает ФСБ? Почему она только постфактум рассказывает о количестве, но практически ничего – о том, как они попадают в Сирию? Самое непонятное во всей этой истории – идеологическая подоплека, ведь, как утверждает пропаганда, среди боевиков много людей и не рожденных в мусульманских семьях. С другой стороны, мало кто согласиться погибать в другой далекой стране за бредовую идею. За всю историю создания военно-политических организаций религиозного толка не было ни одного случая, когда они смогли изменить идеологию, а тем более политическое устройство мусульманских стран. Наверное, самая удачная, но не долговременная – Объединенная Арабская республика, с 1958 года союз Египта и Сирии, через три года Сирия вышла. В 1971 году была еще одна попытка – была создана Федерация арабских республик – с участием Египта, Ливии и Сирии. В 1977 году распалась и она. В 1980 году предпринимал еще одна попытка – объединение Ливии и Чада, но также неудачная.

*

Впрочем, за последние несколько веков были разные неудачные попытками создать подобные объединения по признаку какой-либо одной мировой религии. Слишком велики экономические, геополитические, но прежде всего клановые и племенные противоречия. Исламский мир не менее и не более противоречивый, чем христианский, поэтому никакая идея объединения по религиозному признаку не имеет перспективы. Кроме кратковременной пропагандистской кампании. Поэтому те несколько тысяч боевиков ИГИЛ, приехавших из стран постсоветского пространства и воспитанные в нескольких поколениях в коммунистической идеологии, скорее всего объединяет что-то иное, и не последнее место в этом интересе занимают деньги. А также, как свидетельствуют многочисленные публикации, видна активность российских спецслужб, собирающих в одном месте силу для осуществления совершенно иных задач, нежели построение мифического «исламского государства». Очевидно, что ИГИЛ изначально создавался как террористическая организация для выполнения специфических операций геополитического свойства.

Можно предположить, что появление в 2014 году ИГИЛ в Сирии связано с идеей Путина закрепиться на Ближнем Востоке, попытаться отсюда влиять на процессы, к которым Кремль не причастен, но очень бы хотел стать партнером. Не получится партнером – то под рукой будет большая военная база, и не одна. Кроме незначительного присутствия России во Вьетнаме, на базе Камрань, Сирия осталась единственной странной, которая может стать для Россия стимулом для «вставания с колен» уже в геополитике. ИГИЛ как раз годится для того, чтобы напугать мир и стать предлогом военного присутствия России. ИГИЛ планировался как сетевая организация с многочисленными отделениями в других странах, прежде всего, в Европе – для запугивания тех европейских лидеров, которые не хотят видеть и признавать амбиции Путина.

ИГИЛ – это внешняя российская сила, внутренняя – сопутствующие  организации и лидеры, которые придумали для Путина «русский мир». В равной степени ИГИЛ и «русский мир» выполняют одинаковые задачи одинаковыми методами, за исключением массовых казней. Здесь разработчики используют уже известные наработки российских спецслужб в Чечне по запугивания населения – похищения, публичные казни, отрезанные головы. «У «русского мира» сходной по эмоциональности акцией устрашения был «парад побежденных» в Донецке 24 августа 2014 года. Боевики «русского мира» отрезали уши военнослужащим украинской армии, демонстрировали издевательства над ними, в том числе имитацию расстрела. Но демонизировать «русский мир» было нельзя, а «исламистов» – пожалуйста.

*

Когда-то советские спецслужбы создали большое количество террористических организаций, громко называемых «национально-освободительными движениями». Примерно так, как в конце 80-х – начале 90-х создавали сепаратистские движения в Абхазии, Карабахе и Приднестровье. Везде исполнителями были местные: у Курдской рабочей партии – курды, у ХАМАС – палестинские арабы, в Никарагуа — Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО), в Анголе – Народное движение за освобождение Анголы – Партия труда (МПЛА). И еще несколько десятков других, получавших стабильное финансирование из СССР. Путин об этом прекрасно знает, еще живы создатели современного просоветского терроризма.

Кто может стать ИГИЛовцем? Кто угодно – безработный, кадровый офицер, фанатик неясной ориентации. Главное – найти таких и соблазнить, кого деньгами, кого «небесными гуриями», кого – карьерой. И, конечно, главным подспорьем является пропаганда, без нее ИГИЛ – ничто. Если внимательно почитать российскую прессу, то окажется, что ИГИЛ – «основная сила», противостоящая режиму Асада. А бомбит российская авиация в основном не ИГИЛ, а реальную оппозицию. И как только в Мюнхене договорились о перемирии с оппозицией, то ИГИЛ не был признан силой, против которой будут прекращены боевые действия. И что сделала Россия? Начала вывод своих войск из Сирии.

Олег Панфилов

Профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

http://ru.krymr.com/content/article/27632852.html

 

Георгий Мирский востоковед

Сирия, ИГИЛ, сунниты, шииты — кто есть кто

Чем грозит Европе «кризис беженцев», как Запад провинился перед Востоком, откуда взялось Исламское государство — об этом в интервью «Фонтанке» рассказал востоковед, политолог, историк, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский.

Георгий Мирский востоковед

— Европа переживает «кризис беженцев». Почему они бегут в Евросоюз, почему их не спасают более благополучные мусульманские страны?

– Этот кризис, прежде всего, – следствие войны в Сирии, больше всего беженцев оттуда. На втором месте – беженцы из Ирака, где тоже война. На третьем – беженцы из Афганистана, там тоже война. Дальше – из Сомали, это тоже война. И из Ливии – где тоже война. А уже на последнем месте – беженцы из стран тропической Африки, там войны нет, но люди просто умирают от голода. И больше всего они как раз бегут в мусульманские страны. Сейчас в Ливане 2 миллиона беженцев из Сирии, а там своего населения – всего 4 миллиона. То же самое – в Иордании. Но Ливан и Иордания – бедные страны, сколько народу они могут прокормить? А до Саудовской Аравии беженцам не добраться. Да и кто их туда пустит? Поэтому они бегут в Европу. Им и в голову не приходит задумываться о религии. Они бегут от мусульман, которые их убивают, к христианам, которые их кормят. Они бегут от смерти и от голода. Они счастливы уже потому, что попадают в страну, где можно спокойно жить, можно работать, где их могут накормить.

— С точки зрения распространения не ислама, а именно исламистских взглядов, это не опасно?

– Конечно, опасно! Потому что следующее поколение уже забудет, что их отцы и матери нашли в этих странах приют, спасаясь от голода и смерти. Следующее поколение начинает вести себя по-другому. А кругом культура другая, цивилизация другая, отношение к женщинам совершенно другое. Исламистам противно смотреть на светское государство. Для настоящего исламиста, побывавшего в Америке или Англии, так называемое равноправие женщин – это проституция.

— А чувство благодарности к стране, которая их спасла?

– У первого поколения беженцев оно есть. Сейчас они благодарны. Приехала молодая девушка, она благодарна. Через 10 лет у неё родятся пятеро детей. Она не будет работать, будет получать пособие. Она даже не станет учить язык той страны, где живёт.

— Но западные страны, в частности – Германия, создают для беженцев целые программы, чтобы те получали образование, работали, делали карьеру.

– Некоторые так и поступают. Есть люди, которые хотят стать квалифицированными специалистами, сделать карьеру, в совершенстве осваивают язык, хотят играть какую-то роль в новой стране. Но таких меньшинство. А большинство культуру новой страны терпеть не может.

— Может быть, когда на Востоке закончатся катаклизмы, они захотят вернуться домой, к родной культуре?

– Никогда в жизни исламисты не захотят вернуться в свою страну. Там их ничего хорошего не ждёт. Там их будут ловить, как преступников, и убивать. В христианской стране исламисты чувствуют себя гораздо свободнее, легче, вольготнее.

— Отказать им в приюте Европа не может, потому что сейчас им действительно нужна помощь. Можно ли как-то интегрировать этих людей в европейскую культуру?

– Если бы я знал ответ, то мог бы претендовать на Нобелевскую премию.

— В израильской прессе на днях появились сообщения о том, что Россия «приступила к военной интервенции в Сирию». Пишут, что на авиабазу под Дамаском прибывают российские самолёты. Это правда?

– Чепуха. Вся авиация Башара Асада – это и так российские самолёты. И танки, и пушки – всё у него и так российское. Что тут может быть нового? А людей туда посылать никто не будет.

— В июне президент Путин говорил о создании коалиции для борьбы с Исламским государством в Сирии. Может быть, это военная помощь в рамках коалиции?

– Коалиция была создана год назад американцами. Но Россия отказалась в ней участвовать. Россия предложила другую коалицию, но это так и осталось на словах.

— Дамаск не одобряет коалицию, созданную США, называет её участников «странами, причастными к происходящему в Сирии кровопролитию». За пределами Сирии тоже есть такая точка зрения, что события на арабском Востоке – дело рук США. Как именно они «причастны к кровопролитию» в Сирии?

– А при чём здесь США? В Сирии это началось 4 года назад, когда мальчишки в городе Дера на юге страны ночью вышли на улицу и стали писать граффити: «Народ требует свержения режима». То есть они потребовали того же самого, чего требовали за месяц до того в Тунисе. В Египте. В Ливии. Их стали хватать, пытать, расстреливать. Поднялись их родственники, знакомые. Начали расстреливать их. И пошло, пошло… Когда диктатор бросает войска убивать мальчишек, когда их семьи, родственники, знакомые начинают выступать, причём происходит всё это в стране, где 75 процентов населения – сунниты, а 12 процентов – шииты, алавиты, то раскручивается всё дальше и дальше. И чем дальше раскручивается – тем больше люди выступают. У армии не хватает сил, люди не хотят воевать. Войска алавитов боеспособны, но их слишком мало.

— Шииты, алавиты – это правительство Асада, а оппозиция – сунниты, так?

– Да. Вот как вы думаете: почему правительственная армия, вооружённая до зубов российским оружием, уже 4 года не может справиться с группой, которую Асад называет бандитами, наёмниками и уголовниками?

— Почему?

– Моральный дух другой. Среди суннитов, которые и подняли восстание, наверх вышли исламисты. А для исламиста великое счастье – умереть за веру. Против них выступает армия, которая тоже в большинстве состоит из суннитов. И они не хотят воевать против исламистов. Солдаты – это люди, думающие о том, как бы вернуться домой живыми. А против них – исламисты, мечтающие умереть за веру. Так продолжается 4 года, а Асад контролирует не больше 20 процентов территории. И эту войну он никогда не выиграет.

— Но мы ведь говорим не только о Сирии, «арабская весна» в большей или меньшей степени затронула почти два десятка исламских стран Азии и Африки, где есть противоречия между шиитами и суннитами…

– Вот! Ислам раскололся на шиитов и суннитов 1300 лет назад, с тех пор началась война между шиитами и суннитами. Америки ещё на свете не было! И в каждой стране, где есть шииты и сунниты, они друг друга терпеть не могут. Мне только сегодня прислал письмо сын, который сейчас в Германии на конференции. Зашёл разговор о расколе в исламском мире. «Какой может быть раскол? – говорят мусульмане. – Нет никакого раскола». Их спрашивают: как же, а шииты? «Шииты? А кто вам сказал, что они мусульмане?»

— Религиозным противоречиям 1300 лет, правители в странах, охваченных «арабской весной», сидели десятилетиями. Что спровоцировало взрыв в 2011 году?

– Какую-то одну главную причину назвать нельзя. В этих странах царит фрустрация, неудовлетворённость: ничего у них не получается, демократии не получается, социализма не получается, реформы не получаются. С Израилем справиться – тоже не получается, евреи бьют их каждый раз в каждой войне. Всё плохо. Коран говорит: «Вы лучшая из общин, появившаяся на благо человечества». А получается – кто правит миром? Какие-то паршивые американцы! Объедините всё это – и вы поймёте, что в основе – глубокий моральный кризис, нравственный кризис. Экономический кризис. Всё сплелось воедино. Только одно дело, когда это происходит в такой стране, как Кувейт или Бахрейн, где человек может поехать лечиться за границу за счёт государства, взяв с собой бесплатно ещё и сопровождающего. Другое дело – страна вроде Йемена, где люди – полуголодные, или нищий Судан.

— А ведь это всё нефтяные страны.

– Нефтяные богатства у Судана огромны, но эти идиоты, Север и Юг, не могут друг с другом поладить. Поэтому им и нефть ничего не даёт. Они не могут её вывозить: добывают в одном Судане, а вывозят через другой. И друг с другом воюют.

— Но «арабская весна» охватила не только бедные страны.

– В богатых Саудовской Аравии, Кувейте, Бахрейне, Омане всё прошло относительно тихо. Но Ливия – тоже богатая страна. Так что дело не в бедности или богатстве.

— Вот как раз насчёт Ливии – так тут Россия обвинила США открытым текстом: «Хаос стал прямым следствием безответственного вмешательства США».

– В Ливии для половины населения, востока страны, Каддафи никогда не был приемлем. В Киренаике (нефтеносный регион Ливии, начавший восстание. – Прим. «Фонтанка») его всегда терпеть не могли. И он отвечал им тем же. Когда-то должен был наступить взрыв. И вот настал момент, когда люди начали писать лозунги против режима. Их схватила полиция. Родственники пошли их освобождать. Родственников расстреляли. Тогда уже другие люди заняли помещение полиции, захватили оружие. Начались столкновения с полицией. Пошло дальше. Народ восстал. А Каддафи, вместо того чтобы по-человечески выступить перед людьми, сказал им: «Вы крысы и тараканы, мы вас всех выжжем, ни одного дома не останется». И послал самолёты бомбить этих людей. Бенгази, главный город восточной области Киренаике, выгнал войска Каддафи. Тогда тот двинул туда танковую колонну. Всё это вызвало в мире возмущение. Вопрос был поднят в Совете Безопасности ООН. Президентом России тогда был Медведев, и Россия не стала налагать вето. Было принято решение создать над Ливией бесполётную зону. Французская авиация налетела и разбомбила к чёрту эту танковую колонну. Тем самым спасли Бенгази, иначе Каддафи залил бы его кровью. После этого восточная часть страны отделилась. Началась война между востоком и западом.

— А американцы-то как в этом участвовали?

– Американцы в этом вообще не участвовали. За исключением двух дней, когда они послали несколько ракет «Томагавк», чтобы уничтожить зенитную артиллерию ПВО Каддафи.

— Нас во всех этих конфликтах больше всего интересует сила под названием Исламское государство…

– Это тоже сунниты.

— Как оно появилось?

– А оно появилось благодаря товарищам Брежневу, Громыко, Устинову.

— Подождите, я читала ваши же статьи о том, что оно отпочковалось от «Аль-Каиды».

– Так я об этом и говорю. Откуда, по-вашему, «Аль-Каида» взялась?

— Американцы.

– Ничего подобного. Была война в Афганистане. Туда вошла советская армия, чтобы помочь марксистскому правительству. Это был первый случай, когда войска неверных вторглись в страну, где шла война между сторонниками ислама и сторонниками марксизма. И тогда во всём исламском мире был брошен клич: «Джихад! Неверные вторглись в мусульманскую страну!» И арабские добровольцы, юноши, поехали туда. Они создали организацию, которую назвали «Аль-Каида». Во главе встал бен Ладен. Но поскольку в это время шла «холодная война», то Рейган, не будь дурак, конечно, в это дело вмешался. И через пакистанцев дал оружие.

— «Аль-Каиде»?

– Не только. Против советской армии воевали афганцы, моджахеды. Те, кого у нас называли душманами. Их было 90 процентов. А «Аль-Каида» – это было несколько тысяч арабов. Потом, когда советская армия не выиграла войну и ушла, американцы потеряли интерес к Афганистану.

— Но осталась «откормленная» ими и вооружённая «Аль-Каида».

– Осталась «Аль-Каида», и бен Ладен сказал: мы разгромили одну сверхдержаву, советское знамя сброшено в мусорную яму, теперь мы возьмёмся за вторую сверхдержаву. Через несколько лет они начали действовать в США – и, наконец, взорвали башни-близнецы. Вот после этого бен Ладен стал создавать филиалы своей организации, в том числе в Ираке. Как раз тогда там американцы устроили свою интервенцию. Это было бен Ладену очень на руку. Американские войска вторглись в Ирак – и началось то же самое, что было в Афганистане: был объявлен джихад. И такие же люди, как те, что воевали против советских солдат в Афганистане, хлынули в Ирак – воевать против американцев.

— Буш повторил ошибку СССР?

– Конечно! Только ещё хуже. Потому что советская армия в конце концов ушла – и нам нет дела до Афганистана. А от ошибки Буша пострадали американские интересы на Ближнем Востоке. Иран поднялся во весь рост. Саддам Хусейн был его главным врагом, а американцы его уничтожили. Это была страшная ошибка, страшная. Но уже ничего не поделаешь.

— Как филиал «Аль-Каиды» в Ираке превратился в Исламское государство?

– Американцы же принесли в Ирак демократию, а демократия – это всеобщие выборы. И на выборах выяснилось, что 60 процентов населения Ирака – шииты. А суннитов всего 25 процентов. То есть, по логике, шииты должны были встать во главе государства. Тогда сунниты подняли войну. Им на помощь пришли алькаидовцы. Выиграть войну они не смогли – ушли в Сирию. К этому времени наступила «арабская весна», в Сирии началась гражданская война. Там алькаидовцы начали воевать против шиитов. Захватили несколько районов, в которых добывается нефть. И стали продавать нефть по демпинговым ценам. Получили деньги – начали закупать оружие. И вернулись обратно в Ирак. Только уже под другим названием – Исламское государство Ирака и Сирии. Потом назвали себя халифатом. Захватили треть Ирака и треть Сирии. От «Аль-Каиды» они откололись, у них даже отношения плохие. Вот и всё. И при чём тут американцы?

— Как раз из ваших слов получается, что очень даже при чём.

– Почему?

— А ошибка с Ираком?

– С Ираком – да. Но бен Ладен ведь создал филиалы своей всемирной террористической сети не только в Ираке, но и в Африке, и на Аравийском полуострове, в разных местах. Американцы к этому не имели отношения. Они быстро поняли, что это страшный враг. Только было уже поздно. Лет тринадцать назад я был в Иракском Курдистане, и мне прочли листовку местного филиала «Аль-Каиды». Это было обращение к молодым бойцам: «Ты спрашиваешь, брат мой, почему мы должны убивать американцев? Потому что американцы – это те же евреи, которые отняли у нас Палестину и захватили Иерусалим».

— Чем Исламское государство отличается от «Аль-Каиды», которая тоже провозглашала целью создание халифата?

– Это уже другие люди, другое поколение. У них другая идеология. Вместо того, чтобы устраивать террористические акты в Америке, в Англии или других странах, они создали халифат. Молодёжь хлынула к ним со всего мира. Те, кто вовсе не захотел бы устраивать взрывы в Америке или в Англии, поехали к ним. Хотя это двойная глупость. Кого они убивают в Сирии, в Ираке? Арабов. Они воюют против своих же – шиитов. То есть убивают своих же братьев.

— Так они шиитов братьями не считают.

– Да, но ехать откуда-то из Австралии в Сирию, чтобы там убивать шиитов, защищая ислам, это уже полный идиотизм. Тем не менее так происходит.

— Они опаснее, чем «Аль-Каида»?

– Конечно!

— «Аль-Каида» распространялась везде и могла устроить теракт где угодно, а эти себя назвали Исламским государством Ирака и Леванта. Левант – это всё-таки ограниченная территория на востоке Средиземного моря.

– Нет, это раньше они себя так называли. А теперь от этого отказались. И называют себя просто – Исламское государство. Халифат – это халифат. От Франции до Китая.

— Их расширение – реальная угроза?

– Кто ж это может знать? Думаю, об этом думают и Обама, и Путин, и все президенты и короли.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Справка:

Георгий Мирский — востоковед, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РФ. Специализируется на странах Ближнего Востока, темах исламского фундаментализма и международного терроризма. Окончил в 1952 году Московский институт востоковедения, защитил кандидатскую диссертацию по новейшей истории Ирака и докторскую — о роли армии в политике развивающихся стран. В советское время был профессором МГИМО и сотрудником отдела Азии, Африки и Латинской Америки журнала «Новое время». В 1990-е читал лекции в университетах США, за счёт стипендии фонда Макартуров проводил исследование по теме «Межэтнические отношения в бывшем Советском Союзе как потенциальный источник конфликтов». В настоящее время — профессор Высшей школы экономики (факультет мировой экономики и мировой политики) и Московской высшей школы социальных и экономических наук, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН.

Первоисточник