Архив метки: ЛНР

Как пересечь линию соприкосновения: правила и советы

 

Война внесла в наш привычный быт новое понятие: линия соприкосновения. Если ранее жители Донбасса спокойно перемещались по своему родному краю, посещая родственников и приглашая гостей, то сегодня ситуация кардинально изменилась. Пропуска, блокпосты, демаркация. Эти и прочие слова нежеланно, но неминуемо вошли в нашу жизнь. Informator.lg.ua совместно с благотворительным фондом «Восток-СОС» подготовили ответы на ряд вопросов, связанных с пересечением линии столкновения. Что нужно делать, чтобы избежать проблем, и как правильно пересекать «шрам» на теле страны, под названием «линия соприкосновения»?

Где и как пересекать линию разграничения?

Как мы уже знаем, а многие из нас не раз проверили на себе: пересекать линию разграничения можно только через ряд официальных КПВВ (контрольных пунктов въезда-выезда). Таковых в Донецкой области официально действует четыре (Зайцево, Марьинка, Новотроицкое и Гнутово), в Луганской области – на данный момент времени – пока ни одного (КПВВ в Золотом и Станице Луганской временно не функционируют). Есть, конечно, и нелегальные лодочные переправы, и тайные тропки среди минных полей. Но стоит ли рисковать жизнью и нарушать закон?

«Однажды мне предлагали пересечь линию разграничения в обход блокпоста в Станице. Там один местный проводник за небольшую плату собирал группу людей и вел их непонятными тропами. Я отказался. А, говорят, некоторые и взрываются на растяжках, и погранцы часто ловят. Это большой риск, опасно», — рассказал Всеволод, житель Луганска.

Какие документы брать с собой?

Прежде всего, вам необходим паспорт, либо другой документ, удостоверяющий вашу личность с фотографией, а также электронный пропуск. Его можно легко оформить на веб-портале Штаба АТЦ при СБУ по адресу urp.ssu.gov.ua. Пропуск оформляется абсолютно бесплатно, в течение 10 календарных дней с момента подачи заявки. При подаче заявки вовсе не обязательно сканировать какие-либо документы и фотографии. Если при заполнении данных вы допустили ошибку, то не стоит судорожно глотать валидол: вы можете написать письмо по адресу atc@ssu.gov.ua, в котором нужно указать номер заявки, а также описать суть проблемы и приложить скан-копию вашего паспорта. Стоит учесть, что обратного ответа вам не придет, поэтому было бы мудро лично проверить по вашему аккаунту на веб-портале, внесены ли изменения в поданную заявку и исправлены ли ошибки.

Если в течение десяти дней на сайте рядом с вашей заявкой написано – «оформлено», – значит, все в порядке – можно смело ехать. Если вам отказали в оформлении пропуска, значит, возможно, вы некорректно указали свои паспортные данные. Вы можете подать повторную заявку через сайт, если ваша заявка была отклонена, либо вы допустили ошибку в серии и номере паспорта. В случае, если ваша заявка не была отклонена, и ошибка допущена не в серии и номере паспорта, то вы не сможете повторно подать заявку через сайт. В таком случае необходимо будет написать заявление на имя Координационного центра, либо одной из координационных групп. В заявлении нужно будет изложить краткую информацию о поданной заявке (номер заявки, ФИО, дата рождения, серия и номер паспорта, место регистрации и фактического проживания – желательно писать из справки переселенца), указать, в чём именно допущена ошибка и на что должно быть исправлено. К заявлению прикрепляется копия паспорта. Заявление лучше подать лично, чтобы на втором его экземпляре проставили штамп о принятии, а если такой возможности нет — отправить почтой заказным письмом с уведомлением о вручении, а квитанцию и уведомление сохранить (письмо не обязательно должно быть отправлено вами лично).

Пропуск(электронный тоже) имеет срок действия год. Затем надо снова возобновлять иначе на блокпосту развернут обратно.

Что делать в случае, если у вас нет документа, удостоверяющего личность? Допустим, паспорт сгорел в пожаре в результате боевых действий, был утерян или украден? И, подходя к пункту пропуска, вы трясетесь от страха, ведь вам нечего «доставать из широких штанин»?

Если вы хотите попасть с подконтрольной территории Украины на временно оккупированную, то без документа, удостоверяющего личность, пересечь линию разграничения невозможно. Вас просто не пропустят. Поэтому и пытаться не стоит.

Если вы, находясь на неподконтрольной территории, лишились паспорта, и едете восстанавливать документы, то стоит подойти к старшему на КПВВ и объяснить ситуацию. Так как восстановить документы на оккупированной территории невозможно, высока вероятность, что вас пропустят на территорию, подконтрольную Украине, если вы, конечно, не числитесь в списках членов и пособников незаконных вооруженных формирований (НВФ). Если вы точно знаете, что у вас нестандартная ситуация и у вас возникнут проблемы с пересечением линии соприкосновения, рекомендуем предварительно позвонить и сообщить о проблеме по телефону 095 3748250.

Если вы пресекаете линию разграничения на автомобиле, то необходимо с собой, кроме личного паспорта и пропуска, иметь технический паспорт на авто, а если транспортное средство принадлежит не вам – также необходима нотариально заверенная доверенность.

Как пересекать «линию соприкосновения» детям, которым еще нет 16-ти?

Во всех случаях, ребёнок должен иметь с собой свидетельство о рождении, а также на него должен быть оформлен пропуск.

Прежде всего, для поездки на территорию, неподконтрольную Украине, ребенку нужно письменное согласие родителей, а также сопровождающий – отец или мать, или кого-то из уполномоченных ними людей. Если ребенок едет с одним из родителей, то необходимо нотариально заверенное согласие второго из родителей. Если ребенок едет без родителей, он должен ехать в сопровождении лица, достигшего 18-ти лет и уполномоченного обоими родителями на сопровождение ребёнка. Такое согласие не требуется, если у второго родителя нет гражданства или он является иностранцем, а также в случае смерти или лишения родительских прав одного из родителей, а также признания его недееспособным.

Что делать, если ребенку, не достигшему 16-летнего возраста, нужно выехать с оккупированной территории? В таком случае, необходимо иметь свидетельство о рождении ребенка, документ, удостоверяющий личность сопровождающего, а также оформить пропуск. Стоит отметить, что для выезда ребенка с неподконтрольной территории, нотариально заверенного разрешения родителей, либо одного из них не требуется!

В случае, если ребенок родился в 1998 году и позднее, и не успел на оккупированной территории оформить паспорт, нужно взять с собой свидетельство о рождении ребенка и документы, удостоверяющие личность сопровождающего.

Если ребенок родился уже во время проведения АТО и не имеет свидетельства о рождении украинского образца, то вывезти его можно, предъявив документы сопровождающего, удостоверяющие личность, и разрешение физического лица, куда вносятся все данные на ребенка.

Что можно, а что нельзя перевозить через линию разграничения?

Можно перевозить товары на общую сумму не более 10 000 гривен и весом не более 50 килограмм (кроме спирта, алкогольных напитков, пива, табачных изделий, нефтепродуктов, сжиженного газа, автомобилей, кузовов к ним, прицепов и полуприцепов, мотоциклов).

Если вы покидаете оккупированную территорию, то разрешено вывозить любые личные вещи, бывшие в употреблении: кухонную утварь, посуду, постельное бельё, игрушки, книги, мебель, инструменты, бытовые осветительные приборы, канцелярию, ковры… Одним словом, все то, что поможет вам на новом месте почувствовать частичку привычного уюта, оставшегося от «прошлой жизни».

«Для нас переезд из «ЛНР» в Украину был и праздником, и огромным стрессом одновременно, — рассказывает Лариса, переселенка из Брянки, ныне живущая в Полтаве. – Мы везли с собой все вещи домашние – и мебель, и личное всякое, то, что сердцу дорого. Так на блокпостах и «республиканских», и украинских перерыли все вверх дном. Оно, конечно, и понятно: бдительность не будет лишней в наше время, но все же, неприятный осадок, когда перетрясут все твои любимые книги, копаются, простите, чуть ли не в белье, в поисках всякого оружия и наркотиков. Отдельная история про кота: думали соседям отдать, но все же вывезли и его, сделав все нужные документы. Мурлыка поездку перенес мужественно», — делится воспоминаниями переселенка.

Сколько можно перевозить с собой денег?

Однозначного ответа на этот вопрос нет, так же, как и официальных ограничений. Здесь главное помнить: чтобы вас не обвинили в финансировании терроризма и прочих смертных грехах, необходимо при возможности иметь с собой документы, подтверждающие легальность происхождения ваших денег. К примеру, вы продали дом, или получили зарплату. Чем больше у вас с собой документов, подтверждающих происхождение денег, тем выше вероятность, что вас пропустят. Не рекомендуется прятать деньги в автомобиле, вещах, и нижнем белье. Если на КПВВ у вас обнаружат спрятанные деньги, тем самым вы вызовете к себе лишние подозрения, и вероятно, будете задержаны для дальнейшей проверки, а ваши финансы временно будут изъяты.

Бывалые «ездоки» советуют не брать с собой в дорогу много наличности. Официальные источники не рекомендуют перевозить наличными суммы, превышающие 50 000 гривен. Некоторые считают, что и больше 5 000 порой везти нежелательно. Лучше предусмотрительно перевести все остальные средства на банковскую карту.

«Тут как повезет, а вообще от смены и настроения солдат многое зависит, — говорит Александр, предприниматель из Стаханова. — Я, бывало, «налом» и по сто тысяч провозил, и все нормально, а иногда и к пяти тысячам наличкой придраться могут. Поэтому стараюсь сейчас «нал» не брать с собой в больших количествах. А прятать деньги – смысла ноль, все равно найдут», — считает предприниматель.

Лекарства, еда и алкоголь: берите всего в меру

Этот вопрос особенно волнует жителей неподконтрольных территорий, закупающих в Украине дешевые и проверенные лекарства. Согласно официальным правилам, перевозить можно не более пяти упаковок одного наименования лекарства на одного человека. Естественно, о перевозке наркотических и психотропных препаратов и их прекурсоров – и речи идти не может. Также не советуется брать с собой сильнодействующие комбинированные препараты: это может вызвать у сотрудников КПВВ дополнительный интерес к вам. Еще важно иметь при себе чеки из аптеки, где приобретались лекарства. Если вы не наркодилер и не коммерческий курьер, вероятнее всего, вы спокойно провезете свои лекарства.

С продуктами питания ситуация ясна: если вы везете еду на сумму не более 5000 гривен на одного человека и весом не более 50 кг, то вас пропустят без проблем. Ежели ваш багаж больше похож на ассортимент оптового склада продуктов, то тут уже в вас могут заподозрить «кормильца сепаратистов», если вы направляетесь на неподконтрольную территорию. Умеренность во всем – вот главный принцип.

Любители выпить и покурить могут не бояться: везти алкоголь и табак через линию разграничения также можно. Вопрос – сколько?

Один человек с собой можно взять не более 5 литров пива, 2 литров вина, 1 литр крепких напитков, например, водки, или других – крепостью более 22%. Естественно, если вам уже есть 18 лет и все это «добро» вы везете в ручной поклаже. Курильщики спокойно провезут 200 сигарет (10 пачек) или 50 сигар, или 250 грамм табака. Большее количество желательно не брать. Если и возьмете лишку – лучше угостить солдат на КПП – может, быстрее пропустят.

Жизнь –ценнее всего

И самое главное: согласно законам, если вы находитесь в зоне боевых действий, или вашей жизни угрожают на неподконтрольной территории, и есть риск для вашего здоровья, вы стали жертвой насилия на оккупированной территории – в таких случаях можно пересечь линию разграничения без пропуска. Для этого нужно обратиться на ближайший украинский контрольный пункт пропуска, где рассмотрят вашу ситуацию и поспособствуют свободному пресечению линии столкновения.

Подготовил Алексей Кириллов для Informator.lg.ua

 

Про амнистию

 

Амнистия предусмотрена Минскими договоренностями. Для амнистии УЖЕ принят закон. Он не подписан Порошенко. Как только Президент его подпишет, он вступит в действие. Амнистию не запускают сейчас потому что она пойдет под выборы и будет действовать только месяц! Чтобы попасть под нее надо будет сдать оружие, боеприпасы, технику и накатать на самого себя бумагу, что ты хороший и плохих статей УК не нарушал с просьбой дать амнистию от тех статей, по которым она предусмотрена. Все кто такую бумагу не напишут в течении месяца (!) после начала амнистии — гуляют садом.

Покаянную бумагу надо нести в орган досудебного следствия — СБУ и милицию, т.е. своими ножками переться в лапы карателей с повинной. И только когда наши доблесные органы проверят человека и не найдут за ним грехов, вот только тогда человек идет с чистой совестью на выборы избираться.

Под амнистию не попадает куча статей УК, включая убийства, сбитие Боинга, диверсии, изнасилование, теракты, разбои, контрабанда. Никаких гиви, моторыл и прочих ушлепков.

Амнистия нужна потому что иначе придется посадить всех жителей региона. Уплата налогов в Д/ЛНР, например, чем грешили все там, включая патриотов Украины — это финансирование терроризма, на минуточку. А переехать жить из разгромленной квартиры в квартиру к убежавшему соседу и пользование его имуществом и поедание его консерв — это, наверное, с десяток статей, включая кражу, проникновение, мародерство. Или вы хотите регион в большую тюремную зону превратить?

Вот моя подробная статья про Минские и законы принятые во исполнение их
https://site.ua/pylyp.d/874-taka-zrada-scho-aj-peremoga/

Вот проект закона про амнистию
http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=52183

Читайте и не ведитесь на писанину пидорасов.

Пылып Духлий

Donetsk Republic

Почему люди не выезжают из «ДНР» и «ЛНР»?

Donetsk Republic

Мне 36, я родился и вырос в Донецке. Прожил в этом городе большую часть жизни. Выехал из него в июле 2014-го, вскоре после того, как там появились «ополченцы» Гиркина-Стрелкова. Сейчас живу в Киеве, однако время от времени совершаю поездки в родной город. Последняя такая поездка продолжалась с 1 по 7 февраля, и мне хотелось бы поделиться тут своими впечатлениями и наблюдениями. Мне кажется, что в моей ситуации есть определенное преимущество: ведь я могу сравнивать жизнь на «большой земле» с жизнью людей в зоне АТО и, не находясь в Донецке постоянно, отслеживать постепенные изменения, происходящие с городом и остающимися в нем жителями.
По новым правилам, для проезда на территорию, неподконтрольную украинской власти, необходимо оформить специальный пропуск в одном из семи пропускных пунктов, из которых, фактически, работает только один – в поселке Великая Новоселка, что находится по пути из Запорожья в Донецк. Мне удалось сделать это, несмотря на сумасшедшие очереди и полнейший бардак, царящий в «штабе» при местном РОВД, где происходит оформление пропусков.

Самый главный вопрос, которым задаются там буквально все: «Для чего эта пропускная система нужна?» Что она позволяет упорядочить? Кого и от чего защитить?
Я ехал в Донецк с большим туристическим рюкзаком. На него никто не обратил внимания: ни наши солдаты, ни сепаратисты. И на обратном пути то же самое. При желании я мог бы провезти туда и вывезти оттуда все, что угодно. Вообще, при проверке документов на блокпостах меня не покидало ощущение, будто все это какая-то игра, какой-то спектакль. Несерьезно все это выглядит – при том, что выражения лиц у всех участников игры очень серьезные.

Что касается самого Донецка, то от того, что я наблюдал там, у меня возникало чувство уже не спектакля, а просто абсурда. Работающие ювелирные магазины соседствуют с очередями за гуманитарной помощью. Постоянно слышны звуки залпов и разрывов. Состоящая из пенсионеров очередь в кассу, чтобы оплатить услуги «Укртелекома». Полки супермаркетов заставлены товарами, привезенными из других областей Украины, в том числе, из Галичины: «Перша приватна броварня», «Моршинська», соки «Galicia», и конечно же, сладости от «Roshen». Даты производства (разлива, упаковки), как правило, октябрь-декабрь 2014. Товаров, произведенных в России, я не заметил. В супермаркете «Брусниця» я неожиданно смог расплатиться карточкой «ПриватБанка». Однако это не терминал. Насколько я понял, это что-то вроде покупки в интернет-магазине.

Город пытается делать вид, что живет. Театры (в том числе кукольный) работают. Концертный зал филармонии тоже. Интеллигенция собирается на литературные вечера и на выступления местных бардов. Эти люди убеждены, что, не покидая город, продолжая жить, словно в мирное время, они поступают правильно. Им кажется, что, если прекратятся обстрелы, жизнь города постепенно вернется в прежнее русло.

Однако мне, дончанину, имеющему возможность взглянуть на родной город свежим взглядом, более-менее очевидно, что жизнь в нем постепенно угасает.
Днем Донецк напоминает сейчас просто большой райцентр. С наступлением темноты, часам к семи-восьми вечера, он производит впечатление уже маленького райцентра с редкими прохожими и автомашинами. «Ополченцев» на улицах сейчас стало заметно меньше, чем осенью. Зато постоянно слышны звуки обстрелов. Ночью я был разбужен ими несколько раз. А вот местные жители к ним уже привыкли, и, как правило, не просыпаются.

Еще осенью я обратил внимание на то, что город живет слухами. Тогда, в относительное затишье, многие поговаривали о том, что вскоре на территории «ДНР» начнет хождение российский рубль. Теперь же я обратил внимание на слух о том, что якобы скоро «ополчение» отодвинет линию фронта поближе к Запорожью и Днепропетровску, и тогда военные действия будут идти уже на территории тех областей. Благодаря этому, в Донбассе, наконец, настанет мирная жизнь.

Большинство убеждено в том, что украинская армия ведет войну именно с гражданским населением, и потому занимается целенаправленными обстрелами жилых кварталов, остановок, школ и больниц. Многие верят в «укропских диверсантов», колесящих по городу с минометами.
Когда случается очередной обстрел гражданских объектов, они восклицают: «Ну вот видите! Украинские фашисты воюют с нами, мирными людьми. А ополчение нас защищает».

Но, разумеется, в городе остаются и люди, устойчивые к российской пропаганде и лояльные Украине. Мне довелось с ними поговорить. Одна семейная пара, к примеру, живет в районе, где уже довольно давно нет света и отопления. Шутят: «Ну, зато телевизор и радио не работают. Хоть такая польза».
Есть и те, кто считает одинаково виновными обе стороны: «Хочется послать подальше и тех, и этих! Еле сдерживаю себя, чтобы не поддаться чувству ненависти и к тем, и к другим».

В Киеве частенько можно услышать вопрос: «Ну почему люди не выезжают оттуда? Тем более, если они против так называемых народных республик?» Нормальному человеку это действительно трудно понять. У каждого какие-то свои причины, обстоятельства. Но побывав в Донецке, прожив там целую неделю, мне хотелось бы поделиться вот каким впечатлением.

Примерно на четвертый день я заметил, что Киев, да и вообще спокойная мирная жизнь, начинают казаться мне чем-то нереальным. Словно приснившимся. Напротив, жизнь в Донецке, под постоянные звуки выстрелов и разрывов, начинает казаться мне единственно возможной и подлинной. И желание поскорее покинуть Донецк отчего-то ослабевает.
Это трудно объяснить. Возможно, люди, живущие там, независимо от их взглядов, испытывают нечто подобное? Не исключаю: если бы я задержался там подольше, то начал бы воспринимать обстрелы и опасность для жизни как нечто естественное, привычное.

Как бы то ни было, но я выехал оттуда. Автобусом до Запорожья. И сейчас, в Киеве, уже Донецк кажется мне нереальным, невозможным. Словно привидевшимся в дурном сне. Я читаю новости об очередном обстреле, в котором погибли простые люди, и задаюсь вопросом: «Ну как можно там находиться?»

Александр Михайленко Донецк
http://obozrevatel.com/

казаки разбойники

В Антраците боевики ЛНР воюют с казаками Козицына

Подразделения «ЛНР» напали на военную комендатуру казаков атамана Козицына и убили коменданта города, сообщает «Украинская правда».

казаки разбойники

В городе Антрацит Луганской области боевики «ЛНР» пытаются отвоевать власть у атамана российских казаков Николая Козицына, сообщают издание «Украинская правда» со ссылкой на свои источники.
Согласно информации издания, в 8.30 подразделения «ЛНР» напали на военную комендатуру, которую контролировали люди Козицына.
По предварительным данным, в результате нападения был убит военный комендант города Вячеслав Пенижанин с позывным Прапор. Люди Козицына подняты по тревоге и блокируют въезды в Антрацит. В результате в город не смогли попасть автобусы с шахтерами из Ровенек.
К зданию бывшей горадминистрации подвезли гаубицу. Местные жители сообщают о перестрелках. По городу ездят «скорые помощи». Детские сады закрыты, жителям запретили выходить на улицу и открыли для них бомбоубежища.

Между группировками сепаратистов обостряются противоречия из-за распределения средств, которые, вероятно, поступают из России. Об этом ранее сообщил спикер СНБО Андрей Лысенко.
Как отметил спикер СНБО, между руководством «ЛНР» и «казаками» атамана Козицына возникла ссора из-за исчезновения крупной суммы денег, которые якобы были переданы из Москвы для выплаты пенсий местным жителям.
Накануне главарь контролирующих город Стаханов боевиков Павел Дремов извинился перед местными жителями за то, что не сдержал своего обещания по выплате 500 грн пенсионерам. Он заявил, что пенсионеров в городе оказалось слишком много и террористы «вообще не представляют себе такую сумму». Кроме того, боевик обвинил руководство «ЛНР» в том, что те тоже не выплатили ни копейки жителям Ленинского района Луганска.

ДНР,ЛНР, мифы

Мифы непризнанных республик

В последнее время непризнанным «республикам» на Востоке Украины приходится объяснять своим сторонникам, почему несмотря на ослабление боевых действий люди живут так плохо.

ДНР,ЛНР, мифы

Жителям Донбасса, которых привлекли на референдумы обещаниями «грандиозных российских пенсий», почти бесплатного газа и небывалого экономического подъема после освобождения от «киевской хунты», теперь приходится объяснять, почему обещания не сбылись — и не сбудутся никогда.

Главной темой этих мифов становится, «враждебная политика Киева», хотя в отдельных случаях к ней придется добавить еще и «объективные обстоятельства», а также «необходимость потерпеть до наступления лучшего будущего».

Миф первый. Украина должна платить пенсии жителям самопровозглашенных республик

Во-первых, «ДНР» позиционирует себя как независимое государство, объявляя пенсионеров, проживающих на ее территории, своими гражданами. Поэтому логика террористов выглядит несколько извращенной, когда пенсии жителям «независимого Донбасса» должно платить другое государство к тому же еще и враждебное. Стоит напомнить, что Молдова так ничего и не платит жителям Приднестровья, равно как Грузия — жителям Абхазии и Южной Осетии.

Безусловно, «руководству» самопровозглашенной республики очень хотелось бы, чтобы деньги на пенсии — желательно в больших мешках и на броневиках «Привата», которые так хорошо захватывать и переоборудовать для военных нужд, весело и бесперебойно катились к ДНРу. Но так хорошо, кажется, не будет. И виной тому не Киев, Вашингтон или Брюссель, а бандиты из депрессивного, но живого региона сделали постапокалиптические «дикие земли».

Миф второй. ДНР и ЛНР пользуются (или пользоваться в ближайшем будущем) российским, а не украинским газом

Это невозможно, как по логистическим, так и по экономическим причинам. Газ — не дрова, для его доставки и распределения нужна инфраструктура многомиллиардной стоимости. И если поврежденные во время боевых действий местные газораспределительные станции теоретически можно починить, то построить собственный газопровод — или отремонтировать заброшенный «Таганрог-Мариуполь» (попытка чего, кажется, с треском провалилась) ДНР-овцы не смогут. А строить для них отдельный газопровод — для того, чтобы потом поставлять по нему бесплатный газ — Кремль явно не будет. Ресурсы идут на «Силу Сибири» — для «Силы Донбасса» их не хватит.

Поэтому газ в непризнанных республиках может быть только двух видов — украинский или никакой. Пока Донбасс получает украинский газ к тому же бесплатный.

Миф третий. Самопровозглашенные республики будут интегрированы в российские промышленные цепочки и «запустят» производство с российскими зарплатами

Этим мифом заманивали жителей Донбасса на референдум. И до сих пор он остается в сознании только закоренелых «романтиков».

Абсолютно все действия России свидетельствуют о прямо противоположных намерениях. Если бы кто планировал какую интеграцию, то из России шли бы инженерные войска, а не банды «атамана Козицына» и ему подобных. Если бы кто планировал чтото интегрировать, то оборудования на предприятиях ВПК никто бы не демонтировал и не вывозил. Если бы Россия собиралась использовать шахты — российские военные не смотрели бы спокойно, как их затапливают, и так далее. Россия планировала уничтожить инфраструктуру территорий, которые рано или поздно, в том или ином виде будет вынужден восстанавливать Киев. И Россия с этой задачей блестяще справилась.

Миф четвертый. «Руководству» ДНР с ЛНР удастся подготовить инфраструктуру к зиме

Инфраструктура, степень изношенности которой превышает 70%, и которая поддерживается людьми, не заинтересоваными в качестве ее работы, не может быть адекватно подготовлена  к зиме в принципе — и качество коммунальных услуг по всей территории Украины тому яркое подтверждение.

Однако, имея даже определенные преимущества в возможности мотивировать коммунальщиков с помощью оружия, ДНР с ЛНРом явно движутся в сторону инфраструктурного коллапса. Брак энергоносителей вследствие остановки работы шахт, отсутствие четкой координации работы коммунальных служб, в конце концов, ужасные убытки, нанесенные войной, все это не оставляет жителям региона никаких шансов на то, что зимой в квартирах будет тепло, светло и сытно.

Миф пятый. Киев будет вынужден пойти на переговоры и согласиться на экономическое сотрудничество с ДНР и ЛНР, чтобы получить уголь из донецких шахт

Этот миф до сих пор изредка появляется на страницах местных СМИ в качестве аргумента в пользу того, что «все будет хорошо». Но если учесть тот факт, что в мирное время, в период с 2009 по 2014 год Киеву пришлось выделить дотации угольной промышленности в размере 60 миллиардов гривен (без малого 1,5 тысячи из кармана каждого украинского — включая младенцев), то теперь , когда шахты затоплены, оборудование разрушено и частично сдано на металлолом, можно смело предположить, что Киев финансово просто не потянет «отечественного угля». Дешевле будет покупать не только в Польше или ЮАР, как делается сегодня, а возить хоть из Новой Зеландии. Отсутствие замечаний со стороны поставщиков на тему «Мы вас кормим» можно будет зачесть в качестве дополнительного бонуса.

Собственно, обзор мифологии ДНР-ЛНР можно продолжать почти до бесконечности, поскольку вопиющий разрыв между доктринами «Новороссии» и реальностью пришлось заполнять множеством выдумок.

В то же время, несмотря на все мифы, которые являются результатом массированной антиукраинской пропаганды Донбассе, Киев не отказывает жителям оккупированных районов в праве оставаться гражданами Украины. В столице понимают, что большое количество людей не по своей воле оказались в заложниках у террористов и оккупантов. Поэтому каждый донецкий или луганский пенсионер может по-прежнему получать украинскую пенсию, но это возможно только на территории подконтрольной украинскому государству. Сейчас пенсионеры Донбасса уже массово ездят за пенсиями в соседние неоккупированныю районы.

По той же причине Украина не перекрывает подачу на оккупированные районы электричества, газа и воды, хотя технически могла бы это организовать.

Собственно жителям Донбасса стоит не верить в мифы, а понять одну простую вещь — Путин кормить Донбасс не собирается, а чтобы Киев мог полностью выполнять свои обязательства перед гражданами, необходимо вернуться в правовое поле Украины.

http://espreso.tv/

Рулёв снова отличился

Журналист Сергей Рулёв, прославивщийся во время Майдана, фразой — Топаз, дай команду — снова снял не то что заказывали. Вместо рассказа о зверствах хунты, снял интервью про беспредел в ЛНР.

https://www.youtube.com/watch?v=qes_x_6AzQ0

12.09.2014 Ростов-на-Дону. Беженец из Луганска рассказал, как боевики самопровозглашенной ЛНР взяли его в плен 29.09.14, отобрали его имущество и авто для своего главаря.

Blockhouse Lugansk

ДНР — ЛНР — РФ, часть 1

Я — это наблюдение (с)

Кот подери, как же сложно начать!
Вначале, еще до моего, чисто пост-апокалиптического, путешествия, мне виделся этот, предполагаемый тогда, текст в чисто ироничном, серьезно-шутливом тоне; после, уже в Луганске, когда я лежал с открытыми глазами ночью и переваривал увиденное и услышанное, он формировался в виде ужасающей филиппики; сейчас мне предстоит скрестить это и мы поглядим что за зверь у нас выйдет.

 

Blockhouse Lugansk

 

Правда, только правда, но не вся правда. Я не боюсь за себя, но могут пострадать люди — и этого достаточно, чтобы умолчать о многом. Вся прямая речь будет подана курсивом, слово в слово, для тех кому не интересна эмоциональная часть моего повествования я выделю ключевое в нем.

И, главное — пусть не будет мне удачи ни в чем, если я сознательно солгу хоть раз. Аминь.

1) Харьков-Луганск

И вот мы в Харькове. Ночная поездка из Киева была неожиданно комфортабельной, мне даже удалось поспать, чего не случалось ни разу в те редкие случаи, когда я пользовался автобусами для дальних поездок. Но этот «автолюксовский» (скрытая реклама) был очень хорош, настолько, насколько приятна была его «стюардесса» или ее наземный, колесный, аналог. Вот уж не думал, что такие бывают, мда.
Высоким, крупным людям, вроде меня, вообще тяжело даются такие поездки — ноги, ступни, ломота. Но в этот раз все прошло прекрасно, открыв глаза на одной из ночных остановок и посмотрев на часы, я неожиданно обнаружил, что уже четыре часа утра и собственно до прибытия осталось меньше двух. Еще через «пять» минут сна часы показали половину шестого, а вокруг стало светло.
Харьков, как и всегда, произвел на меня впечатление тем, что не произвел абсолютно никакого — как будто не в крупнейшем городе страны я находился, а просто, вроде как в магазин за хлебом пошел и по дороге по сторонам смотрел — ничего вообще, нет мыслей.

Автовокзал (один из), чистый, но очень маленький, я жду маршрутку идущую транзитом через ДНР в ЛНР. Курица, курица! Ааа! Это старик, в орденских планках и с кусочком андреевского флага, чистый и ухоженный, но абсолютно безумный, зовет свою дочь. До этого, в течении часа, происходил диалог с невидимым собеседником, судя по интонациям старика, сильно ему досаждающим. Но вот, приходит «курица», немолодая уже женщина интеллигентного вида, с усталым и привычно смущенным лицом — и старика уводят в туалет, наобещав перевести в зал повышенного комфорта. Тихо радуюсь за сидящих в нем людей.
За соседним столиком — а я сижу в небольшом баре, мужик, обиженный невниманием официантки, требует (и что намного важнее — получает) жалобную книгу.

То, что наш водитель — дурак, я понял еще до личного с ним знакомства: вы уже приехали? я подъеду в восемь, да, в восемь. Полчаса спустя: вы знаете, я ошибся немного, буду в девять, да, в девять! В половину девятого: а почему вы не подходите? мы уже грузимся.
Набив людьми, поклажей и самим собой уютный красный газенваген, наш водитель тронулся в путь, разверзнув жерло своего красноречия: да, сейчас там (в Луганске) все налаживается. У нас газ будет, а у всей Украины нет, так русские сказали. Болотова расстреляли, на границе, пытался сбежать с деньгами.
Но кто же сидел в этой маршрутке? Беженцы «майского разлива», ничего не увидевшие, ничего не понявшие. Пятеро мужчин, трое девушек, четверо немолодых уже женщин, и я, зловеще сверкающий линзами очков, захваченных с собою для конспирации, вместе с набором фальшивых бумаг.
По прикрученному у крыши монитору крутили веселые фильмы: две чудовищных российских комедии, в которых, как мне показалось, снялись все российские актеры сразу, от куценки до одной из сестер зайцевых. Третьей фильмой пустили какой то свежий ковбойский боевик из США, но прифронтовая полоса и киношные выстрели нервировали «теток» — и кина не стало, увы.
В салоне велись предательские разговорчики, в столь любимом мною кисло-сладком духе: мы мирные и духовные, а они вон чего, ну да теперь будет все по старому, только наши ребята у руля. Отдельным снимком: дебильноватого вида рыжий парень, с задорно торчащими из ноздрей волосами и модной стрижкой затылка (я и не знал, что такие бывают, с каким то подвывертом и косичкой, ух) тычет пальцем в стекло и шепча губами произносит знакомые ему места Харькова. Другой, лет тридцати, был того, ненавистного мне, типажа человека с приколами, которого хочется бить ногами через десять минут после знакомства. Знаете, такой рассказчик коротких и несмешных анекдотов в самолете или незнакомой компании, с вечной улыбочкой и легко читаемой основной мыслью — как бы тебя, лоха, развести на бабло. Ближайший литературный аналог — облегченная версия старины Тика из Лада, «Темной башни» Кинга. Ух, как он веселился: укропы на постах списки имеют … да-да, сепаров типа … кого они там сепарами считают? ха-ха-ха!

Но вот мы все ближе к фронту. Все чаще наши блокпосты. Типажи: немолодые, за пятьдесят, усатые, запыленные и чумазые армейцы, в зелено-коричневом камуфляже и кепи, с автоматами на спинах; совсем молоденькие бойцы, в защитных очках, вроде тех, что носили курсанты на параде в День Независимости, занятые своими служебными делами они совсем не смотрят на нас. Иногда в салон заглянет офицер, как правило под сорок, попросит показать паспорта, вернее их наличие, выходить никому не надо и пожелает счастливого пути. Мерзость лицемерия из салона: спасибо! спасибо … вот же … укропы … укропы … Тяжко от душевного смрада, я еще сильнее сжимаю челюсть и мысленно посылаю проклятия, за которые потом себя ругаю, так же мысленно забирая свои слова назад.
Бетонные блоки, лежащая каска, армейские ящики, пыльные, иной раз и с дырками флаги, автоматы зачем то обклеены стикерами национальных цветов — аналог белых повязок? Нормальные лица, чистая атмосфера, русская, украинская, смешанная речь: куды вин побиг! Стий! От жеж! Водитель, ты чому за пассажирами не следишь? Там же мины, табличка вон е! Так пописаешь, шо покакаешь. Щаслывого пути!

Вот и Семеновка, печально знаменитое название времен осады воинства Стрелкова в Славянске: полностью разрушенное четырех-пяти-шести этажное здание, перепаханное воронками поле, черная от мазута и солярки земля, дома без крыш, стекол, без стен…

Между Дебальцево и Артемовском, последний украинский блок пост. Офицер в фрицхелме и бронике смотрит в бинокль на ту сторону.

Я сразу понял, что это они, по светло-зеленому, советско-российскому камуфляжу. Бетонные блоки, черно-желтый флаг, мы в ДНР, привет.
В пяти метрах от въезда нас тормозят, открывается дверь и вот … о, дайте же мне сил передать то впечатление, которое на меня произвел этот ополченец.
Красное, загоревшее на солнце лицо, между сорока и сорока пятью годами, страдает повышенным давлением. Если бы от меня потребовали дать этому человеку кличку, коротко характеризующую его внешний вид, манеру поведения и интеллектуальные потенции, то лучшего позывного чем «Кирпич» я выдумать бы не смог.
Он был одет в полном соответствии с рейган-муви восьмидесятых: голубой берет с приколотым значком-звездой, майка с рисунком а-ля «День ВДВ», которая не закрывала до конца большой живот, бант «наших ребят» и какая то жилетка, с элементами тельняшки. Короче говоря это был какой то трэш, даже на фоне других его бойцов, которые были просто и без изысков одеты в пресловутый камуфляж и кепи, походя на охранников рынков в девяностые.

Ага! Тааак … здравствуйте! Все, в унисон, улыбаясь — здравствуйте, здравствуйте! Возвращаетесь значит… угу, угу. Откуда? Водитель — из Харькова, домой едем.
Вот ты (обращаясь к «Тику») — здоровый, сильный парень. Почему не защищаешь свой дом? «Тик» смущено бубнит, вот мол — кивок влево — беременная жена, а я — при ней, стало быть. А у меня, думаешь, что — жена не беременная? И детей нет?! Или мне платят много?! Вы — всем — что думаете, что уже — все? Приехали домой?! А завтра нацики нас бомбить начнут, вы опять сдрисните или по домам сидеть будете?! Или в Харьков свой вернетесь? Так вас там в плен возьмут и сюда воевать погонят. А?!

И тут наш водитель делает роковую ошибку: нацики? почему нацики? нацгвардия что ли?

Нацгвардия? Ну извините… кивок-поклон с издевкой в сторону водителя. Может мне их еще на «вы» называть? Только я их как в рот стрелял, так и буду стрелять — и даже пленных.
Далее следует трехсекундная пауза — сейчас мне даже кажется, что я слышал как до ополченца дошло и в воздухе раздался щелчок: а что то мне, блядь, твои разговоры не нравятся! Наверное ты сейчас у нас останешься, поедешь на подвал (о боги, именно «на подвал», как это характерно, ведь «на подвал» увозили в Луганске, в здание СБУ, но этот безымянный дэнээровский орк использовал такие же обороты речи, помилуй Бог! ЛНР — нет, Луганска — нет, а «подвал» — есть, и верно, что в ДНР он не один), посидишь там, расскажешь, кто ты такой. Так, все — вылазь!

И идет к водиле, подзывая на ходу автоматчика. Слышна речь: водителя я им своего дам, ничего. Ты посмотри, блядь, нацгвардия, а?! Я, блядь, у тебя сейчас автобус заберу, нам такие перевозчики тут нахуй не нужны, понял? Все, пошел!

Наконец, бледный, подкашивающися водитель начинает лепетать слова оправдания, но так как в отличие от голубого берета говорит он тихо, явно сглатывая часть слов, то из моего дальнего угла мне не слышно, что именно он находил сказать бравым бойцам ДНР. Впрочем, догадаться несложно. Наконец, вволю насладившись ужасом, они отпускают его. «Кирпич» еще раз забирается в салон: счастливого пути! Все: спасибо, спасибо!

Двери закрываются, мы трогаемся, все молчат, потрясение настолько густо разлито в воздухе, что его можно резать ножом. И тут меня прорывает, громко, звеняще, с ненавистью: что, обосрались? довольны?! вы же этого хотели, луганчане, блядь…

Тишина, кое-кто из девушек робко оборачивается. Я понимаю, что делаю глупость, но не жалею… Смотрю в окно и злюсь, на себя, на всех.

Но — ничего, спустя каких то пять минут водитель, «Тик» и «тетки» начинают вполне бодро обсуждать «наших ребят», что вот им тяжело, нервы, что этот был просто выпивший, а водитель его не понял, ляпнул сдуру, а он тоже не понял и вообщем то все нормально. Убедительно так, доброжелательно, мы не рабы, рабы немы.

Между нами и Луганском пробежало ровно восемь блокпостов, на каждом из которых нас проверяли, придирчиво и бдительно. На третьем или четвертом заглянувший командир — хорошее, не глупое, не озлобленное лицо, около тридцати пяти, явно кадровый военный, попросил — подчеркиваю для всех, именно попросил помочь, если есть возможность, на выкуп наших ребят, спасибо. К моему ужасу, половина маршрутки начала тянуть свои десятки и двадцатки.

Дэнээровские блокпосты, казачий блокпост, элэнэровский… Камуфляж, оружие, веселый матерок, а ручки то ебливые! Людей из Федерации не было вовсе, только местные ибо, понятное дело, ударные силы на такое дело не ставят. Все возраста и один, в целом, типаж. Он вам известен, я думаю. Нормальное лицо в этом сброде привлекало внимание сразу, я, по дороге, насчитал таких два.

На пятом блокпосте седоусый ополченец, разглядывая мои документы, спросил: в Ю. родственники есть? Нет. Что? Нет! Что?! В Ю. родственников не имею!!

Казачий блокпост, ополченец кричит в сторону своих: где молодой? я ему невесту нашел! Да что он вечно пропадает как надо! Двери закрываются, одна из теток весело хихикая говорит понравилась, девочка. Мать понравившейся, умоляющим шипением обращается к водителю: поехали, поехали, пожалуйста!

И вот, последний, как оказалось, блокпост перед Луганском. Мужчинам выйти из автобуса, с паспортами! Все вылазят, лица бледные, я спокоен как покойник, только тоска давит, щемящая тоска. Боже, Боже… только бы не стали обращаться прямо ко мне, пожалуйста…

Шеренга, нас шестеро, спиной к автобусу. Слева и справа два автоматчика, в центре толстый ополченец под шестьдесят, очень похожий на Руцкого. Слева от меня ополченец, без оружия, как две капли воды похожий на знаменитого «Моторолу», только немного повыше. Почему у них такой ограниченный набор лиц? Орки, орки…

«Руцкой» начинает речь, пересказывать не стану, поставленный голос, вы все дезертиры, кто служил в армии или ВВ или МВД — шаг вперед. Тишина. Что вы делали в Харькове?! Чей то слабый голос, не могу различить, сильно сдавлен, справа от меня: жили…
«Моторола» оглядывает нас всех и обращается ко мне: что делали в Харькове? Я стою как и стоял: заложив руки за спиной, глядя прямо перед собой, в никуда. Молчу.
Время тянется вечно. И тут раздается чей то громкий, командирский голос: кто эти люди? Ополченцы тут же поворачиваются в эту сторону: да вот, с Харькова едут. Документы проверили? Пусть едут. Садитесь.

Я, стоявший спиной прямо к дверям разворачиваюсь и начинаю пропускать остальных, не понимая толком зачем, но успев оглядеть всю мизансцену целиком. Автоматически фиксирую то, что узнаю «руцкого ополченца», это бывший преподаватель ОБЖ, кличка «замполит», служил в Афгане, истерик. Передо мною проходит «Тик», его губы дрожат, он глядит в землю. Пропускаю его и начинаю влазить обратно, краем уха слышу как парень с венгерской фамилией, сидящей в автобусе справа от меня, пытается предложить «замполиту» сигареты, тот презрительно отказывается — ну, может ребята покурят? ну, давай.

Мы въезжаем в город и только между Юбилейным и Гаевым я понимаю, что в Луганске. Вдалеке слышен какой то гул, нечто среднее между воем сирены и ревом трубы, как в Средневековье. Я произношу вслух, сам себе: поздно, нежить уже за Стеной и ходоки пришли. Слишком красиво, для ситуации, но как было, я обещал. Литература всегда служила мне утешением в трудные времена.

Меня опять охватывает приступ ненависти и злобы, я обращаю свои молитвы к Богу, желая смерти и разрушений, не Луганску, но Федерации и ее наймитам. Извините, но как было. И опять, и снова я беру свои пожелания обратно, прося за них прощения, по понятным причинам. Между тем мы останавливаемся на первой точке высадки, мешок с дерьмом, «Тик», быстро оттаял (вы заметили, что такие мутно-веселые люди всегда удивительно отходчивы и не могут сколько-нибудь долго рефлексировать) и выдал свое кредо: ну ничего, не должен же каждый там (на блокпостах?) стоять? я им буду машины чинить, то что умею, правильно?
Совсем выжженный и опустошенный я произношу, не громко, на две-три пары ушей: да ты и отсасывать у них будешь, если прикажут. И еще раз прошу прощения у моего маленького читателя, но, как и писал — только правду.

Выходит со своей мамой девушка, сидящая впереди и сдавшая двадцать гривен на выкуп «наших ребят». Она шокирована и расстроена увиденным… Светлая девочка, пару раз обернувшись и увидев/услышав меня она поняла все и спасала меня. Каждый раз, когда очередная морда лица требовала передать ей паспорта по салону, она быстро оборачивалась ко мне, протягивала руку и говорила: давайте я передам. Я хочу, чтобы у нее все было хорошо.

Между тем мы едем по пустому городу, четверг, четыре часа дня. Изредко промчит иномарка с бандитами, меньше двух на одну машину они не ездят, иногда таксист — и все. Ни людей, ни машин. За всю дорогу «Гаевой-Авангард» я насчитал два десятка прохожих, не младше сорока пяти лет.

И вот, участок дороги, между первой многопрофильной и сквером ВЛКСМ, односторонняя секция в направлении на центр города, три полосы. Какой восторг! Спасибо за этот знак! Машина скорой, черный джип без номеров и два седана (не успел рассмотреть марки), с развороченными напрочь капотами. Между ними — три (или четыре? о, побольше бы!) тела, в камуфляже, лежащие в собственной крови. Голову одного из них, поддерживают, я рассматриваю ее: между тридцатью и сорока, обрит, левый глаз закрыт синевой, опухшее лицо, еще живой. Остальные, думаю и верю (и тогда и сейчас) уже мертвы. Представьте себе скорость, с которой эти нелюди умудрились столкнуться лоб в лоб на трех пустых полосах одностороннего движения! Горите в аду, мрази. Спустя двадцать минут, уже в центре, я видел как эта скорая, на полном ходу неслась в сторону областной больницы, с машиной сопровождения.

Я вышел из автобуса, огляделся и сел ждать.

http://xxx.blog.top.lg.ua/DNR-LNR-RF-ch-1-33783

 Вторая часть  http://kramatorsk2.info/2014/09/dnr-lnr-rf-chast-2/

 

ДНР, ЛНР - Сомали

Феодализм в ДНР и ЛНР

Снова российский фашист Максим Калашников. Теперь с соплями о том как Кремль всё испортил. Не помог «новороссии». Поражаюсь его скудоумию.
Из комментариев к статье:
«Ахахахах, во наивняк.
Можно подумать, кремлядь изначально планировала какое-то там снабжение или поддержку этим вашим деенерам. Целью было разнести там все к чертям собачим, и повесить это сомали на шею Киеву, чтобы реформами не увлекались, а то мало ли. И кремлядь с этим на отлично справилась, даже напрягаться сильно не пришлось — местная чернь сама все с радостью покрушила.
На тыл надежный они рассчитывали, вот умора

Что творится на территории ДНР и ЛНР? Какую Новороссию создали расейские «стратеги»?

В перемирие в Москву приехали мои друзья, воевавшие в ЛНР и ДНР. То, что они поведали, заставило заскрипеть зубами от злобы. Картина, очищенная от официозного агитпропа, печальна: выходит, самую русскую часть бывшей Украины истерзали, обратили в новое Сомали. Теперь же ДНР и ЛНР с холодами могут превратиться в подобие блокадного Ленинграда.

Вот уж и вправду: хочешь что-то безнадежно завалить – поручи кремлевским деятелям.

 

ДНР, ЛНР - Сомали

 

Что говорят добровольцы из РФ и донецкие ребята? Снабжение добровольческой армии не налажено. Нет теплого белья, не хватает бронежилетов и касок, средств связи. То есть, инициировав восстание, Москва не наладила вещевого и денежного довольствия армии Новороссии. Оружие и боеприпасы, слава богу, есть.

Но есть иная проблема: на Донбассе воцарился полный феодализм. Власть принадлежит полевым командирам. Они – как князья и феодалы, политические перспективы есть лишь у тех, кто может кормить и снабжать свою «дружину». Сходство с Сомали и Чечней 1993-1994 годов – практически полное. Лютует «госбезопасность». Из-за этого передвигаться приходится вооруженными группами. Под предлогом установления личности и проверки подозрений «в погреб» могут посадить с полпинка, а также – отобрать понравившуюся собственность. Никакого народного строя тут нет. Вышло позорище: территория Новороссии являет собой жизнь не лучшую, чем на Украине, а гораздо более худшую. Буквально – ад. Социальное одичание.

***

При этом начальство новых республик, мягко говоря, «бронзовеет». На этом фоне Игорь Стрелков выделяется в лучшую сторону. Новая же верхушка в средствах стеснения не имеет, на вчерашних друзей и товарищей смотрит свысока. Притчей во языцех стал один начальник ДНР из Москвы, сразу же начавший с покупок в бутике на 12 тысяч долларов. В общем, выдвижение из грязи в князи моментально привело и к спеси, и к ловле рыбки в мутной воде, к погоне за господской роскошью.

Спасает то, что украинские ВС – сами не в лучшем положении. Поэтому с ними удается справляться, хотя командование армии Новороссии оставляет желать лучшего. Подчас между двумя котлами, в которые попали каратели, бросают лишь разведку с легким стрелковым оружием. Укрепления армии Новороссии крайне плохи.

В ужасном положении оказались те, кто попал в застенки Службы безопасности Украины еще в период безоружных штурмов городских администраций в марте-апреле 2014 года. Когда их сейчас обменяли на пленных карателей, они остались буквально без всего. Места в новых республиках для них нет, работы нет (в ДНР и ЛНР – экономический развал), а у некоторых и дома оказались разрушенными.

***

На все это накладывается полный социально-экономический развал, особенно сильный в Луганске. Нет работы, нет денег, предприятия остановились. Проблемы с водой, нет электричества. Как будут отапливаться дома зимой, если угля нет, а окна – выбиты из-за ударных волн взрывов? Ютиться в подвалах с буржуйками? С поставками еды, лекарств и топлива – полная неясность. Здоровые, свирепые бойцы из местных, дерущиеся в бою, как берсерки, плачут. Болеют их дети, но лекарств взять неоткуда. Как я и предполагал, развал тыла сказывается самым страшным образом. Есть и такие настроения среди бойцов: «Уйду я из ополчения – все равно снабжение никакое. Пойду партизанить!»

На сем фоне опять выделяется Игорь Стрелков. Он в Славянске смог мобилизовать все мобильные генераторы и не оставил город без электричества.

До боли ясно понимаешь, что к зимовке подготовить ЛНР и ДНР не смогут. Кремлевские кураторы показали себя во всей красе. Их, видимо, устраивает это новое Чечне-Сомали с ее неразберихой и хаосом. Видимо так легче осваивать деньги. Я еще в самом начале говорил: из-за того, что Донбасс стал районом боевых действий, там будет социально-экономический развал. А потому нужно создать специальный орган при правительстве РФ (как соответствующие структуры по Чечне 1995-1996 гг. и начала 2000-х), который будет централизованно направлять в ДНР и ЛНР провиант, лекарства, горючее, технику, одежду и обувь, ведать восстановлением территорий. Пусть даже тайным будет такой орган.

Но ни черта не создали! Кремлевские назначенцы не уставали говорить о гуманитарной катастрофе, телеканалы РФ ее показывали на все лады, но для ее предотвращения ни черта не сделали. Ведь тут гуманитарными конвоями не обойдешься. Зима может стать для новых республик просто катастрофой. Ведь на Украине, несмотря на нехватку газа и угля, люди встретят ее в неразрушенных домах и с невыбитыми окнами, с водопроводом, канализацией и электричеством. В Луганске – намного хуже.

***

Попробую изложить (очистив от нецензурных выражений) мнение воевавших ребят.

Итак, Москва могла бы избежать страшных бедствий в Донбассе, если бы помогла ему весной быстрым вводом нужных сил. Так, как она помогла Южной Осетии в 2008 году. Тогда можно было бы избежать и руин, и потерь стольких жизней, и гуманитарной катастрофы. Мы, конечно, не имеем ничего против осетин, но почему им так помогли, а русских в Донбассе – бросили под танки и артиллерию? Да еще на столько месяцев? Видимо, причина в изначальной гнили и Кремля, и спецслужб: они относятся к русским, как к расходному материалу.

Теперь видно, что эти кремлевские «стратеги» могут устроить лишь новое Сомали. Лишь долгие, садистские спектакли.

Никакого народовластия тут не будет. Будут фигуры, поставленные из Москвы – и власть командиров. Смысл ехать сюда? Только в слаживании боевых групп и в обзаведении оружием. В расчете на будущее…

…Войска РФ появились в Донбассе с августа. Экипированы они отлично. Правда, им не хватало боевого опыта. Ряд потерь случились из-за неразберихи и плохой связи (у ополченцев с нею погано)…

***

В общем, картина удручающая. Теперь понятно, почему Порошенко чувствует себя так уверенно, а его помощник Луценко заявляет о том, что Киев сможет покончить с ДНР и ЛНР так же, как Хорватия – с Сербской Краиной. Потому что такое существование двух республик приведет к их краху. В каком бы кризисе ни пребывала Украина, у нее дела обстоят намного лучше. Без войны и ее горячки в ДНР и ЛНР МОЖЕТ наступить полный распад общества, полный конец всякой экономики. И это тоже станет политическим крахом Кремля. Ибо все увидят, что он несет русским, и каково это – оказаться на его стороне. Ибо ад он устроил не самым «бандеровским», а самым русским регионам б.УССР.

Кремль, доверив всю операцию политтехнологам, пиарщикам, сомнительной «спецуре» и мастерам по части борьбы с оппозицией внутри РФ, показал полную управленческую деградацию. Позорную государственную бездарность. Он не смог сделать того, что Кремль 1941-1943 годов сумел обеспечить на Брянщине. Ведь тогда Москва смогла сплотить партизан в бригады, которые контролировали целые районы и обладали неплохой организацией территориальной власти. (У партизан имелась даже своя легкая авиация). Москва не признала обе республики, не смогла наладить их снабжения. Ну, а ключевую роль в превращении ДНР и ЛНР в социально-экономический ад сыграла нерешительность Москвы в мае.

Сможет ли Кремль в оставшиеся до холодов недели организовать массированную помощь ДНР и ЛНР? Обеспечить их централизованными поставками всего необходимого? Начать ремонт систем жизнеобеспечения, завезти сюда деньги, развернуть банковскую систему и хоть как-о оживить предприятия? Не знаю! Но, глядя на нынешние управленческие «таланты» высшей власти и на то, что она творит с экономикой самой РФ, в это не очень верится. Никакой поток добровольцев не заменит тут именно государственных усилий. Именно работы государственного аппарата РФ! Общественный сбор «гуманитарки» тут играет лишь вспомогательную роль.

Пока же все развивается в крайне хреновом варианте!

Комментарии:
русские — вы орки из средневековья — ***** параше (21.09.2014 12:20) +22

Главные месседжи статьи —
1. Конфликт на Донбассе развязала Россия
2. Обеспечение оружием и боевиками идет из России
3. На Донбассе присутствует российская армия
4. Результат русской весны — разруха, смерти, нищета
Самое печальное, что россияне не осознают своей вины за агрессию.
И еще, когда ваши дома начнут взрываться, начнут погибать ваши жены и дети, вспоминайте, как вы в припадке ненависти к Украине желали нам войны, радовались сбитым самолетам, нашим потерям. Вам все вернется, главное чтобы вы знали — вы это заслужили.

http://forum-msk.org/material/economic/10496688.html