Архив метки: патриот

Ukraine grief, honor hero

Жители Западной Украины встречают погибшего героя

Господа россияне, посмотрите как мы чествуем своих воинов, погибших освобождая нашу землю.  Так у вас хоронят пацанов контрактников? Если отбросить всю пропаганду, которую вам заливают в уши кремлевские правители, похоже это на фашистов, нацистов? И на что тогда похоже тихушное захоронение ваших детей, умерших за деньги?

 

https://www.youtube.com/watch?v=tMjl1euADEg

 

Вам не обломится здесь ничего хорошего. Уйдите с нашей земли.

 

Yellow-blue Kremlin

Зачем Украине русский язык ?

…Был такой майданный прикол: седой старик с плакатиком: «Я — русскоязычный украинский националист»…
Это смешило. Такой себе оксюморон. За полтора десятилетия расчленения Украины «по-медведчуковски» сложилось стойкое убеждение: водораздел проходит по языку. Закон Кивалова- Колесниченко добавил масла в пламя.
Кстати, он не отменен и поныне. Но разве сегодня украинцев именно это волнует? А отмени его — озаботит ли «русскоязычных украинских националистов»?

 

Yellow-blue Kremlin

 

Водораздел уже сместился на другой меридиан: между теми, для кого Украина — Отчизна, и теми, для кого отец — Путин. Он отгородил украиноязычных Анну Герман и Владимира Олийныка от русскоязычных Арсена Авакова и Алексея Гончаренко. Но совсем не так, как ожидалось. Граница территории «русскоязычных украинских националистов» так стремительно рванула на восток, что испугала Путина, и приблизилась к самому краю Украины.

Неужели угроза русификации миновала? Если мы победим — да. Ведь все дело — и мы это поняли — не в русском языке, как носителе, а в тех смыслах, которые с его помощью пытались навязать нашему обществу.
В начале двухтысячных философ Сергей Переслегин, один из идеологов четвертой мировой войны «Русского мира», занялся темой «всемирной роли великого и могучего». И пришел к интересным выводам.
«На первый взгляд, пишет он в книге «Самоучитель игры на мировой шахматной доске», именно благодаря интернету и мировому рынку программного обеспечения все командные высоты в виртуальном мире захватили страны, говорящие на английском языке.
Однако английский язык, являясь основным языком мировой коммуникации, практически не переносит идентичность (иными словами, говорящий на английском не чувствует себя англосаксом — авт.). Можно сказать, что произошло отделение британской (и равным образом американской) идентичности от английского языка».
Отметив этот парадокс, Переслегин предлагает российским властям вторгнуться в незанятое пространство. А именно — реализовать концепцию, по которой «русский язык, как язык идентичности даст России преимущество в борьбе за пространство смыслов. Это преимущество может быть реализовано в форме создания виртуального надгосударственного объекта, объединяющего людей, говорящих на русском языке (а поскольку русский язык представляет собой язык идентичности, то и относящихся к русской культуре)».

И резюме: «Такой проект, позволяющий соединить геополитические потенциалы российской метрополии и русской диаспоры, носит название Русский Мир».
Смысл проекта в том, чтобы каждый текст на русском языке (по телевидению ли, в книге, в кинофильме, или в интернете) набивать под завязку не только идеологемами Русского мира («безыдейные тексты» просто не имеют права на существование), но и маркерами российской идентичности.

Самый известный — предлог «на» к слову «Украина». Это ведь не только в правилах украинского языка ставить предлог «на» к названию территории, а «в»- к названию государства. «На Украине» — это и по-русски звучит очень неграмотно! Но — так унизительнее для украинцев, потому что «ставит их на свое место», «на окраину»! По той же причине российские СМИ навязчиво пишут «в Донбассе»…
«Битва предлогов» стала одной из первых попыток нашего наступления на вирусы имперского «русскомирства». Говорить и писать: «на Украине» в среде носителей русского языка в нашей стране считается неприличным и некультурным. По этому маркеру в речи мы отныне легко различаем наших «русских» от ненаших.

То, что на Майдане, а позже в украинских батальонах, да и в демократическом политикуме оказалась уйма людей, изъясняющихся по-русски, стало для Кремля неприятным сюрпризом. Там ощутили угрозу заражения российского электорального стада «духом Майдана». В ответ уровень идеологических гормонов в крови имперского языка стал зашкаливать: «нашидеды», «Крымнаш», «Одесская Хатынь», «хунта», «бендеры», «гейропа» и проч. Свои маркеры — в официозе: «киевские власти», «незаконно занятая украинскими войсками территория», «силовая операция против жителей Донбасса»…

Наши умельцы ответили. Русскоязычным харьковским ультрас, говорят, принадлежит бессмертное: «Путин …ла-ла-ла-ла». Появились «лугандон», «колорады», «кремлядь» …Каждый может продлить список до бесконечности.
А если вернуться назад, в дни Майдана… Одна «йолка» чего стоит! (Это ж надо научиться так произносить сие слово по-русски, чтобы всем было ясно, с какой буквы оно начинается!)
Это — маркеры нашего сопротивления. И благодаря им, фактически, имеем два русских языка! Довольно зло относящихся друг к другу.

В чем секрет популярности чикагского дальнобойщика и певца, нашего с вами земляка Вадима Дубовского? Он ведь не высмеивает русский язык. Он заставляет его мощно работать на украинскую ментальность. Он играет на болевых точках русской идентичности. Это тема отдельной диссертации.

Но самое интересное, вот что. Замечаю, как мои российские друзья из ФБ все чаще используют маркеры нашей «революционной» идентичности: «майдан», «небесная сотня», и даже: «Слава Украине!»… И даже — «Героям слава!» Понятно, что это, скорее всего, из протеста. Пока из протеста…

И потому, я против того, чтобы переводить гимн Украины на русский язык. Он должен в оригинале, целиком и фрагментами войти в фразеологию современного «украинского русского языка». «Ще не вмерла Україна», «душу й тіло ми положим», «і покажем, що ми, браття…» — уже становятся крылатыми словами. Разве не так мы повторяем: «хлеб наш насущный даждь нам днесь» или «Камо грядеши?»

Русскомирцы любят подколоть украинцев: дескать, ваш Шевченко писал прозу на русском… А вы почитайте его «русский»! «Шлях», «комора», «наймиты», «нароздриб», «гуртом», «кружают», «худоба», «велике поле», «краля», «шляхтянка», «добродейка», «свита», «колодязь», «как дурень с писаной торбой», «наговорил, что твоя перекупка с бубликом» и др. Если это русский, то на каком тогда наречии говорят в Москве?
Можно сказать, Тарас Григорьевич был первым пиарщиком украинской идентичности в информационном пространстве русского языка.

Ну и Гоголь тоже. Назло всем редакторам и цензорам он писал по-русски слово «козак» через «о», а не «казак», как положено. Давайте и мы (обращаюсь к тем, кто пишет по-русски) следовать Гоголю. Сегодня это актуально. Ведь «козаки» — это украинцы, защищавшие державность, а «казаки» — это российские «бабаи», пришедшие в нашу сторону с войной. Разные маркеры чужих друг другу миров.

Не отвечает языковым нормам? А кто их нам установит, если не мы сами? Сегодня переводчики с украинского на русский работают с устаревшими словарями еще советского времени. А неологизмы? Не будем же мы их, в самом деле, согласовывать с Российской академией наук?

Что нам надо? Создать государственный орган по нормированию русского языка в Украине — скажем, при госкомитете по делам национальностей, подключить университетские кафедры. Мы должны заявить России, что русский язык на территории Украины это наше достояние, а не осколки империи, тянущие нас назад, в совок и Московию Малюты Скуратова.
С другой стороны, русскому языку только тогда будет комфортно в Украине, когда он впитает в себя ее реалии, историю, философию и мораль.

Нужно ревизовать учебные программы по русской литературе, выветрив из них имперский дух. Изучать тех, кого не любят и боятся в путинской России. А среди современников — Макаревича, Улицкую… Словом, всех тех, кто понимает нас. Нужно переводить на русский язык и распространять в России книги наших историков и о нашей истории. Почему за всех нас должна отдуваться петербурженка Таирова-Яковлева, написавшая, наверное, лучшую на постсоветском пространстве биографию Ивана Мазепы?

Мы перестали бояться влияния русского языка на нас, мы сами с его помощью стали влиять на россиян! И почему бы этим не воспользоваться? Ведь язык, из которого мы вылущили Путина и Гундяева, не просто перестанет быть опасен. Он позволит наполнить себя украинской идентичностью, которая несет ценности, близкие многим россиянам: свободу, демократию, гуманистическое просвещенное православие. А найдя друзей в русскоязычной среде России, он поможет рассказать им правду об Украине, о наших надеждах и чаяниях!

Ко времени ли весь этот разговор?

Ко времени. Когда начнется мирный процесс на Донбассе, наш, украинский русский язык нам понадобится.

Евгений Якунов

 

Ukrainian weapons Fort - products

Украинское оружие

Советник президента Украины побывал на НПО ФОРТ. Оказывается в стране делается современное стрелковое оружие.

 

Ukrainian weapons Fort - Yuri Biryukov

 

В работе советника Президента есть много положительных сторон (отрицательных правда тоже хватает). Один из положительных моментов — для качественных советов боссу нужна информация. И не бла-бла-бла, а увиденная своими глазами, пощупанная своими руками.

Казенное предприятие НПО ФОРТ — сегодняшний источник информации.

 

Ukrainian weapons Fort - products

Fort Ukrainian weapons - machine guns

 

Вывод номер раз: у нас есть мощности по производству современного стрелкового оружия, уже ура.

Вывод номер два: в недрах МО сидят предатели, годами не покупавшие нормальное стрелковое оружие (см. пункт 1). Вывод не новый и не неожиданный. Банальный.

Вывод номер три: надо просить босса о помощи, предприятие готово на большее.

Вывод номер четыре: некоторые роты и взводы 79й бригады получат новое оружие (нифига не дорого, соберем и оплатим).

Вывод номер пять: если ситуация не будет меняться, то с выводом номер четыре пойдем решать проблемы по выводу номер два.

А вообще… Здорово !  Особенно пулемет, работающий без отдачи.

 

Fort Ukrainian weapons - machine gun, shooting recoilless

Юрий Бирюков.

 

Dnepropetrovsk Kuibyshev 2 House of Scientists

Днепропетровские будни

Сегодня утром сессия горсовета Днепропетровска не поддержала предложение Днепропетровской ОГА о передаче в государственную собственность здания бывшего Дома ученых на улице Куйбышева, 2.

 

Dnepropetrovsk Kuibyshev 2 House of Scientists

 

Это здание за долги в свое время когда-то приватизировали структуры местных бизнесменов – называют Михаила Соколова. А в 2014-м новые областные власти это здание отсудили, и предложили горсовету передать его в собственность государства. Я зашел в кабинет к зампреду Днепропетровской облгосадминистрации Геннадию Корбану, когда в нем сидел депутат горсовета Багдасарян, и услышал такой монолог Корбана на очень повышенных тонах:

«Вы здесь не власть! Вы мне не друзья! Мои друзья сейчас лежат под Иловайском, они с оружием защищают нашу область, в которой вы за их спинами тихо пилите бабло и дома! Какое право вы имеете что-то не отдавать государству, за которое погибают люди! Я тебе обещаю – вы все поймете, ! Поймете и прочувствуете! Я тебе выдам халат – к нам едет еще один рефрижератор с телами из Иловайска, и ты поедешь его разгружать! На руках будешь носить, чтобы ты понял цену своих голосований! Пока не разгрузишь, с тобой как с человеком общаться не буду! Пошел вон!»

Багдасарян вышел. А Святослав Олийнык, еще один зампред обладминистрации сказал:
«Я тоже с ними пойду. Я в прокуратуре часто ездил на смерти. Соберу все фракции, кого надо откачаем. Халаты есть на всех».

Через час после провала передачи государству Дома ученых, военком Днепропетровска вручил повестки в армию всем депутатам горсовета, руководству горисполкома, включая мэра города Ивана Куличенко.

http://censor.net.ua/news/301067/na_sessiyu_dnepropetrovskogo_gorsoveta_prishel_voennyyi_komissar_povestki_deputatam_vruchali_v_sessionnom

Эту историю в Днепре пересказывают не как курьез, и без тени улыбки. Это будни.

 

Вталий Портников

Как 23-я годовщина Независимости Украины стала первой

На самом деле это будет первый настоящий День независимости. День, когда мы будем думать о стране, а не о поездке за город на выходные. День, когда мы будем вспоминать павших за нашу свободу, а не гулять по Крещатику в поисках развлечений. День, когда нам не будет стыдно за нашу страну, но будет стыдно за то положение, в котором она оказалась. И понимание того, что в этом есть вина каждого из нас, тоже придет — не сегодня, так завтра.

 

Вталий Портников

 

Перед тем как писать этот текст, я специально посмотрел, что публиковал год назад — и с ужасом понял, что 24 августа 2013 года никакого Дня независимости, да и самой подлинной государственности, не было. Партия власти организовывала в столице фестиваль мороженого, а президента Виктора Януковича предлагали считать «последним бастионом» государственности — потому что только он один, смелый и непоколебимый, может защитить Украину от происков Кремля. До Майдана оставались считанные месяцы, государство прогнило и обанкротилось, его криминальная суть достигла наивысшей формы своего паразитического существования. Но нас упорно убеждали в том, что чудовище, притворяющееся Украиной, неповоротливый вороватый ленивец с головой Януковича и телом Путина — и есть наша страна.

Единственная возможность спасти Украину состояла в том, чтобы стать свободными людьми. Как бы пафосно это ни звучало, но только свободные люди могут построить настоящее процветающее государство. К действующей власти у украинцев сегодня куда больше претензий, чем было к Януковичу и компании — но это как раз и свидетельствует, что мы с вами уже не живем в тени бастионов, уже не надеемся на очередного чудотворца, который позволит нам ни за что не отвечать. И с этого осознания собственной ответственности начинается дорога в будущее.

Не верьте цифре «23», которая будет мелькать перед вами на телевизионных экранах и на бигбордах. Украина 23 года ждала, чтобы ее граждане обратили, наконец, на нее внимание и поняли, что их будущее зависит от того, будет ли она счастлива — и наоборот. Если мы окажемся способными не только поверить в перемены, но и осуществить необходимые реформы, не только избрать новую власть, но и заставить ее действовать эффективно, не только чтить героев борьбы за свободу, но и построить страну, в которой будет не стыдно перед их памятью и их детьми — у нас еще будут настоящие годовщины настоящей независимости — первая, вторая, десятая, сотая… Но о происшедшем на 23-м году существования украинской государственности переломе не будут забывать никогда, потому что это был переход от бесчестия к совести, одновременно совершенный десятками миллионов людей.

А такие переходы случаются в истории каждого народа только однажды.
Виталий Портников, журналист

Источник

 

Добровольческий Батальон Донбасс - Семенченко

Ранен Семен Семенченко

Battalion_Donbass_Semenchenko2

Семен Семенченко ранен. Слава богу не тяжело.
От разрыва мины он получил осколочные ранения в бедро и в спину.
Самое главное — голова цела!
Сейчас он, и еще двое раненых из батальона «Донбасс» эвакуированы из Иловайска в безопасное место.
Их жизни ничего не угрожает.

Антон Геращенко

Иловайск. Бой за освобождение. Семен Семенченко, командир батальона Нацгвардии «Донбасс», находящийся уже второй день на передовой получил осколочные ранения.
В передовой группе атаки , очищающей от террористов в Иловайск, нарвались на минометный огонь. Выдержали — атаку не свернули. Среди наших — один боец погиб, четверо раненых. В том числе — ранен Семен. Множественные осколочные. Вывезли всех с поя боя в госпиталь. Предварительно — жизнь раненых вне угрозы.

Посылаем ребятам резерв на помощь. Держим кулаки! Слава отважным войнам!

Арсен Аваков

Гора Карачун Славянск Краматорск

О информации и языке на Востоке Украины

В Краматорске, как и в других мятежных» районах, самый натуральный информационный вакуум. Нет эфирного телевидения, нет радиовещания.

 

Гора Карачун Славянск Краматорск

 

А местных пенсионеров мало освободить, им еще как ни странно доказать нужно что их освободили.

Для некоторых не аргумент прекратившиеся артобстрелы, появившиеся блага цивилизации, выплаченная пенсия…

Нередко слышу:
— А чево их сюда столько понаехало?
— Кого ИХ?
— Ну военных…
— Так, елки ж палки ! Освобождали они нас!
— От кого?

Глаза стеклянные, не понимающие.
Как ни странно, они в этом не виноваты. Они двацать лет смотрели российское телевидение как свое родное, а соответственно жили жизнью ТОЙ страны.Поэтому российская интервенция легко нашла место в их головах.

Граждане ассоциируют себя не со страной проживания, а с той, новости (и пропаганду) которой они смотрят.

Причина того что сейчас переживает наша страна, не только в агрессии Путина, но и в том что наши чиновники сквозь пальцы смотрели на российскую пропаганду льющуюся на территорию Украины.
Последние три месяца и вовсе большим и грязным потоком.

По городу ходят слухи один страшнее другого. Не то чтобы ходят. Их носят. Таксисты, торговцы, «случайные попутчики» в общественном транспорте… Здесь тоже работы непочатый край. Вы же не думаете что сепаратисты ушли все? С этим нужно как то бороться.

У кого есть интернет тот читает новости, но бабушки и дедушки усиленными темпами ставят спутниковые тарелки чтобы продолжить смотреть свою ватную пропаганду. От этого наркотика не так просто отделаться.

Масштабные проекты по восстановлению вышки на Карачуне конечно нужны. Но это долго.
Важнее запустить вещание хотя бы одного, желательно русскоязычного, телеканала и сделать местное радио НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ, но с УКРАИНСКИМИ новостями.
Здесь думаю все логично,вы же не станете вещать на территорию Англии на испанском языке, если вам нужно донести до них свою мысль.

Это одна из причин того, что Россия и Регионалы спокойно смотрели на украинизацию теле и радиоэфира. Они прекрасно понимали что русскоязычная аудитория останется с ними.

По тем же причинам, в долгосрочной переспективе нужно создать РУССКОЯЗЫЧНЫЙ УКРАИНСКИЙ телеканал, на котором будут украинские новости на русском языке, плюс фильмы на русском, купленные в той же России, либо снятые у нас. Оно того стоит. Затраты окупятся.

Весь мир уже убедился что русскоязычный украинец не меньше любит свою страну чем украиноязычный.

Не призываю забыть украинский язык. Ко всему украинскому бесспорно нужно прививать любовь.
Посмотрите как талантливо это делает Святослав Вакарчук. Слушая его песни, забываешь на каком языке он поёт. Слова без переводчика доходят до сердца.
А насильно мил не будеш.

P.S. Пользуясь случаем.

Ребята, военные. Спасибо вам за все. Думающие жители освобожденных городов очень рады вас видеть.
И спасибо что не стреляли по жилым кварталам города в ответ на провокации террористов.

 

Атмосфера войны

Тем друзьям кто хочет почувствовать атмосферу того что тут происходит- очень рекомендую почитать пост Бориса Гуменюка.

Семен семенченко.

 

Азов - Гуменюк

 

Час на війні — це щось таке, що йде зовсім по-іншому. Він не вимірюється ані годинником, ані календарем. Бодай тому, що вимірюється життям твоїх товаришів. Оцих матюкливих, іноді трохи зляканих, але таких, таких, таких пацанів, що кожного з них хочеться собою прикрити.
Зрештою, чорт забирай, він вимірюється твоїм власним життям.
Та що там час — мить все вирішує у цій столітній війні. Мить вирішує, хто стріляє першим, хто житиме.
Вирушаємо з Києва до Артемівська, бо війна, бо там наші побратими з батальйону «Донбас» кожен день під обстрілом, тримають передову, бо так треба.
Збираємося виїжджати зранку, але то те, то се. То делегації, то волонтери, то добровольці, «коли нас візьмете із собою на передову, коли дасте нам зброю, ви не дивіться, шо я старий, малий, кривий, я не буду вам обузою, а якщо доведеться загинути, то не одного кацапа візьму з собою», то священники, то матері — і усім мусиш вкраяти свого часу, наче нарізати смужку життя; легше врізати і віддати пальця.
Тактично неправильно, час не любить такого легковажного поводження з ним. Вирушаємо коло полудня.
Полтаву, Харків пройшли за сонця, в Ізюмі сонце стало червоним, скільки не підживлюй його світлом фар, в Слов’янськ — наче висадилися на невідомій планеті — зайшли глибокої ночі.
Марсіанські пейзажі, декорації для зоряних війн, усюди відчувається, що тут побували чужі, Стівену Спілбергу це сподобалось би. Моторошно. Моторошно. Моторошно. Невже це наша планета, наш час, невже це з людьми зробили люди.
Між Ізюмом і Слов’янськом 5 блокпостів. Наші. А покажіть документи, вийдіть з машини, відкрийте багажник, а тримайте руки так, щоб я їх бачив, мета поїздки, зброя є, немає зброї, а якщо я пошукаю, спробуй, поїдеш далі з нами, в багажнику. Це на першому блокпості з боку Харкова. А сам весь такий чистенький, випрасуваний, відгодований, з шевроном із зображенням птаха і ненависним для кожного майданівця написом. А зброя — ми від заздрості дар мови втратили. Мрія натівця. От би нашим пацанам таку на передову, а не цим бикам в тилу нею красуватися. Ледве стрималися від спокуси здійснити захват. Просто нас троє, а їх десяток.
Чим ближче до передової, тим ближчі люди. Тим більше наші наші.
П’ятий блокпост, околиця Слов’янська. Не партеся, хлопці, своїх впізнаємо на дух, у нас вата не розмовляє українською, тим паче, з галицьким акцентом. От блін, а шо, так помітно, 25 років у Києві. У мене слух. Як у снайпера. Як у вчителя української мови і літератури з двадцятилітнім стажем. Та ну. Ти звідки, брате. З Борислава. А я з Тернополя. Обнімемося, брате. А він теж має відношення до мови і літератури. Це наш Влад, Ніженський Робін Гуд. Письменник — каже, якщо не бреше. Хлопці, ану бігом сюди, подивіться, хто до нас приїхав — герой майдану, леніноборець і комбат Микола Коханівський, сер Робін (не футболіст) Гуд і Гуменюк — письменник. Блін, досить приколюватись.
Ви куди зараз. В Артемівськ. До Семена. Ага. Бля. У них там жорстко. Кожен день м’ясорубка. Я б на ніч не радив. Треба. А шо по зброї. Три коротких ствола. Херня. Були у нас трофейні. Дали б вам 2-3 калаша. Вчора повіддавали. Тут від Слов’янська до Артемівська реально нікого нема. Краматорськ, Дружківка, Костянтинівка — нічийна земля. Особливо вночі різні групи шаряться. За півгодини перед вашим приїздом була пальба — з калашів і кулемета, якраз із того боку, куди ви збираєтеся. Блядство.
Патрон в патронник, кожної секунди будьте готові до того, що вас можуть обстріляти, швидкість 200, педаль до поляка — і газу, газу. Рації у вас нема. Ви з Маріуполя. Ви тут типу чужі. Йобане керівництво, про шо воно думає. Пиши телефон. Якщо приймете бій — дзвони, поможемо.
Ну шо, обнімемося, брате. Бережіть себе. І ви себе бережіть. З Богом.
Легко сказати «200 — і газу». Бетонні блоки впоперек дороги, шини, повалені дерева, обірвані дроти, вирви, залишки блокпостів, напівзруйновані кулеметні гнізда, бліндажі, спалена техніка, швидкість руху почасти нульова, загальна — 40 кілометрів.
Один раз мало не злетіли у воду, прогледіли, що попереду підірваний міст. Один раз нас обстріляли — на виїзді зі Слов’янська, здається, свої, у місцині, яку тутешні називають «на каналі». Таке буває. Це нормально. Залишили серед поля, серед лісу десяток другий срочників-пацанів, насипали пару відер набоїв і — як хочете, так до ранку відбивайтеся. Вранці поміняємо. А ви знаєте, що таке в двадцять років пережити на війні одну ніч? Один сивіє, другий кличе маму, третій молиться, четвертий Бога проклинає. Я ж проклинаю усіх, хто розкриває пащу на цих пацанів, усіх жирних пацюків, які окопалися в тилу і обсуджують, як погано воює наша пацанва, наші батальйони і наша армія. Чуєте? Я вас проклинаю, підарасти обидвох статей.
У Слов’янську не зустріли жодної людини, жодного авта, жодного світла у вікні. Страшно. Страшно. Заледве вирулили з цього цвинтаря розстріляних ілюзій. Заледве знайшли іншу дорогу на Артемівськ. Заправка. Десь на півдорозі між Слов’янськом і Краматорськом. Дивина. Працює. Пошарпана, потрощена, пограбована, попалена, але — працює! Заправщик сам один біля своєї заправки, як біля своїх вулканів Маленький принц. Вступає в розмову, до болі рідний, милий вуху суржик, радіє, що бачить людей, ще більше радіє, що, заправившись, платимо гроші. Бо ті заправлялись за будь здаров, хто ті, ну ті, озирається, чужі погані люди.
В центрі Краматорська дорогу перегородила жінка. Точніше – людина, скажемо так, не дуже твереза і не дуже жінка. Рєбята, подвєзіте. Куда. Здєсь нєдалєко. Три кеме. Розмова не заладилася. Окрім неї, нікого більше не цікавив інтим, підвезли, довезли, висадили, повідкривали вікна, щоб вивітрився перегар, та й шо там тих три кілометри. Тішить те, шо й тут живуть люди. Якось живуть. Якось люди.
В Артемівськ, на базу батальйону «Донбас», дісталися за опівніч.
Майже у воротях зіткнулися з розвідувальною групою, яка поверталася із завдання.
Половина облич знайомі, всі пройшли через майдан, з другою половиною спільні знайомі, друзі.
Обнялися. Обмінялися новинами з фронтів. Ну, шо у вас тут? А шо у нас тут? Війна. Воюємо. 5 днів тут стоїмо. Жодної ночі спокійної. Кожної ночі обстрілюють наш гуртожиток. Тільки в’їхали, тільки вклалися спати, нараз – бабах! – постріл із «джмеля». Добре, що в стіну попав, а не у вікно, всі вікна посипались із першого по п’ятий поверх. Потім другий постріл – бабах! – потім третій. Позалягали біля вікон, повибігали в коридор, зайняли кругову оборону, відкрили вогонь, відбилися.

На ранок пішли прочісувати місцевість, знайшли місця, звідки вівся вогонь; якщо й поклали когось, то вони забрали своїх двохсотих. Люди повиходили на вулиці, відкрилися магазини, їздять автівки, жінки з колясками, кажуть, вперше за багато тижнів. Наступної ночі – снайпер. Тільки бах-бах, бах-бах — то в одне вікно, то в інше вікно. Засікли його в тепловізор, вальнули, а він, гад, поміняв позицію, і знову бах-бах і бах-бах. І так цілу ніч — він на нас полює, а ми на нього, профі.

А вчора під’їжджає беха, зупиняється он там, водій не глушить, сидить за кермом, а пасажир з гранатомета — бабах! — розкурочив дах, зняв шифер. Пацани на посту давай поливати його з калашів, а тут дерева, мандраж, відстань, а наш старий афганець, той, в якого радикуліт, приліг за бруствер і одиночними з калаша бах-бах, бах-бах — і посипалися в бесі вікна. А тут таксист приїхав, якраз за бехою, сам бачиш, через ці гори щебеню там вузький проїзд, перекрив нашим зону обстрілу. Довелося припинити, щоб не покласти цивільного. Беха рвонула з місця, водій може поранений, може, ні, а пасажиру-стрільцю, здається, кришка. А де ти його будеш шукати? Без номерів.

Місцеві приходять, приносять їсти, розказують — той був, той був, той колорад, але лише окопи рив, подивитися на нас, доторкнутися рукою, свої ж бо. А таксист вчора приходив, каже — дякую, хлопці, шо врятували мені життя, дякую, що не стріляли, хоча мали на це повне право, бо так, як воно вчора виглядало все, ви мали право подумати, що я з ними заодно і прикриваю їхній відхід. Була така думка.
Сьогодні один з наших блокпостів отут, за містом, кілометрів 2-3, атакувало дві групи. Перерізали їх вогнем. Просто нам повезло, шо вони закидали гранати нам за спину. Більше десятка гранат — і всьо перельот, ні разу не влучили. А ми їх накосили. Коли все закінчилося, ми оглянули місце, де вони стояли, покидали рпг, свд, інше залізо, всюди кров, бачу — рукавиця, о, думаю, зараз, якщо іншу знайду, буду мав, а там в рукавиці кисть руки, ще тепла, прикинь? Закопали, а шо робити? Якщо вночі буде виїзд, візьмете нас з собою. Візьмемо. Чого ж. Але краще най не буде.
Пару днів тому ше не те було. Стоять пацани на посту, чують — лазить хтось, мінує чи розтяжки ставить. Стой, хто ідьот! Ні звуку. Ну, влупили чергу. А зранку знаходимо чеченця. Розтяжки ставив. Шо робити? Ворог. А ворог він живий, а це – мертвий, а з мертвими ми не воюємо. Нехай Бог з ним розбирається, чи хто в них там. Закрили очі, викопали могилу тут-таки в полі, поклали йому в могилу його зброю, засипали, прочитали отче наш. Все. Спочивай з миром.
Вкладаємося спати. Ось вам кімната, ось вам матраци, світло не вмикайте, у вікнах не маячте, хочете жити – у вікнах не куріть, зброю напоготові, шо ще? Може, ви приїхали нам на фарт і хоч би цю ніч буде спокій. Ага. Якщо почнеться обстріл, якщо почнеться кіпіш, ви краще сидіть в кімнаті і в коридор не йдіть, наші пацани вас не знають, ше хтось подумає, шо ворог вдерся на поверхи, і влупить чергу. Суттєве зауваження. Головне – розумне. Добраніч, хлопці. Добраніч, хлопці.
Вранці розбудило сонце і горобці, які, здається, нічого не знають про війну, у яких на дереві за нашим вікном якісь там свої гороб’ячі клопоти.
Вийшли у двір, бійці збираються на патрулювання, на блокпости, обступили, купа знайомих, а шо там в Маріуполі, а шо там у Києві, а доки це все. Зав’язалася розмова, обмінялися телефонами, пофоткалися. Семен Семенченко, без балаклави — звичайний хлопець, звичний український пацан, як будь-який інший з Харкова, Львова чи Житомира.
Їдете? Їдемо. А шо у вас? Два пееми і тете. Мало. Та мало, а попробуй проїдь пів-України з калашом і доведи кожному мусору, шо ти не ворог. Візьміть трійко гранат, негусто, та все ж, все, шо можемо.
Все, що можемо, — це не тільки про Добровольческий батальон территориальной обороны Донецкой области «Донбасс» чи Батальйон спеціального призначення «Азов» чи Батальйон «Азов-Січ». Це про всіх, хто сьогодні на передовій.
Все, що можуть, роблять сьогодні наші бійці на передовій, і те, що не можуть, – теж роблять. Хтось мусить це робити. Бо хто це зробить?

Борис Гуменюк. Фейсбук.

Как стать наемником, или Жертва пропаганды

Voihushka2

Во солдаты б я пошел, пусть меня научат.

 

Это на мой взгляд клинический случай, заслуживающий внимательного изучения.

Интересен будет как обычному читателю, так и психологам.

Описание того как вполне разумный индивид, напичканный пропагандой, отправился из Москвы в Украину сражаться с бандеровцами.

Комментарии  тоже ОЧЕНЬ интересно почитать. Выбрали лучшее.

 

Правая рука «отходит» медленно, отёк почти не спадает, работы и прочих дел очень много. Поэтому давайте я краткий псто напишу про всю эту историю с поездкой в Донбасс.

Выехал я 9-го числа, поездом на Ростов, и в ночь с 10-го на 11-е успешно перешёл границу в чистом поле.
11-го числа утром на такси приехал в город Антрацит. Ехал туда, так как было известно, что город с начала мая удерживается силами, союзными группе И.Стрелкова в Славянске, обеспечивающими Славянску тыл и коммуникации. Пришёл к зданию городской администрации, представился, попросил записать в ополчение и отправить в Славянск, туда, где труднее всего.

Рядовыми бойцами прибытие «Диванных войск» из самой Москвы было встречено с неподдельным воодушевлением. Я был принят командованием, охотно ответил на все вопросы, дал телефоны людей, которые могли бы подтвердить, что я — это я. Мне сказали подождать, и я весь день провёл в коридоре первого этажа здания администрации среди бойцов.

 

В ночь на 12-е мая меня, без каких-то комментариев, отвели в тупик коридора за оружейкой, где находилось помещение для допросов. Безуспешно обыскав всю мою одежду на предмет «закладок», меня, тем не менее, заставили переодеться в камуфляжные штаны со склада ополченцев и тельняшку. После этого меня приковали наручниками к оконной решетке, прислонённой к стене. Задали единственный вопрос — «Кто с тобой шёл вторым?» Я, естественно, ответил, что был один. Больше вопросов не задавали. Так как угрозы и простые побои результатов не дали и дать не могли — шпионом я не был и признаваться мне было не в чем, меня решили пытать следующим образом.

Одев на голову что-то вроде наволочки и примотав скотчем, меня наручниками, скотчем и веревками за запястья рук и колено левой ноги привязали к решётке, установленной в простенке под наклоном, так, чтобы суставы были вывернуты максимально неудобно, а весь вес тела приходился на запястья и колено. Правую ногу с этой же целью подвязали к колену левой таким образом, чтобы я не мог ни на что нормально опереться. Некоторое время у меня получилось продержаться, потом силы кончились, я просто повис на руках и колене. Попросил дать мне возможность поговорить с командиром. В ответ мне передали, в каком именно гробу и белых тапочках меня видели. От боли в запястьях я сначала начал бредить, потом — потерял сознание. Естественно, ни в чем не признался, так как шпионом «правосеков» не был. Меня сняли с «распятия» только когда стало ясно, что ещё немного — начнётся некроз, и кисти рук можно будет ампутировать.

Кроме меня там же, в здании администрации г. Антрацит, в тот же вечер пытали местного жителя тоже обвинённого в шпионаже — я слышал его крики. После побоев его «упаковали» в деревянный ящик и, прикрутив крышку саморезами (долго искали шуруповёрт), унесли. Судя по последующим негодующим комментариям «контрразведчиков», парень, решивший, что его понесли заживо хоронить, не выдержал нервного напряжения и обделался в их любимом пыточном ящике.

Простых «шпионов», которых, как потом оказалось, было четверо, держали в подвале. Меня же, видимо, как самого опасного, так и оставили прикованным к решётке на несколько дней, под постоянным присмотром вооруженного часового. Особенно смешно смотрелись выводы в сортир с вооруженной охраной хромающего человека, не способного поврежденными руками справиться даже с пуговицей на брюках.

Через несколько дней меня, опять же без всяких комментариев, связали скотчем, «упаковали» в какую-то простыню и куда-то повезли. Там, перенеся через какой-то ручей, кому-то передали вместе с ещё одним «шпионом». Им оказался молодой человек либеральных убеждений лет примерно 25, то ли Антон, то ли Денис, судьба которого некоторым образом проливала свет на события. Он, тоже москвич, зимой поехал на Евромайдан, участвовал в одной из сотен самообороны. После «Победы Майдана» охранял Межигорье и в итоге как-то оказался в Донецке где, по его словам, был схвачен после того, как в бытовом разговоре с кем-то сказал, что на Майдане не было наркотиков. Схвачен он был 7 числа, чисто косметически побит, признался, кто он и откуда и сидел в подвале. Видимо, меня сочли его соратником, так как я — москвич.

Мы не знали, кому и зачем нас передали. Нас опросили — кто мы и откуда, после чего день или два продержали в соседних камерах в некоем СИЗО без правил распорядка на стенах и без казённых печатей на белье. После этого снова связали, одели на голову «наволочки», примотали их скотчем и повезли куда-то. Сначала вдвоём, потом — меня одного. Меня выгрузили из машины, перетащили через речку и «с приветом от пана Яроша» посадили на берегу, положив в карман мой паспорт. В этот момент я понял, что своим молчанием на допросах настолько убедил ополченцев в том, что я — шпион «Правого сектора», что они отдали меня, вместе с Антоном/Денисом, украинцам в обмен на кого-то из своих. Ну а те — вежливо вернули меня за ненадобностью.

В 00-05 17 мая меня, сидящего на берегу в позе мыслителя, в камуфляже, тельняшке и с «наволочкой» на голове нашли российские пограничники. Накормили, отвезли в больницу, опросили, оформили штраф на 2000 р. за незаконное пересечение границы.

 

Такова фактическая сторона дела. Теперь о моём отношении к вопросу.

Я не держу зла на ополченцев, пытавших меня в Антраците. И, если бы, сняв меня с решетки, они дали бы мне оружие, я пошёл бы сражаться вместе с ними за свободу и независимость ДНР. Ошиблись, бывает. Мне не жалко снаряжения и техники, которую у меня забрали, примерно на 30-35 тр. Прекрасно, если бронежилет, телефон с рацией, компьютер и всё остальное послужат делу победы ДНР в борьбе за независимость. Это — самое малое, чем я могу помочь русской республике в её героической борьбе.

Великие государства, великие армии и великие разведки не берутся из ниоткуда — их путь из ничтожества к величию всегда полон ошибок и поражений. То, что там в одном конкретном месте засел непрофессиональный параноик с правом решать людские судьбы, вовсе не означает, что дело ДНР — неправое. Равно как наличие множества невинных жертв в «сталинских репрессиях 37-го» не означало, что в 1941- году «надо было сдаться Гитлеру».

Я, как только подлечусь и поправлю финансовое положение, готов, если республике к тому времени ещё нужны будут добровольцы, вступить в ополчение и сражаться за русский народ Донбасса до последней капли крови. И считаю такое отношение к вопросу правильным для сталиниста и русского националиста.

Единственное что — мне хотелось бы обратиться к командарму И.И. Стрелкову, обороняющему Славянск, который в своем видеообращении жалуется на малое количество добровольцев из числа местного населения.

Игорь Иванович!

Возможно, если ваши тыловики перестанут «реконструировать» в Антраците белую контрразведку времен Гражданской войны, перестанут пытать местных работяг по малейшему подозрению в «шпионаже», народ к вам потянется охотнее. В противном случае вы можете получить вместо массовой помощи и поддержки «реконструкцию» рабочего восстания в собственном тылу.

 

Надо отдать должное автору за то что отважился такое обнародовать. Другие бы минимум промолчали.

 

И конечно сказать ему спасибо, за полезный агитационный материал. Может кто то , немного поумней его, не сделает в своей жизни роковую ошибку, благодаря сему жизнеописанию.

Это кстати шеврон, творение рук автора. Для большего понимания сути происходящего.

 

COs

 

http://kenigtiger.livejournal.com/1479024.html

 

Комментарии со страницы автора. Приводятся без изменений.

 

-Уважаемый, вы либо дебил, либо лыжи забыли дома. Вы действительно думаете, что там кто-то сражается за «великий руський народ»? Да срать они глубоко хотели, просто увидели, что обычный урка может стать у руля (на примере Крыма) и пошли по тому же пути. Если на то пошло — думайте глубже:
1. Как у «шпийона правого сектора» оказался русский паспорт? Выписали? Ну да, у нас на каждом углу дают паспорта.
2. Пытки запрещены международной конвенцией, ничего? Завтра запытают ваших родных, которые поехали таким же макаром, вы тоже зла не будете держать на этих придурков?
3. Вы действительно думаете, что они не получают за это денег? Сотни свидетелей, получивших от них деньги, в обмен на мелкие услуги, как то: перепиши номера, сгоняй посмотри нет ли там кого, пойди узнай кто такие. И тд. У самих жопа репит, вот и подпрягают за бабло подростков и пенсионеров.

-Не по теме — нет в Украине нелигитимной власти, все представители — законны. Достаточно понимать процесс образования и приемничества власти в случае отставок. И правого сектора тоже не видел, авторитетно заявляю.

П.С. Перестаньте смотреть Киселева, и начните здраво оценивать ситуацию, может хотябы в вашем киселе пару извилин появится, если научились почти без ошибок такие портянки писать.
-Еще проще говоря, никаких «добровольцев» там не ждут, потому что вся моя практика показывает, что отдельные добровольцы на любое дело — 
45 % ебанутые наглухо в медицинском смысле
45 % восторженные дети, за которыми глаз да глаз
9% решают какие-то свои задачи (медальки, отчеты, пофоткаться чтобы потом девкам показать, мама\партия послала).
-Удивительно. Человека сепараторы невинно пытали и наверняка убили бы, если бы не договорились об обмене, а правосеки поняв что это настоящий москаль его просто отпустили, причём довезли до российской границы в патрулируемую зону или сообщили российским погранцам где его искать. И после этого он всё-равно считает что сепараторы правы и хочет воевать против зверей-правосеков.
-Аффтар, ехать в Антрацит и давать рекомендации, предназначенные для Стрелкова — это, конечно, очень умно. Антрацит контролирует Армия Спасения Луганды. а Стрелков — это Гвардия Домбабве. между собой они практически никак не взаимодействуют. кроме того, как выше сказано неглупыми людьми — вы могли просто попасть на ахметовских, которым вот эта вот вся романтика нафиг не уперлась. затратили бы чуть больше времени, добравшись до Славянска или хотя бы Краматорска — все было бы несколько иначе.
-Без обид, конечно, но вы — явный еблан. Это даже не оскорбление. Это, скорее, диагноз.
У вас в Нерезиновске там все такие? Или цвет Москвы-реки только на вас деструктивно влияет?

-Будет совсем смешно, если он второй раз на эти же грабли наступит.

-Вот кто угодно бы уже сто раз понял, что имеет дело с обычными бандитами на зарплате, не имеющими никакой поддержки на земле, и потому любую самодеятельность априори считающих враждебной.
Ну БАНДИТЫ они.
Наемные. Потому как нормальные люди за Путлера и его миллиарды не пойдут воевать. И понимают, что ваши нацистские фантазии, которые вы почему-то называете «патриотическими» к реальности отношения не имеют.
Бандиты и фашисты — чистое Гестапо, но в в георгиевских ленточках.
Но нет… дебилов жизнь ничему не учит…

-Было бы здорово, если бы Вы подлечившись и поправив свое мат.состояние включились в борьбу за русский народ в россиийской федерации и создали бы свою, Русскую Народную республику! Мы, русские, граждане Украины с огромным удовольствием поддержали Вас в этой благородной миссии. Уверена огромное кол-во россиян, украинцев и белорусов присоединились бы к вам в этой борьбе! Даешь Русскую Народную республику! Долой клику олигархов угнетающих русский народ в РФ!
>помочь русской республике в её героической борьбе.
> русский народ Донбасса

Русской? Очешуеть.
Славянск — 73% украинцев, Краматорск — 70% украинцев. Для примера.
Вы там меньше КисельТВ верьте, ну или сразу честно признавайтесь что большинство населения планируете отправить в печи. Про этнические чистки мы уже в курсе, солдатский телеграф передал.
-Давай теперь к нам в Одессу, мы тебя еще душевнее встретим
Как вы, россияне, заебали нас спасать, я уже насмотрелся на всех этих ебанутых с красными флагами,иконами и саперными лопатками, сколько говна поприезжало к майским, хорошо хоть, со 2 числа вас резко меньше стало. Вот честно — ни разу не видел в городе на балконах российские флаги, и на машинах ваши ленточки оранжево-черные пропали, да и было их очень мало. Меньше верьте вашему ТВ, друзья, проплаченные гагаузы из Приднестровья у нас командовать не будут
-Хорошо хоть автору не пришлось друзей своих московских просить выкуп прислать, на нужды ДНР:)
Все таки правильную наши военные тактику выбрали, заблокировать всю эту шушеру в Славянске и ждать пока они население против себя настроят и друг друга переебашат. Через неделю-две жители Донбасса уставшие от беспредела урок, дорвавшихся до оружия, прогонят всех колорадов нахуй. В ближайшем будущем население Донбасса будет плевать в глаза каждому кто скажет о отделении от Украины.
Такая себе прививка от сепаратизма. Заебись все идет, просто заебись:)

-А вообще у меня даже какое-то потрясение из-за этой истории, мир рушится. То есть нормальные люди, с головой, прекрасно понимают всё про эту уголовную «русскую республику», и вообще про эту бандитскую «русскую весну» возглавляемую гэбэшными террористами и узурпаторами. Нормальным людям, с головой, никогда бы не пришло в голову поддерживать эту срань.

Ну хорошо. Не у всех есть голова. Но этого же поца били, пытали, чуть калекой не оставили, да вообще чуть не убили, а он «рад помочь». Рад помочь, вот же, а? Тут же идёт воздействие на уровне инстинктов. То есть «собака павлова» давно бы уже соображать начала, а эти не соображают, нет.

Это комментарии одной стороны. Были ещё сочувствующие, советчики, и такие:

 

-Мягко говоря неприятная история.
Очень желательно связываться предварительно с кем-либо осведомленным на месте, чтобы так не влипать.
Сколько же надо мужества, чтобы снова туда рваться.
Здоровья Вам, удачи, сил и терпения.
Вот некоторые жж тех, кто, _как мне кажется_, может помочь не попасть более в такую ситуацию
http://putnik1.livejournal.com/2014/05/22/
http://colonelcassad.livejournal.com/2014/05/20/
http://arbaletfire.livejournal.com/202645.html