Архив метки: полуостров

Крым это Украина

Крым будет свободным

Почти весь этот год Крымский полуостров прожил под оккупацией государства, власти которого могут служить живой иллюстрацией отсутствия профессионализма как такового. Возможно, для тех крымчан, кто поддерживал российскую аннексию полуострова, это была не оккупация, а «восстановление справедливости». Обычный человек, собственно, не обязан задумываться над вопросами водоснабжения, электроэнергии, транспортного сообщения. Это – задача политиков. И оказалось, что среди людей, принимавших решение об оккупации Крыма, не нашлось никого, кто задумался бы о последствиях. Это символично. 35 лет назад, когда члены политбюро ЦК КПСС принимали аналогичное решение об оккупации Афганистана, среди них тоже не оказалось никого, кто задумался бы о последствиях.

Крым это Украина

Разве в Москве не знали, что Крым практически полностью зависит от поставок днепровской воды и его оккупация – крах сельского хозяйства полуострова? Разве в Москве не знали, что Крым практически полностью зависит от поставок электроэнергии из Украины и если в Киеве решать отказаться от поставок – погрузится во тьму? Разве в Москве не знали, что Крым полностью связан транспортным сообщением с материком через Украину и уничтожение этого сообщения – крах всей инфраструктуры полуострова? Разве в Москве не знали, что Крым живет украинскими продуктами, украинскими товарами, украинскими курортниками – и ничем больше? Разве в Москве не понимали, что оккупация Крыма приведет к краху инвестиционных проектов, фактическому уничтожению международной банковской системы, маргинализации территории? О чем они там вообще думали?

Единственный рычаг, которым Москва может давить на Киев, заставляя его продолжать жизнеобеспечение оккупированной территории – это война. Но России, чьи силы надломлены экономическими санкциями, падениями цены на нефть, крахом национальной валюты и предчувствием близкой беды уже не до войны. А это означает, что путь через Перекоп уже очень скоро будет перекрыт – вплоть до окончания аннексии. И речь идет не только о транспортных перевозках, но и о товарных – рано или поздно прекратятся и они. Будет странно, если Украина, лоббирующая отказ от заходов в крымские порты чужих судов, сама будет отправлять в Крым фуры. Так что исчезновение украинских продуктов – дело времени. И напрасно крымский Квислинг предлагает своим сторонникам терпеть, надеясь на помощь России – Россия Крыму не поможет. А вот Украина своим патриотам – поможет, потому что только точный экономический удар может продемонстрировать несостоятельность оккупационного управления Крымом.

А Керченская переправа? Что ж, она останется наглядным подтверждением убийства географии одним недальновидным, самодовольным и малообразованным человеком из Москвы. Этот человек превратил полуостров в остров и теперь два миллиона жителей несчастной земли зависят от штормов, паромов, пропускной способности переправы – всего того, о чем они раньше и не подозревали. Уже ясно, что никакого моста через пролив не будет – и крымчанам придется жить на своем «острове» ровно до того дня, когда наглый глупый верзила уберется из чужой квартиры, а хозяин отремонтирует в своем доме свет, воду, привезет еды и устроит пир горой.

Но под елкой, привезенной захватчиком из Вологды может быть только темный праздник.

Виталий Портников. http://ru.krymr.com/

Vitaly Portnikov

Крымский мост — это Перекоп

Почему Геннадий Тимченко решил выйти из истории со строительством моста в Керченском проливе? Казалось бы, подобная стройка – крупнейшая в новейшей российской истории – сулит хороший заработок, репутационные дивиденды и расположение власти, а тут ближайший друг Владимира Путина, обязанный своим благосостоянием прежде всего особым отношениям с президентом, говорит не о дивидендах, а о репутационных рисках?

Vitaly Portnikov

С точки зрения обычной логики никакого моста в Керченском проливе вообще быть не должно

Возможно, дело именно в особых отношениях с Путиным. Когда Тимченко намеревался строить мост, он был уверен в щедрой государственной поддержке своего начинания. Сейчас он из первых рук может получить информацию, что денег не будет. А строить такой объект за свои – совершенно бессмысленное занятие. Мост – или туннель – интересен исключительно с точки зрения распила государственных средств. Потому что сам по себе он не интересен никому и его, скорее всего, в Керченском проливе не будет. А если что-то похожее на мост все-таки построят – то простоит оно там очень недолго.

С точки зрения обычной логики никакого моста в Керченском проливе вообще быть не должно. Во-первых, сами природные условия готовы вынести приговор любому подобному сооружению. А, во-вторых, оно имело бы хоть какой-то смысл, если бы Крым действительно был островом.

А Крым – полуостров. Если кто-то до сих пор в это еще не верит, пусть откроет учебник географии и убедится. Крымский полуостров всегда был связан с большой землей не через Керченский пролив, а через Перекоп. И без этой связи не существовал. Только античные города-полисы обходились без этой связи, так как были портами, напрямую завязанными на внешнюю торговлю и защищавшимися от набегов собственно из Крыма и прилегающих степей. Но когда стал развиваться уже сам полуостров, он никогда не отрывался от материка.

Крымское ханство располагалось и на полуострове, и на огромных прилегающих террриториях современной Украины и России. Крым в Российской империи был связан с соседними губерниями – теперь это территория Украины. Крым в Советском Союзе – даром что формально входил в состав РСФСР – с точки зрения снабжения всегда был связан с соседними областями Украинской ССР, а вовсе не с Краснодарским краем. Решение руководства СССР в 1954 году просто формализовало давно уже сложившиеся отношения.

Сколько бы Москва не объявляла Крым своим, сколько бы войск не вводила, сколько бы идиотов не заставляла поверить в легитимность оккупации – географию она изменить не в силах

Крым, вне всякого сомнения, после своей оккупации екатерининскими войсками был российским. Но вот только Российская Федерация Путина – огрызок Российской империи Романовых. В этом-то все и дело! И сколько бы Российская Федерация не объявляла Крым своим, сколько бы войск не вводила, сколько бы идиотов не заставляла поверить в легитимность оккупации – географию она изменить не в силах.

Идея строительства моста, кстати, не так уж нова. Она возникла всякий раз, когда становилось ясно, сколько можно спилить на этой стройке века. Вначале с мостом носился умевший высекать золотые искры из московского асфальта Юрий Лужков, затем мост стал темой переговоров Владимира Путина с Виктором Януковичем. Российский и украинский президенты договаривалось о строительстве моста в Крым чуть ли не в пакете с 15-миллиардным кредитом, которым Путин решил оплатить отказ Януковича от европейской интеграции. Ну а уж после оккупации мост оказался чуть ли не необходимостью – а станет всего лишь очередной иллюстрацией нелепой путинской авантюры.

В один прекрасный день оккупационные войска просто покинут полуостров, забрав с собой аксеновых, константиновых, чалых и прочую нечисть

Поэтому никакого моста не будет. А будет вот что: оккупированный Крым будет потихоньку гнить вместе с погружающейся в экономическую и политическую бездну Россией и выживать за счет благородства своей Родины – за счет украинских продуктов и прочих ресурсов, оставаясь – все равно! – частью Украины, а не России. А потом в один прекрасный день – при Путине или уже после его краха – оккупационные войска просто покинут полуостров, забрав с собой аксеновых, константиновых, чалых и прочую нечисть. Над парламентом Крыма гордо взовьется государственный флаг Украины, на улицах Симферополя зазвучит рядом с русской украинская и крымскотатарская речь, в оставленные оккупантами доки Севастополя войдут корабли Военно-морских сил Украины и проедут по улицам крымских городов поливальные машины, смывая грязь оккупации и оставшиеся кое-где оккупационные символы. И на чистую ялтинскую набережную, к синему морю и желтому солнцу, выйдут будто очнувшиеся от спячки люди, которым уже некого будет бояться после нескольких лет страха, холода, нищеты. репрессий и унижений.

Крым вернется домой. И моста ему никакого не нужно будет. Его мост – это Перекоп.

Виталий Портников, киевский журналист, обозревательКрым.Реалии