Архив метки: Портников

Лицо и маска

Vitaly Portnikov

50 лет назад пленум ЦК Компартии Чехословакии избрал новым первым секретарем ЦК КПЧ Александра Дубчека – политика, с именем которого обычно связывают продлившуюся всего несколько месяцев Пражскую весну. Уже в августе 1968 года войска Советского Союза и его сателлитов вошли в Чехословакию, положив конец попыткам демократического реформирования социалистической страны без отказа от руководящей роли Коммунистической партии. Однако несколько месяцев дубчековского эксперимента создали мир иллюзий в странах, оккупировавших Чехословакию – мир «социализма с человеческим лицом».

Венгерское восстание 1956 года не позволяло создать такой миф просто потому, что по природе своей было антикоммунистическим. Советская «оттепель» 50-х представляла собой стремление отказаться от звериной дикости сталинизма, но о «человеческом лице» социализма и Коммунистической партии и речи не было: уже само освобождение узников ГУЛАГа и свежий воздух в общественной жизни и культуре (все это, впрочем, сменилось привычным удушьем эпохи позднего Хрущева) казались огромными победами. Имре Надь был готов к демонтажу системы. Никита Хрущев дал возможность своим подданным просто жить, а не погибать в сохраненной системе, Дубчек предоставил чехам и словакам возможность эту систему менять. Вот почему «Пражская весна» оказалась такой привлекательной.
Читать далее

пираты

Пираты ХХI века

пираты

Теперь становится ясно, кем же на самом деле являются засланные на Донбасс военнослужащие соседней страны. Это — пираты.

Только в увлекательных авантюрных романах пираты — это безбашенные морские разбойники, йо-хо-хо и бутылка рома, сорвиголовы, пустившиеся в опасное плавание на свой страх и риск. Конечно, страха и риска было немало. Но пиратские флотилии нередко использовались морскими державами в случаях, когда они не хотели идти на прямой конфликт с потенциальным противником, но стремились ослабить его экономический и военный потенциал. При этом прямого повода отвечать на пиратское нападение ударом по «настоящему» флоту враждебной страны как бы и не было — зато можно было прибегнуть к услугам собственных пиратов. И у многих командиров разбойничьих кораблей, этих самых йо-хо-хо, хранился в дальнем ящике капитанской каюты адмиральский кортик. А некоторые, как например знаменитый корсар вице-адмирал сэр Фрэнсис Дрейк, становились вполне легальными флотоводцами после нескольких десятилетий удачной разбойничьей карьеры. Так что «гибридная война» была уже тогда.

Путин ничего не придумывает. Он просто погружает современный мир в новое Средневековье и хочет, чтобы мы жили по его правилам. Цивилизованному миру действительно очень непросто приспособиться к восторжествовавшей дикости. Испанцы или османы точно знали, какое самое действенное лекарство против чужих пиратов — свои собственные, родные разбойники. Но мы не можем в ответ на пиратские действия российских военных организовывать разбойничьи действия на территории державы-агрессора — и самим будет как-то не приятно заставлять отвечать за действия пиратов ни в чем не повинных мирных граждан, зачастую таких же украинцев, только живущих по другую сторону границы, да и нашим союзникам будет непонятно, как это мы решились на нарушение международного права.

Виталий Портников

Vitaly Portnikov

Крымский мост — это Перекоп

Почему Геннадий Тимченко решил выйти из истории со строительством моста в Керченском проливе? Казалось бы, подобная стройка – крупнейшая в новейшей российской истории – сулит хороший заработок, репутационные дивиденды и расположение власти, а тут ближайший друг Владимира Путина, обязанный своим благосостоянием прежде всего особым отношениям с президентом, говорит не о дивидендах, а о репутационных рисках?

Vitaly Portnikov

С точки зрения обычной логики никакого моста в Керченском проливе вообще быть не должно

Возможно, дело именно в особых отношениях с Путиным. Когда Тимченко намеревался строить мост, он был уверен в щедрой государственной поддержке своего начинания. Сейчас он из первых рук может получить информацию, что денег не будет. А строить такой объект за свои – совершенно бессмысленное занятие. Мост – или туннель – интересен исключительно с точки зрения распила государственных средств. Потому что сам по себе он не интересен никому и его, скорее всего, в Керченском проливе не будет. А если что-то похожее на мост все-таки построят – то простоит оно там очень недолго.

С точки зрения обычной логики никакого моста в Керченском проливе вообще быть не должно. Во-первых, сами природные условия готовы вынести приговор любому подобному сооружению. А, во-вторых, оно имело бы хоть какой-то смысл, если бы Крым действительно был островом.

А Крым – полуостров. Если кто-то до сих пор в это еще не верит, пусть откроет учебник географии и убедится. Крымский полуостров всегда был связан с большой землей не через Керченский пролив, а через Перекоп. И без этой связи не существовал. Только античные города-полисы обходились без этой связи, так как были портами, напрямую завязанными на внешнюю торговлю и защищавшимися от набегов собственно из Крыма и прилегающих степей. Но когда стал развиваться уже сам полуостров, он никогда не отрывался от материка.

Крымское ханство располагалось и на полуострове, и на огромных прилегающих террриториях современной Украины и России. Крым в Российской империи был связан с соседними губерниями – теперь это территория Украины. Крым в Советском Союзе – даром что формально входил в состав РСФСР – с точки зрения снабжения всегда был связан с соседними областями Украинской ССР, а вовсе не с Краснодарским краем. Решение руководства СССР в 1954 году просто формализовало давно уже сложившиеся отношения.

Сколько бы Москва не объявляла Крым своим, сколько бы войск не вводила, сколько бы идиотов не заставляла поверить в легитимность оккупации – географию она изменить не в силах

Крым, вне всякого сомнения, после своей оккупации екатерининскими войсками был российским. Но вот только Российская Федерация Путина – огрызок Российской империи Романовых. В этом-то все и дело! И сколько бы Российская Федерация не объявляла Крым своим, сколько бы войск не вводила, сколько бы идиотов не заставляла поверить в легитимность оккупации – географию она изменить не в силах.

Идея строительства моста, кстати, не так уж нова. Она возникла всякий раз, когда становилось ясно, сколько можно спилить на этой стройке века. Вначале с мостом носился умевший высекать золотые искры из московского асфальта Юрий Лужков, затем мост стал темой переговоров Владимира Путина с Виктором Януковичем. Российский и украинский президенты договаривалось о строительстве моста в Крым чуть ли не в пакете с 15-миллиардным кредитом, которым Путин решил оплатить отказ Януковича от европейской интеграции. Ну а уж после оккупации мост оказался чуть ли не необходимостью – а станет всего лишь очередной иллюстрацией нелепой путинской авантюры.

В один прекрасный день оккупационные войска просто покинут полуостров, забрав с собой аксеновых, константиновых, чалых и прочую нечисть

Поэтому никакого моста не будет. А будет вот что: оккупированный Крым будет потихоньку гнить вместе с погружающейся в экономическую и политическую бездну Россией и выживать за счет благородства своей Родины – за счет украинских продуктов и прочих ресурсов, оставаясь – все равно! – частью Украины, а не России. А потом в один прекрасный день – при Путине или уже после его краха – оккупационные войска просто покинут полуостров, забрав с собой аксеновых, константиновых, чалых и прочую нечисть. Над парламентом Крыма гордо взовьется государственный флаг Украины, на улицах Симферополя зазвучит рядом с русской украинская и крымскотатарская речь, в оставленные оккупантами доки Севастополя войдут корабли Военно-морских сил Украины и проедут по улицам крымских городов поливальные машины, смывая грязь оккупации и оставшиеся кое-где оккупационные символы. И на чистую ялтинскую набережную, к синему морю и желтому солнцу, выйдут будто очнувшиеся от спячки люди, которым уже некого будет бояться после нескольких лет страха, холода, нищеты. репрессий и унижений.

Крым вернется домой. И моста ему никакого не нужно будет. Его мост – это Перекоп.

Виталий Портников, киевский журналист, обозревательКрым.Реалии