Местный Сайт Интересные Новости с планеты Земля

18Май/170

25 советов по выживанию на войне, в плену и в тюрьме

Arkady Babchenko

 

Стабильности в мире нет, кругом очаги напряженности. И вероятность оказаться в горячей точке, в окружении недружелюбных людей с оружием, пугающе отличается от ноля. Опытом выживания и поведения в подобных ситуациях мы попросили поделиться знаменитого публициста Аркадия Бабченко — человека, который прошел несколько войн, бывал в плену и застенках и, в общем, знает, о чем пишет. И да, мы глубоко и искренне надеемся, что тебе никогда не понадобятся эти советы.

Arkady Babchenko

1. Первые моменты самые важные

Как ты себя поставишь в эти первые минуты, так с тобой и будут общаться в дальнейшем. Держись с достоинством, знай себе цену, покажи

30Дек/160

С чего началась война в Сирии

Граффити Сирия

Всем, кто оправдывает ковровые бомбардировки "священной войной" с радикальным исламом, хотелось бы напомнить одну вещь.

Граффити Сирия

С этого граффити в городе Даръаа началась гражданская война в Сирии. Его нарисовали несколько подростков 15 февраля 2011 года. Это было в разгар Арабской весны. В Дамаске уже были протесты, но они были немногочисленны. Полиция поймала этих подростков и подвергла пыткам. Одного из них, Якуба, часами подвешивали на стене, заставляли спать в холод на мокром матрасе, пытали током. Выбивали фальшивые признательные показания. Руководил этим кузен Башара Асада по имени Атеф Наджиб, возглавлявший политическую полицию в Даръаа. Отец Якуба и родственники другого подростка встретились с Наджибом и попросили помиловать своих детей. Он ответил, что им следует забыть о тех, идти домой и завести новых детей. А если у вас не получится, - добавил он, - мы приведем ваших жен в полицию, чтобы там их оплодотворили. Вскоре об этом узнал весь город. Имам местной мечети, который всегда заканчивал проповеди словами поддержки в адрес режима, на этот раз не выдержал и обрушился с критикой на Асада. Тогда семьи тех детей и их друзья вышли на улицы. Полиция открыла огонь. С этого момента гражданская война в Сирии стала неизбежной.

А что же это за надпись? Это гневная сура из Корана против "неверных" или что-то в этом роде? Нет. Здесь написано "Твоя очередь, доктор". У Башара Асада медицинское образование. А было это вскоре после ухода Мубарака и Бен Али.

Так в чем же корни исламского и любого другого радикализма, как не в этой неоправданной жестокости государственного аппарата принуждения, разложившегося от клановости и отсутствия гражданского контроля?

Борис Цейтлин

2Фев/160

Смысл жизни

Смысл жизни-

— Здравствуйте! — мужчина смело перешагнул через порог и без приглашения плюхнулся на стул.
— Добрый день, чем могу вам помочь? — молодой человек за столом отодвинул папку с документами и уставился на гостя.
— Дело в том, что моя просьба не очень обычна. Точнее, для вас обычна, а вот я обращаюсь к вам впервые, — мужчина закинул ногу на ногу, — это же рекламное агентство, я по адресу?
— Да, абсолютно верно. Вы хотите продвинуть свой товар на рынке? Или вы оказываете услуги?
— Э… Скорее услуги.
— Что именно? — парень взял в руки карандаш и листок бумаги.
— В общем… Наша организация… Как бы так сказать…
— Говорите, как есть. У нас есть масса способов обойти закон и прорекламировать даже то, что запрещено.
— Да? — удивился мужчина, — ну что ж… В общем, тут такое дело… Мы оказываем услуги на нашем рынке уже очень долгое время. Но с недавних пор мы стали замечать, что поток клиентов к нам резко упал. Наши представители не справляются, несмотря на увеличение офисов обслуживания.
— Это обычная проблема для рынка услуг, — авторитетно заявил парень, — сами понимаете — кризис, рост курса валют, цены на нефть… Все это влияет на спрос.
— Да, но наш бизнес не привязан к этому всему. Недавно я просматривал статистику за прошлые годы и, знаете, что обнаружил? В кризисное время поток клиентов наоборот увеличивался. А вот сейчас… Не знаем даже, что и делать.
— Не расстраивайтесь! — парень потер ладони и придвинулся поближе, — уверен, мы сможем вам помочь. Как называется ваша организация?
— Рай.
— Рай?
— Ну да. Рай.
— Хорошо, а чем именно вы занимаетесь?
— А чем занимаются в раю? Развлекаем клиентов, предоставляем им качественные услуги по проживанию, устраиваем различные развлекательные мероприятия и так далее.
— У вас сеть отелей?
— Да нет же! У нас — рай! Что непонятного?
Парень помолчал и потер лоб.
— Понимаете, для того, чтобы я смог вам помочь, мне нужно знать, чем конкретно занимается ваша организация.
— Я ж сказал уже. Мы предоставляем полный перечень услуг людям после их смерти.
— Ааа! Я, кажется, понял! Вы — агентство ритуальных услуг! Интересное название для вашей деятельности, — парень улыбнулся и облегченно вздохнул.
— Вы меня совсем не понимаете? — мужчина наморщил лоб и пристально посмотрел на молодого человека, — есть рай, есть ад. Мы две конкурирующие организации. Вот мы — рай. И нам нужно как-то продвинуть наши услуги на рынке. В последнее время люди почему-то выбирают ад. Мы переживаем по этому поводу.
Парень около минуты смотрел непонимающим взглядом на гостя, потом встряхнул головой и снова улыбнулся.
— Скажите, а как вы собираетесь расплачиваться с нами?
— К сожалению, мы несколько ограничены в средствах, поэтому могу предложить поработать по бартеру.
— По бартеру?
— Ну да. Вы нам рекламу, мы вам — определенное количество зарезервированных мест.
— И какие же вы предоставите гарантии?
— Гарантии? — мужчина задумался, — ну, можем договор составить. Без мелкого шрифта.
— И что? — рассмеялся парень, — мне его потом всю жизнь с собой таскать и попросить, чтоб в гроб не забыли положить, когда я коньки отброшу? Да и вообще, никакой уверенности в том, что когда я окажусь у вас, этот договор не окажется филькиной грамотой.
— Мы, вообще-то, держим свое слово…
— Ой, да не надо тут… Все так говорят! Мы обещаем, что когда-нибудь, может быть и так далее, — парень махнул рукой.
— Подождите, — мужчина подвинулся поближе, — а почему вы тогда рекламируете фонд капитального ремонта, а нас не хотите? У нас ведь одинаковые принципы работы.
— Потому что они платят нам деньги. Все просто.
— Но, у нас, к сожалению, нет денег. Там они не нужны, — мужчина грустно вздохнул.
— Так возьмите их в ваших представительствах. У них их завались.
— Они не дают…
— Как так? — парень рассмеялся, — вот так работники у вас!
— Да уж… Говорят — самим мало. Что ж мне делать тогда? — мужчина бросил отчаянный взгляд на парня.
— Не знаю. Попробуйте на телевидение сходить. Может там вам помогут, — молодой человек быстро написал на листочке адрес и протянул гостю.
— Думаете помогут? — обрадовался мужчина и спрятал листочек в карман.
— Обязательно помогут. Всего вам хорошего.
— Спасибо, до свидания! — гость поднялся со стула и быстрым шагом вышел из кабинета.

Молодой человек некоторое время сидел в тишине и смотрел на дверь. Телефонный звонок отвлек его от раздумий.
— Да, я слушаю.
— Ну что, приходил? — раздался хрипловатый голос в динамике.
— Да, мой господин, только ушел.
— Куда?
— Отправил на телевидение, как вы и приказывали.
— Хорошо. Предупреди там наших.
— Сию секунду, мой господин.
Парень нажал на кнопку отбоя и усмехнулся. Зрачки на секунду покраснели, но тут же стали обычными.
— Люди не хотят рая после смерти. Они хотят рай здесь и сейчас. И идут ради этого на все. И нет плодороднее земли для наших всходов, чем душа человека, готовая на все, ради богатства и власти. Они и есть наши основные клиенты… Кажется, шестой пункт устава работника ада, — парень открыл тетрадь и принялся искать нужную страницу, — а нет, пятый. Но не важно. Смысл тот же.
Парень набрал номер и приложил к уху телефон.
— А наше дело маленькое. Мы просто рекламируем этот рай на земле. Это мы делать умеем… Алло! К вам придет скоро один. Встретьте как полагается…

Мужчина вышел из офисного здания и облокотился об стену. Вздохнув, он вытащил из кармана мобильный телефон.
— Алло! Я только что вышел из агентства. Здесь тоже они.
— Что говорят?
— Отправили на телевидение. Думаю, нет смысла туда идти.
На том конце провода некоторое время царило молчание.
— Да, ты прав, идти не надо. Там тоже будут эти…
— Неужели остается последний вариант?
— Да, — кто-то на том конце провода тяжело вздохнул, — остается один выход. Приступай.
Мужчина положил телефон в карман, а из другого достал блокнот. Пролистав несколько страниц, он нашел нужную и прочитал вслух.
— Двадцать первый пункт устава работника рая. Крайняя, исключительная мера воздействия на людские души — война. Эффективное средство для принудительного обесценивания навязанных, работниками конкурирующей организации, идеалов жизни. Прирост клиентов 20-40%. Использовать только по указанию высшего руководства.
Мужчина закрыл блокнот и посмотрел на проходящих мимо жителей, пока еще мирного города.
— Извините, люди, это просто бизнес. Хотя, сами виноваты, — проговорил он себе под нос и растворился в толпе.

1Дек/150

Письмо одной украинки

«Последние несколько дней как в тумане. Однокласснику мужа, Егору, пришла повестка в армию. А Егору — 38 уже, и двое детей. Пришла повестка парню моей сестры. В Украине частичная мобилизация. Последние несколько ночей почти не сплю. Попросила свекровь проверять почту каждый день — а вдруг и нам… Срочно слезла с кето-диеты, потому что для неё нужна крепкая психика. Начала трескать углеводы, чтобы поддержать нервную систему, потому что кажется, еще чуть-чуть — и нервый срыв… Спортзал: прихожу отвлечься, а в результате бегу на дорожке и плачу…

До сих пор не верится, что всё это происходит не где-нибудь в Сирии или Руанде, а у нас тут. И не в 17 веке, а в 21. И нападают на нас, кто бы мог подумать, — братский народ…

99% моих крымских друзей сошли с ума. Включая родного братика. Он был у меня на свадьбе в 2008, в Киеве, всё было зашибись. А сегодня я слышу, что в Киеве фашисты, а я — его личный враг. „Много ли ты видел фашистов в 2008?“ — хотела спросить, но нет, братишка записал меня в блэклист. То, что говорят ему по телевизору, — убедительнее того, что говорю ему я. Чего же ожидать от тех, кто меня вообще не знает?

Фашистов нет (не было и не будет), но Крым отобран, Донбасс обманут чучелом Бандеры, испуган, затерроризирован, измордован. РуссоТВ льёт на наши несчастные головы тонны отборного говна. Как должны себя чувствовать обычные украинцы? Которые сбросили кровососа с трона и вдруг обнаружили, что их страну молотят на куски, вопят „хунта-укроп-фашисты!“ и обстреливают с „братской“ границы? Дальше хуже — гонят танки, вооружают наёмников, бомбят. За что, россияне? Что сейчас творится в ваших головах? Вы не любите Бандеру за то, что тот скукарекался с Гитлеровской Германией, которая мордовала невинных людей? Вы наверно, как и я, считаете что это плохо — убивать невинных? Но тогда, пардон, почему вы делаете ТО ЖЕ САМОЕ? Я не вижу отличий между вами и гитлеровцами. Вы прёте убивать тех, кто вам ничего не сделал. Ни „фюрера“ нет у украинского народа, ни „Майн Кампфа“, ни мощи боевой (всё развалилось за ненадобностью, простите, не думали что воевать придётся), младенца лично я еще ни одного не съела, моим друзьям всем поголовно срать на „подвиги“ Бандеры — НО, тем не менее, вы хотите нас убить, россияне. За что?

Антитеррористическая операция на Востоке — последний рывок раненного. От безысходности. Реакция на удар, на клевету, на насилие. Отстоять свою землю, выгнать мразей, которым вздумалось поиграть в войнушку, намародёриться, нажиться на чужом горе, у которых — ах какая прелесть — даже паспорта обычно не украинские. Российские, чеченские, армянские — какие угодно. Более того, две главные морды ДНР — Бородай и Стрелков — граждане РФ, москвичи, представить только!

Бабки в Славянске толкутся возле грузовиков с „фашистской“ гуманитарной помощью, которую украинская армия привезла в освобожденный город.
— Что раздают, бабушка?

— Ой сынок, чего только не дают, и огурчики, и тушоночка, и крупа, и джем даже — варенье!

Праздник в городе. Морды с автоматами, устраивающие комендантский час, и джем, знаете ли, разные вещи… Привезли поесть и уже не надо им никакой Донецкой республики, и даже Бандера уже не такой „бандеристый“! Еды надо людям, тихих улиц, спокойных ночей, живых детей — а не отдельную республику, умытую кровью. Или вы, русские, всё еще думаете, что ваши пулемётные очереди и артиллерия на крышах домов добавят лично этим бабкам счастья? Зачем вы там? От кого вы хотите избавить местных жителей? От „правосеков“, которых там никогда не было и не будет? Лучше избавьте местных жителей от себя! Избавьте всех нас от себя! Вы стреляете не в нацистов, не в УПА под черно-красными флагами, не в убийц русско-говорящих и ветеранов ВОВ, — вы стреляете в таких же пацанов, как и вы сами, которые встали на защиту Украины от вторжения умалишённого Путина.

РуссоПропаганда прёт как скоростной поезд, тычет всем в рыло портрет врага (враг в вышиванке и с чубом — всё как надо). И слезть с этих рельсов — уже никак. Уже не переубедить параноика, что враг — и не враг вовсе. Что никто в Украине не марширует с портретом Бандеры. Что в Киеве как говорили на русском (больше половины жителей), так и говорят. Что если „правосеки“ не вырезали весь русскоговорящий Восток за годы независимости (боже, неужели мне приходится говорить это на полном серьёзе?!) — то может и нет этих самых „правосеков“? Да, на Донбассе были жертвы среди мирного населения и не буду с этим спорить: убитые и похищенные террористами + жертвы перекрёстного огня. И наверное теперь русские будут мстить нам за тех жертв, которых случайно зацепила АТО, которая проводилась против самих русских, которые хрен знает зачем припёрлись. Кольцо замкнулось.
Русские будут мстить за жертв, делая с каждым днем этих жертв всё больше… Пули в животы в качестве спасения от „фашизма“, понимаете?

Господи… Ребята, может раздадите бабкам еще джема и разойдёмся, а? Им не нужна Новроссия, зуб даю, им нужно варенье!...»

31Июл/150

Когда я вернулся с той войны

Babchenko

Когда я вернулся с той войны - с той еще, с самой первой - мне было семьдесят лет. Ремарк это очень хорошо описал - семнадцать и семьдесят одновременно. Семнадцать - потому что тебя заморозили в этом возрасте и последующие два твоих года не имели к этому миру никакого отношения, ты вернулся все тем же ребенком, каким уходил, пока твои сверстники взрослели. А семьдесят - потому что два года прошло лишь в этой, мирной, вселенной. А в той, военной - больше, намного больше. Настолько, что многие не смогли прожить.
О жизни ты знаешь теперь несколько больше, чем другие.
Даже больше, чем твои родители. Родители перестают иметь значение. Ты им больше ничего не должен. Ту жизнь, которую они тебе дали - законичлась там, в семнадцать. Они не смогли тебя защитить. А эту ты добыл себе сам.
Быть старше своих родителей… А родителям - потерять своего ребенка. Даже если вернулся - все равно потерять. Потому что это будет все равно уже не он. Другой человек. "Они вернули мне не моего сына"…
Разрушение семей - еще одно преступление, которое приносит в дом война. Те ублюдки, которые её начинают.
Судить. Всех. Каждого. За все. И никак иначе.
Тогда, после первой войны, мне было семьдесят.
Сейчас, после пятой, после крайнего возвращения, я, кажется, начал понимать столетних.
Ну, знаете, когда они в пять утра специально просыпаются для того, чтобы вынести на улицу табуретку и весь день, улыбаясь, просидеть около крыльца, смотря на людей, машины, птичек, собачек, небо, солнце. На жизнь, в общем...
Аркадий, почему Вы перестали писать? Слушай, старик, классная тема есть, не хочешь съездить? Заждались новых репортажей, когда обратно в поля? Аркадий, англичане ждут новую книгу. И немцы тоже. И французы. И поляки вот контракт прислали. Что им сказать? Привет, ты мое письмо получил? Аркадий, хотим пригласить Вас выступить в … на тему …. Аркадий, когда Вы все-таки напишете, что там было? Привет, не хочешь написать нам колонку? Приезжай, у нас тут опять веселуха началась, сегодня всю ночь тяжелым долбили…. Ты когда за командировку отчитаешься, уже год прошел!!! НЕНАВИЖУ!!!!
А ты сидишь на табуреточке, смотришь на небо, на солнышко, на облачка, на собачек… Улыбаешься… Дождик вот пошел…
Все таки хорошо, что тебя тогда не вывели под минометы с мешком на голове, да, дружище?
Доброго всем вечера.

Аркадий Бабченко

 

21Июн/150

Константин Боровой прогнозирует войну

Константин Боровой

Константин Боровой

Константин Боровой о новом Майдане в Киеве, рейтинге Путина в США, работе Навального на Кремль и смерти Новодворской. Константин Боровой – председатель партии «Западный выбор», первый руководитель Российской товарно-сырьевой биржи, экономист, публицист, аналитик, оппозиционер, пожалуй что и скандалист в хорошем смысле слова, поскольку большинство его заявлений, хочет он того или нет, порождает бури. Сколько бы его оппоненты ни говорили, что Боровой – маргинальный политик и давно вышел в тираж, обсуждают и травят его даже те, кому он якобы давно ничем не угрожает. Последний его нашумевший прогноз – возможная атака на Крым со стороны Украины и утрата его Россией.

«В Киеве зреет новый Майдан»

– С Крыма, если можно, и начнем. Каков сценарий его возможной потери?

– Этим летом Украина с вероятностью выше 50 процентов попытается вернуть себе Крым. Минкин на «Эхе» уже предложил мне пари на миллион евро, но я с Минкиным не спорю – во-первых, потому, что несколько раз он грубо оскорбил Лерочку (Валерию Новодворскую. – Ред.), меня тоже, но это бог с ним. Однажды у Любимова, на Таганке, он так на нее кричал, что я уже подумал: сейчас ударит. Пришлось буквально встать между ними. А во-вторых, вряд ли у него есть миллион евро.

Что касается Крыма: на Украине вполне возможен новый Майдан, которого, конечно, очень хотелось бы избежать, потому что страна может его и не выдержать, но Порошенко подвергается сильному давлению с двух сторон. Не забывайте, что и Россия может организовать его смещение с помощью тех же майданных технологий – на Украине полно людей типа Олега Царева, которых достаточно только поддержать финансово, чтобы они сыграли на массовом недовольстве.

Там кризис, там многие обещания не выполнены, там действительно серьезная инфляция и падение производства – это аргументы и для проевропейской, и для пророссийской части общества. И не следует отмахиваться от Царева – мол, это несерьезно. Много ли серьезных людей в ополчении Новороссии, среди татуированных ревнителей православия и со свастиками? Но российская поддержка превращает их в серьезную силу. А возможен и другой вариант – ведь лозунги Майдана так и не осуществились. Реальной люстрации нет. Я склонен верить Чичваркину, он в этом понимает, поскольку имеет опыт бизнеса в России: коррупция там ничуть не уменьшилась, она так же тотальна и системна, как при Ющенко и Януковиче. Чичваркин съездил, посмотрел и ужаснулся. Почему-то у Саакашвили – пусть за два года – получилось эту проблему решить, Мерабишвили навел порядок. Ему, в конце концов, пришлось посадить – не уволить, а посадить! – 26 тысяч человек. В переводе на российские масштабы получается миллион. В Киеве это тоже были бы достаточно серьезные цифры, потому что степень коррумпированности украинского чиновничества на всех уровнях вы, думаю, все же не представляете. Но там вообще почти ничего не сделано в этом направлении! Так что новая эскалация уличной политики возможна, вон и покрышки опять горят. И я не вижу у власти других сценариев под давлением народа, кроме как начать войну за возвращение Крыма.

Вообще же война просматривается во всех вариантах развития – тут уже не в Путине дело. Народ доведен до такого состояния, так разогрет и накручен, что просто в силу инерции жаждет боевых действий на всех направлениях: посмотрите, они сегодня возможны в Прибалтике, в Грузии, в Приднестровье. А может рвануть и в Чечне, потому что Рамзан Кадыров рвется из рамок. И боевой опыт у него есть.

– Это будет война... кого же с кем?

– А она уже идет по сути, только пока холодная. Но на грани горячей. Это война России с Западом, а по сути – со всем остальным миром. И она имеет все шансы закончиться в Москве.

– Разделением и внешним управлением, что ли?

– Зачем же разделением? Мы живем внутри вполне конкретного исторического процесса – распада империи. Он начался 25 лет назад, а это для истории ничтожно мало. Затормозить его можно, вовсе упразднить – едва ли. Россию никто не стремится делить, сколько бы она ни приписывала эти намерения внешним силам. Она сама разделится, границы этого разделения уже видны.

– Почему же Путин идет на эскалацию, примерно понимая, каков может быть финал? Ведь мы в этой ситуации действительно против всех...

– Его цель – удержать власть. Мобилизационная модель – сегодня единственный способ ее удержать. «Русские американцы верят в Путина»

– Меня вот что смущает: в Грузию, когда там начались реформы Саакашвили, поехало множество представителей диаспоры, московских грузин. Экономикой занимался покойный Каха Бендукидзе. Почему на Украину не потянулись украинцы со всего мира – заниматься той самой люстрацией или борьбой с коррупцией? Мало того что украинская диаспора огромна в Канаде, в Штатах – она в Москве колоссальная, и что-то я не вижу ни массового сочувствия, ни возвращения...

– Пропаганда, вот и всё. Насчет Грузии она, конечно, тоже была, но слабее в разы. Тогда еще выходили со значками «Я грузин», но можете ли вы сегодня представить значок «Я украинец»? Знаете, сколько примерно русских американцев – эмигрантов, беглецов по сути, – сегодня поддерживают Путина?

– Максимум четверть.

– Пятьдесят процентов. Опросы самые точные. Да я и сам там провожу примерно половину своего времени и со многими говорю. Они сидят там, в Штатах, и верят в проклятую Пиндосию, которая мешает нашему президенту сплотить прочий мир. Ведь Америка так часто лезет в чужие дела, в Сирию, в Афганистан, в Ирак! Все это на полном серьезе повторяют зрители русскоязычного телевидения. Его там смотрят все – частью из ностальгических соображений, частью потому, что недостаточно хорошо выучили язык, чтобы смотреть местное. Но телевизору ведь неважно, из каких соображений ты его включаешь. Он льет свой яд, а ты его усваиваешь. Я бесконечно уважаю Витю Шендеровича, но категорически не согласен с его постоянным «Какие они там наверху дураки!» Они совсем не дураки. Они – блестящее экспертное сообщество. И они превосходно, куда лучше, чем при советской власти, решили свою задачу. Подверстали сюда Победу в Великой Отечественной. Сыграли на самых нежных струнах. Поймали протестный потенциал и перевели в нужное русло. Нет, они совсем не дураки.

Что касается едущих туда украинцев: они есть, и не только из России (здесь-то они давно ассимилированы), а из Штатов, из Канады. Но вот история одного из них: он приехал, ему дали кабинет, а потом Яценюк его не утвердил. Не следует думать, что украинская власть монолитна. Там всё, как в российской оппозиции, где хлещет поток взаимных обвинений.

– Но у нашей оппозиции не было своего Майдана, а ведь он всегда способствует солидарности.

– Способствует. На коротких дистанциях. А потом опять начинается борьба мнений, и в украинской власти нет сейчас никакого единства. И все те же люди сидят на тех же местах, за исключением некоторых персонажей из клана Януковича, которые благополучно переехали в Россию. Я всегда предупреждал о том, что без люстрации никуда двинуться невозможно: когда Гусинский взял на работу Олега Добродеева и тот начинал свою, так сказать, вторую карьеру (сейчас у него уже третья), я послал Гусинскому факс. И там открыто писал: что ты делаешь, ведь этот человек, когда изменятся обстоятельства, предаст тебя первым! Он переслал этот факс Добродееву, и они вместе долго смеялись. Интересно, вспомнил ли он это предупреждение потом?

И между прочим, сегодня люстрация остается единственным, что действительно пугает пропагандистов, агитаторов и прочий лайфньюс. Вот пошел я недавно на беседу с Максимом Шевченко. На меня многие накинулись: зачем?! Мне хотелось Шевченко прощупать, покрутить с разных сторон: где его слабость? И по-настоящему он завелся, сорвался на крик только после упоминания о люстрации. Сразу же я должен был отвечать и за Израиль, и за террор против Палестины...

«Оппозиция проигрывает не в шахматы, а в шашки»

– Есть ли у вас своя версия убийства Немцова?

– Я твердо знаю одно: никакой чеченской самодеятельностью это не было. Такие вещи согласовываются на достаточно высоких этажах. Пусть не личная инициатива Путина, но, конечно, исполнителям подмигнули: «Папе понравится». И не следует думать, что существует какой-то принципиальный раскол силовиков: трения есть, но при необходимости все отлично договорятся.

– Я никогда не понимал, в чем корень вашей антипатии к Навальному...

– Это не личная антипатия, просто мне обидно, что оппозицию все время обыгрывают. Причем даже не в шахматы, а в шашки. Вот Навальный якобы собрал двести тысяч долларов на свою разоблачительную деятельность, но в интернете-то он собрал двадцать тысяч долларов, что и признает открытым текстом. А остальное – результат пожертвований бизнеса. И бизнес никогда не дает деньги на запрещенные акции, не делится с политиками, чье существование в политическом поле нежелательно. Навальный необходим власти, его разоблачительная деятельность возможна благодаря сливам, которые можно получить только от спецслужб – словом, как к нему ни относись, он разрешенная, легальная, поддерживаемая сверху спецоперация в оппозиции. Член совета директоров «Аэрофлота» – вы полагаете, такая должность возможна без всяких согласований? А его команда троллей, которая иногда агрессивнее кремлевской...

– Во всю эту конспирологию я не верю, а как он ведет себя – мне нравится.

– Вы вправе верить или не верить, но это не вопрос веры. Это вопрос анализа. Общая беда русской оппозиции – зависимость от власти. Вот Илья Пономарев – оппозиционер, а работал с Сурковым. Отлично понимая, кто такой Сурков. И Лев Пономарев недавно буквально заорал на меня, когда я просто заметил, что негоже борцам с Путиным существовать на гранты Путина.

– Вопрос к вам как к бизнесмену: почему, даже когда доллар падает, цены растут?

– Падение доллара – оно искусственное, и в этом есть свои риски. Когда у вас цена на доллар образуется естественным путем – тут тоже есть свои риски, но когда вы его удерживаете на уровне пятидесяти рублей при реальной стоимости в полтора раза дороже – эти риски соответственно возрастают. Покупательная способность населения падает даже не в арифметической, а в геометрической прогрессии. В общем, экономическая ситуация в России продолжает оставаться тревожной, несмотря на ежемесячные – все более забавные – заверения, что пик кризиса пройден.

– Как вы полагаете, замена Путина эту ситуацию может сдвинуть с мертвой точки?

– Да в том-то и дело, что ничего уже сейчас от Путина не зависит. Народ приведен в такое скотское состояние, что если Путин вдруг резко изменит свою политику – начнется охота уже на самого Путина. Он не может просто сдать власть и улететь в Германию, в Венесуэлу, на покой. Не может демократическим путем ее передать. Не может отказаться от военной риторики. Есть вещи, которые необратимы, тут надо идти до конца, как пришлось пройти Германии. Когда Дмитрий Рогозин начинал свои «русские марши» – а именно он давал старт этой инициативе в 2004-м, – он тоже, вероятно, думал, что все это можно как-то запихнуть обратно в бутылку. У Рогозина тогда было мало денег, и он соглашался на всё. А теперь ему самому некуда деваться.

«В СССР мы с вами говорили бы в психушке»

– Но хоть теперь вы можете согласиться, что советское население было лучше нынешнего? Оно, по крайней мере, не желало мировой войны и даже боролось за мир.

– Советская система была куда жестче нынешней. Мы бы с вами в центре Москвы такой разговор вести не могли.

– Могли бы запросто.

– Только шепотом или в психушке. Там да, допускались некоторые вольности – между сумасшедшими.

– Но население было далеко не так оболванено...

– Я нынешнюю, так сказать, оболваненность считаю довольно поверхностной. Она все еще не такова, как бывает при настоящем фашизме. Иное дело, что ситуация уже необратима и худшее впереди. Я вообще хотел бы предостеречь от оптимизма. Настоящая фашизация – это как было в Германии. После чего американцы довольно жестко боролись с наследием фашизма – заставляли немцев руками разгребать еврейские захоронения и переносить останки на кладбища. Это действенная мера. И все-таки в 1948 году семьдесят процентов населения заявили, что, если бы в парламент выдвигалась нацистская партия, они проголосовали бы за нее. Основная проблема сегодня не Путин, а состояние умов народа.

– И затормозить Путин не может.

– Не может. Ни он, ни его окружение. Вы знаете сами – и я знаю, – все сегодня молятся, чтобы обошлось. И может, наверное, обойтись. Но я не верю в это. Я вижу, что всё с огромной скоростью сползает в воронку войны. Надеюсь, локальной. Возможно, гражданской.

– Можно теперь, год спустя, сказать, от чего умерла Новодворская?

– Никто ничего и тогда не скрывал. Она умерла от пореза на ноге, запущенного, незалеченного. Туда попала инфекция. Она дочь врача, но верила в бытовую медицину: о необходимости серьезно лечиться с ней нельзя было говорить. Она вообще была человеком довольно здоровым: ни диабета, ни хронических заболеваний. Все дни были расписаны: сдавать статью, ехать на выступление, вести передачу на радио – она так и не научилась выкраивать время на то, чтобы серьезно заниматься собой. При этом врачи были, но и лучший врач ничего не сделает, если больной так к себе относится. Новодворская умерла от болезни людей, не занимающихся собой: от сепсиса.

Источник: http://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20150619-borovoy-vsyo-s-ogromnoy-skorostyu-spolzaet-v-voronku-voyny

12Июн/150

О войне. Как жить. Как выжить.

«НИКАКОГО ГЕРОИЗМА.

Война — это кровь, смерть, оторванные руки, ноги, головы. Война — это искалеченные судьбы. Война — это сожженные города. До тех пор, пока в вашей голове война будет чем-то красивым и героическим, вы к войне не готовы. Война — это запах гноя, гари, мочи и пота, а не пафосные монологи и красивые поступки.

Всегда был против советского кино о Второй мировой. Красивые, причесанные (иногда красиво замазанные сажей) правильные люди принимали однозначные правильные решения. Все выглядело, как в классических пьесах: если герой хороший („наш“), он правильно разговаривает, хорошо выглядит, правильно рассуждает и красиво умирает в конце. Если герой плохой („немец“), то он убивает, сжигает, грабит и не считается ни с одной другой точкой зрения. В жизни ВСЕ НЕ ТАК. В жизни плохие солдаты есть с обеих сторон, хорошие солдаты есть с обеих сторон, каждый уверен, что он прав. Наши солдаты тоже не святые, наши снаряды тоже могут попасть по гражданскому объекту, наши солдаты не все „киборги“. Они иногда не могут связать двух слов, иногда пьют, иногда покушаются на других людей. И происходит это потому, что в армию не отбирают по принципу „святой — не святой“, а призывают тех, кто может выполнять поставленную задачу. И задача у солдата простая — воевать.

Пожалуйста, примите это как факт.

Героизм, подвиг, благородные поступки и прочее — вопрос ИДЕОЛОГИИ. А идеология в любой войне — второстепенна. Идеология — это инструмент для мотивации солдат и народа. И уж никак не первопричина. Потому не тешьте себя иллюзиями, что в РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ люди руководствуются идеологией.

НИКАКОЙ ЖАЛОСТИ.

Во время военных действий, если твой дом находится на линии огня или в зоне поражения, то велика вероятность, что его не будет. Если ты будешь находиться в своем доме, то, возможно, не будет и тебя — это факт. Враг вообще не будет считаться с твоей точкой зрения. И твои слезы над пожитками его не волнуют, как не волнуют его твои банки с помидорами, твой кот, твоя картина над кроватью, которую тебе когда-то подарила мама. Им плевать на все, что для тебя ценно. Не потому, что они сволочи, а потому, что не бывает войн, в которых учитываются твои пожитки. Думать и страдать нужно было раньше. Война пришла в твой город — либо уезжай, либо бери в руки оружие или принимай участие в защите любым доступным тебе способом. Все элементарно просто. Бракованный снаряд не будет жалеть тебя. Случайный осколок тоже не будет о тебе заботиться. Сидеть и ждать, пока тебя вместе с домом сравняют с землей, — глупо и бессмысленно. Если после обстрела жилых кварталов Мариуполя и Краматорска ты этого не понял, то увы. Кто тебе виноват?

ПОГАСИ ЭМОЦИИ.

Планируй свою жизнь сейчас. Пока паника не заклинила твой мозг. Хочешь ли ты уехать? Если хочешь, то — куда? Если не получится, то куда ты денешься? Если получится, то что ты будешь делать дальше? В любом случае — лишние эмоции тебе не нужны. Вся эта риторика из серии „о Боже! Мир рухнул!“ не принесет тебе ни решений, ни безопасности. Эмоции: паника, ненависть, истерика — никаким образом не улучшат твое положение. Они не могут повлиять на ситуацию. Эмоции лишь заставляют людей суетиться и принимать алогичные решения.

ОПРЕДЕЛИСЬ, НАКОНЕЦ.

Речь идет не о поддержке царящего с обеих сторон идиотизма. Определяться надо не с деталями, а с приоритетами. Отбрось все сомнения, второстепенные детали и фразы „тут все неоднозначно“. Отбрось и реши: на чьей ты стороне. Без всяких „НО“ и „ЕСЛИ“. Стороны для тебя может быть только две: „Украина“ и „Россия“. Других сторон для тебя в этой войне нет.
Уже ПОСЛЕ того как ты определился, можно вводить всякие „но“ и „если“. Типа „я за Украину, но хотелось бы, чтобы…“ или „я за Россию, НО…“ Впрочем, если ты „за Россию“, тогда, увы, мы с тобой на разных сторонах фронта.

ПАЦИФИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ.

Позиция „остановите войну“ — не позиция. Это эмоции. От твоих воплей ни Путин, ни Порошенко, ни Обама, ни Меркель и вообще НИКТО не остановится. Впрочем, если тебе еще хочется покричать в пустоту — дело твое. Хотя есть куда более логичные действия, чем пукать в вечность. Даже если вас услышит, например, Порошенко, то услышит ли вас Путин?

ПОСМОТРИ ВОКРУГ.

В твоей стране уже ГОД идет война. Кто бы и как ее ни называл. Кто бы ни смеялся. Кто бы ни относился к этому скептически. Война идет между Украиной и Россией. Вкрапления „ополченцев“ воюют на стороне и за интересы Российской Федерации. Правительству Российской Федерации могут верить лишь граждане самой Российской Федерации и еще немножко „умников“ из Украины. Все. Всем остальным либо пофиг, либо они РФ не верят. Это факт. Хотят этого Лавров и Путин или нет. Впрочем, Лавров и Путин — это политика. А мы говорим о восприятии войны.

Если ты думаешь, что в твоем городе тихо, а значит, в твоем мире войны нет — ты ошибаешься. Если ты думаешь, что ты сидишь в позе дзен, а значит войны в твоей стране нет, то ты ошибаешься сознательно. Если ты сидишь в костюме хиппи-пацифиста и проблемы тебя не волнуют — это до первого убитого друга, до первого траура у знакомых, до первой повестки, до первого взрыва на остановке ТВОЕГО города. Если ты пытаешься уговаривать себя, что все обойдется, то проще уехать. Если некуда ехать — перечитывай статью заново. Так, увы, произошло, что о войне многие из нас знали по советским фильмам. Там были обугленные стены сгоревших домов, массированные танковые атаки. Летели самолеты, играла музыка. С криком „УРА!“ в бой шли усатые молодцы. В мире ДАВНО такого нет. Война не такая. Война — это женщина, которая вышла за хлебом и погибла от разрыва снаряда на остановке. Этот снаряд мог быть провокацией для „Лайф­ньюз“, мог быть бракованным снарядом, который просто не долетел до цели, мог быть неудачным попаданием украинской армии, мог быть удачным актом устрашения от русских террористов. Женщина вышла за хлебом, и женщины не стало. „УРА!“ никто не кричал. Самолеты не летели. Город не сгорел. Это и есть ВОЙНА.

ДУМАЙ ПРО ЗАВТРА.

Это самое важное. У кого-то „завтра“ может не быть. А у ТЕБЯ оно быть обязано. Погибнуть просто. Но если тебе некуда деться, то не проще ли сделать все, чтобы выжить и победить? Те, кто будет до последнего скалить зубы и метаться между двумя огнями, ЗАВТРА проиграют. Это факт. Метаться и скалить зубы легче за границей. Поверь.

И ЕЩЕ ОДНО.

Не надо скулить на тему „а вот Порох“, „а вот Путин“… Оставьте их в покое. Да. Проблем много. Но они от тебя зависят? Нет. Ты можешь их решить? Нет. Вот и не бибикай. Хочешь свалить — беги. Только прошу — беги молча. Хочешь остаться? Добро пожаловать в АД. Зато будешь победителем. Не факт, что быть победителем в этой войне тебе понравится. Впрочем, после войны у тебя будет СТОЛЬКО работы, что тебе будет не до этого. (c)»

Олег Чулахов.

http://chumnoy.com/понять-войну/

7Июн/150

Путинские поезда смерти

российская военная техника Таганрог - Иловайск - закрашенные номера

Сегодня, 6 июня 2015 года было заснято передвижение российской военной техники в сторону Украины, по железной дороге.

https://www.youtube.com/watch?v=BiAGMn4d7Ls

 

Видео было снято с Бакинского путепровода, в городе Таганрог.
http://wikimapia.org/#lang=en&lat=47.264833&lon=38.923187&z=17&m=b

 

Таганрог, Бакинский путепровод - Иловайск

Таганрог, Бакинский путепровод - Иловайск

 

Координаты точки съемки на картах Google:
https://www.google.com.ua/maps/@47.265645,38.924845,3a,75y,222.96h,70.57t/data=!3m4!1e1!3m2!1sIDiHJLzFLIxu7yf721C4nQ!2e0!6m1!1e1?hl=ru

Состав двигался в сторону российско-украинской границы. Через несколько километров железная дорога сворачивает вправо, по направлению к Матвеев-Кургану, и дальше на Успенку и Иловайск. Нигде не сворачивая и не разветвляясь. Не вызывает сомнений, что технику везут в Украину.

 

карта железной дороги Таганрог - Иловайск

карта железной дороги Таганрог - Иловайск

 

То что это Таганрог, и то что техника едет именно в сторону Украины, можно убедиться посмотрев местность на картах Гугл. Возьмем кадры из видео и сравним их с фотографиями с гугловских карт:

 

российская военная техника Таганрог - Иловайск

российская военная техника Таганрог - Иловайск

 

Цифрами обозначены заметные приметы на местности.

 

российская военная техника Таганрог - Иловайск

российская военная техника Таганрог - Иловайск

Таганрог, Бакинский путепровод - Иловайск

Таганрог, Бакинский путепровод - Иловайск

 

Закрашенные номера на военной технике, обычная практика перед отправкой в Украину. Еще одно свидетельство, что бронетехнику везут не на учения.

 

российская военная техника Таганрог - Иловайск - закрашенные номера

российская военная техника Таганрог - Иловайск - закрашенные номера

 

P.S. Снимавшие видео обсуждают, что в пассажирских вагонах едут молодые солдаты. Неужели русским матерям наплевать, что их сыновей вот так запросто, среди бела дня везут на убой? Нет в Украине никаких фашистов, как и не может быть российских интересов в другой стране. Ради чего они едут убивать, и умирать ?

*

airman и другие участники краматорского форума.

http://kramatorsk2.info/forum

28Май/150

Антология трусости

Последний год довольно часто встречаю тех, что претендует на то, чтобы быть «над схваткой». Обычно их логика сводится к тому, что Украина мало чем отличается от России. Мол, в одной стране славят Сталина, а в другой – УПА. Мол, люди гибнут не только от российских снарядов, но и от украинских. Мол, в России бьют за желто-голубой флаг, а в Украине – за георгиевскую ленту. И рефреном идет тезис о том, что всем нужен мир.

Подобная логика очень удобна. Она позволяет носить белые одежды, заниматься абстрактным «толстовством» и претендовать на универсальное миролюбие. И у меня к этим людям только один простой проверочный вопрос.

Украинская армия находится на территории России, или российская армия находится на территории Украины?

Ответ на этот вопрос расставляет все по местам. Потому что бессмысленно сравнивать СМИ страны-агрессора и страны-жертвы и находить пропаганду по обе стороны границы. Война имеет свою жестокую логику – в ней невозможно участвовать, не снимая белых перчаток. В любом конфликте всегда есть потери от «дружественного огня», снаряды падают не только на вражеские позиции, но и в жилые кварталы, от мародерства и взяток на блокпостах не застрахована ни одна армия в мире. И единственный этический маркер сосредоточен в том, кто первый вывел свою армию из казарм и посадил на броню.

В том же Сталинграде мирное население погибало не только от немецких бомбардировок, но и от советских артподготовок. Потому что килограммы железа не всегда летят туда, куда предполагалось. Но общий консенсус состоит в том, что жертвы среди мирного населения лежат на совести вермахта. Потому что именно немецкие солдаты пересекли государственную границу 22 июня.

Можно сколько угодно критиковать информационную политику Киева, но это не уравнивает ее с информполитикой Москвы. Можно сколько угодно писать про абсурдность принимаемых Верховной Радой законопроектов, но ни один из них не позволял Киеву ввести войска на территорию соседней страны. Зато я прекрасно помню, как год назад обе палаты российского парламента предоставили такое право российскому президенту.

И нет смысла обсуждать, что затем это разрешение отозвали. Потому что война началась даже не в тот момент, когда прозвучал первый выстрел на Донбассе, а в тот, когда российская армия вышла на крымские улицы. Те, кто любят говорить о том, что присутствие российских солдат на Донбассе не подтверждено официально, забывают о том, что они есть на полуострове. Даже если бы этим все и ограничилось – сама по себе «крымская весна» дает четкий ответ на вопрос о том, кто в нынешней войне агрессор, а кто жертва.

Рассказывать про «взаимную атмосферу ненависти», которой надо «положить конец», конечно, удобно. Не надо нырять в пыльные словари в поисках значений слов «контрибуция», «репарации», «трибунал». Можно безадресно рассуждать о том, что «все плохие». Что ж, вполне возможно, что в мирное время «все» очень даже «плохие», но война – это слишком тяжелая гиря на чаше моральных весов, чтобы ее можно было уравновесить абстрактными разговорами о «геополитике».

Если какая-то страна становится агрессором, то все издержки и жертвы войны ложатся преимущественно на нее – вне зависимости от маркировки конкретных снарядов и мин. Если страна становится агрессором, то коллективная моральная ответственность ложится на каждого ее гражданина. Статус агрессора – это вообще та история, которая тянет за собой сильный логический ряд, от которого уже не удастся отмахнуться. И отсидеться в ментальном бомбоубежище, публикуя фото с котятами, уже не получится.

И поэтому я прекрасно понимаю тех, кто сводит весь пафос своей позиции к фразам «все виноваты» или «никто не виноват». Им всего лишь страшно. Страшно брать ответственность, страшно делать выбор, страшно назвать вещи своими именами. Но только почему они решили, что трусость – это позиция?

Павел Казарин. http://ru.krymr.com/content/article/27036882.html

Страница 1 из 1212345...10...Последняя »