Архив метки: война

план вторжения Росси в Украину

Операция «Механический апельсин»

Когда то давно уже проскакивала эта статья написанная в 2008 году. Давно готовились орки…

план вторжения Росси в Украину

Всем известное выражение «Хочешь мира, готовься к войне!» давно устарело и больше не отражает всей глубины человеческого опыта и нашего понимания ситуации. Ведь поскольку состояние «мир» может быть «схвачено» и отрефлексировано только как отсутствие войны, без войны невозможен и мир. Отсюда первую фразу выражения можно смело опустить, оставив вторую: «готовься к войне». Добавив только: «и к миру тоже!» Общество должно быть готово ко всему и смело идти навстречу как войне, так и миру. Кому-нибудь этот вывод может показаться слишком смелым и чересчур философским для рядовой статьи в интернете. Но ведь что ни говори, в российском обществе политическая публицистика заняла именно то социальное место, которое у древних греков было отведено философии.

Переполох и смятение, вызванные серией утечек и прямых заявлений высшего руководства России по поводу судьбы Украины в случае продолжения втягивания страны в НАТО, показывают, что Кремль на правильном пути. Одной из реакций, напомним, стало заявление бывшего министра иностранных дел и по совместительству лидера небезызвестного «Руха» Тарасюка, который предложил выдвинуть территориальные претензии к России. Какая удача, теперь России даже » казус белли» выдумывать не надо!

Конечно, уже невозможно запудрить мозги россиянам запоздалыми ссылками на «международное право» и на то, что » Украина, как суверенное государство, вольна решать, в какие союзы ее вступать». Действенность этих заклинаний осталась в прошлом, в докосовском, доиракском мире. Получив натовскую «крышу», захватившие контроль над страной русофобские силы неизбежно предпримут дальнейшие шаги против молчаливого русского большинства страны. Ведь если Украина будет в НАТО, вероятная цена силового вмешательства для России станет гораздо выше. Соответственно, оцениваемая со стороны вероятность вмешательства Москвы в поддержку русского населения снизится, а уверенность «оранжевых» в своей безнаказанности вырастет. Этнические чистки русских на Украине станут неизбежными с момента, когда «оранжевые» почувствуют, что Запад связан соответствующей статьей Атлантического договора, предписывающей автоматическое вмешательство на стороне страны — члена НАТО. Украинское общество давно готовят к таким чисткам. Таким образом, может оказаться, что в сложившейся ситуации превентивное вмешательство будет не только более эффективным, но и обойдется гораздо дешевле.

И все же в таком серьезном деле, как креация истории, некоторый скептицизм никогда не помешает. Обладает ли Россия необходимыми инструментами вмешательства, чтобы предотвратить вхождение Украины в НАТО, или, по крайней мере, предотвратить попадание под натовские штыки той части исторической Руси, где проживает оставшееся верным русской культуре и русской истории большинство? Вопросы возникают, прежде всего, к потенциалу российских вооруженных сил, к способности их командования спланировать в случае чего необходимую операцию и провести ее в жизнь. Что вообще может представлять собой операция по освобождению Украины и каковы шансы на ее успех?

Тут могут быть варианты. В зависимости от развития политической среды сценарий силового вмешательства может идти тремя основными путями. При наиболее ограниченном варианте российские вооруженные силы могут занять только Крымский полуостров. Такой сценарий вероятен, если руководство Украины продолжит нарушать статьи Большого Договора в части, касающейся базирования Черноморского флота. В таком случае, заявив о необходимости усилить охрану объектов, Россия проводит десантную операцию силами морской пехоты по занятию ключевых элементов инфраструктуры Крыма: аэродромов, портов, дорожных узлов. Украинские части в Крыму прямой атаке не подвергаются, если только не оказывают сопротивление. Вследствие колебаний киевского руководства серьезное сопротивление при данном сценарии исключено. Единственной сухопутной силой, сопротивление которой ожидаемо, является элитный украинский отдельный батальон морской пехоты войск Береговой обороны Украины, расквартированный в Феодосии. Этим, впрочем, и ограничиваются силы морской пехоты этого государства. Еще возможны отдельные перестрелки на море и редкая стрельба по российским военным самолетам.

Киев также не будет бросать на «освобождение» полуострова войска, оголяя другие направления. Ведь в Крыму киевская власть никогда не пользовалась даже малейшей поддержкой и всегда удерживалась голой административной силой. Крым для Украины — скорее, головная боль, от которой «оранжевые» поспешили бы избавиться, если бы только могли сделать это, не потеряв лица и параллельно закрепив свой контроль над остальной частью Украины. В этом случае конфликт из силовой стадии быстро перейдет в стадию политической борьбы в международных институтах.
В дальнейшем совершенно предсказуема положительная реакция русского большинства Крымской автономии, а также быстрая переориентация местных элит, которой «оранжевая» власть их Киева никак не сможет противодействовать. Если Россия не выведет свои войска по каким-либо политическим причинам, референдум о независимости Крымской республики, и дальнейшее, вероятно через несколько лет, образование союза Крыма с Россией или даже вхождение в состав России, вполне возможен, если к тому времени Москва решит такой шаг оправданным с точки зрения политической логики.

Бело-голубая Русь

При более широком варианте зоной вмешательства становится весь юго-восток Украины, включая Крым, причерноморские территории (Новороссия), Донбасс, Харьков, Днепропетровск. Это так называемые «бело-голубые», русскоязычные территории, население которых устойчиво голосует против русофобских партий. Этническая самоидентификация части населения тут до конца пока не определена, однако практически все население без исключения относится к России положительно. Здесь же сосредоточена основная промышленность Украины, тесно интегрированная с российской промышленностью, особенно в сфере ВПК: все украинское ракетостроение, заводы по производству турбин для АЭС, кораблей и авиации.

Закрепление Россией этой территории за собой в качестве дружественного государственного образования или даже путем непосредственного вхождения в состав России может иметь ряд важных плюсов. Во-первых, как уже было сказано, дружественное культурно и генетически русское население, проживающее на исторических российских территориях. С этим населением исключены проблемы культурной или религиозной несовместимости, какие можно себе представить в случае присоединения, например, Абхазии. Это население не обладает никакой устойчивой идентификацией, кроме русской, и в случае воссоединения с Россией будет полностью растворено.

Во-вторых — высокий образовательный уровень населения юго-востока Украины, его способность и желание встраиваться в создаваемые Россией кластеры новой экономики. Также трудовые ресурсы юго-востока Украины традиционно обладают повышенной мобильностью, поскольку население само состоит из мигрантов из разных областей России. Подключение в той или иной форме к русскому цивилизационному проекту еще 15-20 миллионов этнических русских позволит укрепить ядро российской цивилизации. Это вообще существенно подкрепило бы претензии русского мира на свою самость, поскольку одним из главных контраргументов является ограниченность демографических ресурсов. Объединение этих ресурсов в один кулак, хотя бы и не в одном государстве, но в братском союзе, значительно укрепило бы и статус самой России. Оглядываясь на англосаксов, можно легко догадаться, насколько труднее было бы положение США в мире, не обладай эта страна практически гарантированным союзничеством таких стран, как Великобритания, Канада и Австралия.

Впрочем, по сравнению с более ограниченным сценарием и сопротивление украинских русофобов будет более ожесточенным. Ведь «оранжевая» Украина в этом случае потеряет примерно половину территории и населения, две трети промышленности, выход к морю. Если теперь киевские элиты тешат себя иллюзиями того, что в будущем Украина может претендовать на роль одного из крупнейших европейских игроков, то в случае потери русскоязычных областей эти амбиции уже не будут иметь никакого, даже самого фантастического, основания.
На данной территории расквартированы немалые силы украинской армии, общая численность сухопутных войск которой насчитывает до 80 тысяч человек. Российским частям и формированиям русскоязычной милиции в данном случае могут противостоять три танковые бригады, одна из которых расположена под Харьковом, а другие могут быть выдвинуты из районов Чернигова и Кривого Рога. Учитывая страх перед наступлением на Киев, украинская армия, скорее всего, не сможет выставить для отражения российского наступления более пяти механизированных бригад.
Та же участь постигнет и аэромобильные части Украины: они будут подтянуты к столице вместо того, чтобы участвовать в боевых действиях. Речь идет о следующих частях: 25-я отдельная Днепропетровская воздушно-десантная бригада, 95-я отдельная аэромобильная бригада (Житомир), 80-й отдельный аэромобильный полк (Львов). 79-я отдельная аэромобильная бригада (Николаев), скорее всего, не успеет отступить и будет окружена в месте своей дислокации. Три полка армейской авиации Украины не смогут оказать серьезного сопротивления действиям 16-й Воздушной армии ВВС РФ (Кубинка), а также приданным для усиления ударной группировки отдельным истребительным авиаполкам 5-й (Урал) и 6-й (Североморск) армий ВВС и ПВО.

Операция может начаться с разгрома украинского флота ударами с воздуха и противокорабельными ракетами и захвата мест его базирования в Одессе, Очакове, Черноморском, Новоозерном, Николаеве, Евпатории и Феодосии силами 810-го отдельного полка, 882-го отдельного десантно-штурмового батальона и 382-го отдельного батальона морской пехоты Черноморского флота, при поддержке переброшенных по воздуху с Тихоокеанского флота четырех полков 55-й дивизии морской пехоты (Владивосток). Отдельный танковый батальон морской пехоты Черноморского флота разумно было бы переправить из Новороссийска на одесский плацдарм для развития успеха сил пехотных десантов.

Однако невозможно ограничить подобную операцию высадкой воздушного и морского десанта. Россия может привлечь к операции силы ВДВ и морской пехоты. Но если украинские танковые и механизированные части по каким-то причинам окажут сопротивление, операция может неоправданно затянуться. Поэтому было бы логичным, если бы действия десантов на первом этапе были поддержаны ударом тяжелыми сухопутными частями силами до танковой дивизии на приморском направлении с выходом к устью Днепра. А после форсирования реки частью имеющихся сил — с отсечением украинской 79-й отдельной аэромобильной бригады от сухопутной группировки УА, расположенной севернее — в районе Кривого Рога и Белой Церкви. Окончательно целью движения моторизованных и танковых частей является выход к границам Приднестровской республики у Первомайска.
Залогом быстроты и малых потерь здесь служит эффективная разведка, которую при желании нетрудно организовать, учитывая дружественный характер местного населения. В частности, слишком активная переброска частей УА на юг, если бы таковая началась, создала бы угрозу форсирования Днепра, и в таком случае становится крайне рекомендованным упреждающий воздушный удар по взлетно-посадочным полосам аэродромов Херсона, Одессы и Николаева. К размягчению украинской ПВО в таком случае пришлось бы привлекать самолеты тактической авиации Черноморского флота с противорадиолокационными ракетами.

Севернее, в районе Харькова и Днепропетровска, действия десанта логично поддержать частями Московского военного округа. Здесь главной задачей является быстрый охват городов и окружение разрозненных частей украинской армии, которые, будучи сформированными в основном из русскоязычных, вероятнее всего, не окажут серьезного сопротивления, если потеряют сухопутную связь с центром. Вообще, главные бои с сохранившими верность Киеву «оранжевыми» частями ожидаются в районе Одессы и Николаева, поскольку для украинских атлантистов и их хозяев наиболее ценным приобретением является выход к Черному морю.

На этом участке театра военных действий можно ждать и появления союзных «добровольческих» или даже регулярных частей таких стран атлантического блока, как Польша и Румыния. В этом случае можно было бы говорить об эскалации конфликта. Впрочем, России есть чем ответить на подобную эскалацию: формально не провоцируя НАТО на прямое вмешательство ударами по территории натовских стран, Россия может начать действия против судов этих стран в Черном и Балтийском морях, например, задерживая и интернируя их «до выяснения всех обстоятельств». Такие действия не имели бы прямой военной ценности, однако они показали бы решимость России и еще больше напугали бы такие страны, как Германия и Франция. Опасаясь быть в какой-то момент помимо их воли замешанными в прямой конфликт с Россией, последние потребовали бы прекратить вмешательство, а в наиболее благоприятном случае мог бы произойти и прямой раскол НАТО, от которого Россия выиграла бы еще больше.

Впрочем, исходя из потребностей и возможностей российской экономики, России не стоит затягивать разрешение конфликта. В отличие от США в Ираке и Афганистане, Россия вполне способна разрешить его победоносно, не втягиваясь в изнурительную, многолетнюю борьбу с этнически чуждым населением.

Возвращение «матери городов»

Третий вариант развития событий предполагает, в дополнение к занятию юго-востока, установление контроля над Киевом и центральными областями. Реализация такого сценария, естественно, потребует более высокую цену, однако она имеет свои преимущества: Россия возвращает себе контроль над старейшим центром русской духовности и государственности. Ясно, что такой сценарий станет вероятен только в случае, если подрастет общая амбициозность российской элиты, которая на данный момент остается относительно невысокой по сравнению с возможностями ракет.

В тот момент, когда противная сторона поймет, что целью наступления является Киев, наверняка все верные «оранжевому» руководству силы будут отведены к столице и в случае чего все основные бои развернутся на ее подступах. В этом случае возможна крайняя радикализация действий с обеих сторон. Целью сухопутных мобильных соединений и воздушных армий в таком случае станет поскорее отрезать Киев от коммуникаций, связывающих город с западными областями, чтобы не допустить наводнения города танкоопасной живой силой в лице западноукраинского ополчения и затягивания городских боев. В районе Киева и севернее сопротивление могут оказать части 8-го армейского корпуса Украины, и особенно 1-я отдельная гвардейская танковая бригада, ранее заслужившая внимание «оранжевого» руководства.
Демонстрационный воздушный ядерный удар в стратосфере в районе южной части Припятских болот, произведенный ночью, чрезвычайно помог бы в этом случае. Он не нанес бы существенного ущерба, если не считать выведение из строя линий электропередач и электрических приборов в радиусе 100 км. Но зато он был бы виден в ненавидящем «москалей» Львове и даже в Польше. Он сразу отрезвил бы горячие головы, ясно продемонстрировав нешуточную решимость Кремля.

Впрочем, политические издержки такой демонстрации некоторым могут показаться неприемлемыми. В последнем случае быстрая мобилизация добровольцев из числа русской молодежи юго-востока могла бы стать эффективной заменой ядерному оружию. Появившись в районе столицы, такие формирования навели бы порядок гораздо быстрее российской армии, которой оставалось бы поддерживать высокомотивированную пехоту своим высокоточным оружием.

В качестве дополнительной меры можно предположить атаки с воздуха на транспортные узлы и районы концентрации неприятеля к западу от Киева с применением кассетных боеприпасов, боеприпасов объемного взрыва и белого фосфора. Не следует оставлять без дела и артиллеристов: из предместий Киева реактивные системы залпового огня способны контролировать территорию в радиусе 90 км. Ориентируясь на данные разведки беспилотных летающих аппаратов, они способны без помощи авиации сорвать подход вражеских подкреплений к городу.
Особое место в операции займет молниеносный захват Киевской Лавры и удержание ее до прибытия основных сил. Части спецназначения, предназначенные для этой операции, должны быть готовыми некоторое время действовать в полном окружении. По мере очистки столицы от остатков «оранжевых» Москва сможет сосредоточиться на дипломатическом фронте, где и ожидаются главные «бои». Они ожидают быть нелегкими, однако в итоге международное положение Москвы только укрепилось бы, поскольку многим сомневающимся стало бы ясно, что с Россией лучше дружить, чем враждовать.

Конечно, в особо упорствующих в своем недружелюбии столицах наступил бы период некоторого шока, однако когда температура отношений и без того вблизи абсолютного нуля, ей просто некуда ниже упасть. Ведь из-за глобализации сильнейшие мировые государства теперь зависят от России в не меньшей степени, чем Россия от них. В краткосрочной перспективе Россия надежно застрахована от прямого нападения наличием стратегических ядерных сил. Что касается более далеких перспектив, то они зависят скорее не от поведения России, а от способности ее руководства создать условия для удержания стратегической стабильности. Никакое «хорошее» поведение России не гарантирует ее от враждебных действий, когда американцы посчитают создание своего противоракетного щита завершенным. Ну а до тех пор Россия имеет все основания быть сама себе судья в ключевых вопросах.

Игорь Джадан
21.04.08 14:58

P.S. Похоже один больной мудак придумал, другой пытается осуществить.

Игорь Иртеньев

Пароход ПТН ПНХ

Вообще-то он поэт, просто поэт. А уж дальше при попытке описать феномен Иртеньева начинают говорить «постмодернист», «иронист», а то и совсем банальное «поэт-сатирик». Не менее важно и то, что он гражданин, человек цельный, принципиальный, бескомпромиссный. Таким был и таким остается, в чем легко убедиться, почитав разговор с ним и его новые стихи

— Сегодня многие говорят, что трудно поверить в изменения, произошедшие с нами, со страной, с миром лишь за один год. Давайте коротко пройдемся по этим 12 месяцам.

Игорь Иртеньев


— Год назад шла подготовка к Олимпиаде. Оттачивалось пропагандистское искусство. Правда, направлено оно тогда было в другую сторону. Не агрессия по отношению к соседям, а наоборот, «все флаги в гости к нам». И описание несуществующих экономических успехов. На самом деле уже тогда в экономике накапливались негативные моменты. И опять же — Олимпиада. Бесконечное путешествие факела — в космос, в прорубь, по заснеженным улицам нашей бескрайней страны. Потом долгожданное открытие Олимпиады. И победное закрытие. И уж после этого руководство России с чистой совестью занялось Украиной (то есть они, конечно, и раньше занимались, но не в тех масштабах). Прежде всего, в СМИ. С весны 2014 года целенаправленно 24 часа в сутки начался торжественный «вынос мозга». И надо сказать — вполне успешно.

— А каково главное изменение, произошедшее в России в уже наступившем 2015 году?

— Слово «война» окончательно закрепилось на бытовом уровне. Да, «война». К этому слову привыкли. Но в то же время население не в полной мере представляет, что это. Нет полного осознания, что в близкой нам стране (некогда братской) идет настоящая война. Потому что у нее еще нет статуса официальной, так — гибридная. А если вспомнить наше прошлое… Вот, например, я родился в 1947 году и не жил в воюющей стране. Да, Афганистан. Но это был скорее огромный экспедиционный корпус. Да, первая чеченская война. Но там было примерно то же, что сейчас на Донбассе, только не АТО, а КТО, контртеррористическая операция. Центральная власть воевала с сепаратистами. Но есть принципиальное отличие от происходившего тогда. Отражение событий в СМИ. По крайней мере, тогдашнее НТВ было решительно против войны. Кстати, и остальные федеральные каналы сильно уступали нынешним в смысле оголтелости.

— Но во вторую чеченскую многое изменилось. Программа Михаила Леонтьева «Однако» на Первом канале стала камертоном нового агрессивного наступательного стиля.

— Да, его небритая харизма оказалась эффективной, мобилизующей. Первые две кнопки, ОРТ и РТР, стали мощным орудием воздействия на население. Но все равно в стране сохранялась сильная антивоенная инерция. А теперь пропагандистская кампания все изменила. Я поражаюсь результатам. При этом ведь не скажешь, что у пропагандистов какая-то виртуозная работа. Нет, это просто «обухом по голове», но безостановочно. Со временем начинает действовать. И вот здесь принципиальное отличие от советской пропаганды брежневских времен. Та была абсолютно неэффективной — тема для бесконечных анекдотов про «Лёню». Все знали, что есть такой смешной старый м…к. Работяг в партию было не затащить. Они ничего не боялись, знали, что дальше заводской проходной их не пошлют. Интеллигенция тоже все это в гробу видела, шушукалась на кухне, читала «Литгазету», смотрела КВН. А сейчас сбылась недостижимая мечта тех еще пропагандистов — достигнуто единство партии, персонифицированной в одном человеке, и народа.

— Вы знаете, я недавно посмотрел в соцсетях сюжет программы «Время» начала 80-х, посвященный очередной арабо-израильской войне. Понятна терминология «израильская военщина», те же «каратели». Понятная, так сказать, аранжировка, форма подачи новости. Но факты излагались реальные. В этом смысле сегодняшняя программа «Время» будет пострашнее той.

— Думаю, да. Раньше при замалчивании одного и превознесении другого все же, как правило, оперировали известными фактами. Сейчас же — фейк нон-стоп. Придумываются несуществующие события, или реальные, но произошедшие не здесь и не сейчас. Хотя я понимаю, что на Донбассе мирное, ни в чем неповинное население, действительно страдает. Украинские снаряды в них тоже попадают. И странно было бы, если б не попадали в условиях такой войны, которая там идет. И это ужасно…

Недавно мой товарищ, известный сценарист Аркадий Тигай съездил в Мариуполь со своими киевскими друзьями, посмотреть какие там настроения. В городе бывают удивительные случаи. Ведь в Мариуполе российские телеканалы до сих пор не отключены, что создает абсолютно абсурдную ситуацию — скажем, обстрел был за три улицы от их дома, но люди смотрят Россию-24. Там им на голубом глазу объясняют, что удар нанесла сама украинская армия, защищающая город. И это для людей становится реальностью. Да знаю, что везде по Украине есть огромное количество волонтеров. Они работают не покладая рук, обеспечивают армию. Но есть и другие настроения. На Донбассе часть населения настолько устала от войны, что им все равно, кто придет. Только бы война прекратилась — любым способом. Не мне осуждать этих людей. И надо понимать, что такие настроения есть…

Да, кстати, очень хорошо, что я говорю с украинским СМИ. Хочу объясниться. Некоторое время назад я поместил на своей странице текст Аркадия Тигая «Інші» в поддержку Украины, буквально взорвавший интернет. Но получилось так, что теперь гуляет там под моим именем.

— Это там, где позиция России по поводу участия в войне на Востоке Украины сравнивается с требованием беременной женщины: «Докажите, что я имела контакт с мужчиной»?

— Да-да. Возникла неловкая для нас обоих ситуация. Я готов подписаться под каждым словом, но этот замечательный текст написан не мной.

— А что вы думаете о сегодняшнем дне России?

— Ощущения плохие. Ударными темпами идет фашизация общества. Иногда следует очистить некоторые термины от привычного эмоционального шлейфа и попытаться рассмотреть их более отстраненно. И в этом смысле оценивать, что происходит в сегодняшней России. Конечно, наше общество на нацистскую Германию совсем не похоже. А вот явственные черты сходства с фашистской Италией имеются. Это культ вождя, пусть пока не объявленный официально, но исподволь внедряемый в сознание, консолидация перед угрозой общего врага, насколько она реальна — другой вопрос, примат государства над отдельной личностью, воспевание, зачастую вымышленных, героических подвигов предков, апелляция к низменным инстинктам толпы. 
Пока еще формальные признаки демократии — многопартийная система, оппозиционные СМИ, отсутствие официальной цензуры — существуют, но все это сжимается на глазах, причем, до такой степени, что я, признаться, света в конце тоннеля особенно не вижу. То есть, он, конечно, когда-то будет. Но боюсь уже не при моей жизни. Я не очень представляю, что должно произойти, чтобы что-то принципиально изменилось. Даже в условиях санкций Россия все равно очень богатая страна. Какие-то деньги будут и для пенсионеров, и для учителей, и даже для съемок кино. С голоду не помрем, лебеду есть не будем. И этого для какой-то устойчивости уже достаточно.

— Автаркия, обрыв экономических и культурных связей, огораживание от мира забором. Так что ли?

— Нет, не совсем. Так чтобы чугунная крышка упала на люк и плотно его прикрыла — этого не будет. Какая-то торговля с Западом сохранится. Какие-то связи — тоже. Но изоляция будет нарастать. И как в этих условиях может произойти кардинальная смена режима? Бунт? Даже если и так, не уверен, что те, кто таким способом придут к власти, окажутся лучше нынешних. «Свобода! Равенство! Братство!» едва ли будет написано на их знаменах.

— Многие грезят дворцовым переворотом.

— Интересно, как вы себе это представляете? Ну, допустим, созрела в головах некоторых высоких сановников подобная идея. А дальше? Они же где-то должны собраться, убедиться, что за ними нет «хвоста», бросить, как в кино, в вазу с водой свои айфоны, чтобы избежать прослушки, и быть при этом уверенными, что первый, кто покинет место тайной встречи, не сдаст тут же остальных заговорщиков.

— Ну, тогда, просто рокировка наверху. Мы же уже пережили несколько таких.

— Это, конечно, было бы для них оптимально. Изменения сверху без кардинального слома системы, как в горбачевскую перестройку… Все это помнят и многие ждут. Но, боюсь, сейчас так не получится — другой расклад.

— Вот, кстати, мне кажется, воспоминания о технологии той перестройки сыграли с нами злую шутку. Ведь все знали, что Горбачев — выдвиженец бывшего главы КГБ Андропова. О кагэбистах в 80-е годы часто говорили, как об альтернативе плохой и продажной милиции. Разумные, патриотичные, прекрасно образованные люди, многие из которых в душе почти диссиденты — читают Солженицына, слушают Высоцкого. Поэтому в конце 90-х — начале «нулевых» общество не очень боялось того, что к власти пришли спецслужбисты.

— Не знаю… Одно можно сказать точно. Сейчас они реально у власти. И такого в нашей истории раньше не было. Никогда спецслужбы не стояли во главе. Да, они играли очень большую роль. Но всегда назначались и сменялись партией. Проблема в том, что эти люди не могут руководить, не могут созидать. У них изначально, профессионально — другая матрица. И тот же Андропов — в первую очередь, аппаратчик, партийный выдвиженец. Для него КГБ было только важным местом работы. И он, оказавшись на вершине, сохранял принципы коллективного партийного руководства. А сейчас… Тут я недавно риторический вопрос сформулировал: «Справедливо ли, что за трудное детство всего одного мальчика из бедной семьи расплачивается все население 1/7 части суши?»

— Увы… И решения принимаются единолично. Это очень опасно. Нет никакого предохранителя против сбоя. Как говорят компьютерщики, нет «защиты от дурака».

— Да. И в таких условиях в какой-то степени начинает развиваться параноидальное сознание.

— Но ведь Россия огромная страна. И даже 14% несогласных чисто количественно — очень много. Однако последний большой марш протеста был в сентябре. Следующий ожидается 1 марта. Промежуток — почти полгода. Почему такой большой перерыв?

— Может быть, это и правильно. Такие вещи требуют хорошей подготовки. И готовности людей выйти. А когда пробовали проводить чаще, стало уменьшаться число приходящих. Но тогда в сентябре — меня самого удивило, как много нас пришло. И очень хорошо, что отказались от сцены с выступающими. Не нужно отделять народ трибуной от лидеров протеста.

— Да, тот марш был очень впечатляющим. Говорят, и он повлиял на то, что Кремль тогда несколько уменьшил активность на Востоке Украины. А марш 1 марта назван Антикризисным. Как вы к этому относитесь?

— Тоже, наверное, правильно. Выходить с чисто политическими лозунгами «За мир!», «Свободу Украине!», как в том же сентябре? Не уверен, что сегодня это сработает. Народу ведь еще больше мозги промыли. А насколько эффективными окажутся экономические лозунги — не знаю. Посмотрим, как февраль пройдет. Трудно угадать… Тут такой замкнутый круг, психологический. Я же не могу желать, чтобы петля кризиса затянулась на горле моей страны, моей семьи, моем собственном. Но с другой стороны, понимаю, что и без этого никаких изменений у нас не будет.

— У консерваторов на культурном поле появились новые вожди. Например, пламенный нацбол Прилепин ни в чем не уступает «соловью генштаба» Проханову.

— Я время от времени захожу на сайт «Свободная пресса», который он редактирует вместе с Шаргуновым. По-моему, чисто кремлевский проект. В последнее время даже не пытается соблюдать приличия.

— Но самое удивительное, что Шаргунов постоянно бравирует своей немыслимой храбростью: смотрите, я беру на себя смелость спорить с либеральным засильем!

— Да-да, это удивительно. У меня еще некоторые отважные друзья, борющиеся с этим. Но где они его видели — «либеральное засилье»? «Новая газета», которая существует на медные деньги? «Дождь», который вещает из квартиры своего главного редактора? Едва не прихлопнутое «Эхо Москвы»? Но и там сейчас где-то половина мнений, половина спикеров — прокремлевские… Большая смелость — спорить с тем, что и так в загоне.

— Я видел вас на прощании с Бенедиктом Сарновым. Поразил состав присутствующих. 90% — люди пенсионного возраста. Притом, что последние годы книги Сарнова очень активно издавались. И писал он до последних дней прекрасно. Где же молодежь?

— На Конгрессах интеллигенции — так же. И на всех подобных мероприятиях. На тех же маршах молодежь, конечно, есть, однако, седых людей больше. Ситуация осложняется еще и оттого, что выросло целое поколение людей, вступивших в жизнь при Путине (кажется, Минкин в «Московском комсомольце» писал об этом). Они не представляют, что что-то может быть без него…

— Да, невеселый какой-то у нас разговор. Но где же найти оптимизм? Говорят, в «душные времена» нужно заниматься семьей, «малыми делами». Какие новости на этом фронте?

— Ну, по крайней мере, одной, могу похвастаться. Дочь Яна, которая работает в Гоголь-Центре у Кирилла Серебренникова, сыграла в фильме «Братья Ч.» другого замечательного режиссера Михаила Угарова. И вот она выдвинута на соискание премии «Ника» в номинации «лучшая женская роль». Ввиду мощной конкуренции, думаю, шансы ее не очень велики, однако сам факт выдвижения юной актрисы за дебютную роль наполняет отцовское сердце законной гордостью… А насчет «малых дел». Вякаю, что могу. Всякое высказывание собственного мнения сегодня очень важно. В фейсбуке у меня где-то 14 тысяч подписчиков, постоянных читателей, наверно, еще больше, если учитывать перепосты. Хотелось бы верить, что это все же не самое «малое дело»…

— То есть опять оптимистического финала не получается. Давайте вместо него предложим читателям что-то из ваших последних стихов.
* * *
Тут ведь вот какое дело,
Тут ведь в чем она, беда —
Только малость потеплело,
Бац — обратно холода,

И за окнами метели
Заунывный слышен вой.
Разве ж этого хотели
Мы от власти роковой?

Разве ж мы о том мечтали?
Этих ждали новостей?
Мы же все же не из стали,
А из мяса и костей.

Ну а что они нас имут
Раз за разом всей гурьбой,
Виноват, конечно, климат,
А никак не мы с тобой.

* * *
За окном сгустился сумрак сизый,
Опустился на луга туман,
Растопи-ка, бабка, телевизор,
Да протри бархоткою экран.

Раньше, помнишь, был он черно-белый,
А теперь, гляди-кось, весь цветной,
Мир внутри его запрятан целый,
Но, какой-то, скажем так, иной.

Что еще нам в жизни этой надо,
Чтобы старость встретить по-людски?
Он утеха наша и отрада,
Лучшее лекарство от тоски,

Перхоти, поносов и запоров,
Что б гореть им, всем троим в аду,
По нему поет Филипп Киркоров
И балет танцуется на льду.

Он у нас заместо Спаса в доме,
Господи, помилуй и прости,
Ничего не нажили мы, кроме
Как его, на жизненном пути.

Но горды мы славными делами
И своей великою судьбой.
Не красна изба у нас углами,
Да и хрен бы с этою избой…

* * *
Нынче полон картинами ада,
Перепуганный насмерть Рунет,
Только адом пугать нас не надо,
Ничего там внештатного нет.

Обстановка там, в целом, нормальна
В результате предпринятых мер,
Ну, возможно, слегка инфернальна,
Так на то он и есть — Люцифер.

Но и тут ведь не райские кущи
И не полный кругом парадиз,
Что понятно, чем дальше, тем пуще
Нам по мере скольжения вниз.

Так что бросьте стенания эти
И страшилки для малых детей.
Ад — не худшее место на свете,
Говорю вам, как зритель «Вестей».

* * *
Меркнет небо голубое,
Молкнут громкие слова,
Дым над гордою трубою
Различим уже едва.

Света нет в моей каюте
И не топлено давно.
…Пароход «Владимир Путин»
Погружается на дно,

С каждым часом все быстрее
Достигая глубины,
Над водою только реи
Да и то с трудом видны.

И грозит в иллюминатор
В мрачном сумраке морском
Чудо-юдо рыба НАТО
Мне мохнатым плавником.

Но ведь есть же пароходы
В этом мире, господа,
Где гражданские свободы
Расцветают хоть куда,
Где народ живет богато,
Даже если денег нет.
…И зачем, дурак, когда-то
Я на этот взял билет.

 

Украина Россия Война

Что нужно знатьукраинцам для избежания паники

Украина Россия Война

1.Война — не телешоу и не компьютерная игра. Война — это ад. Там гибнут люди. В том числе совершенно мирные, в том числе — дети. Эту очевидную истину многие предпочитают игнорировать. Про личное. У меня есть два случая. Первый. Знал я парня. Знал — 2 недели. Помогал ему и его коллегам собирать его в армию. Отличный добрый хороший парень. Умный и приветливый. Мы бы с ним подружились. Через 2 недели он уехал. Еще через месяц попал на фронт. Еще через месяц погиб. В победном для нас сражении. Война.

Второй случай — мои беженцы. Семья из Луганска, отцу которой оторвало голову. В родном доме. Сепарским снарядом. Или не сепарским. Они хотят верить что сепарским, и я хочу верить. Хотя бывает всякое. Война. Это так. Для начала. Без иллюзий.

2.Так вот. Война. Не. Шоу. Война — не линейна. У нее нет сценария. Война развивается по совершенно парадоксальным законам. Вот был, например, Джордж Вашингтон, который проиграл 2/3 сражений, в которых командовал армией Соединенных Штатов. И выиграл войну. А был Ганнибал, который выиграл 5/6 сражений — и не просто проиграл войну, его держава утратила величие, 90% территорий и шансы на будущее. Вот так. А «трусливый» Фабий Максим Кунктатор, который водил Ганнибала за нос, сделал свое имя бессмертным.

3.Многие хотели, просто жаждали после Минских соглашений активных действий. Под активными действиями многие полагали наступление в стиле «Утюг». Что странно. Украинская армия в стиле «Утюг» наступала в июле — первой половине августа, т.е. когда имела огромное численное и качественное превосходство. Потом ситуация изменилась. Огромное численное и качественное преимущество имела Россия. Итог — Минск. Сейчас на фронте, в целом, паритет. Насколько я могу судить, примерно по 25-30 тысяч с обеих сторон в активном задействовании. И примерно такое же число — в ближайшем резерве. По технике тоже так.

4.Когда наши начали возобновлять активные действия, многие подумали, что сейчас это все закончится ГЛОБАЛЬНЫМ НАСТУПЛЕНИЕМ. А мы, по сути, перешли от пассивной обороны к обороне активной. Ведет она за собой массу тактических действий в стиле «прибежали — постреляли — отступили», «заняли — отступили». Враг, естественно, не будет сидеть и наблюдать. У нас же не кино, где бойцы пошли в атаку — и орды врага разбегаются. Мы бьем — они бьют в другом месте. И это нормальная война. Ну, в той степени, в какой война бывает нормальной.

5.Возвращаясь к аду. Для чего нам смена тактики при увеличении риска? Активная оборона может ведь привести к необходимости тактических отходов, даже оставления отдельных поселений при занятии других. Дергание туда-сюда нам зачем? А вот тут, я думаю, дело в блокаде. Ведь ЛНР и ДНР были еще связаны с Украиной, получали отсюда многие ресурсы, что-то продавали сюда. В общем, был круговорот, а экономическое положение «молодых республик» аховое. И гуманитарное тоже. Превращение фронта в линию мелких полыхающих локальных конфликтов — отличный способ усилить внутренне (экономическое и гуманитарное) давление.

6.Почему Россия и террористы будут любой ценой стараться продавить украинские войска в стадии активной обороны? Им нужен успех. Большой успех. Даже взятие ДАП сейчас им не будет, не смотря на то, что троллепаникеры раздули бы его чуть ли не до глобального фейла. Во-первых, ДАП они давно взяли. Помните? Во-вторых, ДАП фактически не существует. Даже если он не обвалится сам, наши его рано или поздно взорвут. Поэтому им бы хорошо Мариуполь или Дебальцево. Но — выкусят.

7.Чтобы у вас разнонаправленные движения на фронте не вызывали паники, воя и истерик, рекомендация одна: учитесь смотреть на войну как на шахматы с применением кувалд, а не на кино, компьютерную игру или сказку про то, как добро бьет зло, а в конце всех погибших добрых оживляет волшебный лев. Так не будет. На войне гибнут. И будут гибнуть. Даже в великих сражениях, где побеждали «наши», потери были. И будут.

8.Мы живем в мире медиа. И противник старается повлиять на нас медиа-приемом № 1 — давлением на эмоции. В целом, ему это иногда удается. Не зря тролли свой хлеб едят. Прием простой: создается инфоповод (стандартный для войны случай боя с неясным итогом, хотя в конце наши почти всегда побеждают) — разгоняется паника путем запуска медиавируса — тролли его поддерживают — идиоты ловятся — ПРОФИТ. Поэтом — не попадайтесь во вражеские ловушки. Рационально анализируйте. Ищите 2-3 источника. Не верьте тем, кто слишком бравирует победами или вечно уныл. Срыв мобилизации, подрыв боевого духа, общественное уныние для противодействия изменениям — вот цель врага. Не надо ему помогать.

9.Война разогревается. Экономическое и гуманитарное положение боевиков — резко ухудшается. Будет тяжело. Надо выстоять. Время работает на нас. И мы ДОЛЖНЫ и ОБЯЗАНЫ выстоять.

Юрий Богданов http://ukropnews.com/article/_7308.html

Путин военный преступник

Почему Кремль начал “принуждение к миру” именно в эти дни ?

Путин военный преступник

Для многих январское наступление русских на Донбассе оказалось большой неожиданностью. Тем не менее, этот сценарий был прогнозирован. Ниже перечисляю лишь некоторые причины обострения конфликта:

1) Экономика РФ. В Кремле начинают понимать, что экономические проблемы, с которыми столкнулась Россия это далеко не 2008 год. Рекордное за последние 6 лет падение цен на нефть, санкции Запада, в результате, обвал рубля, повышение цен, сокращение втрое российского экспорта, уменьшение золотовалютных резервов РФ. Для немедленных мер приходится давить на социалку, средний класс, урезать выплаты в сфере образования и медицины. Сегодняшний кризис в России – это всерьез и надолго.
Общество РФ нужно немедленно отвлечь внешним врагом, дабы сбавить протестные настроения внутри страны;

2) ЕС. Вчера стало известно, что санкции против РФ отменять никто не собирается. Далее может последовать еще большее увеличение экономического давления со стороны Запада. Финансовые потери несут все без исключения, начиная от простого пенсионера в Тамбовской области и заканчивая хозяином Кремля. Более того, по словам местных экспертов, в случае послабления санкций со стороны ЕС, Штаты могут выключить Россию от банковской системы SWIFT. А это уже слишком.

Путин решил нанести ассиметричный военный удар не только Украине, но и «показать зубы” всему Западу;

3) Минские соглашения. Сегодня всем понятно, что соблюдать договоренности в Минске от 5 сентября ни ЛНР/ДНР, ни Кремль не собираются. Мой источник подтвердил, что в сентябре представители ДНР/ЛНР – Губарев, Пушилин и Ко слова не могли произнести без звонка от Москвы. Ясно, что в этой ситуации “республики” даже не являются субъектами переговорного процесса.

Путину ножен новый Минск, новые договоренности на еще более невыгодных условиях для Украины. Поэтому, “принуждение к миру” началось ранее запланированного ;

4) Донецкий аэропорт. Объект стал символом стойкости украинских военных и одновременно публичной пощечиной лично Путину и его генералам. Уверен, что парясь в русской бане, их зарубежные визави постоянно “подкалывают” “доблестных” генералов по поводу аэропорта, который те не могут взять вот уже почти 4 месяца, неся огромные потери.

Русская обида умноженная на гордыню – это гремучий коктейль, который в эти минуты и разливается на Донбассе.

5) США. Первые поставки военной помощи уже направлены украинской армии в зону АТО. Дальше для русских будет хуже, поскольку теперь Конгресс контролируют Республиканцы, а комитет по вооружению в Сенате возглавит “главный ненавистник Кремля в Америке” Сенатор МакКейн. Дабы не напороться на американские “Джавелины” завтра, в Кремле решили атаковать сегодня. В случае затягивания, потери русских и сепаратистов будут еще бОльшими;

6) Финансовая помощь Украине. Поддержка МВФ, Мирового банка, США могут поступить уже к середине марта (для избежания дефолта Украине нужно, как минимум, $ 40-50 млрд. в этом и следующем году). Главная цель Кремля сегодня – максимально обрушить экономику Украины до получения финансирования от Запада. Таким образом, поднять социальные волнения внутри страны.
Пока это все. Добавлю лишь то, что под Путиным всерьез начало шататься кресло и поэтому он решил максимально расшатать соседнее здание. Сейчас Украине, как никогда, нужна максимальная стойкость, терпение и солидарность. По аналогии с Майданом, сейчас происходят события 18-19 февраля 2014 года. Итог, мы все знаем.

Николай Воробьев. ФБ.

Valery Primost

Конфликт в Украине — противостояние Америки с Европой?

Вы когда-нибудь обращали внимание на то, как устроены компьютерные игры – аркадные стрелялки или реал тайм стратегии? Игроку сначала дается время на первичную подготовку (ну, там, купить оружие или построить пару первых зданий), а потом на него начинают нападать враги.
Причем, сперва слабенькие, а потом, по мере того, как игрок набирает скиллз (пойнтс силы и маны или какой-то супер-пупер дробовик), эти враги становятся все более сильными и многочисленными…

Valery Primost

Именно в такой концепции мы и воюем с Путиным вот уже скоро год.
Сначала были просто беркута в Киеве. Потом к ним добавились снайпера. Затем в игру вступили колорады в регионах. Далее нам пришлось иметь дело последовательно с казаками, кадыровцами и русским спецназом.
Когда мы успешно прошли и этот уровень, на нашем горизонте появились уже целые регулярные подразделения российских десантников и мотострелков.
Уровни все усложнялись, а мы все больше набирали скиллзы и все лучше вооружались. И если год назад мы были натуральными «бегиннерами» — кучками безоружного неопытного населения, — то теперь, через 9 месяцев, мы уже «хардюзеры»: большое государство с обстрелянной армией и вполне готовым к борьбе народом.

И мы ведь понимаем, что если бы Путин ввел свои войска в феврале, то Янукович бы остался на Банковой, а Революция Достоинства просто захлебнулась бы в крови на киевских улицах.
И даже еще в апреле москали могли дойти до Збруча как нож сквозь масло.
При этом, всем очевидно, что Путин нас с нашей независимостью ненавидит люто и готов ухайдокать Россию, лишь бы с ней загнулась и Украина.
Но Путин все эти 9 месяцев вел себя не как живой человек, а как компьютерная игра. Он последовательно занимался тем, что сплачивал нашу разобщенную нацию, учил нас воевать, помогал нам провести мобилизацию, повысить наш боевой дух и хорошенько вооружиться.

Кроме того, он старательно обеспечивал нас союзниками. Америка и Европа упирались руками и ногами, а он практически силком тащил их нам на помощь. Каждый раз, когда они пытались соскочить, он устраивал очередное шоу: то малайзийский боинг, то «гумконвой», то псковские десантники, то колонны российской техники, переходящие границу прямо на глазах представителей ОБСЕ.
И эти шоу каждый раз выходят такие зрелищные, что Запад, искренне того не желая, ворча, кряхтя и матюкаясь на всех романо-германских языках, все же дает нам деньги, бронежилеты и лекарства, вводит новые санкции против агрессора и потихоньку учится гневно раздувать щеки.
При этом, даже сейчас Путин, при большом желании, может прорваться к Киеву.

Так почему он этого не делает? Боится военного вмешательства Запада? Ай, бросьте: Запад не вмешается, даже если бы всю Украину тут с говном смешали. Запад настолько сыт, ленив и пуглив, настолько не хочет слезать с теплой печи, что не факт, что вступится за какую-нибудь Эстонию – а не то что за Украину. Страны Запада похожи сейчас на стаю жирных морских котиков, которые нежатся на берегу моря. Охотник может подойти к ним и бить их по головам дубинкой и убивать одного за одним – а остальные будут только вопить, ленясь не только напасть на охотника, но даже просто сбежать.

Так чего боится Путин? Новых санкций? С той скоростью, с которой Запад принимает свои санкции, вполне можно было бы успеть одним богатырским ударом посадить нам на Банковую какого-нибудь очередного гауляйтера – а потом отступить, оставив Украину разоренной и погруженной в хаос (как это было в свое время проделано в Афганистане). И умыть руки, заявляя, что все, мол, «чик-чирик, я в домике». И не было бы никаких новых санкций. Оно Западу надо?

А может, Путин избегает большой войны в Украине, потому что опасается беспорядков и протестов в собственной стране? Так ведь, опять же, ему вовсе не надо завоевывать Украину. Ему достаточно погрузить ее в хаос. А это совсем не долго, при должном старании.
Итак, спрошу опять: почему он этого не делает? Он ведь так нас ненавидит и так хочет нам помешать бросить Россию и уйти в Европу.
Давайте посмотрим вместе. Путин в рекордно короткий срок сломал все то, что колоссальными усилиями и затратами было построено за последние два десятилетия: позитивное реноме России в глазах Запада, мощная пятая колонна в Украине.
Путин разрушает свою страну, превращая ее в мирового изгоя. Он избавляется от всех союзников, а тех, которые не хотят уходить, пугает намеками о будущем вторжении.

Практически у себя под боком Путин выращивает сильного противника, позволяя тому вооружиться и мобилизоваться и собственными руками лишая этого противника русской пятой колонны как в политикуме, так и в регионах. Причем, забавно, что на роль этого противника Путин выбрал потенциально самую сильную и большую страну из всех своих соседей (не считая Китая) – да еще и самую близкую ментально и исторически.
В общем, с точки зрения здравого смысла Путин ведет себя совершенно иррационально. Именно поэтому, не зная как иначе объяснить эти его иррациональные действия, многие комментаторы (от Ангелы Меркель до Станислава Белковского) говорят о психологических или даже психических отклонениях российского президента.

Но позвольте, даже «бесноватый» Гитлер начинал Мировую войну, имея сильных союзников, первоклассную экономику, переизбыток населения и мощную идею, за которую это население было готово умирать. Германская нация была здорова, полна энергии и собрана в единый кулак. А германская армия технологически и качественно была лучшей в мире.
Путин же, наоборот, имеет стагнирующую экономику, вымирающее деморализованное население и полное отсутствие как сильной идеологии, так и союзников и современной армии.
Путин не сумасшедший. Потому что сумасшедшие действуют бессистемно, а в действиях Путина прослеживается четкая система. Путин ведет себя не как сумасшедший, а как компьютерная игра. Он последовательно ослабляет Россию и столь же последовательно усиливает Украину. Но зачем, черт бы его побрал, он это делает?!

Для того, чтобы понять это, давайте сначала уясним для себя роль России в мире. Сами русские (и их подпевалы в Украине) свято убеждены в том, что Россия – «супердержава». Так ли это?
Для того, чтобы управлять миром, быть «супердержавой», нужны три вещи: 1) технологическое превосходство, 2) финансовое превосходство (мировая валюта) и 3) военно-морское превосходство (мировая торговля). В 15 веке «впереди планеты всей» по этим трем показателям были государства Северной Италии (прежде всего Венеция, Генуя, Флоренция и Милан), в 16-м – Пиренейские державы (Португалия и Испания), в 17-м – Голландия и Франция, а в 18-м первенство захватила Англия.
С той поры и до сих пор англосаксы (Англия и затем Америка) продолжают твердой рукой управлять миром. Они до сих пор имеют самую продвинутую технологию, самый сильный флот и главную мировую валюту.

Трижды за это время англосаксам был брошен вызов в борьбе за мировое господство: один раз в 19 веке Францией (Наполеон) и дважды в 20-м Германией (две Мировые войны). Но каждый раз англосаксы побеждали.
Теперь Россия. С того самого времени, когда в Смутное время (начало 17 века) английские пушки, деньги и наемники помогли Минину с Пожарским выбить поляков из Кремля, Россия является сателлитом англосаксов. И кто у власти в России – император или генсек – значения не имеет. В англосаксонских интересах (и за англосаксонские деньги) Россия воевала против Наполеона, против кайзера Вильгельма и против Гитлера. Одно время русских так и называли с сарказмом – «английской пехотой на континенте».
Каждый раз, когда русские пытались выйти из-под власти британцев (при императоре Павле, во время Крымской войны, во время русско-японской войны, во времена позднего Союза), им давали по голове и возвращали в стойло.
Именно там, в англосаксонском стойле, Россия находится и сейчас. Там – ее деньги и ее дети. Там – ее будущее. И сегодня – больше, чем когда бы то ни было.
Россия никогда не была независимой. Она зависит от Запада совершенно. Потому что должна продавать туда ресурсы и покупать там технологии, специалистов, еду, технику и ширпотреб. Так было всегда. Только при Иване Грозном за западные товары и идеи платили соболями, при Петре — лесом и пенькой, при Александрах и Николаях – малороссийским хлебом, а при Брежневе и Путине – нефтью и газом. Но концепция не менялась никогда.
Англосаксы могут схлопнуть Россию с еще большей легкостью, чем во времена Рейгана. Тогда понадобилось просто обрезать Союзу приток технологий и валюты, чтобы он скопытился. Сейчас это было бы еще легче.
Но этого не делают. Потому что Россия работает на англосаксов. Она выполняет для них очень важную роль. Как и ранее, сегодня русские – «английская пехота на континенте».

Сегодня снова происходит борьба за мировое господство. Англосаксы в очередной раз борятся против могучего и энергичного врага. Кто же это? Россия? Полумертвая отсталая страна с хилой экономикой? Конечно нет.
Тогда кто? Китай? А что, разве у Китая есть технологическое превосходство, мировая валюта и мощный флот? Нет. Значит, не Китай.
Евросоюз! Технологически передовое сообщество, обладающее одной из мировых валют (евро). Да, без мощного флота. Но развитое и продвинутое настолько, чтобы нивелировать этот недостаток. Тем более, что нынешняя борьба за мировое господство – экономическая, а не военная.
Германия в третий раз бросила вызов англосаксам. Дважды ужасно разгромленная и опустошенная, лишенная мощной армии и флота, обремененная комплексом вины за Холокост, морально надломленная, она сегодня сражается по-другому. Германия объединила вокруг себя Европу не оружием, а деньгами и делает все возможное, чтобы сбросить англосаксов с мирового Олимпа.
Однако Евросоюз неоднороден. Новые его члены на востоке, напуганные соседством России, предпочитают ориентироваться не на Германию, а на Америку. Так, например, Польша представляет собой сегодня отличный проамериканский противовес Германии в ЕС.
Однако Польши недостаточно. Германия в тандеме с Францией слишком сильна. Отсюда и идея «Черноморско-Балтийского Союза», «Новой Речи Посполитой» — объединить Украину, Польшу, Литву и некоторые другие страны (в разных версиях – страны Балтии, Белорусь, Румынию, Молдавию и т.д.) в мощный военно-политический союз.
Этот проамериканский союз по официальной версии должен защищать Европу от России. А в реальности – являться мощнейшим противовесом ЕС.
«Новая Речь Посполитая» позволила бы англосаксам ограничить дальнейшее политическое расширение ЕС и дала бы Америке стратегическую победу над Германией.

Но как заставить Евросоюз поверить в необходимость такой «Речи Посполитой»? Только если Европа убедится в смертельной опасности, которая исходит от России. Лишь тогда восточноевропейский «санитарный кордон» от России имел бы смысл.
И поэтому, повинуясь приказам своих англосаксонских хозяев, полумертвая страна с дохлой экономикой и отсталой армией пытается пыжиться и строить из себя мирового агрессора.
Европейцы не верят, крутят носами, и поэтому Путину приходится все более грозно раздувать щеки и размахивать руками: угрожать странам НАТО, напоминать о ядерной бомбе и радиоактивном пепле. Задача московского карлика – запугать всех, убедить в своей безбашенности, в своей готовности идти до конца.
И ведь получается! ))

При этом, наш президент Порошенко – тоже в игре. Давайте считать. У русских на границах с Украиной 40 000 регулярных войск. Ввели они сюда, по мнению нашего РНБО, 1200 человек. Прибавим сюда еще подразделения сепаратистов и наемников: после многократных заявлений нашего руководства о том, как мы там всех победили, допустим, у сепаров осталось еще тысяч 15. Итого, всего-всего у противника в Украине и на ее границах примерно 55 000. Ну хорошо, пусть даже 60 000. Из которых непосредственно против нас сейчас всего до 20 000. При этом, у нас только добровольческих батальонов армии, Нацгвардии и МВД — 79.
Это уже около 40 000 человек (при примерной численности батальона 500 бойцов). А еще собственно армия, Нацгвардия и МВД? А все наши волны мобилизации?
По разным оценкам, у нас сейчас под ружьем от 150 до 200 тысяч человек. И мы вынуждены с трудом отбиваться от вражеских 20 000, из которых регулярных всего 1200? Да о чем вообще разговор?
Все это может означать, что наше руководство тоже участвует в большой игре, цель которой – не сражаться против России, а убедить Евросоюз в серьезности русской угрозы и необходимости создания «Новой Речи Посполитой».
В принципе, такая концепция для Украины хороша. Потому что, во-первых, означает, что нас никто не собирается, в действительности, завоевывать, а во-вторых, что из нас прямо сейчас лепят мощного регионального игрока.
И, поскольку наши интересы сейчас так счастливо совпадают с интересами самой могущественной силы на планете, надо радоваться жизни и целовать союзников в обе щеки. Потому что если нам и светит в ближайшей перспективе сделаться сильным государством, то только в качестве очередного “непотопляемого авианосца” Штатов.

И Штатам мы вполне полезны. Кроме “внешних русских” – ужасных северных варваров, грозящих Европе снаружи, — у англосаксов теперь есть и “внутренние русские” – столь же лукавые и непредсказуемые варвары, уже просунувшие ногу в дверную щель. Оттого и вся эта компьютерная игра с подачи англосаксов: последовательное наше усиление.
Отсюда, кстати, и совершенно бестолковый ввод российских войск в Украину – часто без рекогносцировки, неготовых к бою, беззащитными для артиллерии и авиации походными колоннами. И все эти переходы Гиркина из Славянска в Донецк, и тому подобные необъяснимые в “настоящей” войне маневры. Это все – шоу для Европы. “Русские идут!” “ВОЙНА!” При этом, и Путин, и Порошенко делают все возможное, чтобы потянуть еще. Чтобы Европа окончательно убедилась в серьезности ситуации. Чтобы успела хорошенько обписаться от испуга.
Вы, кстати, заметили, что Америка всячески пытается нагнетать, а Европа как раз (хотя война к ней гораздо ближе), из последних сил делает вид, что ничего не происходит. Именно поэтому. Потому что это шоу. За наш с вами счет.
Конечно, ужасно каждый день терять в этой Большой Игре наших лучших ребят. Но давайте будем честными. Эти потери – лишь малая толика наших жертв в случае настоящей большой войны против России.
Так что пусть уж лучше так.

В любом случае, англосаксы не допустят, чтобы кто-то всерьез бросил им вызов. Хочу напомнить, что в случае с Гитлером Чемберлен в Мюнхене сдал ему Чехию вовсе не из слабости. Задачей англосаксов было направить Гитлера против Красной России (для этого Гитлера, в общем-то, и взрастили). И в Мюнхене ему просто отдавали ресурсы для подготовки к войне. А вот когда Гитлера “занесло”, то тот же Чемберлен преспокойно, без всяких сантиментов, объявил ему войну.
Это я к тому, что “слабак” Обама при необходимости согласится на ковровые бомбардировки с такой же легкостью, как и Буш-старший в свое время.
Вообще, представление об англосаксах, как о “демократах и гуманистах”, весьма ложное. Хочу напомнить, что именно эти люди силой оружия заставляли покупать у них наркотики (опиумные войны), придумали концлагеря (англо-бурская война), произвели единственные в истории атомные бомбардировки (Хиросима и Нагасаки), массовые ковровые бомбардировки городов (Дрезден, Кельн, Гамбург, Эссен и т.д.), массово использовали химоружие (“агент оранж” во Вьетнаме), организовывали голодоморы (Бенгалия), да и вообще, провели один из самых больших геноцидов в истории (уничтожение североамериканских индейцев).

Это я не к тому, какие они ужасные. Неужели вы думаете, что у французов, немцев, испанцев, голландцев, русских или китайцев меньше “подвигов” за спиной? Путь каждой великой нации лежит по костям поверженных народов.
Тут важно другое. Англосаксы вовсе не утратили свою хватку. На них в этом плане вполне можно положиться.
Так что, может, Евросоюз и разлегся морскими котиками на пляже, но англосаксы вполне готовы воевать и убивать ради сохранения своей власти над миром. Что, в общем, и дает возможность странам Европы капризничать, развалясь на пляже.
И, кстати, возвращаясь к Гитлеру, хочу сказать, что нет никакой гарантии, что и Владимир Владимирыча не “занесет”, как “занесло” в свое время Адольфа Алоизыча. И тогда наша компьютерная игра окажется куда более сложной, чем нам видится сейчас. И в конце, после прохождения всех уровней, нам таки придется (как обычно в компьютерных играх) бороться с Главным Плохим, Главным Монстром.
Мы даже имя его знаем, и как он выглядит. Его с 14 века рисуют в церквях, а сегодня можно увидеть в каждой новостной ленте.

Но мы все равно победим. Потому что нет таких компьютерных игр, в которых нельзя было бы победить. И если не получается “по-честному”, так ведь можно поработать с чит-кодами ))
О том, как это сделать, еще в 6 веке до н.э. написал Сунь Цзы. Старик так прямо и говорил, что “война – это путь обмана”))
Так неужели же мы не обдурим какую-то компьютерную программу? ))

Слава Украине!

Валерій Примост http://blogs.tvi.ua/2014/09/07/putyn__eto_bolshaya_kompyuternaya_yhra

P.S. На мой взгляд интересная версия. Если смотреть на происходящее с учетом написанного, то поведение Путина можно считать как логичным.

shooters Girkin

Стрелков призвал Россию признать, что она воюет в Украине

Бывший лидер боевиков Донецка Игорь Стрелков (Гиркин) призвал Россию не «прятать голову в песок» и признать, что она воюет в Украине.
Об этом он сказал в интервью сепаратистскому ANANews.

«Мы уже воюем. Можно еще долго прятать голову в песок, но страна, из которой отправляются добровольцы, пока добровольцы, едут воевать, и есть место, где они могут воевать, где им дадут оружие, где они получают боеприпасы, — это уже воюющая страна», — заявил Гиркин.

При этом он добавил, что «мы очень странно воюем: мы снабжаем противника и углем, и электричеством».
«Но у нас в Боснии то же самое было», — поделился Стрелков.

Украинская правда

исповедь русского человека

Прощание

исповедь русского человека

Расставание неизбежно. Вменяемым русским России потребуется в ближайшее время немало мужества, чтобы это принять и понять.

Мы были в своей стране кем-то вроде прокаженных на протяжении последних девяти месяцев. Независимо от наших политических взглядов, все мы, не поддержавшие аннексию Крыма и развязывание братоубийственной войны на Востоке Украины, в один день стали национал-предателями, «пятой колонной» и изгоями, порой даже в собственных семьях. Мы выдержали колоссальный прессинг ненависти и отвержения только потому, что голос собственной совести стал для нас непреодолимым препятствием, перекрывшим все ходы к отступлению. И хотя у нас не хватало ни сил, ни мужества, чтобы пойти против обезумевшей толпы, мы не могли пойти и против себя, а потому, все, что нам оставалось – стоять в стороне, не присоединяясь ко всеобщей истерии, ибо слов наших никто слышать не хотел.

А потому мы начали поддерживать украинцев. Чем и как могли. В ситуации всеобщего помешательства соотечественников это стало нашим спасением – поддерживать тех, кому было гораздо хуже, чем нам, по вине нашей страны. Оглядываясь назад, я вижу, что лично для меня это было единственной возможностью оставаться хоть в каком-то мире с собой, потому что чувства омерзения, ужаса и стыда не покидало меня ни на минуту все это время.

Да, это тоже было борьбой. Борьбой бессилия против всеобщего безумия. Оно длилось ровно девять месяцев и завершилось красиво: 16 марта – референдум о присоединении Крыма к России; 16 декабря – «черный вторник» — тотальный обвал российской экономики. Нам не жалко. Мы предупреждали, что все идет именно в этом направлении. Еще в марте мы видели, что вектор развития ситуации ведет к экономическому краху России. Для полноты морального поражения России необходим еще и военный разгром на полях сражений. От Украины, которой «не существует как государства». Это неизбежно произойдет и станет жирной чертой под всем этим позорнейшим периодом в истории моей страны: России больше нет.

Как нет больше никакого «интеллектуального русского национализма», руки которого по локти в крови славянских братьев: не только украинцев, но и русских Донбасса, ставших заложниками «проекта Новороссия»; и русских солдат, и добровольцев, навербованных из депрессивных российских городков и селений идти и погибать за иллюзорные цели. Несколько тысяч русских людей удобряют сейчас украинский чернозем на полях Донбасса стараниями господ националистических интеллектуалов. «Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт. 4:10), а потому быть русскому национализму изгнанником и скитальцем до конца времен.

Сегодня мы уже можем утверждать – Украина победила. Одержала огромную моральную победу. Сплотилась перед лицом агрессора. Сформировала гражданскую нацию, в которой этническая принадлежность вторична и является культурной особенностью. Русские Украины являются национальным меньшинством в составе украинской гражданской нации и ее неотъемлемой частью.

И вот теперь нам, вменяемым русским России, наступает пора уходить. Уходить в Россию, которой больше нет, и в которой мы так же являемся национальным меньшинством. В нашу несчастную страну, которая так и не избавилась от имперского безумия, и не помышляет о покаянии и вине, а в очередной раз стоит на пороге «прозрения», которое, по словам Д. С. Лихачева, бывает еще более мерзким, чем предшествовавший ему «обман». Мы поддерживали вас, украинцы, чем и как могли. Словом и делом. Молитвой и денежными переводами в поддержку ваших волонтеров и солдат. Мы и дальше готовы это делать столько, сколько будет нужно, но наступает момент, когда мы должны осознать: нам пора уходить. Украина не наша страна. Нам все менее интересны ее внутренние дела: украинская политическая кухня, дрязги украинских публичных персон, драки в Раде, скандалы в СМИ. Все это — совсем не наше дело. И если уж набраться мужества до конца, то мы вынуждены будем признать: нам в равной степени предстоит понести расплату за деяния наших соотечественников марта-декабря 2014 года. Разделить с ними недоверие, презрение, ненависть и обиду украинцев. Вы вправе возлагать на нас ответственность за нашу страну, хотя бы потому, что она стала такой и при нашем молчаливом попустительстве: мы слишком долго спали. Мы слишком долго не хотели смотреть в глаза правде. Понадобилось дождаться, чтобы Россия скатилась в подобие фашизма и перешла к прямой и подлой агрессии, чтобы хотя бы некоторые из нас очнулись.

Все это время Украина вселяла в нас мужество. Перед нашими глазами была отчаянно сражающаяся за независимость и свободу молодая украинская нация, и мы, глядя на вас, не могли позволить себе отступить. Поддерживая вас, мы держались так же стойко, так же верили в победу, нас так же бросало от отчаяния к надежде и обратно. В ближайшие годы мужество понадобится нам вдвойне, ибо нам предстоит понести крест вместе со всей Россией. Глядя на уходящую из-под моих ног палубу российского «Титаника», я утешаю себя одной мыслью: Бог сверх сил не дает.

http://petrimazepa.com/greenlight/farewell.html

Сходите на первоисточник, почитайте комментарии.

shooters Girkin

Всё пропало, шеф !

Бывший главтерр ДНР рассуждает о России и войне. И вроде неглупый мужик, а голова забита ватой. То ли в мирной Украине ни разу не был, и все представления о ней по РФ ТВ, то ли в детстве в войнушки не наигрался.

shooters Girkin

«Время работает на укров. Пока Верховный пребывает в бесконечном ожидании «мирного урегулирования», они бешеными темпами восстанавливают армию, довершают зомбирование населения и с радостной надеждой наблюдают за деятельностью 5-й колонны в окружении самого Верховного.

План ясен, как стеклышко: в течение зимы переподготовить и довооружить армию, количественно и качественно ее усилить настолько ,чтобы никакие «отпускники» не могли изменить баланс на поле боя. За эту же зиму санкции должны серьезно подорвать готовность российской общественности «защищать русский мир», особенно же — верноподданность нашего чиновничества (и без того крайне сомнительную).

А НАТО, тем временем, должно завершить подготовку общественного мнения своих граждан на предмет необходимости прямой военной помощи, а то и вооруженного вмешательства в конфликт «за суверенитет Украины». И весной мы получим:

1. Окончательно разрушенный Донбасс с населением, в отношении Верховного (и России в целом) не испытывающим ничего, кроме заслуженной ненависти.

2. Еще несколько сот тысяч беженцев, обеспечить которых в условиях кризиса будет гораздо сложнее, чем раньше

3. Атаку украинских войск — решительную и кровавую, которая без прямого широкомасштабного вмешательства ВС РФ приведет к быстрому разгрому пяти-семикратно уступающего по численности и порядком деморализованного ополчения

4. Войска НАТО, уже введенные на территорию Украины и угрожающие прямым вмешательством (читай — прямой войной) в случае вмешательства «отпускников»

5. Не менее деморализованное кризисом и инфляцией российское общество

6. Пребывающие в полной прострации российские патриотические силы — окончательно разуверившиеся в Верховном

В этих условиях мы переходим к пункту 7 — к «третьим граблям» (как я их называю) — Россия будет вынуждена опять безальтернативно выбирать — воевать всерьез или сдать Новороссию окончательно и бесповоротно/
(«Первые грабли» мы прошли весной, «Вторые» — в августе-сентябре — «получив по лбу» на них куда серьезнее, чем могли бы получить в апреле-мае-июне — но с предельно убогим результатом). Весной, наступая на «третьи», Россия или «сломается» (чего с надеждой ждет «5-я колонна», которую уже по факту возглавила пушная мразь), либо умоется кровью.

При первом варианте мы сразу подойдем к «граблям № 4» — уже в Крыму — с теми же самыми альтернативами. Да и «московский майдан» замаячит на горизонте в полную силу (экономический крах + уже ничем не скрываемое предательство русского населения — это гремучая смесь, способная привести в ярость не только «белоленточников», но и вполне благонадежные широкие слои граждан, настроенных скорее патриотически). И тут вся наша многомесячная «патриотическая пропаганда» по центральным телеканалам будет работать на «майдан». Точно так же, как патриотическая пропаганда «великой Сербии» сработала после Косово против направлявшего ее Милошевича. Бумерангом, так сказать.

Если он (Путин) будет продолжать в том же духе, как сейчас, то придется нам соседями стать… по камерам в Гааге. Если нас туда еще живьем довезут, конечно.

Надо всерьез готовиться к большой войне и демонстрировать данную готовность столь же серьезно. Только тогда ее удастся избежать без позорной капитуляции. А прямо сейчас — надо наголову разгромить укров, пока ни они, ни их хозяйки не готовы к полномасштабному удару. Весной будет поздно.»

Саур могила

Мифы о зверствах нацгвардии

Все знают про зверства в Сауровке.
Только в самой Сауровке не знают ничего ни про убийства, ни про изнасилования.

Саур могила

На крыльце райисполкома Снежного толкутся посетители — очередь из пожилых женщин и мам с детьми. Кто-то читает прилепленные у входа объявления: какие документы нужно собрать на получение пенсий от ДНР, детских пособий — дальше список, и в конце приписка на новом листе: «Помощь от ДНР временно прекращена, так как нет поставок». Голова очереди — уже внутри здания. На импровизированной проходной (стол с табуреткой) сидит немолодой ополченец с георгиевской ленточкой. Вокруг него шумят пенсионерки:

— Ну нету если, — отбивался он, — откуда я вам возьму!

— С сентября месяца без шиша, — говорила пенсионерка в пальто. — Украина не платит, ДНР не платит, на черта нам все это, скажи мне?!

— А ты хочешь все сразу чтоб, Викторовна? У нас война, вот сейчас закончим, будет и пенсия тебе, и деньги, и заживем.

— Да я помру к тому времени, — расстроилась Викторовна.

— Ну дети твои поживут, — сказал тогда ополченец.

На проходной нас встречают «народный мэр» Снежного Валерий Хлопеник с помощницей Ольгой. «Мэр» высокий и с большими руками — говорит, что бывший шахтер. По райисполкому он ходит в камуфляже и с пистолетом на поясе. Но так здесь вообще ходят многие — кроме посетителей.

— Стариков я понимаю, — говорит Ольга. — Но вообще, если так разобраться, кто должен платить им пенсии? Они всю жизнь делали перечисления в украинский бюджет, горбатились на эту страну. Так что платить должна Украина, правильно? А она их кинула на плечи нашей молодой республики!

— То есть ДНР может и не платить?

— Ну а как? Вот сами подумайте, — возмутилась Ольга. — По уму, ДНР и не должна платить.

— Всем будем платить, но потом, — сказал наконец Хлопеник. — Нам сейчас главное — победить. И хунту отсюда прогнать, а там…

— Заживете? — предположил я.

— Почему бы не зажить? Угля у нас много, земля — богатейший чернозем, а люди какие! Трудяги! Когда Майдан был, никто не поехал херней страдать.

Мы прошли в кабинет, где нас ждал еще один лидер снежненской «народной власти» — зам «народного мэра» Сергей Кочергин. И хотя кабинет был его, Кочергин сидел не на своем месте во главе стола (туда сел Хлопеник), а на стуле посетителя. Это был невысокого роста человек за 60, в штатском. Надо сказать, в аналогичной должности — зам мэра — Кочергин пребывал еще в «украинские времена». Но с началом волнений на Донбассе примкнул к мятежникам и сохранил должность.

— Вообще мы стараемся зачищать верхушку, — говорил мне Хлопеник. — Верхушка, вы должны знать, какая она. И нашим, и вашим, так сказать. Далека она от народа. Но Сергей Леонидович — это верный опытный кадр…

— Спасибо, — немного смутился Сергей Леонидович. — Все для народа.

— Для трудового! — заметил Хлопеник.

— Конечно! — быстро подтвердил Кочергин. — И хотя денег у нас пока нету, стараемся как можем.

— Мы просто понять не можем, как стравили нас, братьев, политики, — продолжил Хлопеник. — Жили мы ведь как-то вместе и жили! Да, Янукович хамски все тащил, и тащил под себя, но мир был, стабильность. Люди только жить стали, как на тебе этот хренов Майдан.

— Уверенность в завтрашнем дне была, народ только счастье начал ощущать в полном объеме, — согласилась Ольга. — Люди кредиты брали, технику, ремонты делали. Валерий Николаевич не даст соврать: шахтеры такие иномарки себе брали, каких у начальников не было!

— Вот именно! А сейчас? Последняя зарплата в июле пришла! — пожаловался «народный мэр».

— У вас уже есть план действий, программа? — спросил я.

— А какая там программа? — сказал Хлопеник. — Хунта уйдет, и все тут же наладиться.

— Но у вас тогда не будет ни банков, ни кредитов, ни автосалонов.

— Да ну и ладно! Россия нам поможет! — сказал зам Кочергин. — Если Путин зимой тогда дал Януковичу три миллиарда, то неужели и нам не даст? Точно даст.

— Почему вы так думаете?

— Потому что мы русские православные люди, — заявил Кочергин. — Мы сражаемся за русский мир. Без помощи России нас, русских, тут задавят, как тараканов! Вы посмотрите, что Коломойский творит со своими батальонами.

— В этих батальонах тоже говорят по-русски.

— По-коломойски! — сказал зам мэра Кочергин. — Я на один курс старше его учился в университете. Так пока другие студенты выпивали, этот бегал и уже бутылки собирал.

— Вот вы говорите «русские». А что они творили в наших деревнях, когда тут бои шли? — сказала Ольга. — Сауровку просто уничтожили! Сначала ограбили дома, потом мужчин всех убили, а женщин изнасиловали!

— Да вы поезжайте и сами все увидите, — напутствовал нас «народный мэр». — Ужасная трагедия.

Курган со знаменитым мемориалом «Саур-Могила» видно почти из любой точки Снежного. После тяжелых боев в июле и августе от мемориала остались только покореженные фигурки советских солдат. Нет ни стелы, ни ликующего воина-победителя.

А в окрестностях мемориала разрушено несколько селений. Что до ближайшей к мемориалу деревни — Сауровка — то о зверствах в ней украинских военных нам рассказывал почти каждый наш собеседник в округе и в самом Снежном.

Ukrainian Village resident Saurovka

Ничего не знали про зверства только в самой деревне Сауровка. Уже пятый месяц деревня живет без света и мобильной связи. Не говоря уже про интернет — хотя пользоваться им здесь особо некому. В Сауровке — как и до войны — живет лишь пять человек: две пожилые пары и одинокая старушка. Из 12 домов снарядами разрушено три, но в них никто не жил. У тех, что ближе к кургану, осколками поломан шифер и разбиты стекла. В сентябре в деревню в первый (и последний) раз доставили гуманитарную помощь от ДНР.

— Если бы не эти «убитые и изнасилованные», может, и не вспомнили бы про нас, — говорит Николай Александрович, пожилой мужчина в шапке-ушанке.

— Брехня поганая. Зачем только плетут? — говорит соседка Николая Александровича Галина. — Стыдно теперь в город ездить.

— Говорили, что из деревни имущество вывозили, бытовую технику. Было такое?

— Здесь не было никакого воровства. Ну так если только, по мелочи. Но это наши (жители округи. — П.К.), — говорит Николай Александрович. — Никакие ни гвардейцы, ни укропы, ни дээнэровцы — никто ничего не воровал.

— А были случаи изнасилования женщин?

— Не убивали, не насильничали. Все вранье! Кого насиловать тут?

Николай Александрович был единственным, кто не уехал из Сауровки во время боев на кургане. Жену отправил к детям в Куйбышево — российское село на границе в 10 км отсюда. И остался в погребе с кошкой. Кошка теперь не отходит от него ни на шаг.

— Такое пережили мы с ней, конечно, — говорит мне пенсионер. — Но дом, слава богу, цел. А так бы я не знаю, как жили.

— А как сейчас живете-то?

— Ну как живем? Вот орехи собираем, — Николай Александрович пошел показывать ореховое дерево, а кошка стала громко кричать. — Ну что ты, что волнуешься, бедная?.. Орехи, они же ценный продукт. Начистим и везем в Снежное, лущеный там по 75 гривен принимают. Его потом на Россию везут, на Харьков. В России, небось, по 100 продают, это сколько рублями? Три сотни?

— В магазинах продают по 700 рублей где-то.

— От мать! — сказал пенсионер кошке. — Богато как. Но нам и 75 хорошо с тобой, да? А так нам бы только мира сюда. Пусть уже договорятся начальники, чтоб с Россией дружить, ну и с Западной Украиной, Киевом. Какая разница — запад или восток? Один народ мы. Только бы дружило начальство.

Еще одно пострадавшее село — Степановка — разрушено в боях почти наполовину. Когда-то здесь было почти двести домов, около тысячи человек, три асфальтированные улицы. Сегодня от трети домов остались только печи и каменные стены. Асфальт разбит гусеницами. Под обстрелами погибли двенадцать жителей. На обочине главной дороги то тут, то там — обгоревшие остовы гусеничных БМД и колесных БТРов. На поляне при въезде в деревню со стороны «Саур-Могилы» — братская могила из покореженной тяжелой техники, танки с отбитыми башнями и БТРы с выпотрошенными внутренностями. Какие-то куски брони уже покрылись ржавчиной. Все еще пахнет чем-то паленым. Рядом на земле все сожжено, хотя где-то валяются бирки с именами солдат и помятые металлические каски.

Я делаю несколько снимков на телефон. Этот степановский пейзаж выглядит невероятно.

Кто в кого стрелял, чья эта сожженная техника и чьи бирки — местные не знают. Все время, пока шли бои, они пережидали в подвалах. Выходили только в затишье за водой.

— Военные как военные были, — рассказывает Артем. Его дом находится неподалеку от поляны с подбитой «броней». — В первые дни как украинцы зашли, жестко, конечно, вели себя. В дома залетали, все смотрели, искали оружие, но потом уходили, ничего не брали. Позже уже нормально было. А как обстрел начинался, так все: и мы, и они — по подвалам прятались.

— А кто стрелял — и по вам, и по ним?

— Ну кто-кто?.. Кто-то же стрелял, — замялся Артем.

При этом в комендатуре Снежного (она обязалась помочь Степановке с восстановлением) мне рассказывали, что здесь, как и в Сауровке, зверствовала нацгвардия: дома грабили, женщин насиловали, а в подвалы, где прятались люди, «правосеки» кидали гранаты. Но, как и в случае с Сауровкой, местные ничего из этого не подтвердили. Более того, в Степановке вообще не было нацгвардии: при осаде «Саур-Могилы» село находилось под контролем вооруженных сил Украины, затем украинские части были выбиты силами ДНР. Впрочем, некоторые местные рассказывают, что против украинских силовиков здесь воевали российские танковые подразделения — «говорили шибко по-русски, не по-нашему». Танковую колонну, идущую от границы с Россией, видели и в Снежном.

Ukrainian Village resident Stepanivka

Надо сказать, что почти не пострадала дальняя от «Саур-Могилы» часть Степановки. Целы даже стекла и не тронута ни одна изба. Но при этом обстрелянными здесь оказались все новые дома из кирпича — таких здесь всего пять. В селе не сомневаются, что это украинские военные специально стреляли в эти «красивые новые дома».

— Наверное, им командиры сказали, что тут живут «главные сепаратисты». Мы так думаем, а иначе ну на хрена? — возмущается хозяин кирпичного коттеджа водитель Гена.

(Хотя, по правде, его личный коттедж очень трудно назвать красивым, но все же в него зачем-то тоже выстрелили из танка. Снаряд пробил несколько перекрытий второго этажа и вылетел наружу.)

— Это же все при мне было, у меня волосы до сих пор дыбом стоят, — говорит Гена. — Из огорода смотрю, идет колонна танков с украинскими флагами. Кричу жене: открывай погреб! И сами все туда. Только прыгнули — и шарах!

— Вы видели флаги?

— Видел! Жовтно-блакитные. Не знаю, может, у них нервы сдали. Иначе, ну на хрена?! Я же этот дом десять лет строил.

Снежненские шахты «Ударник» и «Заря» проработали всю войну, останавливаясь только несколько раз. Первая остановка была после авианалета военного штурмовика на гарнизон ДНР в центре города. (Тогда, правда, вместо гарнизона бомба угодила в соседнюю жилую пятиэтажку. Погибли два человека. В ДНР обвинили в налете украинские ВВС. В СНБО Украины, в свою очередь, назвали случившееся «циничной и кровавой провокацией, рассчитанной на дискредитацию украинских военных».) Шахтеры уходили вниз, когда бои шли уже на подступах к городу. Работают даже сейчас, несмотря на четырехмесячную задержку зарплат.

Но в целом шахтеров в городе немного. На государственном «Ударнике» в шахту, например, спускаются всего по 10 человек за смену. Впрочем, как и до войны. Сама шахта, как и многие на Донбассе, считается нерентабельной и получает субсидии из бюджета.

На проходной «Ударника» мы с коллегами разговорились с мужиками, приехавшими на ночную смену.

— Смысла, конечно, работать нет, но когда-то же нам деньги за труд заплатят, — говорит шахтер Рома.

— Вчера у нас собрание было, генеральный сказал: шахту скоро закрывать будут, — поделился Жора, закуривая сигарету. — Потому что Украина уже не платит, а ДНР просто нечем нас субсидировать.

— Фигня какая-то выходит, да? Раз мы теперь в ДНР, мы же за них голосовали, они и должны нам платить! — негодовал Рома, тоже закуривая.

— Да никому они не платят! — сказал Жора. — Я летом три месяца отслужил в этом ополчении, так ни копейки не дали.

— А обещали?

— Кому-то обещали вообще по десять штук!

— Много вообще шахтеров в ополчении? Мы слышали про 400 человек.

— Да откуда? Все работают, — сказал Жора. — Только зачем, непонятно.

— Что планируете дальше?

— Тикать с этого дээнэра, — сказал Рома.

— В сентябре отцу пенсию от ДНР дали — как бы две тысячи, — вспомнил Жора. — Одну тысячу на руки, а вторую, мол, в счет задолженности за коммуналку. А по телевизору потом сказали: пенсионеры получили по две тысячи. Это как понимать?

— Жор, ты громко об этом не кричи, — сказал Рома. — Сейчас что не так скажешь, потом сам знаешь.

— Тикать, короче, надо, пока есть куда.

http://www.novayagazeta.ru/politics/65991.html